Категории:

Учебное пособие 6-е издание, переработанное и дополненное москва 2008удк 16(075. 8) Ббк 87. 4я73К43

Поиск по сайту:


страница7/10
Дата16.03.2012
Размер3.53 Mb.
ТипУчебное пособие
Глава 6. Логические основы аргументации
Глава 6. Логические основы аргументации
Глава 6. Логические основы аргументации
Глава 6. Логические основы аргументации
Подобный материал:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Глава 6. ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АРГУМЕНТАЦИИ 6.1. Структура аргументации. Формы обоснования тезиса

Аргументация - это операция обоснования каких-либо сужде­ний, в которой наряду с логическими применяются также внелогиче­ские методы и приемы убеждающего воздействия.

Аргументация включает три взаимосвязанных элемента: тезис (Т) - суждение, которое обосновывается в процессе аргументации; аргументы ь а2, а3 ..., а„) - исходные теоретические или фактиче­ские ] оложения, с помощью которых обосновывается тезис; демон­страцию - логическую связь между аргументами и тезисом. Проде­монстрировать - значит показать, что тезис логически следует из принятых аргументов, которые выполняют функцию оснований, а те­зис является его логическим следствием:

ьа2, а3..., а„)-> Г.

Способами аргументации являются обоснование и критика.

Обоснование может принимать форму умозаключений: дедук­тивных, индуктивных, по аналогии, которые применяются самостоя­тельно или в различных сочетаниях.

Аргументация дает неоднозначные по логической ценности ре­зультаты. Обоснование при помощи неполной индукции и аналогии позволяет получить лишь правдоподобные заключения.

Обоснование при помощи демонстративных рассуждений обес­печивает получение достоверного знания. Такая форма обоснования называется доказательством. Доказательство - это логическая опе­рация обоснования истинности какого-либо суждения с помощью дру­гих истинных и связанных с ним суждений (см. учебник, гл. X, § 1-3).

Упражнение 1

Укажите тезис и аргументы (если тезис явно не выражен, сфор­мулируйте его); определите форму обоснования тезиса, запишите связь аргументов и тезиса в виде схемы.

Образец:

а) записываем задачу (допускается сокращение слов), находим тезис и аргументы, обозначаем их соответствующими символами: «Стэнтон: ...могу сообщить вам (Олуэн)... Я с самого начала подозре­вал вас (в убийстве Мартина) (У). О л у э н: Вы подозревали меня? Но почему?

Стэнтон: По трем причинам. Во-первых, я не мог понять, зачем было Мартину кончать с собой. Видите ли, я знал, что он не брал денег, и, хотя он находился в крайне затруднительных обстоятельствах, мне он казался не из тех, кто таким путем выходит з положения (aj. Затем, я знал, что вы были у него поздно вечером: как я вам уже говорил, мне сообщили, что вы поехали к нему2)... Я вам сказал, что у меня была третья причина. Я попал в кот­тедж очень рано на следующее утро... Я приехал, когда там были только доктор и констебль. Я заметил кое-что на полу, что прозевал деревенский полицейский, и поднял с пола, когда он отвернулся. С тех пор я храню это в моем бумажнике. (Вытаскивает бумажник и вынимает из него кусочек. цветного шелка3). Я довольно наблюдателен в таких вещах. О л у э н: Да, это клочок платья которое было на мне... Он был оторван во время нашей борьбы (aj. Так вот откуда вы узнали? С т э н т о н: Да, вот так я и узнал1.

б) Определяем форму обоснования тезиса: обоснование принимает форму индуктивного умозаключения;

в) записываем связь аргументов и тезиса с помощью символов: а, обладает д

аг обладает р;

а3 обладает р;

du[ обладает р;

а^. а?, ач. ад принадлежат классу Т;

по-видимому, каждый элемент Т имеет признак р;

г) определяем вид индуктивного вывода: неполная индукция.

1.1. В работе «О развитии революционных идей в России» А. И. Гер­цен утверждает, что история нашей литературы - это мартиро­лог, или реестр каторги. «Погибают даже те, которых пощадило правительство, - едва успев расцвести, они спешат расстаться с жизнью...

Рылеев повешен Николаем. Пушкин убит на дуэли... Грибоедов предательски убит в Тегеране. Лермонтов убит на дуэли, три­дцати лет, на Кавказе. Веневитинов убит обществом, двадцати двух лет. Кольцов убит своей семьей, тридцати трех лет. Белин­ский убит, тридцати пяти лет, голодом и нищетой... Баратын­ский умер после двенадцатилетней ссылки. Бестужев погиб на Кавказе, совсем еще молодым, после сибирской каторги»2.

1 Пристли Дж. Б. Опасный поворот // Пристли Дж. Б. Избранное: в 2 т. М., 1987. Т. 1. С. 59, 65.

2 Герцен АИ. Собр. соч.: в 8 т. М., 1975. Т. 3. С. 426:110

Глава 6. Логические основы аргументации ■

6.1. Структура аргументации. Формы обоснования тезиса

111

1.2. Выступая по делу Р., прокурор Н. А. Асеева квалифицировала его преступления следующим образом: «Преступления Р. орга­нами предварительного следствия квалифицированы по ч. 2 ст. 173 и ст. 175 УК РСФСР1. Такая правовая оценка его дейст­вий является правильной. Р., будучи должностным лицом и за­нимая ответственное служебное положение заместителя главно­го врача областной психиатрической больницы, неоднократно путем вымогательства получал взятки за помещение и содержа­ние больных в клинике, а также в корыстных целях внес заведо­мо ложные сведения в официальные документы»2.

1.3. Ф. Н. Плевако приводит следующие аргументы в защиту Н. Кострубо-Карицкого, интересы которого он представлял в суде: «Обвинение в краже колеблется меж двух лиц: между Ка-рищсим и Дмитриевой... Как защитник Карицкого, я обязан вы­ставить перед вами некоторые факты, может быть, и не совсем выгодные для Дмитриевой.

Из тех двух лиц, между которыми колеблется обвинение, одно было за триста верст от места кражи в момент совершения ее, другое присутствовало на этом месте, в обоих вероятных пунк­тах, т. е. и в деревне, и в Липецке; у одного никто не видал краде­ной копейки в руках, другое разъезжает и разменивает краденые билеты; у одного не видно ни малейших признаков перемены де­нежного положения, у другого и рассказы о выигрышах, и заве­щание, и сверхсметные расходы - на тарантас, на мебель, на от­делку чужого дома...

Но кто возьмет на себя смелость, на основании одного оговора, обвинять человека, против которого нет ни одной существенной улики, в то же самое время, когда целая масса улик против ого­варивающего подрывает значение этого оговора? Неужели ничего не значит то обстоятельство, что Дмитриева вскоре после кражи созналась в ней отцу, дяде, тетке... ...Вы видели, что отец ее, вызванный в суд в качестве свидетеля, отказался дать показание...

Но что означает отказ отца Дмитриевой? Неужели он уклонил­ся бы свидетельствовать перед судом ее невиновность, если бы только был убежден в этой невиновности?..

1 По Уголовному кодексу РСФСР 1960 г. — получение взятки и должно­стной подлог.

2 Судебные речи государственных обвинителей РСФСР, М, 1975. С. 44.

Нет! Он отказался быть свидетелем, вероятно, потому, что знал о невозможности оправдывать ее и верил, и до сих пор верит тому ее признанию в краже, которое слышал от нее три года назад...»1.

1.4. В речи по делу Мироновича Н. П. Карабачевский развивает мысль о вероятной причастности Семеновой к преступлению, опираясь на данные медицинской экспертизы: «В своем., бле­стящем и вместе с тем научном заключении профессор Белин­ский... доказал нам, что этот аномальный психопатический склад подсудимой нисколько не исключает (если, наоборот, не способствует) возможности самого тяжелого преступления, особливо если подобной натурой руководит другая, более силь­ная воля...

К мнению профессора Белинского... присоединился другой экс­перт, психиатр-практик Чечот, остановившись на... строго науч­ном выводе: «Душевное состояние психопатизма не исключает для лица, одержимого таким состоянием, возможности соверше­ния самого тяжкого преступления. Такой человек, при извест­ных условиях, способен совершить всякое преступление, без ма­лейшего угрызения совести. Ради удачи того, что создала его бо­лезненная фантазия, он способен идти на погибель». Психопат - тип, лишь недавно установленный в медицинской науке. Этот субъект безусловно ненормальный, и притом, как доказано, неизлечимый... Таким психопатическим субъектом эксперты-психиатры считают Семенову»2.

1.5. Выступая по делу Сапогова, известный русский адвокат М. Г. Казаринов заявил: «В каждом преступлении, совершенном нормальным человеком, мы можем различить: во-первых, доста­точный мотив, во-вторых, внутреннюю борьбу человека, замыс­лившего преступление, со всем запасом его моральных сил; за­тем всегда налицо чувство самосохранения, рекомендующее че­ловеку совершить преступление наиболее безопасным для себя, обыкновенно тайным способом. И, наконец, можем различать со стороны преступника некоторую расчетливость, так сказать, экономию зла. Всякому человеку свойствен ужас перед злом, и никто не станет совершать зло излишне, а ограничится злом необходимым. В настоящем деле я не вижу мотива для убийст-

1 Плевако Ф.Н. Избранные речи. М., 1993. С. 89-90.

2 Речи известных русских юристов. М., 1985. С. 219.112

^ Глава 6. Логические основы аргументации

ва, не могу уловить ни малейших признаков внутренней борьбы, ни тени чувства самосохранения.

По моему убеждению, Сапогов - субъект, затронутый душев­ным недугом, и стоит на грани между преступлениями по стра­сти и преступлениями психически ненормальными»1.

1.6. Один из героев произведения Ч. Сноу «Смерть под парусом» Финбоу говорит о том, что совершивший убийство Кристофер был подготовлен к нему психологически: «...Если бы Кристофер заподозрил, что кто-то напал на его след, боюсь, здесь разыгра­лась бы еще одна трагедия. Сегодня утром я звонил из деревни Аллену - это мой друг из Скотленд-Ярда, и просил просмотреть регистрационную книгу пациентов Роджера и переслать ее мне...

- Я могу просветить вас на этот счет, - печально произнесла Эвис. - Кристофер страдал каким-то малоизвестным заболева­нием крови. Некоторое время, правда недолго, Роджер даже счи­тал эту болезнь смертельной...

Финбоу пристально посмотрел на нее:

- Я догадывался, что вы в курсе дела. Это многое объясняет. Хорошо, что я не поделился своими догадками с Иеном.

- Почему? - изумился я. - Как мог характер болезни Кристо­фера оказать влияние на твой план действий?

- У человека, который знает, что он неизлечимо болен, совер­шенно меняется психология, - объяснил Финбоу. - Он ни во что не ставит человеческую жизнь, и это в какой-то степени объ­яснимо. Даже потом, когда он выздоравливает, как было с Кри­стофером, этот психологический надлом еще долго продолжает ощущаться.

Именно эта легкость отношения к жизни и смерти и сделала Кристофера таким хладнокровным и расчетливым убийцей. И если бы на его пути возник кто-либо, он бы не остановился еще перед одним убийством - это мое твердое убеждение...»2.

1.7. Выступая по' делу Сапогова, адвокат М.Г. Казаринов следую­щим образом охарактеризовал состояние подсудимого перед со­вершением преступления: «...Известный историк Мишле рас­сказывает, что перед сном он, читая исторические материалы, наполнял свою голову массою несвязанных фактов, и к утру

1 Речи известных русских юристов. С. 206.

2 Сноу Ч, Л. Смерть под парусом // Английский детектив. М., 1983. С. 249. 'VI

6.1. Структура аргументации. Формы обоснования тезиса

113

мозг его все эти факты уже приводил в систему, связь событий становилась ясна, за ночь мозг исполнял громадную работу. Так в голове Сапогова, помимо воли, за ночь созревает своего рода шедевр. Утром он заявляет товарищу, что он должен отом­стить Субботину. Эта идея обладает неотразимой силой, бороть­ся против нее бесполезно, освободиться от нее одно средство -осуществить ее»1.

1.8. Герой романа Д, Френсиса «Фаворит», Аллан Йорк, приходит к мысли о том, что связь между главой шайки рэкетиров Дж. Пенном и ее членами осуществляется только по телефону. Он рассуждает так:

«Мне снова, уже не впервые, пришло в голову, что причина и следствие в организации Тивериджа почему-то никогда не со­провождают друг друга немедленно. Джо был убит через двое суток после того, как показал коричневую бумагу в Ливерпуле. Предупреждение мне по телефону последовало через два дня после того, как я начал распространяться о проволоке, погубив­шей Билла. Для истории с фургоном потребовалось не менее су-, ток. Бристольская проволока была натянута для меня через два дня после моей экскурсии в контору «Такси Маркони». Можно было подумать, что утренние телефонные звонки Тивериджа к Фидлеру - единственное средство связи и что Фидлер не име­ет других путей для передачи срочной информации своему «председателю» или получения инструкций от него...»2.

1.9. На основании проверки нескольких выдвинутых версий сотруд­ники МУРа, герои произведения А. Адамова «Инспектор Ло­сев», приходят к выводу, что кражи в московских гостиницах со­вершал «Гастролер» (Мушанский):

«Мы подробно обсуждаем обе версии. Мы им дали уже опера­тивные шифры - «Плющиха» и «Гастролер»... Мне достается «Плющиха». Версия «Гастролер» отходит Игорю... Сразу же после совещания я посылаю Авдеенко и Яшу Фролова на Плющиху... Выясняется, что наша версия трещит по всем швам. «Плющиха» явно ничего не дает. Авдеенко убежден, что Мушанский там не проживает и в прилегающих переулках тоже. Тем не менее решаем завтра всей группой навалиться на эту проклятую Плющиху и обшарить там каждый дом. Версия должна быть отработана до конца.

1 Речи известных русских юристов. С. 206.

2 Английский детектив. С. 651.

8. Упр

ажнения по ло114

^ Глава 6. Логические основы аргументации

На следующий день мы «наваливаемся» на Плющиху всей груп­пой... Вместе с участковыми инспекторами мы обходим конторы домоуправлений, дворы, лестницы, красные уголки. Мы беседуем с самыми разными людьми... Никаких результатов у нас нет... Игорь сейчас на первом этапе и предпринял вполне естествен­ный шаг. Дело в том, что «Гастролер» обычно совершает престу­пления не в одном городе... И вот вчера он передал по спецсвязи срочный запрос во все крупные города страны, в их управления внутренних дел, конечно: не совершались ли там в гостиницах кражи...

К Игорю поступила новая серия ответов из разных городов. Среди них из Ленинграда и Харькова. В указанные промежутки времени там произошли точно такие же кражи в гостиницах, как в Москве...

По обоим ленинградским эпизодам, а также по трем харьков­ским проходят приметы Мушанского... Итак, мы имеем дело с «Гастролером»1.

1.10. В речи по делу Цинделя, обвиняемого в даче взятки, адвокат В.Л. Россельс говорил об обстоятельствах, способствующих со- -вершению преступления:

«Циндель обратился со своим преступным предложением к Чернову, с которым был связан пятнадцатилетней дружбой. Это было только предложение, только мысль о будущем, нена-чавшемся преступлении. Не больше.

Если бы Чернов остановил своего товарища и, возмущенный, даже применил к нему пусть недозволенные, но в таком случае очень заманчивые приемы бокса, разъяснив ему позорную сущ-, ность его предложения, а потом рассказал бы обо всем своему руководству, другим спортсменам, заклеймил в глазах спортив­ной общественности поведение и своего друга детства Цинделя, и пославшего его Нордена. Ведь это было только начало еще не совершившегося преступления.

И если 0ы Чернов прямо в глаза Цинделю выплеснул всю грязь его предложения, его друг и начальник друга были бы, конечно, осуждены суровым мнением общественного приговора, но не ждали бы, как сегодня, приговора суда.

Но Чернов этого не сделал. Он, глядя в глаза друга, принял это предложение и условился встретиться с ним в семь часов вечера

6.1 ■ Структура аргументации. Формы обоснования тезиса

115

на Калужской площади, где Циндель должен был вручить ему деньги за будущие «услуги*.

Так Чернов открыл зеленый свет светофора преступлению: «Путь свободен»1.

1.11. В речи по делу Давитая адвокат И.М. Кисенишский обосно­вывает несостоятельность выводов следствия и обвинения в доказанности виновности Давитая в убийстве Маркаряна, используя показания свидетелей, проходящих по данному делу:

«Я объединяю в данном случае... всех свидетелей, ибо все эти по­казания практически идентичны, ни один из них не был свиде­телем факта преступления, не видел инцидента, не может судить о причастности Давитая к происшедшему. Нейман: «Я не могу сказать, как облили и подожгли человека, я этого не видел, говорил об этом с чужих слов. Давитая я вооб­ще опознать не могу».

Чернов: «Что произошло, почему загорелся человек - я не знаю. Ходили разные слухи. Самого Давитая я опознать не могу, мне кажется, что тот человек был постарше лет на десять». Мухин: «Я не был свидетелем того, как кто-то обливал или под­жигал человека, я этого не видел. Я не узнаю в Давитае того че­ловека, который открыл капот и сливал бензин в ведро. Тот мужчина был вроде без усов»....

...Особого внимания заслуживают показания свидетеля Кирия, которого следствие выдвигает в качестве важного свидетеля ви­новности Давитая, ибо он был свидетелем ссоры Маркаряна и Давитая по поводу долга в 200 рублей и якобы слышал о под­жоге Давитая от брата потерпевшего.

Между тем Кирия четко сказал: «Я не видел, как все это про­изошло, я не верю, что подожгли Маркаряна. Я знаю, что он сам говорил врачам, что загорелся по неосторожности»... Анализ этих показаний, данных этими свидетелями на следст­вии и на двух судебных процессах, позволяет сделать следую­щие выводы:

1. По делу нет ни единого свидетеля, который прямо или кос­венно поддержал бы факт виновности Давитая, говорил бы о его непосредственной причастности к трагическому инциденту.

1 Адамов А. Инспектор Лосев. М., 1978. С. 49-71.

Россельс В.Л. Судебные защитительные речи. М., 1966. С. 71—72.116

^ Глава 6. Логические основы аргументации

2. Вывод следствия и обвинения в доказанности виновности Давитая в убийстве потерпевшего свидетельскими показаниями является несостоятельным»1.

1.12. Выступая на так называемом «школьном процессе», адвокат В.Л. Россельс, в частности, сказал: «Директор школы - человек, личные нравственные качества которого нам не внушают сомне­ний, но его педагогические приемы, методы воспитания вызыва­ют тревогу...».

Школьники Болотов и Карев одобряют избиение Зорина. Узна­ет об этом директор и не находит лучшего способа бороться с от­крыто выраженным мнением подростков, как исключение их из школы. Но это не все. Для того чтобы вновь быть принятыми в школу, от обоих исключенных требуется очень немногое. Они должны подать письменное заявление, что «осознали» непра­вильность своих высказываний и «раскаиваются». И что же! Чуть ли не на следующий день они подают заявления, что «осознали», «раскаялись», и они возвращены в школу. Тако­ва награда за лицемерие!

Школьники получили предметный урок того, что действитель­ные убеждения следует скрывать, а открыто высказывать то, в чем ты, может быть, и не убежден, но что угодно начальству, и «жизнь твоя будет сладка и приятна»2.

1.13. В романе «Приключения Оливера Твиста» Ч. Диккенс с горь­ким юмором показывает, почему воспитанники работного дома так часто «отправлялись в мир иной»:

«Всем известна история... философа, который измыслил знаме­нитую теорию о том, что лошадь может существовать без пищи, и столь успешно доказал ее, что довел ежедневную порцию пищи, получаемую его собственной лошадью, до одной соло­минки; несомненно, он сделал бы ее чрезвычайно горячим и рез­вым животным, если бы она не пала за сутки до того дня, как ей предстояло перейти на отменную порцию воздуха. К несчастью для экспериментальной философии той женщины, чьим заботам и покровительству был поручен Оливер Твист, к таким же результатам обычно приводило применение ее систе­мы; потому что в ту самую минуту, когда дитя научалось поддер­живать в себе жизнь ничтожной долей непитательной пищи, по

1 Кисенишский И. М. Судебные речи по уголовным делам. М., 1991. С. 78.

2 Рассельс В. Л. Судебные защитительные речи. С. 10.

6.1. Структура аргументации, Формы обоснования тезиса

117

превратности судьбы, в восьми с половиной случаев из десяти, оно или заболевало от голода и холода, или по недосмотру пада­ло в огонь, или погибало от удушья. В любом из этих случаев не­счастный малютка отправлялся в иной мир...»1.

1.14. «Вот ваше письмо», - начала она (Авдотья Романовна), поло­жив его на стол. - «Вы намекаете на преступление, совершенное будто бы братом... Вы обещали доказать: говорите же!»... - «Что же касается до вашего брата, то что же я вам скажу? Вы сейчас видели его сами. Каков?» - «Не на этом же одном вы основывае­те?» - «Нет, не на этом, а на его собственных словах. Вот сюда два вечера сряду он приходил к Софье Семеновне. Я вам пока­зывал, где они сидели. Он сообщил ей полную свою исповедь. Он убийца. Он убил старуху чиновницу, процентщицу, у кото­рой и сам закладывал вещи: убил тоже сестру ее, торговку, по имени Лизавета, нечаянно вошедшую во время убийства сестры. Убил их топором, который принес с собой. Он их убил, чтобы ограбить, и ограбил; взял деньги и кой-какие вещи... Он сам это все передавал слово в слово Софье Семеновне...»2.

1.15. «Известно, что добиться своей цели судебный оратор может двумя путями - рациональным или эмоциональным... Отсюда два крайних типа «образа оратора»: оратор может предстать в образе или страстного, эмоционального борца за истину, или спокойного, беспристрастного исследователя фактов. Примером эмоционального типа оратора является Ф. Н. Плева-ко. Уделяя первостепенное внимание факторам психологиче­ского воздействия, он считал, что логика логикой, а судьи все-таки люди, и доказать - еще не значит убедить. В его судеб­ных речах преобладали не логические формы изложения, пода­чи и группировки фактов, а изобразительно-выразительные, ри­торические формы, создающие эмоциональную атмосферу сочув­ствия вокруг подсудимого... Пафос его речи заметно усиливается в связи с большой значимостью дела. Он смело вовлекал экспрессивно-стилистические краски художественной речи, свободно использовал элементы художественного описания и изображения реальности...»3.

1 Диккенс Ч. Приключения Оливера Твиста. М., 1976. С. 6

2 Достоевский Ф. М. Преступление и наказание. М., 1985. С. 430.

3 Речи известных русских юристов. С. 5.118

^ Глава 6. Логические основы аргументации

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Скачать, 458.58kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru