Загрузка...
Категории:

Загрузка...

П. Е. Эссер Посвящается маме и дочери

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница17/45
Дата19.03.2012
Размер2.56 Mb.
ТипРеферат
Свердловская государственная филармония
Свердловскоий театр музыкальной комедии
Подобный материал:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   45
^

Свердловская государственная филармония



В 1976 году после очередного возвращения на родную уральскую землю на этот раз из Ульяновска меня, блудного сына, взяли на работу в Свердловскую филармонию на должность главного администратора. Вплоть до 1978 года, когда Павел Иосифович Левит пригласил меня к себе в музкомедию, я работал в филармонии. Директором в те годы был Николай Романович Маркович, художественным руководителем — Вадим Сергеевич Демьяненко. Здесь работали такие корифеи, как Г.Б. Гарри, М.П. Васильев. После смерти Николая Романовича я читал его мемуары. Оказывается, его родители работали в руководстве Краснотурьинского лагеря, естественно, не пионерского. А мои родители сидели рядом в подобном лагере в Карпинске.

Руководитель Маркович был мудрый. Вполне естественно, что он получил лучшее воспитание, чем я. Филармония в переводе с итальянского означает «музыкальный дом». В те годы это был, действительно, музыкальный дом, работавший на всю область.

В период, когда у Уральского народного хора не было директора, я исполнял его обязанности. Хор входил в состав филармонии, как и симфонический оркестр под управлением Марка Израилевича Павермана, с которым у меня были очень теплые отношения. Художественным руководителем хора в те годы был Владимир Иванович Горячих, человек сложный и противоречивый. С Уральским хором я провел гастроли в Москве. Жили мы в гостинице «Бухарест», сейчас ее уже нет. Был сборный концерт в Кремлевском дворце съездов. Выступали мы и в Концертном зале имени П.И. Чайковского. Помню, пока шел концерт, мне удалось выбраться в ресторан «Пекин», который располагается неподалеку и кухню которого мне давно нахваливали. Перепробовал всего, так что стошнило. Больше никогда в жизни не рвался пробовать китайскую кухню.

Очень теплые отношения у меня были с Иваном Кремешным — солистом Уральского хора. Как великолепно он пел «Гору Магнитную»! Даже сейчас-а прошло столько лет,- вспоминаю его пение, и на душе становится тепло. Не так давно общался с его дочерью, она тоже поет, работает за границей

Долгое время я занимался планированием работы транспорта для филармонии. Объем работы был большой, в филармонии работало много коллективов, но я справлялся, нареканий в мой адрес не было. Жили мы с семьей в гостинице «Актер». Комнаты там небольшие. Маркович разрешил нам занять весь холл. Помню маленькую кроватку дочери. В дальнейшем решили вопрос с квартирой.

Спроси меня сейчас: что же ты столько мест работы сменил? Боюсь, что не смогу искренне ответить. Метался. Бегал от самого себя. Не было во мне этого стержня. Да и рядом не было духовно сильного, и жена не была этим стержнем. Думаю, что зона родителей, мое спецпоселение, наложило на меня клеймо. Да и неврастеник я, наверное. Брат мамы, дядя Марк, тоже много мотался, хотя у него никто не сидел в зоне. В крови это, наверное. Хотя в любом случае это лучше, чем прожить травоядную жизнь. Тут хоть на старости лет есть что вспомнить.

Приход к вере дал мне возможность глубже понять мир и себя, свое место в этом мире.

Памятно мне еще партсобрание, когда с меня снимали выговор, который я заработал на Украине. Выговор с занесением в учетную карточку. Вот ведь система была. Даже это взяли с религии. Только Бог — КПСС, а учетная карточка — это досье твоих взаимоотношений с Богом — КПСС. КПСС была религия, генсек — бог на земле, политбюро — апостолы. КГБ мы должны были бояться, как ада. КПСС любить, как Бога. И мы действительно, боялись и любили, как это было задумано. Это мы сейчас стали такими говорунами.

Россия не хуже, чем другие страны. Я очень хочу, чтобы люди в ней были свободны не на словах, а на деле. И этой свободой могла цивилизованно, по-Божьи правильно пользоваться. Но боюсь, что я утопист, и ничего больше.


^

Свердловскоий театр музыкальной комедии



Период работы в театре оперетты я вспоминаю очень тепло и светло. Театр того времени я, безусловно, любил. Я работал главным администратором. Заместителем директора был П.И. Левит, и я почитаю его, как своего духовного наставника. Он говорил: «Актеры все сволочи (он, правда, еще грубее говорил), они тебя в глаза будут хвалить, а за глаза ругать и продавать. А ты их все равно люби». Чем не духовное наставление?

Мы, люди, распяли Иисуса Христа, а Бог нас все равно любит. Хотя мы заслуживаем одного — смерти вечной. Верите, прошли уже более десяти лет, как я вернулся из Петербурга домой, но ни разу не зашел в театр, хотя там много друзей. „Вся жизнь театр, а люди в нём актеры“. Мне, нынешнему, театр не нужен. Тот театр я любил, этот - уже другой . Человек два раза в одну и ту же реку не входит. Это, наверное, как женщину, которую боготворил в молодости, вдруг увидеть старой, некрасивой и никчемной.

Помню В. Валенту, М. Викс, И. Крапман, А. Виноградову. Помню В. Курочкина, который спрашивал: «Ну, как тебе, Павел, под мудрым сталинским руководством Левита?» Помню воспитательную сцену. Как-то на спектакль пришел пьяный директор завода. Его за что-то наказали, он расстроился (как он выразился, «нужно было промолчать, а он гавкнул»), напился, ну и не совсем этично себя повел. Я ему в том же ключе ответил. Левит меня стал ругать. Я сказал ему: «Я не лакей, Павел Иосифович». Смотрите, как он ответил: «А мы с тобой и есть лакеи, только высшей квалификации». Часто приходил Я. Г. Лев, корифей. Я потом узнал его трагедию: в Одессе во время войны у него на глазах фашисты разбомбили пароход, на котором находилась вся его семья

П.И. Левит часто внимательно на меня смотрел и говорил: «Из тебя получится что-то очень большое или вообще ничего не получится». Смотрю как бы со стороны на себя и думаю: что получилось? Большое, маленькое, ничего? Однозначно не ответишь.

Я много раз вспоминаю Левита, это он пригласил меня работать в театр, и, безусловно, он был администратором с большой буквы.

Вспоминаю А. Маренича, М. Емельянову. В памяти диалоги Емельяновой с Левитом. Я не знаю другого такого мастера крепкого «художественного слова», как Левит, — куда там Жириновскому! А Маренича я запомнил, как само обаяние, когда он выходил на сцену, но в реальной жизни он был страшно мрачным. Покойный Нодев Арвид Освальдович рассказывал мне, что когда он писал книгу об отце, который был руководящим сотрудником в органах и в 1937 году был репрессирован и расстрелян, его допустили к архиву, и он видел бумагу о том, что А.Г. Маренич числился капитаном в органах.

Не судьи мы тому времени. Тогда общество делилось на тех, кто закладывал, и тех, кого закладывали. Сейчас — на тех, кто нарушает Божьи заповеди, и на тех, кто старается не нарушать. Причем те, кто нарушает, внешне живут гораздо благополучнее, чем те, что не нарушает. То есть ничто не меняется в этом мире.

Вера — это такое глубинное состояние. Это земными нашими мозгами не понять. И не зря Священное писание гласит, что Царство Божие не на земле.

Ну, о театре. Какие были спектакли тогда, о Боже! «Черный дракон», «Белая ночь», «Анютины глазки», «Бородатые мальчики», «Мисс Полония», «Сильва», «Принцесса цирка». А какие артисты: С. Духовный, Н. Бадьев, Ю. Чернов, В Пимеенок, В. Суворов. Я не говорю, что сейчас плохой театр, но он другой, и я другой. Пусть это всё будет в моем прошлом.

Помню банкетный зал в поздние времена, где вино лилось рекой. Конечно, таким, как Кадочников, есть что терять, он в те годы был первым секретарем Кировского райкома партии, сейчас первый секретарь горкома КПРФ Он был частым гостем на банкетах. Гостем? Я не правильно выразился — хозяином. Однопартийная система — это страшно. Нет конкуренции. Но сейчас с таким же самозабвением в России строится однорелигиозная система. Она не получится в реальности, и это правильно. Иначе обернется трагедией и для православия, и для народа.

Как-то Антонина Дмитриевна Фролова, главный бухгалтер театра сказала: «Хотите, Павел Евгеньевич, я вам предскажу ваше будущее? Вы будете директором этого театра и, состарившись, умрете здесь в театральном кресле». Как я, этот человек, далек от того, бывшего. Какой там директор, и какой театр? Это в прошлом. От того человека до меня нынешнего, как от Екатеринбурга в России до Ораниенбурга в Германии. Даже еще дальше.

Чудесными путями ведет Господь! Но одно хочу сказать. Если бы не было того Эссера, не было бы и этого. Низкий поклон театру оперетты , но это все прошлое.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   45

Скачать, 117.32kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru