Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Экскурс в историю. Танец ХХ века

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/6
Дата17.03.2012
Размер3.09 Mb.
ТипДокументы
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6

Прежде чем приступить к изучению движений, условно обозначив для себя под понятием «современный танец» – танцы и танцевальные направления, возникшие в ХХ веке, давайте попробуем понять, что это за танцы, откуда они возникли, почему и чем отличались от других. С этой целью нам понадобиться совершить небольшой экскурс в историю.


ТАНЕЦ ХХ ВЕКА


Танец является зримым эквивалентом музыки, точным и лаконичным отражением жизни людей, их взаимоотношений, надежд и разочарований, связанных с социальными условиями того или иного времени.

В течение трехсот лет в отталкивании и притягивании различных культур зарождался танец ХХ века, столь многообразный, объемный, неожиданный, противоречащий всему, что было раньше, и в то же время несущий в себе огромное наследие культур целых материков.

Схема, по которой происходило рождение нового искусства, очень проста. Известно, что у мужчины и женщины разных народов, рас рождаются необычные, часто очень красивые дети, несущие в себе порой прямо противоположные гены, невероятнейшим образом соединяющиеся друг с другом. Примерно так же все происходило и здесь.

Переселенцы из Европы в надежде на лучшую жизнь отправлялись на новые земли недавно открытой Америки. Основной контингент переселявшихся в Северную Америку составляли ирландцы, шотландцы и англичане. Португальцы, испанцы открывали для себя живописные берега Южной Америки. За тысячи километров от своего прежнего дома люди обосновывались с твердым намерением в корне изменить свое положение, сделать его лучше, богаче, достойнее. И за тысячи километров от своего прежнего дома они восстанавливали прежние взаимоотношения, прежние традиции и устои. Аборигены постепенно терялись в огромном потоке переселенцев, их культура незаметно растворялась в культуре европейцев, придавая ей новые оттенки. На новой земле танцевали все те же сельские танцы («кантри данс») фольклорного характера и бальные: менуэт в XVIII веке, затем в XIX – котильон, контрданс, галоп и кадриль.

Однако, начиная еще с ХVI столетия, в Америку проникает культура другого материка. С приходом переселенцев из Европы, Америка, Северная и Южная, все больше оживала. Строились фабрики, заводы, возникали ранчо и плантации. Новым землям, подобно растущему организму, нуждающемуся в еде, необходима была рабочая сила. Дешевая, безропотная и управляемая. Этой силой становятся рабы из Африки. Невольники, завозимые из самых различных регионов этого континента, несли с собой музыку и танцы своих стран, которые, в той или иной степени, смешивались с местными фольклорными видами, либо доминируя над ними, либо видоизменяясь до неузнаваемости.

Таким образом, в соединении различных культур, пройдя через сложнейший процесс взаимопроникновения, рождалась культура абсолютно новая, наиболее полно сформировавшаяся в ХХ веке. И, пожалуй, ярче всего это проявилось в музыке и танце.

Истоки джаза, ставшего значительным явлением ХХ века, лежат в соединении европейской музыки и музыки африканских негров. Европейские молитвы Господу, прославления воителей, плясовые, колыбельные, погребальные, наверное, остались бы застывшей музыкой, не соединись они с негритянскими ритмами, танцами, с традиционным африканским барабаном и своеобразным негритянским хором: «зов – ответ». Перевозимые в трюмах, словно не люди, а груз, черные рабы общались друг с другом с помощью хлопков в ладоши, постукиваний по ящикам и бутылкам. Попав в Америку, восприимчивые к музыке негры слышали европейские песни и пытались их воспроизводить. Для того чтобы воспитать в рабах покорность и смирение, их обращали в христианство, заставляя распевать псалмы и молитвы. Негры пели. Но пели они библейские строки все-таки по-своему, привнося в мелодии африканский ритм, африканский нерв и сопровождая их ритуальными плясками. Так возникли религиозные негритянские песни – «спиричуэлс». Они сопровождались хлопками в ладоши, пританцовыванием и ударами в тамбурины. Первый концерт, где белые американцы услышали спиричуэлс, состоялся в 1871 году. Необычным и новым в этом была коллективная импровизация, оригинальная подача с использованием эмоциональных танцев и разного рода телодвижений. Спиричуэлсы во многом предвещали появление джаза.

Следует отметить, что процесс взаимопроникновения культур, как и сам факт совместного проживания «белых» и «черных», происходил слишком непросто. Пренебрежительное поначалу отношение белого населения к неграм, постепенно, через борьбу, бунты последних, сменялось отношением более лояльным. Поэтому только во второй половине XIX века, уже после завершения Гражданской войны Севера и Юга, чернокожее население имело некоторую возможность оказаться на сцене и представить свое искусство более широкому зрителю. Пока, правда, только через комедийное представление выходившего на сцену афро-американца.

Огромную роль в появлении джаза, кроме спиричуэлс, сыграли также музыкальные театры менестрелей. Это были полупрофессиональные коллективы, работавшие в комедийном, гротескном жанре. Первыми были «Менестрели из Виргинии», труппа была образована в 1843 году. Репертуар в основном строился на псевдонегритянской жизни, источником сюжетов которого на самом деле являлся негритянский фольклор. В США шоу менестрелей имели беспрецедентную популярность. Они заполонили Америку во второй половине XIX века и проникли даже в Европу. В выступлениях менестрелей огромная роль отводилась танцу, подчеркивавшему новизну и своеобразие музыки. Понятные, упрощенные по форме в отличие от балетной традиции, танцы поражали воображение виртуозным мастерством. Огромной популярностью, к примеру, пользовался танец джуба (juba), который считается подлинно африканским танцем. Но, кроме негритянских танцев, были популярны танцы-пародии (на другие танцы: народные хороводы, танцы грузчиков, бродяг, моряков и т. д.). По сути, театр менестрелей можно отнести по типу к эстрадному варьете. В отличие от импровизированных танцев невольников, менестрельные танцы были строго продуманы и разработаны в соответствии с эстетикой эстрады. Поражавшие зрителей физические особенности исполнения (особый шаг, мышечная свобода танцоров и при этом точность исполнения сложных ритмических движений), использовались в гротескно-фарсовой направленности. Но самый большой комический эффект создавался за счет особого – быстрого, с акцентированием и притопыванием, – движения ног в соотношении с кажущимся «равнодушным» корпусом.

Необходимо отметить, что менестрельные комедии явились предвестниками прежде всего эстрадного джаза. В представлении-буффонаде, где участвовали негр-«денди» (пародия на чопорного южного светского плантатора) и белокожие «аристократы», звучала музыка, напоминавшая быстрый синкопированный марш. Постепенно эти короткие «вставки» стали длиннее и в последнее десятилетие XIX века приобрели самостоятельную салонную («кейкуок») и эстрадную («рэг-тайм») жизнь.

Кейкуок распространился в виде салонного танца не только в Америке, но и в Европе. Ритмы его обнаруживались в фортепианных пьесах, маршах для духового оркестра и даже в бальных танцах европейского происхождения. Кейкуок, вытеснив польку, кадриль, контрданс и другие популярные танцы, дал жизнь ряду других танцев, с которыми мы познакомимся в дальнейшем. Позже мы обратимся и к рег-тайму, который, будучи перенесен на фортепьяно, стал первым составным элементом зрелого джаза.

Коснувшись сценических форм искусства конца XIX века – музыкального театра менестрелей, следует отметить существование в США и других жанров, сыгравших определенную роль в появлении в Америке ХХ века такого знаменитого жанра, каким является мюзикл.

В отличие от европейского бурлеска XVII-XVIII веков, являвшегося формой сатирической комедии, пародирующей какой-либо драматический жанр, американский бурлеск – это эротико-комедийное шоу. Впервые такое шоу было поставлено Майклом Беннетом Ливиттом в США в 1866 году. В представлении участвовали акробаты, певцы, комики. К концу XIX века бурлеск превратился в собрание разнообразных эстрадных номеров, основанных на двусмысленности и непристойности, появились стриптизные номера, позже составившие его главную «изюминку».

Водевиль – сценическое представление легкого, комедийного жанра, популярное в 1890-1920 годах. В отличие от европейской версии водевиля, как правило, не имел единого сюжета и, скорее, приближался к варьете, к представлениям мюзик-холла, где различные музыкальные, танцевальные и цирковые номера следовали друг за другом в произвольном порядке. Разновидностью водевиля можно считать ревю, в котором номера соединялись некоей тематической линией.

Пожалуй, единственным музыкально-театральным жанром, сохранившим в Америке свои европейские корни, была оперетта. Оперетта («маленькая опера») – это сценическое произведение, включающее танец, пение и диалог. Она произошла в XIX века от оперы-комик, носила развлекательный характер. В конце XIX века наибольшей популярностью пользовались оперетты английских, французских и австрийских авторов.

Музыкальный театр менестрелей, бурлеск, водевиль и оперетта считаются истоками мюзикла. При этом невозможно не обратить внимания на то, что все вышеперечисленные жанры носят в принципе один и тот же характер – развлекательный. Дело в том, что театральное искусство США развивалось совершенно по особому пути. Большинство переселенцев, проповедуя идеологию аскетизма, с одной стороны, и, стремясь обогатиться, – с другой, на протяжении двух столетий отводили театру роль «низкого» и социально не одобряемого вида человеческой деятельности, в то время как тенденция, идущая от европейского Просвещения XVIII века, рассматривала театр как объект идеологического воздействия на общество. В США же провозглашалось средоточие духовной жизни интеллектуальное, средоточие духовной жизни через художественное развитие официальную идеологию не волновало. Только лишь прикладное отношение к искусству не может не дать своих плодов, отразившись не только на его развитии, но и непременно на духовном развитии человека и данного общества. Так, к примеру, первый «балет» был устроен в Америке еще в 1735 году, а широкая американская публика познакомилась с классическим балетом лишь в ХХ веке. Таким образом, существование американского театра вне официальной идеологии способствовало развитию его самых примитивных и грубых форм. Это не могло уничтожить театр совсем, но обусловило совершенно определенные формы его развития.

Однако развитие музыки и танца активно продолжалось на фольклорно-бытовом уровне.

Невозможно обойти вниманием и еще один танец, родившийся в Северной Америке. Интерес к нему не угасает и по сей день. Пожалуй, главной его особенностью является ритм, отбиваемый стопами ног. Впрочем, ритм ведь всегда играл значительную роль в жизни человека. Именно из ритма возникли первоначальные формы искусства: музыка, танец, стихосложение. Ритм может успокаивать и возбуждать нашу психику.

Английские и ирландские крестьяне, носившие своеобразную деревянную обувь, танцевали джигу издавна. Сосредоточенные на движениях ног, пытаясь таким образом согреться, они не обращали внимания на неподвижность корпуса, рук, выражения лица. Впрочем, некоторые историки полагают, что характерная неподвижность тела при исполнении джиги связана у ирландцев с карательными законами англичан середины XVII века, запрещавшими обучение ирландцев чему-либо, в том числе музыке и танцам. Кроме того, церковь объявила движения рук непристойными. Но, как бы то ни было, характерной особенностью джиги были отбивание ритма носками и пятками при неподвижности корпуса.

В африканских же этнических танцах стопа полностью стояла на земле, не было движений носком и пяткой. Особенность африканского танца состояла в умении быть гибким, двигаться всем телом, исполняя скольжения, импровизировать.

Результатом органичного слияния элементов ирландской джиги и танцев народов Америки и Африки стало появление в Америке в середине XIX столетия танца теп (в России называют «чечетка» или «степ», в Америке – «tap dance»). Необходимо также отметить, что истоки тепданса обнаруживаются не только в танцевальной культуре ирландцев и англичан, но и в культурах других европейских народов. К примеру, в испанских сапатеадо и в русских дробушках.

Рассмотрев ситуацию со становлением танцевального искусства к началу ХХ века в Северной Америке, обратим наше внимание на Южную. Наибольший интерес представляет происхождение двух танцев: аргентинского танго и бразильской самбы.

Португальские моряки, оказавшиеся у берегов Южной Америки, однажды увидели прекрасную бухту, песчаный пляж, за которым располагался изумительный лес, и реку, впадающую в океан. Был январский день, поэтому место, поражавшее своей необычайной красотой, было названо «Январской рекой» – Рио-де-Жанейро. Регион, первоначально называвшийся Байей, постепенно расширялся и со временем превратился в страну под названием «Бразилия».

Так же, как и в Северную Америку, сюда с XVI века завозили рабов из Африки, особенно из Анголы и Конго. Чернокожие вынужденные переселенцы привозили с собой обычаи и традиции своих стран. После долгого трудового дня они пытались снять с себя усталость, и в этом, как нельзя лучше, им помогал гипнотический, вводящий в транс, ритм барабана батико. Покоряясь завораживающему ритму батико, они танцевали, называя свой танец «семба». В переводе с банту слово означает покачивание тазом. Кроме сембы, танцевались еще embolada и batique. Слово «embolada» в Бразилии сейчас синоним слова «дурацкий»: в танце с этим названием изображали корову с шарами на рогах. Batique танцевали в кругу шагами, похожими на чарльстон, в центре круга обычно находилась пара. Сейчас трудно себе представить, какое впечатление эти танцы производили на европейцев. Танцующие не просто находились близко друг к другу – они касались друг друга пупками. Если мы вспомним, сколь нелегкой была судьба вальса, нас не удивит тот факт, что эти танцы считались греховными. Танец batique даже был запрещен королем Испании. И, одновременно, так же как и вальс, они были необычайно популярны.

В первой половине XIX века в Южной Америке появился достаточно сложный танец, вобравший в себя три вышеуказанных, в котором были дополнительные колебания корпуса и бедер. Этот танец назывался lundu. Позднее в танец были привнесены шаги, которыми движутся участники карнавала в Рио-де-Жанейро и сегодня. Называются они по имени пляжа Copacabana.

Как и большинство других танцев, этот танец, хотя и измененный, чтобы можно было танцевать в закрытой позиции, постепенно проникал и в высшие слои общества. Его именовали «изящным бразильским танцем» и к завершению второй половины XIX века танцевали под названием Zemba Queca. Происхождение слова «самба» неясно, хотя ребенка негра и бразильской женщины называли словом «zambo». И, даже если эти слова на самом деле, не имеют между собой ничего общего, их близкое звучание кажется вполне символичным.

Версии происхождения аргентинского танго противоречивы. По одной из них, изначально танго – энергичный танец из категории танцев фламенко, попавший вместе с другими народными испанскими танцами в Аргентину после завоевания испанцами Южной Америки. По другой, танго происходит от африканского танца tangano, завезенного сюда вместе с чернокожими рабами.

Также существует несколько версий происхождения самого слова «танго».

В Аргентину в XIX столетии стекалось огромное количество переселенцев из Европы в поисках лучшей жизни. Среди них было много итальянцев, которых называли «тано». Креолы (потомки первых испанских и португальских переселенцев, а также потомки африканских рабов) и гаучо (этническая группа, образовавшаяся в XVI-XVII вв. от браков испанцев с индейскими женщинами), составлявшие местное население, вскоре уже называли словом «тано» всех новых переселенцев. Существует версия, что «танго» происходит от слова «тано». Большинство итальянских иммигрантов поселилось в старом портовом районе Буэнос-Айреса под названием Ла Бока. И именно с Ла Бока связаны самые яркие страницы в истории танго.

Вот другая версия. Африканский барабан, под который исполнялись ритуальные пляски, имеет название «тамбо». Считается, что происхождение слова «танго» вполне могло возникнуть отсюда.

Есть и еще одна версия, по которой слово «танго» имеет ярко выраженное африканское происхождение и означает «место встречи» или «особое место».

Не отдавая предпочтения ни одной из версий происхождения танца и самого слова «танго», очевидным представляется то, что танго – это сплав сразу нескольких танцевальных форм. Это и кубинская хабанера с характерным сомнамбулическим слиянием тел, и андалузское фанданго с ослепительными кружениями, и африканское кандомбе с двойным притом. Однако, как полагают, самым сильным было влияние креольской милонги с прихотливым переплетением ног. Слово «милонга» означает «вечеринка».

В таком сплаве различных танцевальных форм танго появилось в портовых притонах и тавернах окраин Буэнос-Айреса, куда в XIX веке попадали новые переселенцы из Европы. Надежды на лучшую жизнь сменялись отчаянием. Отвергнутая богатыми кварталами окраина замыкалась в себе. В противовес обществу здесь появлялись свой язык, своя манера одеваться, держаться, появлялись своя музыка и откровенное, дерзкое танго.

Подавляющее большинство выходцев из Европы составляла молодежь. Мужчин при этом было в пятьдесят раз больше, чем женщин. Умение танцевать становилось необходимостью: так молодой мужчина мог привлечь внимание женщины. В естественно возникавших в таких условиях притонах, руководимых содержательницей заведения и сутенером, молодые люди познавали движения танго. Добиваясь внимания женщины, мужчины танцевали поодиночке или друг с другом, нередко заканчивая танец поножовщиной и смертью одного из участников. Женщины стали танцевать танго несколько позднее. Их партнерами были клиенты, в том числе и жители богатых кварталов, просочившиеся в злачные окраины.

Танго еще не имело строгих форм. Однако зарождавшийся танец нес в себе два очень важных начала: это эротическая направленность и своеобразная состязательность, родившаяся от изображения «дуэли» за благосклонность женщины. Исполнялось танго под скрипку, флейту и гитару.

Следует отметить, что развитие музыкального и танцевального искусства Северной и Южной Америки в силу географического положения, происходило во взаимосвязи. Так, к примеру, латинский или, точнее, афро-латинский фольклор с юга США (Нью-Орлеан) проникал на север. А значит, проникали и танцы: калинда, чакта, бабуй, «дикое» Конго и многие другие. Вместе с танцами появился банджо – струнный щипковый музыкальный инструмент с длинным грифом и круглым корпусом, сверху затянутым кожей, возникший на основе сходного по форме африканского инструмента. Под банджо пели баллады, но главным образом он использовался как обязательный, органический элемент хореографии.

Говоря о танцевальном искусстве ХХ века, нельзя обойти вниманием и Старый Свет. В Европе XIX века также происходили различного рода процессы, повлиявшие на возникновение новых танцевальных форм. Сложность общественных отношений, первые революции, быстрые темпы развития общества – все это не могло не отразиться на развитии культуры. Возникали новые стили, изменялись нормы этикета, деформировался костюм. Несмотря ни на какие запреты, бальные залы заполонил венский вальс, где впервые танцующие находились не рядом друг с другом, а напротив. Причем рука партнера располагалась на спине партнерши, а ее рука – на его плече. Интересным представляется в этой связи гневное высказывание о вальсе лорда Байрона, увидевшего свою жену, танцующую с его другом на «недопустимо» близком расстоянии: «Здоровый джентльмен, как гусар, раскачивается с дамой, как на качелях, при этом они вертятся подобно двум майским жукам, насаженным на одно шило». Следует отметить, что к XIX веку французские танцы отошли на задний план. Их место занимали танцы, восходившие к народной основе Англии, Германии, Австрии и славянских стран. Кроме вальса, с восторгом принимались танцующими галоп, мазурка и особенно полька.

Все эти танцы, конечно же, со временем попадали на американский континент. Так вальс, попавший в США в середине XIX столетия, дал импульс к рождению в конце XIX века салонного лирического танца под названием «вальс-бостон» (по названию города Бостон в США). Наряду с бытовыми бальными танцами происходили и индивидуальные поиски в изучении пластики и жеста.

Франсуа Дельсарт – французский преподаватель музыки и музыкальный теоретик – разработал систему телодвижений для развития координации, грации и выразительности, которая оказала значительное влияние на основоположников танца-модерн, ставшего важнейшим явлением танцевального искусства ХХ века. Все движения он разделил на три категории: центробежные, центростремительные и нейтральные. Для разнообразного их сочетания, деления и противопоставления он разработал шкалу, аналогичную системе музыкальных тональностей. Изучая драматическое искусство, Дельсарт пришел к выводу, что каждое переживание человека сопровождается определенными движениями тела под музыкальное сопровождение, а следовательно, путем воспроизведения движений можно создать у зрителя впечатление переживания.

Важными оказались и эксперименты швейцарского композитора и педагога
  1   2   3   4   5   6

Скачать, 64.79kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru