Загрузка...
Категории:

Загрузка...

В. М. Пивоев (отв ред.), А. М. Пашков, М. В. Пулькин

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница4/16
Дата20.03.2012
Размер3.04 Mb.
ТипДокументы
Историческая судьба паданской обители
Инокиня марфа ивановна романова
Подобный материал:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

^ ИСТОРИЧЕСКАЯ СУДЬБА ПАДАНСКОЙ ОБИТЕЛИ

(середина XVI XX в.)


Сначала оговоримся, что для истории монашества наиболее освещенная документами внешняя, обращенная к «миру» сторона монастырской деятельности имеет второстепенное значение. Мерилом монашеской жизни нельзя делать экономическое благополучие или упадок, потому что монастырь есть прежде всего живой духовный организм.

Паданский Введенский женский монастырь находился близ Винницкой приходской церкви в Лодейнопольском уезде1, территория которого в 1920-е гг. отошла к современной Ленинградской области. Он был учрежден на самом рубеже XIX и ХХ вв. – в 1900 г. Однако возникновение иноческой жизни на этом месте относится к более раннему времени: уже в XVI в. здесь существовал небольшой мужской монастырь. Прежде чем обратиться к истории Введенской обители, будет справедливо, если мы сначала уделим наше внимание ее предшественнице – ныне забытой Корнилиевой пустыни. Ее основатель, преподобный Корнилий, по преданию, являлся учеником и сомолитвенником преподобного Александра Свирского. Свой монастырь он основал в 1549 г. в Винницком погосте на реке Шокше на Пада-острове (откуда пошло название – Паданский или Падостровский), «на черном лесу меж мхом и болотом».

Все известные сохранившиеся сведения об истории этого древнего монастыря и его основателе были собраны в конце XIX в., тогда удалось найти немногое: выписки из писцовых книг XVI – XVII вв., царскую грамоту и уцелевшие напрестольные кресты прежних монастырских церквей2. К сожалению, современные источники по истории Корнилиевой пустыни до самого ее закрытия в 1764 г. остаются такими же скудными, поэтому отрывочные данные не позволяют нам построить цельное повествование.

Дошедшие до нас письменные известия дают небольшую информацию о начальном этапе истории монастыря. Как сообщает писцовая книга Обонежской пятины 1582 – 1583 гг., преподобный Корнилий в то время был еще жив: «на монастыре ж келья игумена Корнилия, да семь келий, а в них живут 11 братов черноризцев». Пустынь принадлежала к тем заонежским монастырям, которые не владели крестьянскими и бобыльскими дворами. Кроме небольшой пашни ей принадлежали «коровницкий дворец», где жили монастырские служки, а также водяные мельницы и рыбные ловли на реке. Ежегодно за землю и мельницы братия в государеву казну должна была вносить «по полтора рубля московских денег да пошлин с рубля по десяти алтын». «Насельники» питались своим трудом, «денежной и хлебной руги» не получали.

При жизни преподобного Корнилия была поставлена большая теплая (с трапезною) деревянная церковь во имя св. Николая Чудотворца. Интересно сложилась ее судьба в дальнейшем. В 1676 г. ее обновили и вновь освятили 3 октября. В конце XVIII в., а точнее, около 1790 г., церковь перенесли из заброшенной Корнилиевой пустыни в Винницы (в 8 верстах), где уже во второй половине XIX в. местные жители торжественно встретили ее 200-летний юбилей. Когда в 1879 г. в винницкой приходской церкви во имя Василий Великого появился новый придел святителя Николая, прихожане и притч захотели сохранить древний храм3.

Нам известны имена двух преемников прп. Корнилия – игуменов Дионисия и Мисаила. При них в пустыни были построены еще два деревянных храма: во имя преподобного Александра Свирского и в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Первый обновили и вновь освятили 12 декабря 1688 г. при царях Иване и Петре Алексеевичах. Еще во второй половине XIX в. старожилы помнили его ветхие стены, пока они не сгорели при пожаре от неосторожного обращения с огнем одного винницкого крестьянина.

Введенская церковь с приделом страстотерпцев христовых Бориса и Глеба, согласно надписи на сохранившемся напрестольном кресте, первоначально была освящена 27 февраля 1604 г. По левую сторону от входа в ней стояла гробница над местом погребения священноигумена Корнилия.

Из текста грамоты, данной Корнилиевой пустыни Борисом Годуновым в марте 1600 г., узнаем, что во главе пустыни стоял игумен Мисаил, число братии возросло и составляло 15 человек. Своей грамотой царь освобождал их от уплаты оброчных денег и пошлин.

Немногочисленные источники практически не содержат никаких фактов собственно истории обители в течение XVII – первой половины XVIII в. Краткое описание интересующей нас пустыни содержат писцовые книги 1628–1629 гг.4, где упоминаются все три ее храма; писцы также зафиксировали, что в монастыре жили «игумен да три старца, да две кельи пустых». Видимо, неустроенность жизни конца XVI – начала XVII в. вызвала уход многих монахов в более спокойные места. Из таблицы, составленной И. А. Черняковой по материалам писцовых книг, видно, что в конце 1620-х гг. Корнилиева пустынь владела 17,1 четвертью земли (для сравнения: Сяндебская пустынь – 7,5 четвертями, Муромский монастырь – 24, Важезерский – 60 четвертями)5.

В 1764 г. Корнилиева пустынь, подобно многим другим небольшим монастырям Олонецкой губернии, была упразднена и обращена в приход. Притч при Введенской церкви просуществовал недолго, не более 25 лет, долгие последующие годы она стояла в полном запустении – без иконостаса и икон. Местные крестьяне, имевшие неподалеку распашки, оставляли в ней свои пахотные орудия. В 1800 г. Введенскую церковь приписали к Винницкому приходу. Среди жителей окрестных селений память о некогда существовавшей Корнилиевой пустыни сохранялась, могилка ее основателя пользовалась почитанием и уважением, время от времени здесь появлялись богомольцы по два-три человека, пришедшие помолиться «к Корнилию».

Большой приток паломников вызвали два чудесных события. Однажды крестьяне, работавшие недалеко от пустыни, внезапно испытали сильное желание сходить к могиле преподобного Корнилия. Недолго сомневаясь, они направились туда и, близко подойдя, увидели начавшийся пожар рядом с церковью, который немедленно потушили. Второй случай касался чудесного исцеления крестьянина Андроновской деревни Луки Васильевича Суханова. Долго болев, по совету своей двоюродной сестры, он дал обет: если выздоровеет, то построит мост через реку Шокшу по дороге в пустынь. Его исцеление произошло на глазах многих людей, и весть об этом чудесном событии вскоре быстро разнеслась по округе и привлекла множество верующих.

Увидев в происшедшем несомненный Божий знак, сельские жители решили отремонтировать единственный к тому времени сохранившийся из трех прежних монастырских храмов – в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. По ходатайству Преосвященного Игнатия, епископа Олонецкого, из казны выделили необходимую сумму. 19 декабря 1832 г. архимандрит Александро-Свирского монастыря Варсонофий освятил обновленный деревянный однопрестольный храм. В 1867 г. на средства разных благотворителей к нему пристроили двухъярусную колокольню над сенями с пятью колоколами (самый большой пожертвовал крестьянин Кондушского прихода Яков Водлозеров).

Через два года вместо прежнего простого надгробия из досок по разрешению епархиального начальства была устроена рака в виде гробницы с балдахином, на верхней доске гробницы был изображен преподобный Корнилий в одеянии схимонаха. Правая рука священноигумена лежала «на персях», а в левой он держал свиток с надписью «не скорбите убо братия моя»6. Особенно большое стечение народа «к Корнилию» случилось в храмовый праздник и в первый день Петрова поста, а во второе его воскресенье после всенощного бдения и литургии устраивался крестный ход на реку Падану, где служился водосвятный молебен.

В переписке князя А. Н. Голицына (бывшего обер-прокурором Святейшего Синода) и архимандрита Фотия, опубликованной в журнале «Русская старина» за май 1882 г., встречается упоминание о преподобом Корнилии Паданском. Князь интересовался «делом о теле Корнилия»: «сказывают, что его гроб запечатан в Лодейнопольском уезде, а от него были чудеса».

В конце 1860-х гг. на месте бывшей Корнилиевой пустыни по разрешению Преосвященного Ионафана поселились пустынницы, до этого жившие на важеозерских землях, всего в четырех верстах от мужской Задне-Никифоровской пустыни, чем немало смущали ее братию. К 1890 г. собралось около 10 сестер. Все они носили черную одежду и вели себя безукоризненно, но монашеского чина пока никто из них не имел. Из мужчин в пустыни находились лишь сторож и слепой монах из местных крестьян. Старшей сестры выбрали олонецкую мещанскую девицу Анну Трофимовну Яценкову (в будущем монахиню Анастасию)7.

Пустынницы сами обрабатывали арендуемую землю, сеяли хлеб, выращивали овощи, также держали несколько коров и лошадей. Для добывания средств ездили по городам и деревням собирать пожертвования, подрабатывали у местных крестьян. В бывшей пустыни были построены дом для сестер, рига, сарай, скотный двор, помещение для скотниц.

На вторую половину XIX в. пришелся настоящий расцвет женских монастырей и общин, что дало повод некоторым историкам говорить о своеобразной «феминизации монашества»8. Они создавались не по указу сверху, не по инициативе церковных властей, а по ревностному желанию выходцев из простого народа. Со временем и у паданских сестер родилась идея создать женскую общину в память чудесного события 17 октября 1888 г., когда во время крушения поезда на Азовской железной дороге спаслись император Александр III и его родные. Доброе начинание сестер благословил о. Иоанн Кронштадтский.

Учредительницей общины выступила Анна Яценкова, но из-за слабости своего здоровья и стремления к тишине все хлопоты по устройству она поручила энергичной и деятельной Меланье Алексеевой, приехавшей из Тверской губернии (в 1894 г. она примет постриг с именем Варсонофии, а позже станет первой игуменьей). В пользу сестер санкт-петербургский купец Ф. И. Тюменев пожертвовал одну тысячу рублей, которые составили начальный капитал создаваемой общины. На содержание будущего притча (священника и псаломщика) сестры обязывались внести необходимые деньги, а также устроить дом с готовым отоплением и землей под огород.

Главная трудность заключалась в том, что паданские земли являлись казенными. Два года шла переписка сестер с различными ведомствами. Наконец, в мае 1892 г. Министерство государственных имуществ приняло решение передать общине в собственность этот участок. Отныне сестры могли распоряжаться им по своему усмотрению

Постепенно формировались земельные угодья общины. В 1891 г. торговый дом архангельских первой гильдии купцов «Э. Г. Брант и Ко» пожертвовал в пользу сестер 59 десятин 200 саженей земли. В том же году Меланья Алексеева приобрела у компании смежный участок в 152 десятины 260 саженей удобной для пахоты и сенокосов земли в 15 верстах от пустыни. При деревне Шакшезеро был куплен еще один земельный участок (150 десятин), на котором не только построили работный дом с разными службами, но и в 1893 г. открыли церковно-приходскую школу для детей бедняков. Через три года в ней обучались 18 человек. Ежегодно на содержание школы общиной расходовалось около 200 руб.

Из крупных жертвователей упомянем род Кипрушкиных из села Ладва Петрозаводского уезда, внесших 3 тыс. руб. с условием постоянного поминовения о здравии и упокоении родных и близких. Разные члены этого большого благочестивого крестьянского семейства вносили крупные суммы в пользу других малых местных обителей.

Согласно тогдашним правилам, капитал общины – 4 тыс. руб. – хранился в Петрозаводском губернском государственном казначействе в особом сундучке, приготовленном пустынницами.

«Строительница» Варсонофия проявила недюжинное усердие и рвение к обустройству общины. Благодаря ее усилиям, настойчивости и терпению в борьбе с бюрократизмом различных инстанций была проделана огромная работа: исходатайствована земля, построено четыре дома, организована церковно-приходская школа, найдены деньги для содержания причта, привлечены богатые жертвователи (в первую очередь купцы Корнышев, Ефимов и Брант). Благодарные сестры преподнесли своей начальнице в дар красивый крест с украшением.

Со временем старый Введенский храм пришел в ветхость и стал тесен для возросшего числа насельниц. В начале 1890-х гг. были собраны необходимые средства для возведения нового теплого двухэтажного собора с шестью престолами. Торжественное освящение нижнего этажа состоялось 18 декабря 1894 г. и длилось пять часов при огромном стечении народа. Приделы верхнего храма освящались по отдельности вплоть до 1898 г.: Тихвинский – в 1896 г., преподобного Иоанна Рыльского – в 1897 г., святителя Николая – в 1898 г. В «Олонецких губернских ведомостях» печатались приглашения для благотворителей и паломников.

Официально женскую общину учредили в 1897 г., она состояла из священника, начальницы и сестер, количество которых зависело от средств самой общины (к тому времени их было уже 70 человек). Спустя три года ее преобразовали в нештатный Введенский Паданский монастырь. Будучи уже игуменьей, матушка Варсонофия сумела привести вверенную ей обитель в цветущее состояние. Капитал монастыря в 1904 г. увеличился до 8 тыс. руб.9 Земельные угодья включали до 590 десятин. Немалым подспорьем для монастыря стало устроенное в Санкт-Петербурге подворье, где 2 мая 1902 г. о. Иоанн Кронштадтский освятил Введенский храм. С осени 1904 г. в нем открыли вакансию священника с содержанием от монастыря.

Внутренняя монастырская жизнь отличалась порядком и стабильностью. Игуменья Варсонофия была строга не только по отношению к другим, но и к самой себе. Сестры жили мирно и скромно. Насельницы Введенской обители, большей частью крестьянки, с детства были привычны к сельским работам. К 1906 г. в монастыре спасались уже 7 монахинь, 16 рясофорных послушниц и десятки послушниц, живших на испытании и проходивших различные послушания10. Особо усердные труженицы получали разные награды от Его Преосвященства или от Святейшего Синода. Так, казначейша монахиня Агния, приехавшая в наши края вместе с будущей игуменьей Варсонофией, в мае 1906 г. была награждена наперсным крестом11.

В 1905 г. в Введенском монастыре появился еще один храм, освященный во имя св. Алексия Московского с приделами во имя прп. Корнилия Комельского и в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы.

После событий 1917 г. Паданский монастырь был закрыт, как и другие обители нашего края. В настоящее время он возобновлен, но относится к Санкт-Петербургской епархии. Введено-Паданская обитель стала первым действующим монастырем в Подпорожском районе Ленинградской области.


Т. В. Сорокина


^ ИНОКИНЯ МАРФА ИВАНОВНА РОМАНОВА


Заонежье – особенный район Карелии. Это знаменитые Кижи, большие села: Сенная Губа, Великая Губа, Великая Нива, Космозеро, Фоймогуба, Шуньга, Типиница, Кузаранда, Толвуя и множество маленьких деревень.

Население этих мест, этнически являясь потомками новгородских славян, переселившихся сюда из Новгорода в XI – XVI вв., исконно было православным. Из рода в род старики рассказывали молодым «бывальщины» о том, как пришли их предки в эти края: леса были великие, зверя и птицы множество, рыбы в озерах – хоть лукошком черпай, ягоды всякой полно и грибов. Места глухие, под пожни1 лес рубили и выжигали, камни собирали и складывали в грудовища2. Природа здесь для северных районов благодатная: рожь, пшеница и овес вызревали за лето и овощи росли хорошо.

На территории Заонежья было несколько погостов. В каждом погосте были свой храм и причт: священник, диакон и причетник. На островах Онежского озера с древнейших времен находились два монастыря: Палеостровский и Клименецкий, оба значатся в писцовых книгах.

В документах Национального архива Республики Карелия есть сведения о том, что в 1844 г. по указанию Олонецкой духовной консистории проводилась перепись наиболее древних храмов епархии, где по Заонежью значились сохранившиеся к тому времени старинные церкви, «построенные из соснового леса, еще твердые:

— в Кижском погосте церковь во имя Преображения Господня — 1714 года постройки;

— в Яндомозерском погосте во имя святой великомученицы Варва- ры — 1658 года;

— в Великогубском погосте во имя Илии Пророка – 1658 г., в том же погосте – во имя Богоявления Господня   1647 года;

— в Фоймогубском погосте во имя Успения Пресвятой Богороди- цы — 1631 года;

— в Вырозерском погосте во имя святителя Николая Чудотворца — 1670 года;

— в Космозерском погосте во имя Успения Пресвятой Богородицы — 1720 года.

Утварь в сих церквах старинная, но довольно достаточна. Старожилы Толвуйского жительства осведомляют, что в лето 7122 от сотворения мира, а от рождества Христова в 1601 г. Великая государыня старица   инокиня Марфа Ивановна, мать Великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича Романова, будучи сослана при Борисе Годунове, проживала в Толвуе, но древних остатков в месте ее пребывания не сохранилось». Зато многое сохранилось в памяти народной.

В исторических актах селение Толвуя впервые упоминается в XIV в., под 1375 г. Это одно из древних русских поселений на берегу Онего-озера, расположенных на полуострове Заонежье.

Перед ссылкой в Толвую инокини Марфы Ивановны Романовой в самом начале XVII в. вокруг Толвуйского погоста располагались 33 деревни. Земли погоста занимали около шестидесяти верст в округе.

Церквей в погосте было три, две из них: церковь страстотерпца Христова Егория (Георгия Победоносца) с приделом святителя Николая Чудотворца, да теплая церковь Живоначальныя Троицы — обе деревянные стояли особенно, на погосте в Толвуе, а третья церковь, Рождества Пречистыя Богородицы, была поставлена за Повенецким заливом.

От Москвы до Толвуи – 1200 верст. Дорог практически не было, летом добирались по воде, зимой налаживали санный путь, а в межсезонье сообщение становилось крайне затруднительным. Вероятно, поэтому царь Борис Годунов выбрал Толвуйский погост местом заточения для боярыни Ксении Ивановны Романовой, в инокинях Марфы.

«В Обонежской пятине, в Выгозерском стану, на Толвуе» провела 5 лет заточения будущая Великая государыня, старица-инокиня Марфа Ивановна, в миру Ксения Ивановна Романова, или царица Марфа Ивановна, как называли ее местные толвуйские крестьяне.

Боярыня Ксения происходила из рода дворян Шестовых, она родилась около 1570 г., в царствование Ивана Грозного, и рано осиротела. Род считался знатным и богатым, девушка имела хорошее приданое. Ксения Ивановна была хорошо образована и красива. В 1590 г. она вступила в брак с самым видным и знатным юношей в Москве. Ее мужем стал Федор Никитич Романов, двоюродный брат и крестник царя Федора Иоанновича, будущий патриарх Филарет.

В 1598 г. умер царь Федор Иоаннович, сын Ивана Грозного, последний из царственного рода Рюриковичей. Престол занял царский шурин3 Борис Годунов, он не доверял знатным боярам и многих подозревал в измене. Романовы состояли в родстве с царской фамилией, и их права на престол были весьма зна-чительны, поэтому они попали в опалу и были высланы из Москвы в далекие северные края.

Ц
Портрет инокини Марфы

неизвестного художника
арь Борис разъединил мужа с женой и мать с детьми. Боярина Федора Никитича насильственно постригли в монахи с именем Филарет и отправили в мона-стырь близ Холмогор, а Ксению Ивановну, также постриженную в монахини под именем Марфа, сослали в Заонежье, в Толвуйский погост. Приговор Романовым был объявлен 30 июня 1601 г., а в Толвуйский погост инокиня Марфа прибыла зимой 1601 г.

По рассказам толвуйских старожилов, «...терем Марфы Ивановны находился позади крестьянских селений погоста Толвуи, в прямой почти линии с церквью, на северо-восток от нее. Судя по размерам фундамента, жилище узницы не было обширно». Терем опальной боярыни стоял на возвышенном месте, вид из окон открывался на Онего, белое зимой, а летом видны были зеленые леса Палеострова. Тридцатилетняя инокиня Марфа Ивановна болела, а «пищевое довольствие» поначалу оставалось очень скудным.

Весной 1602 г. царский указ смягчил условия содержания в ссылке бояр Романовых. Им разрешили общаться с местным населением. По преданию, инокиня Марфа ездила к Спасу в Кижи, и в Сенную Губу, и за Онего в Челмужи, где угощали и дарили ей сигов. Сохранился в Толвуе целебный источник, получивший название «Царицын ключ», его указали «болящей» царице крестьяне для лечения водой, а близлежащие деревни стали называться Ближнее Царево и Дальнее Царево Толвуйского погоста.

Большую поддержку оказывал в ссылке опальной боярыне толвуйский священник, выборный из местных крестьян, Ермолай Герасимов. Он доставлял инокине Марфе Ивановне весточки от мужа и детей. Инокиня Марфа узнала, что муж и дети, Михаил и Татьяна, живы и здоровы. Детей взяла к себе тетка, Марфа Никитична Черкасская. Тайком она увезла их из Белозерского края в село Клин Юрьевского уезда, старинную вотчину Романовых. Известия о том, что муж и дети живы, были лучшим лекарством для «болящей» боярыни. За оказанные матери услуги выбранный на русский престол царь Михаил Федорович Романов пожаловал обельными грамотами священника Толвуйского погоста с детьми и еще несколько крестьянских семей в Заонежье.

Инокиня Марфа Ивановна внесла много пожертвований в толвуйские Георгиевскую и Троицкую церкви, в Петропавловскую церковь в Челмужах, построенную в 1605 г., которая сохранилась до наших дней. Она сделала вклады в часовню на родине святого Зосимы Соловецкого в деревне Загубье, в трех верстах от Толвуйского погоста, а также в Палеостровский на Онежском озере и Хутынский близ Новгорода монастыри. В более позднее время, по повелению царя Михаила Федоровича, были даны земельные угодья Яшезерскому и Спасо-Каргопольскому монастырям, а впоследствии и Александро-Свирскому.

Заточение будущей Великой государыни закончилось в 1606 г., после смерти Бориса Годунова, когда по приказанию Лжедмитрия были вызваны в Москву Борисовы «изменники». Однако Филарет Никитич Романов, назначенный митрополитом в Ростов, попал в плен к Лжедмитрию II-самозванцу, но вскоре был освобожден.

В 1611 г. Марфу Ивановну и Филарета Никитича постигла тяжелая утрата: умерла дочь Татьяна, в то время уже замужняя, княгиня Кофтырева-Ростовская. Осенью 1612 г. Марфа Ивановна с сыном Михаилом покинула Москву. Она уехала вначале в село Домнино, а потом в Кострому, в Ипатьевскую обитель. 21 февраля 1613 г. в жизни Романовых и всего русского народа произошло великое событие: Михаил Федорович Романов был избран на русский престол. Став Великой государыней, инокиня Марфа Ивановна не забыла обители, «оказавшие ей гостеприимство», и своих «толвуйских доброжелателей» и наградила их.

В 1910 г. Олонецкий статистический комитет составил комиссию из трех человек для командирования их в Толвую с целью изучения памятников старины, связанных с именем Великой государыни инокини Марфы Ивановны. Олонецкий губернатор Н. В. Протасьев, будучи председателем Олонецкого статистического комитета, назначил в комиссию И. И. Благовещенского, И. Г. Лазука и Н. С. Шайжина, которые провели обследование памятных мест и установили, что боярский терем и древние церкви не сохранились (церкви сгорели 2 июня 1845 г. от удара молнии). На их месте три года спустя была построена новая Троицкая церковь, а в 1876 г. усердием рода Захарьевых возведена новая каменная Георгиевская церковь.

В Челмужах сохранилась древняя Богоявленская церковь, построенная в 1605 г. Это был единственный храм-современник Великой государыни Марфы Ивановны. По поручению Олонецкого губернатора Н. Д. Грязева церковь была сфотографирована. В ней находилась древняя икона с изображением Спасителя и Божией Матери, пожертвованная царем Михаилом Федоровичем (об этом свидетельствовала надпись на ней от 8 марта 1614 г., икона была в храме еще в 1913 г.). Жители села Челмужи решили отремонтировать церковь и сделать новый киот с лампадкой для древней иконы к 300-летию царствующего дома.

У потомков Ключаревых (священника Ермолая Герасимова-Ключарева) члены экспедиции купили два портрета, очень старинных, один – царя Михаила Федоровича, а другой – инокини Марфы Ивановны, где изображена она еще молодой, но уже в монашеском одеянии. Этот портрет был опубликован в книге Н. С. Шайжина «Заонежская заточница», вышедшей в Петрозаводске в 1912 г. Купленные у Ключаревых портреты были переданы в этнографический музей. Сохранились ли вышеупомянутые реликвии до наших дней, нам неизвестно. Возможно, какие-то из них были переданы в краеведческий музей и находятся в его запасниках.

История нашего края связана с родоначальниками царствующего дома Романовых, которые занимали престол и управляли жизнью Российского государства на протяжении трехсот лет. Помогая опальной боярыне, толвуйские крестьяне, сами того не предполагая, оказали непосредственное влияние на историю государства Российского4.


Р. Б. Калашникова

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Скачать, 1632.77kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru