Загрузка...
Категории:

Загрузка...

А. Н. Бернштам пишет о том, что в XVII веке киргизы распространили свою власть на Памир, заняв в 1653 г. Кара-Тегин и Гиссара, затем дошли даже до Балха, т е. Афганистана, где и поныне имеются группы киргизской нар

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 177.52 Kb.
Дата20.03.2012
Размер177.52 Kb.
ТипДокументы
Подобный материал:


Александр Князев, канд. истор. наук, доцент кафедры «Международная журналистика» КРСУ


К истории, современному положению и проблеме репатриации афганских киргизов


Расселение большинства афганских этнических киргизов на территории Афганистана, относится в основном к 1930-м гг. Хотя в литературе нашли отражение и различной степени достоверности факты более раннего появления киргизов на территории современного Афганистана.1 А.Н. Бернштам пишет о том, что «в XVII веке киргизы распространили свою власть на Памир, заняв в 1653 г. Кара-Тегин и Гиссара, затем дошли даже до Балха, т.е. Афганистана, где и поныне имеются группы киргизской народности».2 Вероятно, именно это сообщение иллюстрируется устной эпопеей, связываемой с именем одного из предков племени сарыбагыш – Кудаяна.3 Согласно преданию, сообщенному С.М. Абрамзону Алымкулом Токбаевым4, Сарсеит-бий кочевал в долинах рек Аксай и Арпа, когда были убиты его сыновья Тюлкю и Учюке были убиты, упал без сознания, все жители соседних аилов плакали и рыдали в течение шести-семи дней. Потом к Сарсеиту пришла его жена и сказала: «Наши сыновья погибли как джигиты, но есть у нас Кудаян. Он родился, держа в обеих руках сгустки крови, и будет могучим джигитом». Когда Кудаян подрос, он действительно стал ханом киргизов и казахов. Однажды он собрал представителей подвластных племен и объявил: «В Афганистане есть наши дальние родственники, и они, кажется, мусульмане, нам надо соединиться с ними». И предложил всем двинуться туда. Собралось двадцатитысячное войско. Все тронулись в путь. В местности Тюлкю-Башы (соврем. Тюлькубас в Южном Казахстане) предсказатель «санчы-сынчы» из племени солто, предсказывая судьбу Кудаяну, сообщил, что во время похода Кудаян погибнет. Хан отправился в путь, головная часть его войск переправилась через Сыр-Дарью и достигла Андижана, остальные отстали. Часть народа утонула в реке при переправе, часть умерла от истощения, а оставшиеся в живых поселились в районе Андижана. Через какое-то время хан умер. Это было время, когда «казак кайын саап, кыргыз ысар кёлепкё кирди» («казахи доили березу, а киргизы вошли в Гиссар и Куляб»). Версия гласит далее, что все киргизы вернулись обратно в Ат-Башы. С.М. Абрамзон приводит и иную трактовку этих событий. Так, Момонкул Деркембаев5 утверждал, что Кудаян хотел завоевать Афганистан, но попал в плен и остался там. В Афганистане от него, якобы, остались потомки, а среди киргизов их нет.6 Какова действительная историческая основа тех сведений, основу которых составили полевые материалы, собранные С.М. Абрамзоном в 1953 и 1954 гг. во время работ Киргизской археолого-этнографической экспедиции АН СССР и АН Киргизской ССР при участии А. Чоробаева, З. Белековой и К. Дыйканова, сказать сложно.

На Памир киргизские роды сары тейит, кесек, найман и кыпчак переселялись еще в XVI-XVIII вв. Соглашениями, подписанными кабульским эмиром Абдуррахманом 12 ноября 1893 г. в, окончательно подтверждались англо-российские договоренности 1869-1873 гг. об установлении афганско-российской границы по верхнему и среднему течению рек Пянджа и Аму-Дарьи. Это событие стало началом постепенного прекращения кочевок киргизских родом между Мургабом и Ваханским «коридором».

Наиболее широко известный и освещенный в литературе факт – миграция кочевий рода сары тейит во главе с лидером памирских киргизов Рахманкул-ханом с Мургаба7 на Малый и Большой Афганские Памиры. Результатом разгрома басмаческого движения стала эмиграция на территорию Афганистана многих сотен тысяч таджиков, узбеков, туркмен, в этом же контексте необходимо, вероятно, рассматривать и эмиграцию кыргызов с Мургаба. Хотя территория Афганского Памира еще в досоветские времена частично входила в ареал кочевий мургабских кыргызов и какое-то число киргизских кочевий, управляемых Джолоем, сыном известного хана Акжола, находилось там и до прихода людей Рахманкул-хана. «Суммарная реакция преимущественно традиционного общества на насильственную ломку привычного образа жизни и системы ценностей, воинствующий атеизм режима, политику «военного коммунизма» была главной движущей силой басмачества».8 Ваханские киргизы довольно активно участвовали в басмаческом движении. Так, например, 30 октября 1941 г. начальник Управления пограничных войск СССР докладывал руководству страны о боевых столкновениях на советско-афганской границе, произошедших в сентябре–октябре 1941 г.: «В первых числах сентября среди киргизов племени хадырша, расселенных в Аличурской долине Восточного Памира, усилились антисоветские настроения. Киргизы этой долины родственно связаны с эмигрантско-бандитской группировкой киргизов того же племени, расселенных в Ваханском коридоре Афганистана. Вооруженная часть этой группировки (около 100 человек) под влиянием и руководством бежавшего в Афганистан Камчибека Аильчибекова в течение ряда лет периодически производила бандитские налеты на Восточный Памир. Антисоветская деятельность в сентябре сего года приняла формы открытых бандитских выступлений. 9 сентября в районе озера Булункуль убили помощника начальника отделения Мургабской комендатуры Урумбаева и сопровождавшего его красноармейца Дубовицкого. 20-21 сентября сего года была проведена операция по ликвидации бандгрупп. В результате действий групп на Большом Памире убито 8 бандитов, в том числе главарь бандгруппы Ахметов Знабетдин. Захвачено 6 бандитов, в том числе помощник главаря Герибаев Комбар… Уничтожены 53 человека басмаческого элемента и брат организатора и руководитель группировки Камчибека Аильчибеков Игамберды… Генерал-майор Яценко».9

Рахманкул-хан – выходец из семьи мургабского минбаши – довольно быстро сумел установить хорошие связи с королевским афганским режимом, правящий монарх Мохаммад Захир Шах даже присвоил хану титул «Pasban-i Pamir» – «Защитник Памира» – в знак признания его роли в обеспечении безопасности северо-восточной границы страны. Весьма грамотный, владевший кроме родного языка узбекским, урду, дари, немного русским и английским, Рахманкул-хан был первым и единственным представителем афганских киргизских племен в Лойя Джирге.10 Этот фавор объяснить легко: малонаселенность и труднодоступность, а также малокомфортные природные условия, Ваханского региона, так называемого Ваханского «коридора», не вызывали встречных претензий кого-либо из локальных афганских лидеров, кочевники-киргизы не составляли конкуренции и памирцам-ваханцам, поскольку памирцы до сих пор не использовали пастбищ, занятых теперь киргизами, а киргизы и не пытались вытеснить памирцев с возделываемых теми речных пойм и горных террас. Другими словами, на Памире киргизы Рахманкул-хана заняли естественную социально-экономическую нишу, заодно, будучи лояльными к кабульским властям, они обеспечивали афганскому правительству относительную подконтрольность данной периферийной территории.

Образ жизни киргизов на афганском Памире, этнографические и иные характеристики этого этносообщества были подробно исследованы Реми Дором,11 к сожалению его фундаментальный труд так и не был переведен на киргизский или русский языки. Вскоре же после экспедиции Реми Дора в жизни афганских киргизов произошли серьезные изменения.

Летом 1978 г., не приняв изменений, начавшихся в Афганистане после победы Саурской революции, Рахманкул со своим кочевьем эмигрировал в Гилгит и Хунзу – на оккупированную пакистанскими войсками индийскую территории Северного Кашмира. Обращение к правительству США с просьбой о переселении киргизских кочевников на Аляску после долгих обсуждений оказалось безрезультатным, в 1986 г. Рахманкул-хан и его люди переселились в Турцию, в окрестности озера Ван.12 «Неоднозначную, а порой и тенденциозную окраску приобретала оценка их вынужденной миграции из Афганистана в Пакистан, а затем – в Турцию».13 Другой лидер – Абдуррашид-хан (Абдрашит Оогонбек уулу), и примерно 50 семей, отказались следовать за Рахманкул-ханом в Турцию. Они предпочли вернуться в Афганистан и впоследствии взяли под свой контроль все пастбища на Малом Памире.14 Другим лидером современных афганских памирских киргизов называют некоего бая Апанди. Численность киргизов, вернувшихся на Малый Афганский Памир, никогда никем не учитывалась. Отдельные киргизские семьи при этом остались на территории Кашмира, в районе Гилгита, Хунзы, расселившись постепенно в области пакистанского Читрала и вплоть до Пешавара. Каких-то компактных мест проживания киргизов в названных местах не упоминается ни в литературе, ни в устных рассказах жителей приграничных с названными районами местностей Афганистана.

Диффузное расселение этнических кыргызов, состоявшееся в самое разное время на протяжении нескольких веков (помимо компактного размещения в Ваханском «коридоре») – факт достаточно очевидный. Этот факт был, например, зафиксирован в многочисленных беседах автора настоящей публикации с большим числом афганских официальных лиц в разное время на протяжении 1990-х гг. Среди мест некомпактного проживания киргизов, сохранивших в той или иной степени свою этническую идентичность, называются улусволи15 Зебак, Ишкашим, Джурм, Дарваз, Шугнан, Мунджан, Яван, Иносай, Вардудж и другие.16 К интересным выводам в этом плане могло бы, вероятно, привести исследование топонимики: прежде всего, конечно, Бадахшана, а также Тахора и Кундуза. Так, в провинции Тахор, например, существует даже улусволи, который так и называется – Киргиз.

Определенная часть дисперсно расселенных афганских киргизов в разное время на протяжении XIX-XX вв. перебралась на афганскую территорию из китайского Синьцзяна. О «китайских киргизах», бежавших в афганские и российские владения, упоминается, например, еще в одном из донесений туркестанскому генерал-губернатору А.Б. Вревскому военного губернатора Ферганской области.17 В апреле 2002 г. автору довелось встретиться с одним из представителей этой части (синьцзянского происхождения) афганских киргизов – примерно 40-летним Абдулазизом, сыном мулло Бакы, проживающим со своей семьей в кишлаке Шувол-Дара в улусволи Ишкашим провинции Бадахшан, примерно в 20 км от автодороги Ишкашим – Файзабад. Основное население кишлака – около 15 семей – составляют таджики и ассимилированные уйгуры. Уйгурские семьи и семья Абдулазиза переселились в афганский Бадахшан около 1940 г. из района Кашгара. Жена Абдулазиза – из памирских киргизов, на Памире же замужем две его дочери. По словам Абдулазиза, в Бадахшане – в вышеназванных улусволи – проживает не менее 100 киргизских семей. Несколько десятков семей, также эмигрировавших из-под Кашгара, в разное время переселились в провинции Тахор, Кундуз и Балх (в т.ч., в г. Мазар-и-Шариф). Афганские киргизы, дисперсно расселенные в североафганских провинциях, двуязычны, киргизский язык применяется, как правило, только в семье. Одежда и быт сохранили небольшое число национальных идентификационных признаков. Поэтому по внешним приметам выделить киргизов из основной массы афганского населения, особенно в городах и крупных кишлаках, практически невозможно.

В средствах массовой информации иногда называются те или иные численные показатели этнических киргизов в Афганистане, которые обычно довольно сильно разнятся между собой. Большие сомнения вызывает указываемая в ряде современных источников численность киргизов – 15 тысяч человек.18 Следует, учитывать приблизительность любых данных по этническому составу населения Афганистана: в стране никогда не проводилось точной переписи населения. В то же время, начиная примерно с середины 1970-х годов, в структуре афганского населения произошли очень большие изменения, системно незафиксированные в каких-либо исследованиях.19 Очень трудно говорить о фиксированной численности даже самого многочисленного народа – пуштунов, поскольку миграция пуштунских племен между Пакистаном и Афганистаном никем не контролируется. Тем более необоснованными представляются какие-то конкретные численные данные по столь малой диаспоре как кыргызы.

Основной отраслью хозяйства афганских кыргызов является полукочевое скотоводство, частично - земледелие. Это обусловлено своеобразными природно-экономическими условиями, связанными с горным характером рельефа. Утверждение Е.Е. Кузьминой о том, что для переселявшихся в Афганистан народностей был в целом характерен оседлый или полуоседлый тип скотоводческо-земледельческого хозяйства с разведением при зимнем стойловом содержании преимущественно крупного, в меньшей мере мелкого рогатого скота, а также лошадей и отчасти верблюдов, можно в полной мере отнести и к афганским киргизам.20 Так, упоминавшийся выше житель кишлака Шувол-Дара Абдулазиз, занимается выращиванием пшеницы и ячменя, проса, а также разведением коров, яков и коз. Скот, как правило, продается на территории Читральского региона Северо-Западной пограничной провинции сопредельного Пакистана. Учитывая почти полное отсутствие системы пограничного контроля на линии афганско-пакистанской границы в этом регионе, перегон скота и регулярные перекочевки на пакистанскую территорию большого труда не представляют.

По данным некоторых международных экспертов, до 90 процентов киргизских кочевников, населяющих Ваханский проход, занимаются опиумной торговлей и сами являются потребителями опиума.21 В литературе данное направление (Пешавар – Читрал – афганский Бадахшан – Горно-Бадахшанская автономная область Республики Таджикистан – Ош – страны СНГ – Европа) называется одним из основных для незаконной транспортировки героина и опиума. «Несмотря на серьезные заявления пакистанских властей о решительной их борьбе с незаконным оборотом наркотиков, Читральский регион этого государства в производстве наркотических веществ, ориентированных в пределы СНГ, играет весьма существенную роль. Здесь продажа наркотиков ведется через подставных лиц из числа местных торговцев, которые сумели создать глубоко законспирированную подпольную сеть. Они самым тщательным образом скрывают свое взаимодействие с талибами. В провинции Читрал уже изготовленными наркотиками торгуют преимущественно оптом. Закупают наркотики в большинстве своем выходцы из афганского Бадахшана, которые приобретают 1 кг героина по достаточно низкой цене в 650 долларов… Героин в основном перебрасывают из населенного пункта Шах-Селим, через перевал Дора-Ан (Тупхома) в Зебакское алякадарство и Ишкашимское улусволи, а также через Барогиль в Ваханский уезд. В уездном центре Ишкашим наркотики реализуются мелким торговцам и растекаются по всему приграничью с Республикой Таджикистан. Затем с серьезным риском для жизни наркотики переправляются контрабандистами на сопредельную территорию, где опять же скупаются наркокурьерами и транспортируются в центральные районы».22

Весной 2000 г. тогдашний заведующий международным отделом администрации президента Киргизии Аскар Айтматов сделал публичное заявление о том, что старейшины киргизской диаспоры в Афганистане направили в адрес правительства Киргизии просьбу о переселении их на историческую родину.23 По информации Айтматова, правительство ведет переговоры с рядом международных организаций о финансовом содействии возвращению афганских киргизов на историческую родину.24 Киргизских кочевников предполагается переселить в район Сары-Таша на Алае. По мнению многих специалистов, уже в начале 1990-х гг. транзит наркотиков по Памирскому тракту Ош–Хорог был взят под контроль международными криминальными группировками. Перевозка небольших партий наркотиков в условиях тяжелой социально-экономической ситуации являлась источником доходов для очень широких слоев населения как Горно-Бадахшанской АО Таджикистана, так и Ошской области Киргизии. Наибольшее раздражение местного населения, участвующего в транспортировке наркотиков, в разные периоды в 1990-х гг. вызывал пограничный контроль в спецкомендатуре «Сары-Таш». Это легко объяснимо: бывшая погранзастава, реорганизованная в спецкомендатуру, находится непосредственно на трассе Ош–Хорог, которая является единственным наземным маршрутом из Бадахшана, действующим круглый год. Именно в здешние края – не менее важные с точки зрения наркодельцов, нежели нынешнее место проживания афганских киргизов, – последних и предполагалось переселить.25 «Сары-Таш» – опорный пункт на левом фланге и без того чрезвычайно сложной киргизско-таджикской границы. Учитывая, что в центральноазиатском регионе уже окончательно утвердилась общая для всех стран мира тенденция, согласно которой районы производства и транзита наркотиков совпадают с зонами конфликтов низкой и средней интенсивности (при этом, естественно, производители наркотиков оказываются заинтересованы в сохранении состояния нестабильности) любые изменения в столь сложном районе как Сары-Таш могут послужить серьезной дестабилизации ситуации. Каких-либо более поздних официальных сообщений на эту тему нет.

Вопрос о возможности переселения афганских кыргызов в Кыргызстан, на наш взгляд, является довольно спорным. Начнем с того, что согласно опросным сведениям автора данной публикации, большинство афганских киргизов отказываются менять нынешние земли на неизвестную для них историческую родину. На Памире они, несмотря на всю проблемность развития Афганистана в последние десятилетия, на правах собственности используют пастбища Большого и Малого Памира. Обращения к правительству республики исходили лично от престарелого Абдуррашид-хана и не имеют поддержки основной массы афганских кыргызов. По упоминавшимся уже выше опросным сведениям, численность кыргызов, проживающих компактно в Ваханском «коридоре» не превышает 250 семей, нашедших свою нишу в местном социуме. Так, например, один из молодых лидеров ваханских киргизов, некий Абдуррахим, возглавляет в настоящее время военный отряд, выполняющий функцию пограничной охраны на прилегающем участке афганско-китайской границы, и этот факт признан действующими провинциальными властями.26

В силу этого обстоятельства, инициатива по переселению афганских киргизов на Сары-Таш вызывает серьезные сомнения. Афганская правительственная сторона27 также отрицательно относится к инициативе по репатриации ваханских киргизов. Реализация репатриационной идеи Бишкека может стать серьезнейшим дестабилизирующим фактором для очень широкого регионального и субрегионального пространства. С уходом киргизов Ваханский проход вряд ли будет заселен и станет совершенно уникальным плацдармом с выходами сразу на несколько стран и регионов и без того далеко не стабильных: к верховьям Вахан-Дарьи – в Ак-Суйский район СУАР КНР, через ГБАО РТ – в Каратегинскую зону (через Лянгар – Хорог – Калай-Хумб – перевал Хабуработ – долина р. Обихингоу – Гармская группа районов), откуда – в Ферганскую долину. По мнению британского исследователя уйгурского вопроса Джастина Рудельсона, несколько лет проведшего в СУАРе, уйгурские антиправительственные выступления под исламскими лозунгами крайнего толка изначально провоцируются из Ферганской долины, более того, исторически, западные и северные территории Таримской впадины (Кашгар–Яркенд) тяготеют к Западному Туркестану, особенно к Ферганской долине, к городам Андижану, Намангану, Коканду, Ошу.28 В случае репатриации ваханских киргизов афганское правительство при всем желании не сможет установить контроль над данной территорией. Использование Ваханского прохода радикальными группировками в качестве места базирования или для транзита может кардинально усилить и без того нарастающую интеграцию радикалов в регионе, усугубляемую прогрессирующим наркофактором. Дорогу в Кашмир через перевал Барогиль уже проходили люди Рахманкул-хана в 1978 г., а значит, в кашмирском конфликте радикальные пакистанские группировки получают возможность действий с севера, в направлении Гилгита и Хунзы.29 Из пакистанского Читрала почти до афганской границы (перевал Барогиль) идет дорога. В Читрале есть аэродром. Лишившись киргизского населения, лояльного к афганскому правительству, Ваханский коридор становится, наряду с территорией Кашмира, еще одним плацдармом радикальных группировок. Впрочем, дальнейшего развития названная инициатива так и не получила.30

Основным правовым документом, регулирующим репатриацию этнических киргизов, является постановление правительства «О порядке и условиях переселения в КР лиц коренной национальности (кыргызов и граждан, родившихся на территории КР) из-за рубежа», принятое в 1993 г. Республика уже имеет опыт репатриации этнических киргизов из Таджикистана, продемонстрировавший (даже с учетом помощи УВКБ ООН и других международных организаций) огромное количество проблем правового, организационного, материального, финансового порядка.31 Бывшая верховный комиссар ООН по делам беженцев Садака Огата, во время визита в Бишкек в 1997 г., отмечала: «Сегодня для международного сообщества высокие затраты, связанные с устранением последствий конфликтов и кризисных ситуаций, становятся неприемлемыми. Лучшее решение – предотвращение перемещения населения».32

Вопрос о возможной репатриации афганских киргизов имеет и важный социокультурный аспект. Большинство взрослого мужского населения среди афганских кыргызов, живущих в провинции Бадахшан, грамотны. Все они, помимо сохранения кыргызского языка на бытовом уровне, о чем говорилось выше, владеют дари (фарси), многие говорят на памирских наречиях. Большинство умеют читать и писать, используя довольно легко арабскую графику. Дети учатся в школах на дари (фарси). В условиях Кыргызстана все они автоматически становятся по сути неграмотными.

Совершенно определенно можно констатировать как свершившийся факт некий цивилизационный разрыв, существующий между кыргызской афганской диаспорой и жителями Кыргызстана. Резкая смена социокультурной среды может оказаться для афганских киргизов чрезвычайно серьезной социально-психологической проблемой с весьма негативными последствиями.

Очередная актуализация темы этнических афганских кыргызов относится уже к 2002 г. 29 января глава департамента миграции Министерства иностранных дел Толен Турганбаев объявил, что к весне в стране будет сформирован Фонд миграции, призванный помочь переезду этнических киргизов из Афганистана. По его словам, специальная комиссия оценивает, в какие финансовые затраты это может вылиться, и после завершения подсчетов Кыргызстан сможет обратиться за помощью в Международную организацию миграции. Президент Аскар Акаев выделил из президентского фонда на вопросы приема и размещения этнических киргизов из-за рубежа два миллиона сомов (около 42 тысяч долларов). Однако в 2001-2002 гг. Кыргызстан не смог заплатить Международной организации миграции ежегодный взнос в 17 тысяч долларов.33

Судя по всему, в республике по настоящему никто этой проблемой заниматься и не склонен. Регулярное же обращение государственных чиновников различного уровня к проблематике этнических кыргызов за рубежом, включая и Афганистан, является, вероятно, популистским приемом, призванным продемонстрировать заботу действующих государственных структур о судьбе диаспор государствообразующего этноса республики в интересах текущей внутренней и внешней политики.



1 Абрамзон С.М. Народные предания как источник для изучения этнической истории киргизов Центрального Тянь-Шаня// Этническая история народов Азии. – М: Наука. – 1972.

2 Бернштам А.Н. Историческое прошлое кыргызского народа// Бернштам А.Н. Избранные труды по археологии и истории Кыргызов и Кыргызстана. Том II. – Бишкек: Айбек, 1998. – С.517.

3 Его называют также Кан (хан) Кудаян и Кудаянкан (примечание С.М. Абрамзона).

4 Алымкул Токбаев относит себя по происхождению к племени мон'олдор (сел. Кара-Суу Кочкорского р-на; примечание С.М. Абрамзона).

5 Момонкулу Деркембаеву в 1953 г. было 70 лет, он относит себя к племени сары багыш (сел. Кара-Суу Кочкорского р-на; примечание С.М. Абрамзона).

6 См. подробнее: Абрамзон С.М. Народные предания как источник для изучения этнической истории киргизов Центрального Тянь-Шаня// Этническая история народов Азии. – М: Наука. – 1972.

7 Кыргызам Мургаба и других регионов Таджикистана уделено достаточно много внимания в литературе. См. например: Керимбекова Н., Конкобаев К., Мокрынин В., Плоских В. Кыргызская диаспора за рубежом. – Фрунзе, 1992; Кисляков Н.А. Очерки по истории Каратегина. – Сталинабад, 1954; Кыргызы и Кыргызстан: опыт нового исторического осмысления. – Бишкек: Илим, 1994. – С.273-276.

8 Празаускас А. От Российской империи к Союзу ССР// Вестник Евразии. – М., 1996. – № 1(2) – С.127.

9 Пограничные войска СССР в Великой Отечественной войне. 1942-1945. Сборник документов и материалов. – М.: Наука, 1976. – С.750-751.

10 Князев А. Смутные времена на «крыше мира». Вернутся ли афганские киргизы на историческую родину? //Независимая газета. – М., 2000. – № 229 (2291), 2 декабря.

11 Remy Dor – Glas M. Naumann. Die Kirghisen des Afghanischen Pamir. – Graz / Austria: Akademische Druck – u. Verlagsanstalt, 1978.

12 Кыргызы и Кыргызстан: опыт нового исторического осмысления. – Бишкек: Илим, 1994. – С.281-283.

13 Кыргызы и Кыргызстан: опыт нового исторического осмысления. – Бишкек: Илим, 1994. – С.281.

14 Kreutzmann Hermann. Hard times on 'the roof of the world. The forgotten Kyrgyz nomads of Afghanistan's Pamir mountains//Frankfurter Rundshau online. – по URL: http://www.fr-actuell.de/english/401/t401005.htm

15 Улусволи – уезд, или район, административная единица.

16 Среди этих информаторов – бывший президент ИГА Бурханутдин Раббани, министр иностранных дел Афганистана Абдулло Абдулло, сотрудники афганского МИД Амриулло-хан, Мохаммад Асым Сухиаль и другие. Записи находятся в личном архиве автора.

17 Центральный государственный исторический архив Республики Узбекистан. – Ф.1. – Оп.34. – Д.844. – Л.1-2.

18 В данном случае приводятся данные по численности кыргызов в Афганистане спецслужбы одной из стран центральноазиатского региона. На чем основаны эти данные – сказать трудно, учитывая специфику источника. Копия соответствующего служебного документа хранится в личном архиве автора. Подробнее об этнической структуре афганского общества см.: Князев А. История афганской войны 1990-х гг. и превращение Афганистана в источник угроз для Центральной Азии. Изд-е 2-е, перераб. и дополн. – Бишкек: Изд-во КРСУ, 2002. – С. 33-36.

19 К этому периоду относится и миграция кыргызов из Ваханского коридора в Кашмир, еще более усложнившая общеафганскую этническую мозаику.

20 Кузьмина Е.Е. Откуда пришли индоарии? Материальная культура племен андроновской общности и происхождение индоиранцев. – М., 1994. – С. 163-223.

21 Kreutzmann Hermann. Hard times on 'the roof of the world. The forgotten Kyrgyz nomads of Afghanistan's Pamir mountains// Frankfurter Rundshau online. URL: http://www.fr-actuell.de/english/401/t401005.htm

22 Попов В. Афганистан сажает Европу на иглу// Независимая газета. – М., 2000. – № 233 (2295). – 8 декабря.

23 РИА «Новости». – М., 2000. – 16 октября.

24 РИА «Новости». – М., 2000. – 16 октября.

25 Князев А. Смутные времена на «крыше мира». Вернутся ли афганские киргизы на историческую родину? //Независимая газета. – М., 2000. – № 229 (2291), 2 декабря.

26 Запись соответствующего разговора от 20 апреля 2002 года с губернатором провинции Бадахшан Сейидом Амином Тарохом хранится в личном архиве автора.

27 Здесь имеются ввиду мнения представителей правительства Исламского Государства Афганистан, действовавшего де-юре до известных событий осени 2001 г. (включая и президента Бурханутдина Раббани). Насколько известно автору, с переходной администрацией Хамида Карзая представителями КР этот вопрос пока не дискутировался. – А.К.

28 Рудельсон Дж. Уйгуры и будущее Центральной Азии//МЭИМО. М., 1994. – № 8-9. – С.103. В литературе также встречается упоминание о том, что известный кашгарский правитель Якуб-бек имел даже ферганское происхождение.

29 Warikoo K. Central Asia and Kashmir. A study in the context of Anglo-Russian rivalry// GIAN Publishing House. New-Delhi. – 1989. – P.101-107.

30 Князев А. История афганской войны 1990-х гг. и превращение Афганистана в источник угроз для Центральной Азии. Изд-е 2-е, перераб. и дополн. – Бишкек: Изд-во КРСУ, 2002. – С.166-167.

31 Джакупова Ч. Беженцы в Кыргызстане: 90-е годы XX века. – Бишкек: Илим, 2000. – С.82-94.

32 Вечерний Бишкек. – Бишкек, 1997. – 29 мая.

33 Радио «Азаттык». – 2002. – 30 января.




Скачать, 8883.2kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru