Категории:

Курносов Владимир Анатольевич Волжск 2007 Оглавление Введение 3-5 Глава I. Юродство : понятие и смысл. Распространение юродства на Руси : явление случайное или закон

Поиск по сайту:


Скачать 355.39 Kb.
Дата17.03.2012
Размер355.39 Kb.
ТипЗакон
Содержание
ГЛАВА I. Юродство : понятие и смысл. Распространение юродства на Руси : явление случайное или закономерное ?
Глава II . Русские юродивые. Житие Василия Блаженного – настоящий подвиг юродства
Подобный материал:


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И ВОСПИТАНИЯ РЕСПУБЛИКИ МАРИЙ ЭЛ

СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 1 г. ВОЛЖСКА


РЕФЕРАТ НА ТЕМУ:

Юродство как феномен общественной жизни: подвижничество и подвиг.


Выполнила :Яшина Татьяна Ивановна, ученица 11 «б» класса

Учитель-консультант: Курносов Владимир Анатольевич


Волжск

2007


Оглавление

Введение-------------------------------------------------------------------------- 3-5

Глава I. Юродство : понятие и смысл. Распространение юродства

на Руси : явление случайное или закономерное ?--------------------- 6-14

Глава II . Русские юродивые. Житие Василия Блаженного – на-

стоящий подвиг юродства.------------------------------------------------ 15-24

Заключение.--------------------------------------------------------------------25-26

Список использованной литературы--------------------------------------27


Введение.



Царь выходит из собора. Боярин впереди раздает нищим милостыню. Бояре.

Юродивый :Борис, Борис! Николку дети обижают.

Царь: Подать ему милостыню. О чем он плачет?

Юродивый:Николку маленькие дети обижают. Вели их зарезать как зарезал ты маленького царевича.

Бояре: Поди прочь, дурак! Схватите дурака.

Царь: Оставьте его. Молись за меня, бедный Николка. (уходит)

Юродивый (ему вслед) : Нет, нет! Нельзя молиться за царя Ирода- Богородица не велит

(А.С. Пушкин «Борис Годунов»)


В качестве темы реферата я выбрала проблему юродства, До недавнего времени я и не подозревала о существовании людей, для которых мученическая жизнь и мученическая смерть были не тяжким наказанием, а божьей милостью. Люди , которые жили и мучились ради других людей.

Образовательные чтения памяти блаженной Ксении Петербургской, в которых я решила принять участие, подвигли меня на более глубокое изучение юродства как феномена русской общественной жизни.

Многие мои сверстники также смутно представляют себе, что такое юродство. В лучшем случае слова «юродивый», «блаженный» были для них чем то нарицательным, оскорбительным. По мере изучения литературы передо мной возникал совершенно новый образ юродивых.

К сожалению, по данной теме существует не так много литературы. Наверно, это объясняется тем, что с петровских времен отношения государства и церкви сильно усложнились, что сказалось и на юродстве. Не надо забывать и тот факт, что юродивые являлись защитниками угнетенных и обездоленных, то есть, в глазах власть предержащих – смутьянами и разбойниками. На самом деле можно только восхищаться их кротостью и смирением.

В советское время- эпоху разрушения и сноса храмов, не могло быть и речи о каких-то юродивых. Десятки, сотни тысяч священнослужителей поверглись репрессиям. Немыслимо даже было думать о том, что, скажем, в 1937 году какой – то блаженный мог сказать нечто нелицеприятное в глаза советскому вождю. Поневоле подивишься временам Иоанна Грозного, вспоминая его взаимоотношения с Василием Блаженным. Подивишься…

В энциклопедии Брокгауза и Эфрона в статье «Юродивые» я нашла упоминание о таких авторах, писавших на тему юродства как Васильев «История канонизации русских святых», Яхонтов «Жития святых северно-русских подвижников», Ключевский «Древнерусские жития святых как исторический источник». В таком маленьком городе как наш Волжск очень трудно разыскать книги, выпущенные еще в девятнадцатом столетии. Однако я обязательно найду эти издания, так как твердо решила серьезно заняться изучением проблемы юродства на Руси. В любом случае, повторюсь, книг по истории юродства очень мало. Это можно сказать как о дореволюционных изданиях , так и о книгах , выпущенных в советский период.

В силу этого основными работами, которыми я пользовалась при написании реферата, явились монографии А. В. Юдина “Русская народная духовная культура” и Г.Федотова «Святые Древней Руси». Также я пользовалась сочинениями С.М. Соловьева «История России с древнейших времен» и В.О. Ключевского «Курс русской истории». Мне также помогли материалы, содержащиеся в электронном виде / такие как «Русский биографический словарь», Энциклопедия Брокгауза и Эфрона, Большая Советская энциклопедия и другие \.

Исходя из имеющегося материала, целями моей работы являются :

А. Ознакомить читателя с происхождением термина «юродивые».

Б.Выяснить истоки юродства и его религиозный смысл

В.Показать, насколько широко распространилось юродство на Руси и его значение в жизни русского народа; влияние юродства на развитие русской культуры.

  ^ ГЛАВА I. Юродство : понятие и смысл. Распространение юродства на Руси : явление случайное или закономерное ?

Что такое юродство ? Без правильного понимания этого термина невозможно разобраться в феномене юродства как знаменательного явления в общественной жизни русского народа.

Открыв Энциклопедию Брокгауза и Эфрона, мы обнаружим , что термин «юродивые» означает людей , принимавших на себя из любви к Богу один из подвигов христианского благочестия юродство о Христе , люди которые не только добровольно отказывались от удобств и благ жизни земной , от выгод жизни общественной, от родства самого близкого и кровного, но принимали на себя вид безумного человека, не знающего ни приличий, ни чувства стыда, дозволяющего себе иногда соблазнительные действия, подвижники, которые не боялись говорить правду в глаза сильным мира сего, обличающие людей несправедливых и забывающих правду Божию , радующих и утешающих людей благочестивых и богобоязненных.

К слову сказать , определение довольно двойственное , но учитывающее и внешнее шутовство и глубокую нравственную натуру.

К сожалению автор реферата не нашла определение юродства в Большой Советской энциклопедии ( причина отсутствия термина очевидно кроется в антирелигиозной идеологии тех лет).

Известный исследователь истории русской церкви Георгий Федотов, считает что юродивые не что иное как новый чин мирянской святости (в отличие от церковной) который входит в русскую церковь приблизительно с начала четырнадцатого века и расцвет падает на шестнадцатое столетие. Появление святого юродивого совпадает по времени с угасанием княжеской власти. Юродивый стал преемником святого князя в социальном служении. Именно юродивые восстанавливают нарушенное духовное равновесие. Таким образом , согласно Федотову, юродивый –это не только человек, выполняющий в обществе определенную социальную функцию , но и занимающий вполне определенное социальное положение.

У А. В. Юдина юродство трактуется как “своего рода переходная область между мирами, несущей черты смеховой культуры, но принадлежащей к сфере святости” .

Термин “юродивый” произошёл от слова “юрод” , которым в древнерусском языке переводилось греч. слова, обозначавшие “глупый, безумный” , а так же “простой, глупый” Выражение апостола Павла «юроди Христа ради» (юроди –значит безумны ) .Юрод или оурод по старославянски.

Есть и другое слово «салос». Что означает «глупый, простой. Отсюда название юродивого Николы Новгородского – Салос.

Эти люди не обязательно были действительно безумны, как принято считать. Сумасшедших среди юродивых было самое большее 40% ( по данным Юдина), остальные же в действительности не страдали психическими расстройствами, а сознательно принимали образ юродивого.

Нередко юродивым приписывали обладание пророческим даром. Мнение это было основано на действительных предсказаниях, сделанных некоторыми из них. Например, у В. О. Ключевского описывается такой случай: “Посадник Немир, принадлежавший к литовской партии (в Новгороде) , приехал в Клопский монастырь к блаженному Михаилу. Михаил спросил посадника, откуда он. “Был, отче, у своей пратёщи (тёщиной матери) ” . – “Что у тебя, сынок, за дума, о чём это ты всё ездишь думать с женщинами?” – “Слышно, - сообщил посадник, - летом собирается идти на нас князь московский, а у нас есть свой князь Михаил” . – “То, сынок, не князь, а грязь, – возразил блаженный, – шлите-ка скорее послов в Москву, добивайте челом московскому князю за свою вину, а не то придёт он на Новгород со всеми силами своими, выйдете вы против него, и не будет вам Божьего пособия, и перебьёт он многих из вас, а ещё больше того в Москву сведёт, а князь Михаил от вас в Литву уедет и ни в чём вам не поможет” . Всё так и случилось, как предсказал блаженный”.

Однако поведение юродивых было далеко не всегда пристойным. Человек, принявший юродство, отбрасывал при этом всякие нормы приличия и чувство стыда . Юродивый мог даже “дозволить себе соблазнительные действия” .

Юродивые могли пародировать происходящее вокруг них, дабы таким способом образумить людей. Например, в Новгороде в XIV в. двое юродивых – Никола Качанов и Фёдор – устраивали драки между собой, насмехаясь над кровавыми столкновениями новгородских партий. Поводом для этих драк было то, что юродивые жили на разных сторонах Волхва и не пускали “соперника” через мост на свою сторону. Однако нередко поступки юродивых были и вовсе весьма странны и труднообъяснимы, например Василий Блаженный целовал стены домов грешников, а в дома праведников кидал камни и куски земли. Такое его поведение было объяснено людьми так: “Над домами грешников ангелы плачут, и он (юродивый) стремится поклониться им; а снаружи домов праведников бесы висят, оттого, что в дом пробраться не могут, это в них божий человек камни кидает” .

Древнерусское общество много страдало от неправды, корыстолюбия, личного произвола, от притеснения и угнетения бедных и слабых сильными и богатыми. При таких обстоятельствах печальниками русского народа являлись Христа ради юродивые. Общеизвестно смелое обличение Ивана Грозного псковским юродивым Николой Салосом. Василий Блаженный нередко обличал Ивана Грозного, блаженный Иоанн Московский беспощадно обличал Бориса Годунова в убийстве царевича Дмитрия. При этом юродивые до некоторых пор пользовались неприкосновенностью, иногда их советы принимались к сведению. Но когда терпение знатного человека переполнялось, или если он изначально был слишком горделив, чтобы терпеть подобное обращение, юродивого могли объявить “лжеюродивым” , или попросту безумцем (ещё одно свидетельство в пользу того, что юродивые не были простыми сумасшедшими) , тогда этот человек лишался своей неприкосновенности и его могли наказать и даже казнить.

Следующими термином, нуждающимся, , в некотором пояснении является “святость” . По мнению Г. Федотова «изучение русской святости в ее истории и ее религиозной феноменологии является сейчас одной из насущных задач нашего христианского и национального возрождения. В русских святых мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России: в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути. Верим, что каждый народ имеет собственное религиозное призвание и, конечно, всего полнее оно осуществляется его религиозными гениями. Здесь путь для всех, отмеченный вехами героического подвижничества немногих. Их идеал веками питал народную жизнь; у их огня вся Русь зажигала свои лампадки. Если мы не обманываемся в убеждении, что вся культура народа, в последнем счете, определяется его религией, то в русской святости найдем ключ, объясняющий многое в явлениях и современной русской культуры» .

Понятие святости – очень сложное, многослойное понятие. Его корни уходят ещё в языческую славянскую культуру.

Затем это языческое понимание святости сталкивается с христианским, где святость – это связь с Богом. “В учении о святости содержится преодоление противостояния вещественного и духовного, тварного и нетварного, т.е. основных оппозиций, которые в дохристианских представлениях выступали как абсолютные границы, разделяющие божественное и человеческое, смертное и бессмертное. Святые, оказываясь “друзьями Божиими” и заступниками за людей перед Богом, соединяются в этом действовании с ангелами, т.е. бесплотными, невещественными силами; тем самым преодолевается оппозиция вещественного (материального, телесного) и духовного, и вещественность перестаёт быть препятствием для соединения с Божеством. Вместе с тем святые являются теми тварными существами, которые приобщены к Богу, т.е. нетварному началу, и тем самым соединяют тварное человеческое с нетварным Божеством” .

Мотив причастности Богу объединяет и языческое и христианское понятие святости, но существуют и значительные отличия в восприятии: во-первых, христианское понимание святости “духовно” , а не “природно” , как древнеславянское; а во-вторых, оно говорит не о движении вверх, а об уже существующем единстве, “посредничестве, где не меньшую важность приобретает мотив движения сверху вниз, т.е. в каком-то смысле шаг Бога навстречу человеку… Можно говорить о диалогичности христианства, его установке на диалог с высшей силой, противопоставляемой “монологу” , т.е. однонаправленному воздействию на иной мир традиционной языческой магии” .

После Крещения Руси начинается накладывание друг на друга понятия “святость” языческого и христианского. В результате в этом понятии усиливается абстрактный духовный момент, возникают такие понятия как “непорочность” , “праведность” и т.п

С понятием святости на Руси тесно связана и обратная сторона общественной жизни – “смеховой мир” . Т. е., образно выражаясь, если святость – это результат пути наверх, к богу, то смеховой мир – это путь вниз, к дьяволу.

Область святости – это область духовности, высокой сосредоточенности и спасения от ада (т.е., можно сказать, спасения от смерти, посредством повторного рождения) . Смеховой же мир – это мир смерти и дьявола. Почему же мир дьявола назван смеховым? Дело в том, что в православной традиции смех считался атрибутом бесов, ведь Иисус в Евангелиях никогда не смеётся, только грустно улыбается. Соответственно и мир смеха, шутовства и праздника (карнавала) со своими особыми обрядами и перевёрнутыми “с ног на голову” понятиями, одеждами, материалами и моделями поведения получил название “смехового” (что совершенно не эквивалентно “смешному” ) .

М. М. Бахтин “выделил три основные формы проявления и выражения смеховой культуры: 1) Обрядово-зрелищные формы (празднества карнавального типа, различные смеховые действа и пр.) .

2) Словесные смеховые (в том числе пародийные) произведения разного рода: устные и письменные на латинском (для Западной Европы) и на народных языках.

3) Различные формы и жанры фамильярно-площадной речи (ругательства, божба, клятва … и др.) ”

Первая форма выражается в плясках, пьянстве, карнавальном переодевании – всё это символизирует пребывание в мире мёртвых. Соответственно, всё происходящее не является театральным представлением с его делением на актёров и зрителей, это именно всенародное гулянье, вернее даже временная форма жизни. “Карнавал не созерцают, – пишет Бахтин, – в нём живут, и живут все, потому что по идее своей он всенароден. Пока карнавал совершается, ни для кого нет другой жизни, кроме карнавальной. От него некуда уйти, ибо карнавал не знает пространственных границ. Во время карнавала можно жить только по его законам, то есть по законам карнавальной свободы. Карнавал носит вселенский характер, это особое состояние всего мира, его возрождение и обновление, которому все причастны”. (цитата из книги А.Юдина «Русская народная духовная культура»).

Основным в смеховых обрядах была перемена всей структуры жизни, системы знаков, где верхнее меняется с нижним, мужское с женским, умное с глупым. Одежде противопоставляются лохмотья или нагота, богатству – бедность, церкви – кабак. Словом, смеховая культура – это фактически мир параллельный обычному, некий “антимир” .

Таким образом, возвращаясь к юродству, становится понятна трактовка А. В. Юдиным юродства как переходной области между святостью и смеховым миром. Действительно, ведь юродивый во многом применяет “бесовский” стиль поведения, но, в отличие, от прямо принадлежащих смеховому миру, он не искренен в этом непотребстве, а только лишь насмехается над этим. Он сознательно доводит себя до самого низкого, что только может быть в этом мире, усмиряя таким образом свою гордыню и, как это ни парадоксально, совершенствуя себя в духовном плане.

.

Какова же религиозная подоплёка, послужившая поводом для возникновения этого явления, получившего на Руси такое широкое распространение?

“Православная церковь держится того мнения, что юродивый добровольно принимает на себя личину безумия, дабы скрыть от мира своё совершенство и таким образом избежать суетной мирской славы. Вторым побудительным мотивом юродства она считает духовное наставление в шутливой или парадоксальной форме.

Конечно юродивый мог бы удалиться от мира куда-нибудь в пустыню и добиваться там духовного совершенства и спасения, но этот выход довольно прост и не приведёт к спасению никого, кроме самого аскета. Деятельность же юродивого среди людей должна способствовать очищению человечества и обращению к Богу и других людей, “погрязших в грехе” . Если официальная церковь не может воздействовать на людей, то это должны делать некоторые её подвижники, роль которых собственно и взяли на себя юродивые. По мнению Г. Федотова «В русском юродстве вначале преобладает первая, аскетическая сторона, в XVI столетии уже, несомненно, - третья: социальное служение».

Другая цитата из его исследования на ту же тему : «Необычное обилие "Христа ради юродивых", или "блаженных" в святцах русской церкви и высокое народное почитание юродства до последнего времени, действительно, придает этой форме христианского подвижничества национальный русский характер. Юродивый так же 'необходим для русской церкви, как секуляризованное его отражение, Иван-дурак, - для русской сказки. Иван-дурак, несомненно, отражает влияние св. юродивого, как Иван-царевич - святого князя».

Святость сама по себе накладывает некоторые обязательства, одним из которых и является помощь другим людям на их пути к спасению – именно это и пытались осуществлять юродивые своими весьма своеобразными “проповедями” .

Профессор Федотов указывает на следующие моменты, соединяющиеся в парадоксальном подвиге юродства :

1. Аскетическое попрание тщеславия, всегда опасного для монашеской аскезы. В этом смысле юродство есть притворное безумие или безнравственность с целью поношения от людей.

2. Выявление противоречия между глубокой христианской правдой и поверхностным здравым смыслом и моральным законом с целью посмеяния миру .

3. Служение миру в своеобразной проповеди, которая совершается не словом и не делом, а силой Духа, духовной властью личности, нередко облеченной пророчеством.

Ещё одним обязательством, которое, на мой взгляд, возложили на себя юродивые, является полное самоотречение, т.е. отречение от себя, от своих желаний и даже от своего тела, некое символическое принесение его в жертву Христу. Поводом для этого можно считать свойственное всем христианским подвижникам желание следовать поступкам самого Христа, – в данном случае это его принесение себя в жертву ради спасения всех людей.

Для того, чтобы приблизиться к Богу, нужно максимально отрешиться от самого себя. Для этого юродивые применяли все способы: отрекаясь от своего тела, носили вериги, терпели побои, холод, насекомых, привлекаемых грязным телом. Смысл этого можно охарактеризовать как “боль тела моего – не моя боль” . Переносившие все эти испытания, учились смотреть на тело своё со стороны, как на что-то чужое и не имеющее к ним отношения – таким образом достигалась максимальное отречение от плотского и приближение к бесплотному, божественному.

Второй ступенью отказа от самого себя является собственно личина юродивого – безумного, глупого человека, вызывающего насмешки. Человек крайне подвержен гордыне, он всегда стремится выглядеть лучше, чем он есть на самом деле, и, естественно, человека практически невозможно заставить выглядеть в глазах окружающих глупее, чем он есть. При таком подходе и поведение тех святых, что удалялись от мира в пустынь так же можно рассматривать как гордыню: ведь они сочли недостойным себя жить в мире греха. Их самолюбие не стерпело соседства с грешными и суетными людьми. Эти аскеты словно бы говорили своим уходом: “Я слишком чист, слишком свят для вашего, погрязшего в грехе и разврате мира. Я не могу жить рядом с такими недостойными моего общества людьми, поэтому я ухожу” . Юродивые стремились побороть в себе гордость как жизнью “в миру” , так и своим эпатирующим поведением: представление себя безумцем в глазах окружающих, глупцом, способным вызвать лишь насмешки – это и есть смирение гордыни. Впрочем, у личины юродивого было ещё одно преимущество: через неё человек мог следовать словам Евангелия “блаженны нищие духом” .

Отрекались юродивые и от своих желаний: в житиях святых юродивых, а так же в многочисленных свидетельствах о жизни юродивых не канонизированных можно встретить упоминания о том, что люди эти употребляли самую простую пищу, одевались, как уже было сказано в рубище. Таким образом, они просто не позволяли своему телу умереть раньше срока, отведённого им Господом, но ни в коем случае не потворствовали, а, наоборот, всячески преодолевали свои желания.

Таким образом, скорее всего, что религиозный смысл юродства заключался в том, чтобы максимально отречься от самого себя и таким образом приблизиться к Богу.

Конечно, помимо религиозного смысла у юродства были и конкретные социальные предпосылки, являвшиеся одновременно и причинами его широкого распространения на территории русского государства.

Первой из них было наличие на Руси “смехового мира” . Эта оборотная сторона жизни русского общества давала юродивым богатую почву для пародирования, подражания и самоуничижения. К тому же, не будь на Руси этого антимира, сомнительно чтобы к юродивым бы стали относиться с тем уважением и даже почитанием, которое юродивые получили. В противном случае (не будь у народа представления о смеховой культуре) , юродивые, скорее всего, стали бы восприниматься людьми либо как просто душевнобольные, либо как обыкновенные хулиганы, но никак не в образе “божьих людей” .

Другой причиной появления юродивых было то, что простые люди очень часто страдали от произвола, насилия, корыстолюбия, эгоизма властьпридержащих. При этом пожаловаться было некому, а если кому и удавалось добраться до более высоких лиц, чем его обидчик, то обычно дело решалось всё равно не в его пользу и человека, решившего правду искать, за этот поиск наказывали. Тем более указать правителю на его недостатки и вовсе было делом смертельно опасным. Юродивые же, во-первых, до некоторой степени пользовались неприкосновенностью, и в силу этого могли себе позволить больше, чем остальные люди; а во-вторых, для юродивого пострадать от произвола власти было даже и к лучшему: этим он подавлял свою гордыню, усмирял тело, а если его казнили, то погибал он за правду и за веру, впрочем, такое случалось редко.

Мне кажется ,кроме всего прочего, что в глазах простого народа юродивый был человеком, отмеченным божьей печатью. Разве можно было не слушать такого человека ? К сожалению с того времени как юродивы стали скорее исключением , чем правилом в жизни русского общества ,людей все чаще стали посещать мысли о своем равенстве , если не превосходстве над богом . Приведу цитату из моего любимого романа «Бесы» Федора Михайловича Достоевского . Инженер Кириллов рассуждает о самоубийстве « Два предрассудка удерживают людей от самоубийства: маленький-боль, большой-тот свет, Вся свобода будет тогда, когда будет все равно, жить или не жить. Вот всему цель.Человек жизнь любит, потому что боль и страх любит. Жизнь дается теперь за боль и страх и тут весь обман. Но будет новый человек, счастливый и гордый. Кому будет все равно, жить или не жить, тот будет новый человек. Кто победит боль и страх , тот сам бог будет. В камне боли нет, но в страхе от камня боль есть. Бог есть боль страха смерти. Будет богом человек и переменится физически. И мир переменится. Кто смеет убить себя, тот бог. Кто убьет себя только для того, чтобы страх убить, тот тотчас богом станет».Я еще раз перечитала эту цитату и поймала себя на мысли, что юродивые тоже мучились, может быть их мучения были даже сильнее , чем ужас мгновенной смерти (по рассуждению Кириллова). Но они становились мучениками для того, чтобы приблизиться к Богу , но НЕ СТАТЬ РАВНЫМИ БОГУ !

На особое внимание русского общества к юродивым указывает в своем исследовании Г. Федотов. «По понятным причинам иностранцы-путешественники больше русских агиографов обращают внимание на политическое служение юродивых. Флетчер пишет (1588 г.): ":Кроме монахов, русский народ особенно чтит блаженных (юродивых) и вот почему: блаженные, подобно пасквилям, указывают на недостатки знатных, о которых никто другой и говорить не смеет. Но иногда случается, что за такую дерзкую свободу, которую они позволяют себе, от них тоже отделываются, как это и было с одним, двумя в предшествующее царствование, за то, что они уже слишком смело поносили правление царя". Флетчер же сообщает о Василии Бл., что "он решился упрекнуть покойного царя в жестокости". Об огромном уважении русских к юродивым еще в начале XVI в. пишет Герберштейн76[5]: "Юродивые ходили нагими, средина тела у них закрыта тряпкой, с дико распущенными волосами, железной цепью на шее. Их почитали и пророками: явно обличаемые ими говорили: это по грехам моим. Если они что брали в лавке, торговцы еще благодарили".

Вот пример невиданной благосклонности к юродивым: Иван Грозный собрался в поход против Пскова, готовя этому городу такую же страшную участь, что постигла Новгород. Однако жители Пскова проявили удивительную покорность: войско Ивана IV было встречено хлебом – солью. Грозный “слушал молебен в храме Троицы, поклонился гробу св. Всеволода-Гавриила, с удивлением рассматривал тяжёлый меч сего древнего князя и зашёл в келью к старцу Салосу Николе, который под защитой своего юродства не убоялся обличать тирана в кровопийстве и святотатстве. Пишут, что он предложил Иоанну в дар кусок сырого мяса; что царь сказал: “Я христианин и не ем мяса в великий пост” , а пустынник ответствовал: “ты делаешь хуже: питаешься человеческою плотию и кровию, забывая не только пост, но и бога!” Грозил ему, предсказывал несчастья и так устрашил Иоанна, что он немедленно выехал из города; жил несколько дней в предместии; дозволил воинам грабить имение богатых людей, но не велел трогать иноков и священников; взял только казны монастырские и некоторые иконы, сосуды, книги и, как бы невольно пощадив Ольгину родину, спешил в Москву…” .

Таким образом, основными причинами распространения юродства на Руси можно считать следующие :

А.Желание людей скрыть свое совершенство под маской юродства,максимально подстраиваясь под смеховой мир общества.

Б.Стремление лучших мира сего дать духовное наставление обществу в шутливой и парадоксальной форме; защитить слабых от произвола сильных.

В.Юродство – это возможность максимально отречься от себя и приблизиться к Богу.

Исходя из всего этого я делаю вывод о том, что распространение юродства на Руси было закономерным явлением.


^ Глава II . Русские юродивые. Житие Василия Блаженного – настоящий подвиг юродства


Юродство, по всей видимости, зародилось ещё до раскола церквей, несколько в более позднее время, нежели монашество (зародившееся в конце III в.) , и тоже в Египте.

Первоначально оно получило некоторое распространено в Византии, Однако к XIV в. юродство в Византии постепенно сходит на нет.

С этого времени юродство становится специфически русским явлением (при чём характерно, что на Украине и в Белоруссии этот подвиг христианского благочестия не получил распространения, и материалов о существовании там юродивых нет) . Однако появилось оно на Руси намного раньше XIV в. Первым русским юродивым, о котором нам сейчас известно, является киево-печерский монах Исаакий, скончавшийся в 1090 г. Он был первым и последним юродивым в Киеве, во всяком случае, если в этом городе впоследствии и были юродивые, то они не были настолько почитаемы, чтобы попасть на страницы исторических источников.Из Киева юродство переместилось в Новгород.

При этом, не смотря на то, что феномен юродства не был исключительно русским, можно констатировать такой факт: за 5-ть веков (VI - X) в общем месяцеслове Православной церкви насчитывается 4-ро святых юродивых из различных стран, тогда как на Руси за 3-и века (XIV - XVI) оказалось 10 святых юродивых, это не говоря о тех, кто не был канонизирован. ( По данным профессора Г. Федотова общее количество юродивых гораздо больше : четырнадцатый век – 4 ; пятнадцатый век – 11; шестнадцатый век -14; семнадцатый век – 7).. Уже из этого можно сделать вывод о более широком, чем в других православных странах распространении этого вида подвижничества в русском государстве.

Доказательством того, что юродство принимает почти массовый характер и встречает одобрение не только простого народа, но и церкви может служить большое количество храмов, построенных во имя их. Так в Новгороде почитали Николая Кочанова, Михаила Клопского, Иакова Боровицкого, в Устюге – Прокопия и Иоанна, в Ростове– Исидора, в Москве – Максима и Василия Блаженного, в Калуге – Лаврентия, в Пскове – Николу Салоса

Первым настоящим юродивым на Руси был Прокопий Устюжский. К сожалению, его житие составлено (XVI в.) много поколений после его кончины, которую оно само относит к 1302 г., помещая отдельные события его то в ХП-ое, то в ХУ-ое столетие. Житие эго приводит Прокопия в Устюг из Новгорода и, что самое поразительное, делает его немцем. Был он смолоду богатым купцом "от западных стран, от латинска языка, от немецкой земли". В Новгороде он познал истинную веру в "церковном украшении", иконах, звоне и пении. Крестившись у святого Варлаама Хутынского (анахронизм) и раздав свое имение, он "приемлет юродственное Христа ради житие и в буйство преложися", по апостолу. В чем состояло его буйство, не указывается. Когда его начали "блажити" в Новгороде (автору следовало сказать о "блажении" до принятия юродства), он отпрашивается у Варлаама в "восточные страны", и идет по градам и весям, непроходимым лесам и болотам, "взыскуя древнего погибшего отечества". Его юродство навлекает на него от людей "досаду и укорение и биение и пхание", но он молится за своих обидчиков. Город Устюг, "великий и славный", он избрал для жительства тоже за "церковное украшение". Житие он ведет жестокое, с каким не могли сравняться самые суровые монашеские подвиги: не имеет кровли над головой, спит "на гноище" нагой, после - на паперти соборной церкви. Молится тайно, по ночам, прося "полезных граду и людем". Принимает у богобоязненых людей по малу пищи, но никогда ничего у богатых.

Первому русскому юродивому удалось, повидимому, ввести в заблуждение устюжан. Мнимый "юрод" не пользовался авторитетом, как это видно из эпизода об огненной туче. Однажды Прокопий, войдя в церковь, возвещает Божий гнев на град Устюг "за беззаконные неподобные дела зле погибнут огнем и водою". Никто не слушает его призывов к покаянию, и он один плачет целые дни на паперти. Только когда страшная туча нашла на город, и земля затряслась, все бегут в церковь. Молитвы перед иконой Богородицы отвратили Божий гнев, и каменный град разразился в 20 верстах от Устюга, где столетия спустя можно было еще видеть поваленный лес.

Пророческий дар, неотъемлемый от юродства, Прокопий проявляет и во втором эпизоде жития, из которого мы узнаем, что были у него в Устюге и друзья. В страшный мороз, какого не запомнят устюжане, когда замерзали люди и скот, блаженный не выдержал ппе.бывания на паперти в своей "раздранной ризе" и пошел просить приюта у клирошанина Симеона, отца будущего святителя Стефана. В этом доме он предсказывает Марии о рождении от нее святого сына. Так, как рисуется здесь его облик в общении с людьми, в нем нет ничего сурового и мрачного. Он является "светлым видением и сладким смехом". Хозяина, который обнимает его и целует, он приветствует словами: "Брате Симеоне, отселе весели-ся и не унывай".

В этой устюжской повести явственны следы влияния греческого жития Андрея Юродивого, особенно в описании морозного терпения святого.

Не даром устюжское предание приводит первого русского юродивого из Великого Новгорода. Новгород был родиной русского юродства. Все известные русские юродивые XIV в. и начала XV связаны с Новгородом. Здесь буйствовали в XIV веке Николай (Кочанов) и Федор, пародируя своими драками кровавые столкновения новгородских партий. Никола жил на Софийской стороне, Федор на Торговой. Они переругивались и перебрасывались через Волхов. Когда один из них пытался перейти реку по мосту, другой гнал его назад, крича: "Не ходи на мою сторону, живи на своей". Легенда прибавляет, что после таких боев блаженным случалось возвращаться не по мосту, а прямо по воде, яко по суху.

В пятнадцати верстах от Новгорода, в Клопском Троицком монастыре подвизался св. Михаил (^ 1453), именуемый юродивым (или Салос), хотя в его житиях (известно 3 редакции) не видим юродства в собственном смысле слова. Св. Михаил является провидцем, а его жития собранием "пророчеств", вероятно, записывавшихся в монастыре. Лишь причудливость формы, символическая театральность жестов, с которыми связаны некоторые из его пророчеств, могли быть истолкованы, как юродство. Самое большое о юродстве говорит начало жития, рисующее его необычайное появление в Клопском монастыре.

В ночь под Иванов день (1409 г.), во время всенощной, в келье одного из монахов оказался неведомо откуда пришедший старец. "Пред ним свеща горит, а пише седя Деяния апостольска". На все вопросы игумена неизвестный отвечает буквальным повторением его слов. Его, было, приняли за беса, начали кадить "темьяном"73[2] но старец, хотя "от темьяна закрывается", но молитвы повторяет и крест творит. В церкви и трапезной он ведет себя "по чину" и обнаруживает особенное искусство сладкогласного чтения. Он не желает только открывать своего имени. Игумен полюбил его и оставил жить в монастыре. Не говорится, был ли он пострижен и где. Монах он был образцовый, во всем послушлив игумену, пребывая в посте и молитве. Но житие его было "вельми жестоко". Не имел он в келье ни постели, ни изголовья, но лежал "на песку", а келью топил "наземом да коневым калом", и питался хлебом да водой.

Его имя и знатное происхождение обнаружилось во время посещения монастыря князем Константином Дмитриевичем, сыном Донского. В трапезной князь пригляделся к старцу, который читал книгу Иова, и сказал: "А се Михаиле Максимов сын рода княжеска". Святой не отрицал, но и не подтверждал, и князь, уезжая, просил игумена: "Поберегите, отцы, сего старца, нам человек той своитин". С тех пор Михаил жил в монастыре, окруженный всеобщим уважением. При игумене Феодосии он изображается рядом с ним как бы правителем монастыря... Молчание свое он прерывает для загадочных пророчеств, которые составляют все содержание его жития. То он указывает место, где рыть колодезь, то предсказывает голод и учит кормить голодных монастырской рожью. Суровый к сильным мира сего, он предсказывает болезнь посаднику, обижавшему монастырь, и смерть князю Шемяке и архиепископу Евфимию I. В этих пророчествах Михаила много политики, и при том демократической и московской, которая ставит его и игумена в оппозицию к новгородскому боярству. Позднейшие предания приписывают ему провидение о рождении Ивана III и предсказание о гибели новгородской свободы.

Во всем этом нет настоящего юродства, но есть причудливость формы, поражавшая воображение. Предсказывая смерть Шемяке, он гладит его по голове, а обещая владыке Евфимию хиротонию в Литве, берет из рук его "ширинку"74[3] и возлагает ему на голову. За гробом игумена идет в сопровождении монастырского оленя, которого приманивает мохом из своих рук. Можно было бы сказать, что лишь общее уважение к юродству в Новгороде XV столетия сообщает нимб юродивого суровому аскету и прозорливцу.

Житие Ростовского юродивого Исидора (+ 1474) составлено, в значительной степени, по устюжским и новгородским легендам. Живет он в "куще", на болоте, юродствует днем, а по ночам молится. Его гонят и смеются над ним, несмотря на чудеса и предсказания, исполнение которых заслужило ему его прозвище: "Твердислов"75[4]. И этот юродивый "от стран бе западных, роду римского, языка немецкого". Эти слова - прямое заимствование из жития Прокопия - не являются надежным свидетельством. Выведение юродивых из немецкой земли могло быть выражением их чуждости окружающей жизни, их странничества на земле. Отвержение родины есть аскетический подвиг, особенно связанный с юродством. Но вот для другого ростовского юродивого Иоанна Власатого (или Милостивого + 1581) его нерусское происхождение кажется вероятным. На гробнице его в церкви св. Власия до последнего времени сохранялась псалтырь на латинском языке, по преданию ему принадлежавшая. В надписи на листах, относящейся ко времени св. Дмитрия Ростовского (1702-9), читается: "От времени преставления блаженного Иоанна Власатого и милостивого, даже доселе, бяше на гробе его книжица сия, зело ветха, псалтырь Давыдов, на латинском диалекте, юже той угодник Божий моляся к Богу чтяше". Известно, что католический Запад не знал юродства. Как ни странным представляется избрание этого подвига перешедшим в православие немцем, опыт нашего времени показывает, что нередко православные немцы обнаруживают максимум русскости: и в славянофильстве и в религиозной ревности. Но иностранное происхождение первого русского юродивого св. Прокопия сомнительно.

Ряд московских юродивых начинается с Максима (+ 1433), канонизованного на соборе 1547 г. Житие его не сохранилось.

Наиболее известным из всех юродивых безусловно считается Василий Блаженный. Его жизнь –настоящий подвиг юродства.

О времени рождения святого точных сведений не имеется. Известно лишь, что он умер в 1552 году в возрасте 88 лет. Поэтому можно предположить датой рождения 1464 год. Рождение ,очевидно, пришлось на конец года. Местом подвигов святого была Москва. По свидетельству полного жития, Василий Блаженный , вступив на путь юродства ради Христа, «оставил род свой и дом отеческий и град». Местом его рождения является подмосковное село Елохово. Родители – крестьяне. Отца Василия звали Иаковым , а мать- Анной.

Отец отдал Василия в услужение сапожнику, в мастерской у которого у мальчика открылся пророческий дар. Приехавший в Москву торговец хлебом заказал в мастерской сапоги , в ответ Василий Блаженный рассмеялся и заплакал. После ухода купца мальчик объяснил свое поведение мастеру тем. Что купец заказывал сапоги, которые не сможет надеть, так как скоро умрет, что и сбылось.

В возрасте 10 или 16 лет Василий Блаженный взял на себя подвиги юродства. Сначала Блаженный принял обет молчания и находился в непрестанной умной молитве. Затем , наставляемый Святым Духом, он «во юродство претвориси и обнажи тело свое».. Василий вел суровую жизнь, вкушая совсем немного воды и пищи. Ходил часто обнаженным. Некие девицы и торговки смеялись над его обликом и за это были наказаны слепотой. Раскаявшись, они исцелились через Василия Блаженного.

Странны были поступки блаженного: то опрокинет лоток с калачами, то прольет кувшин с квасом. Рассерженные торговцы били блаженного , а он с радостью принимал побои и благодарил за них Бога.Затем обнаруживалось, что калачи были испечены из муки с вредными примесями, а квас был негодным. Таким образом, в действиях блаженного скрывался особый поучительный смысл. Почитание Василия Блаженного быстро росло, в нем признавали юродивого, человека Божьего, обличителя неправды.

Один купец задумал построить на Покровке в Москве церковь. Долго строил, но достроить никак не получалось. Василий Блаженный сказал ему: «Поезжай в Киев, найди там убогого Иоанна, он даст тебе совет как достроить церковь».Приехав в Киев, купец разыскал Иоанна, который сидел в бедной хате и качал пустую люльку. «Кого ты качаешь? » -спросил купец. «Родную матушку качаю. Плачу неоплатный долг за рождение и воспитание». Только тогда вспомнил купец свою мать, которую выгнал из дома, и ему стало ясно , почему он никак не может достроить церковь. Вернувшись в Москву, он возвратил мать домой, принес покаяние в содеянном поступке, испросил у нее прощения. После этого он благополучно завершил возведение храма.

Один из вельмож московских любил Василия Блаженного , и сам Василий нередко посещал его. Однажды, когда юродивый пришел к нему в лютый мороз, боярин стал умолять его, чтобы по крайней мере в такое суровое время прикрыл наготу свою. «Истинно ли желаешь сего?» «Истинно желаю,- отвечал боярин,-чтобы ты облекся в мои одежды, ибо люблю тебя от всего сердца». Улыбнулся Блаженный и сказал : «Добро, господин мой, делай как хочешь, ибо я тебя люблю». Обрадовался боярин и вынес ему свою собственную лисью шубу, покрытую красным сукном, и Василий, облекшись ею, пошел по улицам и площадям города. Лукавые люди, увидев издали святого в столь необычайной одежде, умыслили коварно испросить у него шубу. Один из них лег на дороге и представился как бы мертвым, другие же когда приблизился к ним юродивый, пали перед ним на землю и просили подать им что-либо для погребения лжеумершего. Вздохнул Василий Блаженный из глубины сердца о их коварстве и спросил : « Истинно ли мертв их товарищ и давно ли скончался ?» Они отвечали , что в сию только минуту и блаженный, сняв с себя шубу, покрыл ею мнимоусопшего , говоря : « Писано в псалмах: лукавнующие погребятся».Когда праведник отошел, обманщики обнаружили, что их товарищ действительно мертв.

Проповедуя милосердие, блаженный помогал прежде всего тем, кто стыдился просит милостыню , а между тем нуждался в помощи больше других. Был случай, когда он отдал богатые подарки купцу-иностранцу, который остался без всего, и хотя уже три дня ничего не ел, не мог обратиться за помощью , так как носил хорошую одежду.

Ради спасения ближних Василий Блаженный посещал и корчмы, где старался даже в самых опустившихся людях увидеть зерно добра, подкрепить их лаской, ободрить. Пришел он как-то в корчемницу, хозяин которой был зол сердцем и с бранью подносил вино, часто повторяя имя демонское. Василий Блаженный стал в дверях и скорбя духом смотрел на приходивших пить. Вслед за ним взошел человек, трясущийся телом от многого пьянства и стал просить корчемника дать ему за деньги вина, но тот от нетерпения в порыве злобы крикнул на него :»Лукавый не возьмет тебя, пьяницу, мешающего мне подносить вино людям лучше тебя». Услышав такое слово, оградил себя вошедший крестным знамением, принимая из рук корчемника вино, а Василий Блаженный как бы юродствуя , громко засмеялся и рукоплеская ему сказал: « Хорошо сделал ты, человек, так и всегда делай. Чтобы спастись от невидимого врага».

Многие замечали, что когда святой проходил мимо дома, в котором совершалось молебное пение , или читали Божественное Писание , ли беседовали о Боге, он собирал камни и с улыбкой метал их в углы этого дома. Когда же спрашивали люди о странных его действиях, для чего он бросает камни, он отвечал : « Отгоняю бесов, которым нет места в таком доме, исполненном святыни , чтобы и вне его не прилеплялись, и мысленно благодарю владыку дома, что он не дает им у себя места».

Василий Блаженный был также почитает иностранными купцами, приезжавшими в русскую столицу как покровитель морских путешественников. Согласно одному из свидетельств, он , находясь в Москве, успокоил бурю на Каспийском море и спас купеческие корабли. В ранних свидетельствах о Василии Блаженном отмечается его дар предвидения. Согласно Степенной книге, святому в Кремлевском Успенском соборе в 1521 году было « огненное видение» от иконы Богоматери , возвещавшее Божий гнев на москвичей и скорое нашествие крымского хана Мехмет –Гирея на Москву.Василий Блаженный предвидел также пожары в Москве в июне 1547 года. После апреля 1547 года он плакал неутешно. Люди недоумевали о причинах плача , но 21 июня 1547 года именно с Воздвиженской церкви, возле которой плакал блаженный, начался пожар. Поздние жизнеописания святого приводят большое количество случаев его прозорливости-предвидение событий, о которых блаженный говорил иносказательно, способность видеть ангелов , бесов, угадывать под внешним благочестием ложь и действие Диавола.

Свидетелем подвигов блаженного и его почитателем был и царь Иван Грозный, часто беседовавший о блаженном с митрополитом Макарием. Согласно английскому послу Флетчеру Василий Блаженный обличал царя за его жестокое обращение с подданными. По легенде, блаженный получив как-то от царя в угощение некое питие , выплеснул одну за другой две чаши за окно. Царю, разгневанному этим поступком, блаженный сказал, что так он потушил пожар в Новгороде. Специально посланный из Москвы в Новгород гонец подтвердил, что в городе видели над начавшимся пожаром образ нагого человека, тушившего огонь. Во время литургии в Московском Успенском соборе как отмечает еще одна легенда, святой спрятался в угол. На вопрос Ивана Грозного, отчего Василий Блаженный не на службе, тот отвечал, что он-то присутствовал, царь же телом находился в храме, а мыслями возводил себе дворец на Воробьевых горах.

Еще одно упоминание о блаженном связано с походом Ивана Грозного на Великий Новгород в 1569-1570 годах . В разгар казней новгородцев Василий Блаженный пригласил царя в убогий вертеп под мостом через Волхов и предложил ему скляницу крови и кусок сырого мяса. В ответ на недоумение царя святой сказал, что эта кровь и плоть невинно убиенных людей. Выведя царя на улицу, Василий Блаженный наступил ему левой ногой на ногу и правой рукой указал на Восток. Царь увидел в небе души невинно убиенных, увенчанных мученическими венцами и замахал платком в знак прекращения казней. После этого кровь в городе превратилась в сладкое вино, а мясо в арбуз.

Погребение святого проходило при участие царей и князей которые несли тело Василия Блаженного на головах своих. В погребении также участвовало большое количество духовенства и простого народа. По свидетельству Жития во время погребения блаженного многие больные получили исцеление. На отпевании присутствовали царь Иван Грозный и его супруга царица Анастасия Романовна. В предсмертном слове Василий Блаженный завещал « благочестивому царю и царице Анастасии тело свое положити у живоначальные Троицы и Покрова Пресвятые Богородицы».

Тело блаженного было похоронено на кладбище Троицкой церкви, что во Рву, где царь Иван Грозный указал строить Покровский собор, в память покорения Казани. Собор этот известен под названием Собора Василия Блаженного. С 1588 года стали говорить о чудесах, совершающихся у гроба Василия Блаженного. Царь Федор Иванович велел устроить в Покровском соборе придел во имя Василия Блаженного на месте, где он был погребен, и соорудил для его мощей серебряную раку. Память Блаженного в Москве издревле праздновалась с большой торжественностью.

По мнению профессора Г. Федотова « Общее понижение духовной жизни с половины XVI века не могло не коснуться и юродства. В XVII веке юродивые встречаются реже, московские уже не канонизуются церковно. Юродство - как и монашеская святость - локализируется на севере, возвращаясь на свою новгородскую родину. Вологда, Тотьма, Каргополь, Архангельск, Вятка - города последних святых юродивых. На Москве власть, и государственная и церковная, начинает подозрительно относиться к блаженным. Она замечает присутствие среди них лже-юродивых, натурально безумных или обманщиков. Происходит умаление и церковных празднеств уже канонизованным святым (Василию Блаженному). Синод вообще перестает канонизовать юродивых. Лишаясь духовной поддержки церковной интеллигенции, гонимое полицией, юродство спускается в народ и претерпевает процесс вырождения».

Со времени правления Петра I на юродивых начинаются гонения: церковная власть предписывает помещать этих людей в монастыри “с употреблением их в труд до конца жизни” . А Указом 1732 г. “впускать юродивых в кошунных одеждах в церкви” запрещается.

В новое время была канонизирована лишь одна юродивая – Ксения Петербургская. “Двадцати шести лет она потеряла мужа и стала “юродивой Христа ради” (уверяли, впрочем, что она сошла с ума действительно) : раздала имущество, ходила в одежде мужа, ночевала где придётся. “Часто видели, как она уходила за город и молилась в поле, поворачиваясь попеременно на четыре стороны света. Видели также, как она украдкой работала по ночам, принося кирпичи на постройку большой церкви, воздвигавшейся в её районе. ‹…› Население пригорода, где она жила, её обожало. Матери давали ей покачать своих детей или поцеловать их, и это считалось благословением. Извозчики умоляли её сесть к ним на несколько мгновений, и после этого были уверены, что хорошо заработают за день. Продавцы силой совали ей в руки свой товар, – если она к нему прикасалась, покупатели обязательно должны были прийти. Ксения при жизни стала знаменитым чудотворцем” . В частности, она предсказала кончину императрицы Елизаветы Петровны (5 января 1761 г.) . После смерти её почитание распространилось не только в народе, но и в высших слоях общества. Например, известно, что будущий император Александр III был исцелён от возвратного тифа при помощи песка с могилы блаженной и молитвы ей” .

Однако в народе юродство по-прежнему оставалось популярно. Об этом можно судить хотя бы по тому, что этот феномен русской культуры продолжал существовать вплоть до Октябрьской революции 1917 г.

Довольно любопытным представляется вопрос о том , был ли юродивым Григорий Распутин, «святой черт» как называли его недруги ? Вопрос этот довольно спорный. Вот , что пишет исследователь Эдвард Радзинский в своей книге «Распутин: жизнь и смерть»: «…что-то и вправду произошло с Григорием во время побоев. И объяснением Картавцева - "сделался он каким-то странным и глуповатым" - тут не обойтись. Не смог понять простоватый мужичок темной, сложной натуры Распутина. Видно,когда удар колом грозил погубить его, когда кровь залила лицо, Григорий испытал нечто... Избитый юноша ощутил в своей душе странную радость, то, что сам он потом назовет "радостью смирения, радостью страдания, поношения"..."Поношение - душе радость", - объяснял он через много лет Жуковской …» или «…Начинается жизнь странника. Сначала идет он в монастыри, близкие от Покровского, - в тюменские и тобольские обители. Во время странствий вдоль берегов полноводной Туры, как он писал в "Житии": "Я воображал в очах картину самого Спасителя, как Он ходил берегами... Природа научила меня любить Бога и беседовать с Ним". Языческое, первобытное поклонение Природе важно для будущих его поучений: Бог, живущий в деревьях, звенящий в голосах птиц и глядящий из каждой травинки на путника... В свое село Григорий возвращается иным. Именно тогда, в странствиях, он постигает некую мистическую тайну.. И теперь его все чаще посещают видения, они становятся его реальностью. В этих видениях он все яснее "чувствует в себе Божественное"... "Как-то, - рассказывал он, - заночевал в комнате, где была икона Божьей Матери... посреди ночи проснулся и вижу, что икона плачет: "Григорий, я плачу о грехах людских. Иди, странствуй и очищай людей от грехов…»

Я, честно говоря, не знаю, можно ли причислить Распутина к юродивым, или же это был лжеюродивый, но одно ясно религиозности , веры в этом человеке было гораздо больше , чем у того кто сравнивал религию с падалью, говоря что «… это падаль, но куры ее обожают, религия – это падаль для народа. Все эти Иверские, Казанские и Смоленские –грубое идолопоклонство, но народ это любит и верит в это, поэтому необходимо поддерживать суеверие…». Стыдно становится ,читая эти строки, за нашего великого классика Льва Николаевича Толстого, особенно, если вспомнить , что произошло с Россией через несколько лет после его смерти…Как резко противопоставляются этим богомерзким мыслям слова Степана Тимофеевича Верховенского , героя романа Ф.М. Достоевского «Бесы». Степан Тимофеевич тоже своего рода юродивый, отправившийся под старость лет куда глаза глядят. Лежа на смертном одре , он произносит : «Мое бессмертие уже потому необходимо, что Бог не захочет сделать неправды и погасить совсем огонь раз возгоревшейся к нему любви в моем сердце. Любовь выше бытия, любовь –венец бытия, и как же возможно, чтобы бытие было к ней неподклонно.Если я полюбил его и обрадовался любви моей-возможно ли , чтобы он погасил меня и радость мою и обратил нас в нуль. Если есть Бог , то и я бессмертен !»


Заключение.

Влияние такого феномена как юродство на русскую жизнь сложно и многогранно. Может быть именно благодаря юродству сформировался тип настоящего русского человека: смеющегося и плачущего, беззаботного и готового к лихим тяготам.

Мученичество…

Наверное, вся история России - это история мученичества. Юродивые вели жизнь мучеников, обрекая себя на это сознательно. Ради одной цели – помочь людям. Но не с юродством ли тяга к самопожертвованию поселилась и в сердцах других людей? В самом деле, есть ли разница в том, чтобы один раз пожертвовать своей жизнью ради святого дела или мучительно делать это на протяжении многих-многих лет ? Мне кажется, что второе намного сложнее. Я не говорю о том, что надо сейчас в сию же минуту пожертвовать своей жизнью во имя чего-то хорошего. Нет. Но как же мы, россияне, готовы к тому, что однажды эта решительная минута настанет и тогда:

- Иван Сусанин пожертвует своей жизнью, но истребит польский отряд, посланный разыскать и , возможно, убить будущего русского царя Михаила Романова.

-Степан Разин , бившийся (несмотря на все то, что о нем пишут как о разбойнике) за народное дело , лежа на раскаленном противне будет смеяться в лицо своим палачам; он же, обреченный на мучительную пытку водой, потеряет сознание, но не скажет ни слова.

А сколько примеров священного мученичества можно привести, вспоминая события Великой Отечественной войны ?

Десятки тысяч стариков, женщин, детей были сожжены фашистскими оккупантами. Они безропотно принимали мучительную смерть не только в надежде на справедливое возмездие, которое рано или поздно настигнет извергов. Возможно в последний раз сердце их грела мысль , что когда то сирые и убогие богомольцы отдавали сою жизнь за счастье их предков.

Сотни тысяч жителей блокадного Ленинграда погибли. Смерть настигала их на улицах, в очередях за ломтиком хлеба, в пустых неотапливаемых квартирах. Я не буду приводить высокопарных слов о том, что они умирали с улыбкой на устах, но они умирали стоически. Стоик-человек привыкший мужественно переносить все лишения. Такими стоиками были юродивые. Именно такими стоиками были ленинградцы.. То же самое можно сказать и о тех тысячах партизан , которые погибли от рук палачей, не выдав своих товарищей. Уж не тяга ли русских людей к мученичеству помогала им стойко переносить все пытки и издевательства ?

Немало случаев мученичества за правое дело можно найти среди поколения послевоенных годов: «афганцев» , «чеченцев» .Взорвать себя гранатой вместе , погубив окруживших врагов, взорваться в горящем БТэРе, но спасти товарищей- все это примеры совсем недавнего прошлого.

Но, вспоминая тех, кто обрек себя на мучительную смерть ради счастья других людей, я не могу не осуждать тех, кто добровольно, руководствуясь какой-то навязчивой мыслью, лишает себя жизни. На мой взгляд, это не мученичество. Это- трагическая глупость. Это – богопротивное дело, ибо только в руках божьих наша жизнь и наша смерть. Никогда я не пойму как сжигавших себя в семнадцатом столетии старообрядцев, так и нынешних самоубийц, кончающих с собой из-за несчастной любви…

Влияние юродства прослеживается и в русской культуре. Кто из нас не помнит знаменитую картину В.И. Сурикова «Боярыня Морозова»? Нищий старик \конечно же юродивый\ , верный своему раскольничьему двуперстию, благословляет женщину, падшую с самых верхов общественного положения, но не изменившую своих взглядов. И, право, совсем не чувствуешь грусти, глядя на эту картину. Другое чувство, более возвышенное, такое же как те два перста…

Подведу некоторые итоги. В ходе своего небольшого и пока первого \на данную тему\ исследования я пришла к следующим выводам:

А.Юродство как феномен русской общественной жизни явление многогранное и однозначно его нельзя оценивать, а главное, нельзя принижать значение юродства , так как под маской шутов скрывались люди, радеющие за судьбу своих сограждан.

Б.Юродство достаточно широко распространилось на территории Русского государства в течение XIV – XVI столетий и стало неотъемлемым атрибутом жизни общества. Распространению юродства способствовала как политика властей, желавших возвыситься над обществом( внешний фактор) так и желание юродивых исправить нравственные устои общества ( внутренний фактор).

В.Юродство оказало значительное влияние на культуру Русского государства и особенно на формирование русского человека как особого типа людей, готовых в решительную минуту испытать муки ради счастья других людей.

Одним словом, юродство оказало значительное влияние на общественную жизнь России вплоть до наших дней.


Список использованной литературы.

1.Большая советская энциклопедия \в электронном виде\

2. Достоевский Ф.М. Бесы.\ Москва. Художественная литература. 1957

3. Карамзин Н.М. . История государства Российского . Книга третья./ Ростов–на–Дону. Издательство «Феникс». 1994\

4. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций / Ростов–на–Дону. “Феникс” . 1998. Т. \1\

5.Пушкин. А. С. Драматические произведения. Проза.\ Москва. Современник. 1980

6. Радзинский Э. Распутин: Жизнь и смерть.\ Москва. Вагриус. 2000

7. Соловьев С. М. История России с древнейших времен.- Книга 4.-Т.7. \ Москва. Московский рабочий, 1991\

8. Толстой Л.Н. Воскресенье .\ Собр.соч. в 20 тт. Т.3\ Москва. Государственное издательство художественной литературы, 1961

9. Федотов Г. Святые Древней Руси \Москва. Московский рабочий. 1991\

10. Христианство: энциклопедический словарь./ Москва. Научное издательство “Большая Российская Энциклопедия. 1995, Т.2 . С. 527-528; Т.3. С.286-287\

11.Энциклопедия Брокгауза и Эфрона \в электронном виде\

12. Юдин А.В. Русская народная духовная культура ./ Москва. “Высшая школа” . 1999 \


.



Скачать, 347.69kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов