Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Говори меньше. Скажи больше

Загрузка...
Поиск по сайту:


Дата19.03.2012
Размер0.73 Mb.
ТипДокументы
Содержание
В этом номере вы найдете
Музыка в годы войны
107 тысяч авиабомб
187 памятников архитектуры и истории
Подобный материал:






Говори меньше. Скажи больше.

Бредли Тревор Грив




Газета Студенческого совета СЗФ РПА Минюста России № 36



Дорогие друзья, уважаемые читатели! В нашем календаре много праздников: тут и новый год, и 8 Марта, и 23 Февраля. Но есть среди них особый праздник – День Победы. Он уникален тем, что это день воистину всенародного торжества, потому что война затронула каждую семью. И тем более 9 Мая важный день для всех, чья жизнь так или иначе связана с Ленинградом, Петербургом.

Поэтому праздничный выпуск «СТУДиИ» полностью посвящен 9 Мая, мы решили рассказать о том, как люди стремились к Миру. Спорт, музыка, жизнь музеев… казалось бы, такие мирные, не совместимые с войной понятия. В этом номере вас

ждет уникальный материал: в рубрике «Персона» читайте интервью со знатоками и очевидцами многих событий «мирной войны», только нашим читателям они расскажут о том, какими усилиями нашей стране досталась Великая Победа.

Огромное спасибо курсам, которые приняли участие в составлении это «мирной летописи жизни в военный период».

Ну и конечно, хочется от всей души поздравить вас с Днем Победы, пожелать добра, счастья и, конечно, Мира, который, как показывает история, дороже любых честолюбивых амбиций.











^ В этом номере вы найдете:

«О спорт! Ты – Мир!» - стр. 2

Глазами победителя – стр. 3

Мелодии, спасшие жизни – стр. 4

История одного музея – стр. 5

О том, как спасали сокровища нации – стр. 6

Note Bene – стр. 8


СПОРТ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Даже не знаю, с чего и начать. … Спорт в военное время – это очень обширная тема, поэтому ограничусь я рассказом я о футболе.

Сразу после начала войны Сталин издал указ о том, чтобы спортсменов на фронт не забирали. Но, как мы знаем, далеко не все, к сожалению, совершалось у нас по указу (если бы все было по указам, то наши войска в сентябре 41-го штурмовали бы Берлин, а не ложились под Ленинградом), и поэтому спортсмены наряду с другими гражданами брали в руки оружие и защищали города, где играли и жили, это были в первую очередь ленинградцы и сталинградцы.






Фашистские войска, стоявшие под нашим городом, наверное, сходили с ума и думали: «Этот народ не победим!». Что и говорить: в погибающем от голода городе сначала создаёт и исполняет свою симфонию Шостакович, пишет стихи Ольга Берггольц, ставят спектакли, проводят футбольные матчи. Эти матчи впоследствии назовут «Матчами Жизни». Только в мае 42-го было проведено два матча, причем футболистов в прямом смысле вывозили с фронта. Так, например вратарь Георгий Шорец разу после сыгранного матча вернулся в свой взвод, где он был снайпером (впоследствии он был награжден орденом Красной Звезды), а его оппонент Виктор Набутов – на броневой катер Балтийского флота (он тоже получил заслуженные награды – ордена Красной Звезды и Красного Знамени). Знаменитый нападающий Евгений Архангельский был фронтовым разведчиком, а после войны в составе сборной «Динамо» выступал в матчах «Динамовского турне по Великобритании». Трансляции с матчей жизни транслировались не только на территории города, но и далеко за его пределами, что поднимало дух нашим воинам на Ленинградском, Псковском, Новгородском фронтах, а на немецкие линии трансляции велись на их родном языке, что не могло не угнетать врагов.

Многие футболисты отдали себя не на футбольном поле, а на поле боя. Среди них были такие довоенные звезды как Владимир Вонг и Борис Шелагин которые пали за Ленинград, брат Бориса — Евгений, погиб под Сталинградом...

Ещё один изумляющий факт не могу оставить без внимания. В Сталинграде в 43-ем был проведен матч с московским «Спартаком». В город, которого фактически уже не было, через линию фронта прилетела столичная команда. Поразительно, но в Сталинграде, от которого ничего не осталось, где у людей не было жилья, стадион уцелел, на нём-то и был проведен матч. В этом матче гости столицы так и не смогли забить мяч, а вот сталинградская команда смогла распечатать ворота соперников и матч завершился победой хозяев 1:0. Хотя в этом контексте слово «соперник» весьма и весьма условно: о каком соперничестве может идти речь, если в городе шли бои за каждый дом, за каждый этаж этого дома, за каждую комнату этажа, а вчерашние противники на футбольном поле сегодня сражались спина к спине против фашистов.

Нельзя не сказать и о «Матче смерти». В оккупированном фашистами Киеве был проведен матч между игроками киевского «Динамо» и игроками, собранными из оккупационных войск. Результаты матча ошеломили всех: киевляне разгромили оккупантов. После этого шесть игроков «Динамо» были казнены… Нельзя утверждать, что это произошло только из-за того, что игроки не побоялись обыграть оккупантов и опозорить их, но и нельзя исключать того, что у палачей были личные счеты с казненными.

Хочется закончить тем, с чего и начал, вернуться в военный Ленинград. Весной 1944 года истощённые футболисты «Зенита» вышли в финал Кубка СССР, где переиграли московское «Динамо», несмотря на то, что пережили блокаду и только-только стали набирать силы.

Футбол, как и спорт в целом, помог пережить войну и победить, думаю, не меньше, чем полевая песня или полевой театр. Футбол поднимал дух умирающим в Ленинграде, он помогал солдатам отвлечься от кровавых боев под Сталинградом, и в то же время футбольные матчи, проводимые советскими футболистами, наводили страх на вражеские войска, которые так и не смогли понять, как же это голодные люди могут играть в футбол под падающими бомбами и летящими пулями.




ПЕРСОНА


ДОСЬЕ






Анокина Людмила Григорьевна

Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер России. Кандидат педагогических наук. Серебряный призер чемпионата Европы 1945 г в Норвегии. Обладательница неофициального мирового рекорда в метании копья. Победитель и неоднократный призер первенства СССР.


Детство Людмилы Григорьевны прошло на Ржевке, училась она в школе №1, затем поступила в институт имени П.Ф. Лесгафта.

«Спортивные залы были хорошо оборудованы: имелось все необходимое, не так, как сейчас. Выходные дни, вечерние часы молодежь после работы проводила на стадионах. В то время было много хороших спортсменов».

Война застала Людмилу Анокину на базе в Кавголово: спортсмены готовились к физкультурному параду на Красной площади. «Сегодня – физкультурник, завтра – боец»! Таким должен был стать их девиз.






В первую блокадную зиму Людмила Анокина стала готовить ополченцев в блокадном городе. Она была начальником пункта по сбору лыж у населения, их ремонту и отправки на фронт. Вела лыжную подготовку политработников. Занятия проходили сначала на стадионе «Динамо», потом в саду Смольного.

«В сад около Смольного собора ходила пешком от института Лесгафта, где мы находились на казарменном положении. Там меня кормили супом, по-другому заниматься подготовкой я бы не смогла… падала в обмороки»

Позже в составе бригады специалистов лечебной физкультуры работала в батальоне выздоравливающих. Она и ее товарищи многое сделали для того, чтоб вернуть тысячи раненых воинов в ряды защитников города.

Затем по заданию властей выезжала в Иркутск, Сталинград, Хорог, где обучала рукопашному бою бойцов сибирских и высокогорных дивизий.

Институт вывезли из блокадного города через Дорогу Жизни в Нальчик.

« В Нальчике пришлось пробыть не долго: кабардино-балкарцы были настроены не дружелюбно, пришлось уехать сначала в Кутаиси, а затем в Тбилиси».

1945 год – год победы над фашистами – стал самым счастливым в ее жизни. Помимо общей победы у нее была и своя личная. Ведь она выиграла чемпионат СССР, а в 1946 г. стала серебряным призером на чемпионате в Осло. Тогда федерация нашей страны не являлась официальным членом мировой ассоциации легкой атлетики, и достижения не считались официальными, тем не менее, Людмила Анокина 7 раз перекрывала рекорд планеты, установленный немкой Штейн Хауер.

В своей жизни ей довелось побывать на приеме почти у всех советских вождей.

«В 1947г. нас принимал сам Сталин, в Кремле, что запомнилось, так это необыкновенная торжественность. Все проходило в Георгиевском зале, а когда мы поднимались по лестнице, каждому из нас вручали по гвоздике. Заранее было распределено, где кто сидит. Помимо спортсменов присутствовали работники музеев, театров, ученые – словом, вся элита СССР. Подобный прием проходил впервые – ведь нас приветствовало Политбюро, Ворошилов, который отвечал за спорт и сам Сталин. Сталин свое выступление начал с того, что сказал: “Сегодня в нашей стране лучшее – это дипломаты и спортсмены. Вы своими успехами прославляете нашу Родину даже больше, чем дипломаты”. В дальнейшем мне удалось повстречаться и с Хрущевым, и с Брежневым».

Несмотря на возраст, а Людмиле Григорьевне 87 лет, она продолжает тренировать спортсменов в Школе олимпийского резерва Санкт – Петербурга.



^ МУЗЫКА В ГОДЫ ВОЙНЫ





В один из июньских дней 1941 г. на Белорусском вокзале в Москве эшелоны с бойцами готовились к отправке на фронт. Провожавшие их артисты Краснознаменного ансамбля красноармейской песни и пляски СССР запели новую песню. Ее чеканная мелодия, суровость, мужественная сдержанность так захватили всех присутствующих, что песню пришлось повторить пять раз. Это была «Священная война», написанная композитором А. В. Александровым на стихи поэта





В. И. Лебедева-Кумача. Отсюда песня начала свой боевой путь и прошла его вместе с советскими воинами через все испытания к победе.

Песня быстрее всех других музыкальных жанров вошла в будни войны, стала частью жизни фронта и тыла. Она вливала новые силы в уставших бойцов, вдохновляла в бою. А порой помогала с достоинством принять неизбежную смерть. Не случайно певец А. И. Окаемов, идя на казнь в немецком плену, запел «Орленка» В. А. Белого. В минуты краткого отдыха звучали лирические песни «В землянке» К. Я. Листова и А. А. Суркова, «Темная ночь» Н. В. Богословского и В. И. Агатова, «В лесу прифронтовом» М. И. Блантера и М. В. Исаковского, «Вечер на рейде» В. П. Соловьева-Седого и А. Д. Чуркина. Песня как бы сокращала расстояния, приближала родных и близких, в песне солдат выражал свое чувство к любимой, веру в ее любовь. «Мне в холодной землянке тепло от твоей негасимой любви » — как много значили эти простые слова в суровые военные будни!

Война вошла не только в песню, но и в симфонию. В сентябре 1941 г., когда враг рвался к Ленинграду, по радио выступил Д. Д. Шостакович. «Час тому назад я закончил партитуру двух частей большого симфонического сочинения, — сказал композитор. — Если... удастся закончить третью и четвертую части, то тогда можно будет назвать это сочинение Седьмой симфонией». Так страна узнала о рождении великого произведения, известного всему миру как «Ленинградская симфония», произведения о войне, о стойкости и беспримерном мужестве советских людей, об их нерушимой вере в победу. Первая часть рисует картину столкновения резко враждебных сил: эпической лирической теме Родины противопоставлена тема фашистского нашествия. Шостакович дал беспощадный портрет фашизма: тупая механическая тема марша стала символом его бесчеловечности. В 1943 г. Шостакович пишет 8-ю симфонию. Трагедия войны с ее страданиями и миллионными жертвами, вера в победу советского народа переданы композитором с потрясающей силой. Многие музыканты сражались с врагом в рядах Советской Армии. Оставшиеся в тылу отдавали фронту свой талант и свое искусство.

473 тысячи концертов дали артисты и музыканты на передовых позициях действующей армии. Свыше 500 раз пела К. И. Шульженко перед воинами Ленинградского фронта в первый год войны. Под вражескими пулями звучали арии из опер, песни, произведения камерной и симфонической музыки. Самые известные исполнители — В. В. Барсова, М. Д. Михайлов, Д. Ф. Ойстрах, Э. Г. Гилельс, Я- В. Флиер, камерные ансамбли музыкантов участвовали во фронтовых бригадах. Артисты понимали ответственность своей миссии. В холодные дни, в суровых условиях фронта они выступали в концертных костюмах, в лучшей артистической форме, стремясь хоть на короткое время создать для солдат атмосферу праздника. «Прямо на снегу стоит Лидия Русланова... На ней яркий сарафан. На голове цветной платок... На шее бусы. Она поет... Звуки чистого и сильного голоса смешиваются с взрывами и свистом вражеских пуль, летящих через голову,» — так в рассказе В. П. Катаева оживает один из концертов певицы, состоявшийся за 15 минут до атаки.

В одной из песен, популярных в годы войны, были такие слова: «Кто сказал, что надо бросить Песни на войне? После боя сердце просит Музыки вдвойне!».Было принято решение возобновить на Апрелевском заводе прерванное войной производство грам­пластинок. Начиная с октября 1942 года, из-под пресса предприятия пошли на фронт вместе с боеприпасами, пушками и танками грампластинки. Они несли песню, которая была так нужна бойцу, в каждый блиндаж, в каждую землянку, в каждый окоп. Вместе с другими песнями, рожденными в это тяжкое время, воевал с врагом и «Синий платочек», записанный на граммофонную пластинку в ноябре 1942 года.




МУЗЕИ В ГОДЫ ВОЙНЫ








Из инструкции гитлеровского командования об уничтожении Ленинграда: "...2. Фюрер решил стереть город Ленинград с лица земли. С нашей стороны нет заинтересованности в сохранении хотя бы части населения этого города. ..4. Предложено тесно блокировать город и путём обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбёжки с воздуха сравнять его с землёй... ".

На город было сброшено ^ 107 тысяч авиабомб, выпущено около 150 тысяч снарядов





Было полностью разрушено и повреждено 10 тысяч 317 строений, в том числе ^ 187 памятников архитектуры и истории

Были повреждены Адмиралтейство, Инженерный замок, Мариинский театр… В аварийном состоянии залы Эрмитажа и Зимнего Дворца… Превратились в руины Гатчина, Петродворец, Пушкин, Павловск….


История одного из музеев….

22 июня 1941 года все работники Эрмитажа были вызваны в музей. Научные сотрудники Эрмитажа, работники его охраны, технические служащие - все принимали участие в упаковке экспонатов, затрачивая на еду и отдых не более часа в сутки.

Потом пришли на помощь сотни людей, которые просто любили Эрмитаж... К еде и отдыху этих людей приходилось принуждать приказом. Им Эрмитаж был дороже своих сил и здоровья…

"Орбели кликнул клич. Это была самомобилизация всей ленинградской интеллигенции… Надо было торопиться. Враг подходил к городу. Реставраторы дали согласие срезать картины с подрамников. Так было быстрее. Но что значит срезать картины?! Художники на это не пошли. Сократили время отдыха, сна"

Художница Л. А. Рончевская

"Работаем с утра до позднего вечера. Ноги гудят. Снимаем картины со стен... Обычного чувства трепета перед шедеврами нет, хотя "Данаю" заворачиваем нарочито медленно. Скорее, скорее все это убрать! Внизу скульпторы что-то упаковывают в ящики. По залам всюду Орбели. С каждым днем бригада художников редеет. Пустой Эрмитаж похож на дом, из которого вынесли покойника"

Художница Е. В. Байкова

Все, что могло понадобиться для эвакуации, было заготовлено задолго. В Эрмитаже, в его крепких подвалах строились надежные бомбоубежища; для эвакуации ценностей музея были подготовлены ящики, каждый из них имел свой номер, список предметов, которые должны быть в нем помещены, упаковочный материал.

После отправки части экспонатов на Урал в Эрмитаже продолжалась работа: снимали со стен полотна, спускали с пьедесталов и переносили в подвалы статуи, убирали из залов люстры, мебель, бронзу. Все эти предметы были спущены по деревянному настилу в залы первого этажа, расположенные под монументальными сводами здания, в строго определенном, продуманном порядке.

"Когда установились сухие солнечные дни, мы вытащили всю мягкую мебель во двор. Обивка на диванах, креслах, стульях не была видна под толстым пушистым слоем плесени, будто не бархатом и атласом были они обиты, а отвратительной зелено-желтой цигейкой. Солнце высушивало плесень, и тогда мы пускали в ход щетки и метелки. Весь день - пыль столбом и резкий, едкий запах сернистого газа..."

А. М. Аносова

"Опустевшие залы величественны и огромны, их стены в кристаллах изморози. Никогда они еще не казались мне такими великолепными. Прежде внимание обычно приковывали к себе живопись, скульптура или прикладное искусство, и малозаметным оставалось искусство создавших дворцы замечательных архитекторов и декораторов. Сейчас же здесь осталось только их изумительное искусство (да повсюду следы жестокого, безмозглого фашистского варварства)".

В. Милютина

Летом 1944 г., когда основные коллекции Эрмитажа находились еще в тылу, было решено провести в Эрмитаже выставку тех экспонатов, которые не были эвакуированы. 11 октября 1945 г. началась разгрузка двух эшелонов, прибывших из Свердловска. 14 октября началась развеска картин Рембрандта. К 4 ноября 1945 года было открыто 69 залов общей площадью 10 083 квадратных метра.


.Жители Ленинграда воспринимали возможность вновь ходить по чистым и теплым залам Эрмитажа как заслуженную награду после перенесенных испытаний, как реальное доказательство блестящих побед над врагом…




ПЕРСОНА

ДОСЬЕ









Некрасов Сергей Михайлович,

директор Всероссийского музея А.С. Пушкина.

Родился 4 сентября 1947 года в Царском Селе (г. Пушкин). Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Кандидат исторических наук. Доктор культурологии. С 1967 года работает в музеях Санкт-Петербурга. С января 1988 года - директор Всесоюзного музея А.С. Пушкина. Член нескольких отраслевых Академий. Заслуженный деятель искусств России. Автор и ведущий телепередач. Член Союза кинематографистов России. Автор книг и статей по проблемам музееведения, истории русской культуры и общественной мысли XVIII – начала XIX вв. Почетный гражданин г. Пушкина. Имеет государственные награды России и Франции.


Сергей Михайлович любезно согласился рассказать нам о жизни музеев во время блокады.







30-е годы XX века были охарактеризованы тем, что в Мире сложилось два мощных режима: в Советском Союзе – социализм - с одной стороны, и Национал Социализм в Европе – с другой. Был подписан пакт о ненападении, и даже прошел совместный парад германских и советских войск на западной границе нашей страны. Казалось бы, какие-то светлые, радужные перспективы можно было в этом усмотреть. Но все понимали, что все совсем не так, все гораздо сложнее - неизбежно столкновение, неизбежны военные действия. И поэтому на всякий случай был подготовлен соответствующий приказ об эвакуации музейных ценностей из крупнейших музеев нашего города. К этому приказу прилагалась подробнейшим образом подготовленная схема эвакуации экспонатов и перечень предметов, которые нужно было эвакуировать: что в первую очередь, что во вторую, третью... и что уже потом, при необходимости, приходилось оставлять.

Все эти инструкции были запечатаны и лежали в сейфе в кабинетах директоров музеев. Когда начались военные действия, директора, согласно инструкции, вскрыли пакет и начали эвакуацию экспонатов.

Эвакуации шла по двум направлениям: в Новосибирск и Петербург (Исаакиевский собор). И в течение всей блокады в подвалах собора хранились предметы из Екатерининского, из Павловского дворца … А чтобы мебель, ткани не стали гнить и портиться, обессиленные музейные сотрудники выносили их из подвалов на солнышко.

Еще фронт не приближался к городу, еще не понятно, что будет дальше, но с объявлением военных действий приказ начал действовать. Хотели вывозить все полностью, но чем ближе подходил фронт, тем сложнее была ситуация: лошадей не хватало, подвод не хватало, машин не хватало. Если изначально собирались вывозить весь гарнитур, то вскоре из гарнитуров брали уже один стул, одно кресло, чтобы по ним впоследствии все можно было восстановить, что, собственно, и делалось. Таким образом, что можно было спасти - спасли. А потом, кому особенно носить-возить? Мужчин сразу мобилизовали, остались музейные работницы, которые имели не самые большие возможности, и работа была тяжкая. Эвакуация продолжалась вплоть до сентября 1941, пока не замкнулось кольцо Блокады.

Иногда нельзя было просто что-то взять и увезти. Ну, например, когда начали артобстрелы пригородов Петербурга, а они начались, к сожалению, рано, то было множество прямых попаданий. В Царском Селе два попадания: в самый центр, туда, где находится парадная лестница, второе – большой зал Екатерининского дворца. В условиях бомбежки и обстрелов снять Янтарную комнату было невозможно. Надо было произвести работу по консервации экспонатов: брали тончайшую папиросную бумагу, обклеивали ею несколько раз экспонат, потом нежными тканями, материалами… К моменту, когда все был упаковано, кольцо замкнулось и немцы вошли в Царское Село, и Янтарная комната была ими вывезена. И где она,





В Павловском дворце есть уникальный экспонат – туалетный прибор, подаренный французским королем Людовиком XVI - он был зафиксирован под №1, и его должны были вывозить первым.





У Екатерины в старости было кресло на колесиках. Оно хранилось в Екатерининском дворце. Один из жителей Царского Села свои пожитки собрал, а куда их девать - было не- понятно. И вот, пробегая мимо дворца, он увидел кресло на колесиках, побросал туда все свои вещи и уехал в эвакуацию. После окончаний военных действий он вернулся обратно с этим же самым креслом.





до сих пор никто не знает.


Во время блокады музеи пытались вести небольшую работу. Конечно, это не была настоящая работа, и экскурсантов не было, но иной раз пытались организовать какие-то экспозиции, которые были связаны великими и знаковыми людьми из нашей военной истории. Поэтому не случайно все памятники были укрыты, а вот памятники Суворову, Кутузову стояли открытыми. Многих приводили к могиле Кутузова в Казанском соборе. Приходили те, кто шли воевать: им показывали могилу и рассказывали о воинской славе России. Многие музеи из своих запасов доставали какие-то экспонаты, которые так или иначе были связаны с героическим прошлым русского народа.

Эрмитаж работал в годы войны. Вывозить сокровища Эрмитажа в полном объеме было нельзя, были предприняты какие-то меры для их сохранения, например, музее оставались жить его работники.

После окончания военных действий, после окончательного снятия блокады Петербург возвращается к мирной жизни. Пригородные музей в ужасном состоянии, потому что в 42 и 44 годах и в Екатерининском и Павловском дворцах были пожары. Также эти дворцы были заминированы: случайно заметили проволоку и на всякий случай решили проверить - оказалось, что в Екатерининском дворце было заложено 11 авиабомб. Хотя взрывать там уже было нечего: оставались голые стены, но сохранилось очень много элементов отделки, несмотря на утраты во время пожаров. Многие вещи все же были похищены. В окрестных лесах, парках где-то в 10-15 км находили вещи в землянках,.. Часть икон, написанных на холсте, были вырезаны из подрамников и увезены. Некоторые из них находили вдоль дорог. Многое было вывезено как трофеи, поэтому существует проблема реституции. Проблема состоит в том, что до недавнего времени не был составлен список утраченных вещей. В 44 году была создана Комиссия по расследованию злодеяний на нашей территории, и был раздел, посвященный утрате произведений искусства. Была зафиксирована малая доля – лишь то, что лежало на поверхности. И только сейчас, в 90-е годы XX века, возникли более полные списки утраченного, по которым ведутся какие-то переговоры.

Вообще реституция была применена первый раз после войны 1812 года. В XX веке все усложнилось тем, что многие вещи попали в частные коллекции. Кое-кто, выполняя волю своих умерших родителей, возвращает произведения искусства лично. Для морального примера очень хорошо, но проблему не решает.

Была государственная политика, которая определяла дальнейшую жизнь, дальнейшее существование, в частности, пригородов Петербурга, которые почти погибли во время войны. Думали, что их вообще невозможно восстановить. Возвращать экспонаты некуда - все разбито. Много было утрачено.

По приказу Правительства было создано Объединенное хранилище музейных фондов. Все вещи стали туда собирать. Глава хранилища поехал в Германию в командировку, где пробыл несколько месяцев. Он проехал и прошел по всем дорожкам и тропинкам, нашел очень многое и в неожиданных местах вплоть до того, что отправился на литейный завод. В груде металла на переплавку лежали две фигуры, которые стояли на пандусе в Екатерининском дворце. Наметанный глаз музейщика заметил любопытные металлические ящики – вскрыли: нашли ценнейших пород дерева с перламутровой инкрустацией паркет одного из залов Екатерининского дворца.

А дальше началась полная реставрация. Общее настроение было не оптимистичным: денег нет, смысла восстанавливать все это нет... Поэтому появилось мнение, что нужно уничтожать оставшиеся дворцы. Но это была одна точка зрения. Существовала и другая: необходимо восстанавливать музеи, и лежала в ее основе ещё и идеология: фашизм – варварство, разрушение, а мы – культура и наследие.

В результате было принято решение о восстановлении – и реставрация началась. В 1959 году уже открылись некоторые комнаты Екатерининского и Павловского дворцов. В 1980 году реставрации Павловска была окончена. Потом уже сделали церковь, библиотеку. То же было с Екатерининским дворцом - он восстанавливался поэтапно. Но экскурсии водились и раньше.

Хранилище постепенно прекратило свое существование: когда стали восстанавливаться музеи, вещи стали возвращаться на исторические места.

В 1951 году было принято решении укрепить обороноспособность нашей страны, и поэтому для нужд Военного ведомства было выделено 200 зданий в нашей стране: особняки, дворцы и прочее. В частности, Александровский дворец тоже был передан Министерству обороны. Пришлось снова переезжать, и экспозиция была перевезена на 11 лет в Эрмитаж.

Проблем много, и музейной жизни, по сути, в годы войны не было. Но в блокадной жизни музеи были важны, хоть их деятельность и была минимальной. И даже на «Мойке 12» было все свернуто, но 10 Февраля, в день смерти Пушкина, всё равно приходили сюда люди, традиция не прерывалась.

Окончание реставраций совпало с музейным бумом: повсюду открывались новые музеи. Постепенно музейная жизнь стала входить в свое привычное русло, и сейчас, как и прежде, мы можем любоваться собраниями произведений искусства.



NOTA BENE


9 Мая будет широко отмечено:


6 мая в 12:00 - Чествование ветеранов в Управлении Министерства юстиции по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.
8 мая в 11:00 - Возложение цветов на Смоленском мемориальном кладбище.









В нашей Академии празднование пройдет:


8 мая в 12:30 - Торжественный митинг и концерт;
в 14:00 - Встреча с ветеранами.
12 мая в 16:10 - Просмотр фильма

"Мы из будущего"

с последующим обсуждением
в промежуток с 11 по 15 мая - Экскурсия в Особняк Румянцева – музей Блокады Ленинграда








В следующем номере вы найдете: подробный отчет о работе Студенческого совета, отзывы о праздновании 9 Мая, шпаргалку для студентов – расписание зачетов и экзаменов, интервью с человеком, от которого во многом зависит наша студенческая жизнь – Селюгина С.В. ответит на некоторые вопросы.




Ответственный редактор: Виноградова И.И.

Редактор: Степанова А.

Ответственный за верстку: Щепеткова А.

Наши корреспонденты: студенты 2, 3 и 4 курсов

Спасибо всем, кто помог в создании этого номера!






Газета Студенческого совета СЗФ РПА Минюста России № 36

Скачать, 457.32kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru