Категории:

Луис В. Милдмэн мистический секс

Поиск по сайту:


страница1/25
Дата22.03.2012
Размер2.26 Mb.
ТипДокументы
Содержание
Может быть, эта книга покажется слишком нетипичной для «Софии» – не удивляйтесь преждевременно, пожалуйста. Прочтите её.
ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. Мистицизм, мистический опыт и мистический секс
Глава 2. Мистический секс, как Coitus Reservatus
Глава 3. Секс как медитация
Глава 4. Мистический секс и спонтанность
Глава 5. Мистический брак
Глава 1МИСТИЦИЗМ, МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ И МИСТИЧЕСКИЙ СЕКС
Traclatus Logico-PhilosophicusЛюдвиг Виттгенштейн
Два способа мышления, две религии
Принцип (модель) сознания левого полушария
Теоретическое воображение
Аскетизм: подавление чувственности
Широкораспространённая конфессия
Ранняя история мистицизма
Ритуальное празднество
Упадок цивилизации
Повторное появление матриомистической культуры
Описания мистического опыта
Что не является мистическим опытом
Физические подобия мистического опыта
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25






Луис В. Милдмэн

МИСТИЧЕСКИЙ СЕКС


Перевод:
И. Гаврилюк (Главы 2, 3, 4)
Н. Акуленко (Введение, Главы 1, 5)

«СОФИЯ»
Киев 1996



MYSTICAL SEX
Love, Ecstasy, and the Mystical Experience
LOUIS WILLIAM MELDMAN Ph.D.


Harbinger House
Tucson • New York





Перед вами очень своеобразная книга.

Может быть, немного «слишком американская», в ней непривычно открыто и смело описываются достаточно неожиданные для нас понятия.

^ Может быть, эта книга покажется слишком нетипичной для «Софии» – не удивляйтесь преждевременно, пожалуйста. Прочтите её.

И в самом деле – каждый страстно влюблённый человек – вне зависимости от наличия или отсутствия в его жизни попыток найти свой Путь – испытал хоть на миг мистическое переживание, излюбленный мистиками пример настоящего единства со Вселенной.

Единое для всех мистических традиций видение сексуальности показано и обсуждается в этой книге. Но эта книга – ещё и самое настоящее практическое пособие для тех, кто любит, для тех, кто хочет узнать, как навсегда сохранить страсть в моногамных отношениях и переплавить её в священный огонь мистического секса, самый быстрый и естественный путь достижения изменённых состояний сознания.

«Так следуйте за мной в священное и волшебное путешествие...»




^

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Мистицизм, мистический опыт и мистический секс


Два способа мышления, две религии

Ритуальное празднество

Рыцарство

Творчество

Упадок цивилизации

Повторное появление матриомистической культуры

Описания мистического опыта

Что не является мистическим опытом

Физические подобия мистического опыта

Пространственные и временные сравнения

Мистический опыт как свобода или соединение

Мистический опыт как религиозный

Мистический опыт и любовь

Три аспекта мистического секса
^

Глава 2. Мистический секс, как Coitus Reservatus


Вневременность

Coitus reservatus в мистической литературе

Неправильное понимание coitus reservatus

Coitus reservatus как самый естественный путь для соития

Как достичь coitus reservatus

Всё, что угодно

Тише едешь – дальше будешь

Путешествие длиной в тысячу миль

Почему основной план действует
^

Глава 3. Секс как медитация


Медитация и секс

Модели внутреннего диалога во время соития

Патологический разговор с самим собой

Нездоровый разговор с самим собой

Сбивающий с толку разговор с самим собой

Адекватные сексуальные отношения

Сдерживание мыслей во время любовной игры

Остановка мышления

Концентрация на ощущениях

Мистическое осознание

^

Глава 4. Мистический секс и спонтанность


Путаница в отношении выражения «не дышать»

Спонтанность в мистической литературе

Спонтанное творчество

Сексуальная спонтанность

Как добиться спонтанности в сексе

Поцелуи

Прикосновения

Действие

Соединение трёх элементов мистического секса

Как мистический секс порождает мистический опыт

Микрокосмический аспект

Макрокосмический аспект
^

Глава 5. Мистический брак


Рыцарство и романтическая любовь

Обязательства

Традиционный, или общий брак

Супружеские роли

Подчинённое положение женщины

Эротификация женоненавистничества

Развод

Дети

Мистический брак

Развитие в направлении мистического брака

Мистицизм и вербальная коммуникация

Моногамия

Роль мистического секса






ВВЕДЕНИЕ


В семидесятых годах Америка, только что выведшая войска из Вьетнама, близко к сердцу приняла выражение «Занимайтесь любовью, а не войной». Мы приняли новое, открытое отношение к половой любви. Началась сексуальная революция, она коснулась всех областей жизни – прессы, литературы, искусства и науки, школы, общественной и личной жизни. Так или иначе, в стороне не остался никто.

В 1974 году я учился в Мичиганском университете. Я был членом университетской команды по гольфу, участвовал в студенческом самоуправлении, писал рецензии на кинофильмы для газеты «Дейли», исполнял обязанности общественного председателя в братстве «Sigma Chi», а в свободное время безумствовал с подружкой. Короче, как и всякий американский студент, старался выжать всё возможное из студенческой жизни.

На старших курсах я выбрал два предмета, с которыми не расставался в течение пятнадцати лет, что и привело к появлению этой книги о мистическом сексе. Одним из этих предметов был обычный учебный курс сексуальности человека. Второй преподавался на педагогическом отделении и назывался «Обучающие машины». Это был курс самостоятельного, или программированного, обучения.

На уроках сексуальности человека мы узнавали, в числе прочих «фактов», что такое мужское половое расстройство, как «преждевременное семяизвержение», – не только самое распространённое, но и самое легко исправимое из всех. (Кинси говорил, что три четверти всех мужчин достигают оргазма в течение двух минут после введения пениса во влагалище. Мастерс и Джонсон заявили, что 98 процентов таких пациентов излечиваются.)

Курс «Обучающие машины» объяснял, как составить брошюрку, которая бы помогала изучить заданное без преподавателя, с помощью лишь самостоятельно составленных заранее материалов.

И вот вскоре над моей головой сгустилось облачко, всё сплошь состоящее из восклицательных знаков и воображаемых долларовых бумажек. Ну конечно! Я разработаю программу самообучения на основе успешного – 98 процентов! – лечения преждевременного семяизвержения. Своей программой я облегчу страдания трёх четвертей мужчин, а также их партнёрш. Её будут расхватывать, как горячие пирожки. Она будет настолько «горячая», что печатать её придётся на асбесте. Я стрелой взовьюсь к вершинам славы: шоу Карсона... кинофильмы... Нобелевская премия... ох, молодость!

Юношеские мечты о величии были столь неотразимы, что я начал писать дипломную работу по психологии. Я рассудил, что это логично приведёт к приобретению практического клинического опыта, необходимого мне для того, чтобы составить, проверить и отшлифовать мой самоучитель по лечению преждевременного семяизвержения, а также послужит мне рекомендацией, необходимой для вывода моей книги на рынок.

Я продолжил своё обучение за счёт специализированных программ по профессиональному обучению. Я проходил их в Институте сексуальных исследований, учреждённом Альфредом Кинси (Alfred Kincy) при Индианском университете, в институте Мастерса и Джонсон (Masters and Johnson) в Сент-Луисе, который позже был назван Фондом исследований репродуктивной биологии, в Центре изучения брака и секса в городе Лонг Бич в Калифорнии, которым руководили Билл Хартман и Мэрилин Фитиан (Bill Hartman and Marilyn Fithian), в то время пользовавшиеся в профессиональных кругах славой Мастерса и Джонсон Западного побережья.

Мне также довелось участвовать в профессиональных конференциях, проводившихся такими организациями, как Американская ассоциация преподавателей, консультантов и терапевтов по вопросам секса и Общество научного изучения секса.

Ещё я работал на общественных началах консультантом по предохранению от беременности в службе здоровья студентов университета в Мичигане; придумал и вёл собственную радиопередачу «Психология секса» на студенческом канале «Campus Broadcast Network»; помогал составить оригинальный курс лекций по сексуальности человека в Медицинской школе Мичиганского университета, где я преподавал много лет ... а ещё я входил в университетский многодисциплинарный Совет по сексуальности и охране здоровья. И вообще, говоря сексологически, я был в центре событий.

Это было золотое время для сексотерапии и исследований в этой области. Между 1970 и 1974 годами вышли в свет четыре крупных труда, резюмирующих и интерпретирующих статус отклонений в сексуальном поведении. Их авторами были Мастерс и Джонсон, Хартман и Фитиан, Элен Сингер Кэплэн (Helen Singer Kaplan) и, наконец, Джек Эннон (Jack Annon). Это были весьма убедительные книги, написанные и иллюстрированные врачами и психологами.

В полном ходу были четыре журнала, посвящённых изучению человеческой сексуальности, а именно: очень научный «Архивы сексуального поведения», «Журнал сексуальных исследований», а также «Половое воспитание и терапия» и «Медицинские аспекты человеческой сексуальности». Нетрудно было упустить из виду тот факт, что слово «сексология» было тогда неологизмом; новое слово – новая концепция: авторитет медицины в вопросах секса.

Сексуальная терапия переживала свой расцвет в большой степени благодаря тому, что она оказалась на переднем крае широкомасштабной войны, где на поле психиатрии «современные» терапевты-бихевиористы сражались с «традиционными» психоаналитиками. Первые указывали на полные драматизма, впечатляющие утверждения Мастерса и Джонсон и других сексотерапевтов о том, что психоанализ неуклюж и устарел, что пользоваться им для лечения – всё равно что «построить сверхсовершенный гараж лишь для того, чтобы накачать спустившуюся автошину». Бихевиористская сексотерапия стала пользоваться большим доверием и интересом у множества практикующих специалистов-психотерапевтов.

С 1920-х годов бихевиористы начали рассматривать психологические проблемы как приобретённые привычки, которые можно относительно быстро и непосредственно исправить и вернуть пациента в нормальное психическое состояние, предложив ему выполнять особые терапевтические переобучающие упражнения. Эту процедуру я изложил в форме буклета-самоучителя и испытывал на практике, так как частью моей докторской диссертации являлись именно указания, как изменить поведение, выполняя специальные упражнения по переучиванию и исправлению. С их помощью мужчины должны были учиться контролировать своё сексуальное возбуждение.

И какая же самонадеянная книжка у меня получилась! К 1978 году, выдержав четыре радикально разнящихся издания за четыре года, возникло, говоря её же словами,

«... an appropriate potpourri of procedures for prolonging the protuberance of your peduncle. It's a primary program that positively puts a plethora of precious procrastination-power into the poor old performance of yours».

«... подходящее попурри процедур, позволяющих продлить пламенные мгновения. Это первоначальная программа, которая с избытком обеспечит вас драгоценным умением не торопить события».

Книжка представляла собой 135 страниц истерии как в обычном, так и, к сожалению, в клиническом смысле. Для мужчин, «измученных сексуальным рефлексом» из-за того, в каких обстоятельствах им обычно приходится заниматься любовью, в ней были «Пять защитных средств для контроля за выделениями».

Для жён, которым не удавалось убедить своих быстро исчерпывающихся мужей попробовать вылечиться, там был даже «План в трёх частях, как заставить вашего торопливого партнёра принять участие в программе».

Имея в виду бесцеремонное обхождение психиатрии с сексом, юморист Джеймс Тербер заметил: «Серьёзные писатели вплотную занялись сексом и принялись выворачивать ему руки». Было ясно, что я зашёл слишком далеко в другом направлении.

Тем не менее, с некоторой самонадеянностью в 1976 году мы с несколькими коллегами открыли амбулаторное психиатрическое лечебное заведение на окраине Детройта, намереваясь превратить его в клинический центр полового воспитания, терапии и исследований.

Организация «Голубой крест / Голубой щит» Мичигана платила нам пятьдесят долларов за сорок пять минут бихевиорального лечения любого сексуального, или «психофизиологического мочеполового расстройства» – такой диагноз был обозначен в Международной классификации заболеваний. Я начал публиковать статьи в академических журналах и учебниках, посещать официальные презентации на профессиональных конференциях по всей Европе и Северной Америке.

В августе 1976 года я представил работу, озаглавленную «Учебные системы в модификации мужского сексуального поведения» на Международный симпозиум по половому воспитанию и терапии в Стокгольме. (Мэр Стокгольма удостоил участников события завтраком в Ратуше, где, по совпадению, производится награждение лауреатов Нобелевской премии.)

Я систематически углублялся в изучение психологической и сексологической литературы и считал, что это одаряло мою область деятельности новыми ценными открытиями. Я узнал, например, что социальные реформаторы начала века в Америке широко предписывали основные приёмы сексотерапевтической техники Мастерса и Джонсон для лечения преждевременного семяизвержения, но тогда они в основном использовались как метод контроля за рождаемостью. Они признавали существование женской сексуальной реакции, о чём в то время было не принято говорить.

Более того, я обнаружил, что подобная же лечебная процедура часто упоминается в древней, так называемой эзотерической литературе Китая и Индии, где рекомендуются продолжительные любовные акты как «мистический союз» с Космосом и метод достижения изменённого состояния сознания.

В книге «Дао секса» («The Tao of Sex») Акиры Ишихара (Akira Ishihara) и Говарда Леви (Howard Levy) есть точное описание одной техники Мастерса и Джонсон для лечения преждевременного семяизвержения. Эта техника не описана в их книге «Сексуальное несовершенство человека» («Human Sexual Inadequacy»), но зато была представлена в Сент-Луисе в рамках их учебной программы для профессионалов, которую я посещал в 1974 году.

Каким образом оказались самые передовые медицинские идеи в китайских рукописях второго века? В то время я просто счёл это свидетельством того, что приёмы современной сексотерапии выдержали испытание временем. Но что более важно, я познакомился с важным разделом мировой религиозной литературы.

Вероятнее всего, это было случайным совпадением, что ещё до поступления в колледж я начал изучать мистическую психологию Востока и Запада и «мировые» религии и философии. Начиная с шестидесятых годов в течение многих лет одна из детройтских авангардных радиостанций выполняла требование о наличии обязательного минимума общественно-полезного вещания таким образом: каждое воскресенье утром транслировались научные, но необыкновенно занимательные записи Алана Уотса, посвящённые философии, психологии, дзэн и религии.

Всё это очень интересовало меня, и я продолжал изучать историю религии на последних курсах университета и после.

Неизбежным образом мой интерес к мировым религиям развивался параллельно изучению человеческой сексуальности: с одной стороны, я глубже вникал в область психологии с академической точки зрения, а также приобретал клинический опыт, имея дело с широким спектром брачных, сексуальных и других личных и семейных проблем. С другой стороны, я продолжал исследовать множество любопытных сокровенных литературных источников Востока и Запада и всё больше задумывался об их глубокой философской значимости в современной жизни.

Этот двойной путь привёл меня к осознанию того, что в психологическом плане существуют только два типа религии – мистицизм и массовые, широко распространённые конфессии и что они основываются на двух способах мышления, присущих двум полушариям человеческого мозга.

Правое полушарие мозга отвечает за физические и эмоциональные ощущения пяти органов чувств и шестого чувства – интуиции. Левое полушарие ассоциируется с воображением и понятиями – языком и картинками, возникающими перед «мысленным взором». Попросту говоря, мистицизм – это религия, основанная на чувственном сознании правого полушария, массовые же конфессии относятся к левосторонней, вербальной религии.

Это внутреннее, органичное различие между двумя религиями объясняет, почему мистицизм поощряет чувственный опыт всех видов, в то время как массовые конфессии подавляют чувственность. И ни в чём это различие не проявляется более очевидно, чем в противоположных взглядах на секс.

В двадцатом столетии создан огромный массив сложной, умудрённой литературы по мистической религии, но она, в основном, осталась не замеченной широкой публикой, даже представителями так называемого движения Нью-эйдж (Новый век), которое, как принято считать, интересуется такими вещами. Это в большой степени научная литература, но она ошибочно отвергается большинством авторитетов в области медицины и психологии как ненаучная.

Дело не в том, что подход медицины к сексу носит такой уж сугубо научный характер. Оглядываясь назад, я понимаю, что профессиональная литература и исследовательские труды были полны недостатков, заблуждений и недомолвок. Я обнаружил, что даже клинические методы ведущих специалистов были иногда поверхностными, даже небрежными.

Стало очевидно, что в действительности лишь относительно небольшое число мужчин признают в разговоре со специалистом, что у них есть такая проблема, как преждевременная эякуляция; выяснилось и то, что у множества, если не большинства, мужчин, имеющих трудности с контролем своего семяизвержения – даже у женатых, – нет сексуальных партнёров, готовых им помочь. И то, что многие из мужчин, которым удалось изменить привычку быстрой эякуляции, не могут похвастаться тем, что их семейная жизнь изменилась к лучшему.

Более того, существующие приёмы бихевиористов, описанные во многих трудах и на учебных семинарах, часто имеют серьёзные изъяны. Фактически, клинические отчёты о таких случаях в большой степени неадекватны, в них даже почти или совсем не упоминались физические, социальные, психологические или брачные данные о пациентах. Не существует даже согласованного определения преждевременного семяизвержения.

Я обнаружил ещё и то, что бихевиоральные сексотерапевты, провозглашая успех лечения в 98 процентах случаев, как это сделали Мастерс и Джонсон в своей работе «Сексуальное несовершенство человека», и утверждая, что преждевременное семяизвержение «практически всегда поддается лечению в процессе непродолжительных процедур», что подтверждала и Элен Сингер Кэплэн в книге «Новая сексотерапия» («The New Sex Therapy»), на самом деле имели в виду, что лечение практически всегда проходит успешно, если и мужчина, и женщина точно следуют программе.

Они только забывали упомянуть, что многие мужчины не станут соблюдать лечебный режим. Ещё важнее, что никто не попытался объяснить, почему многие мужчины не спешат воспользоваться столь широко доступной информацией.

В число причин, по которым пара может последовать или не последовать простым советам, входят и свойственные этим людям мотивации, и предубеждения, и эмоциональные преграды, сознательные или несознательные, так же как причины личного и межличностного характера.

Эти вопросы так же сложны и индивидуальны, как и сами люди, и связаны с предшествующим опытом. В него входят отношения с родителями, взрослый сексуальный импринтинг, сексуальный опыт в любом возрасте, приобретённые взгляды – семейные, общественные и культурные, полученное половое воспитание, взгляды на любовь и отношения между мужчиной и женщиной, значение секса и интимности, общий характер отношений пары, её физическая и ментальная химия.

Конечно же! В конце концов, «степень и качество сексуальности человека достигают своего пика в его духе», утверждал Ницше.

Таким образом, мои книжка, диссертация и кандидатская степень к моменту завершения работы над ними уже были для меня весьма слабым утешением. Я лишился иллюзий в отношении сексуальной терапии и исследований. Я потерял интерес к своей идее спасти мужскую половину человечества и распрощался с надеждой молниеносно прославиться.

Не в том дело, что половые расстройства вдруг показались мне темой непристойной, а самопомощь – не заслуживающей труда. Просто мне пришлось наконец признаться себе в том, что психиатрическому подходу медицинской науки к сексу (который Thomas Szasz метко назвал «секс по рецепту») неуклонно и глубоко недоставало настоящего понимания и знания вопросов секса, во всяком случае тех, которые интересовали меня. Прежде всего, я сумел понять, что духовность секса ничего общего не имеет с медициной или психиатрией, которые рассматривают секс в континууме между нормой и патологией.

Но что, собственно, конкретно имеется в виду под «духовностью» – сексуальной или любой другой? С точки зрения массовых конфессий, духовный мир – это мир воображаемый, абстрактный, выдуманный, в котором единороги, феи, Санта Клаус, ведьмы, черти, боги и богини живут в своей собственной, довольно-таки гибкой реальности.

Это мир концептуализации, принадлежащий левому полушарию мозга, который, если счесть его существующим помимо воображения, превращается уже в суеверие. Чтобы побудить людей жить в воображаемом мире, массовая конфессия старается ограничить чувственные связи правого полушария с физическим миром. Поэтому такие конфессии последовательно запрещают секс.

Отцы церкви следовали примеру св. Августина, который утверждал, что «Ничего не следует так избегать, как сексуальных отношений». Безбрачие, даже в рамках брака, было духовным правилом для всего христианского мира. Половой акт позволялся только с целью продолжения рода, но и тогда страсть и физическая чувственность были под запретом.

Мужчина должен «впускать семя в чрево женщины через её гениталии так же целомудренно, как изливается менструальный поток», учил нас св. Августин в своём «Божьем Граде» («City of God»).

Джон Кальвин напоминал протестантам, что непростительно жене касаться рукой той части тела её мужа, «от вида и прикосновения к которой все чистые женщины в ужасе отшатываются».

«Молот ведьм» («Malleus Maleficarum»), книга, в течение почти трёх столетий официально служившая церковной Святой Инквизиции руководством по розыску, пыткам и убиению ведьм, заключала, что «всё колдовство происходит от плотской похоти, которая в женщинах ненасытна».

Подавление секса было столь же действенным в религиях Азии. Буддизм и конфуцианство – это в высшей степени пуританские религии. В индуизме, если оставить в стороне тему деторождения, Свами Прабхупада говорит нам на страницах «Бхагавад-Гиты как она есть»:

«Нужно соблюдать полное воздержание от
половой жизни... Необходимо тренироваться в
контролировании ума и избегать любых
чувственных удовольствий, из которых
сексуальная жизнь – главное».

Для массовой конфессии духовный секс – это вообще не секс. Секс рассматривается с позиции параноидальной враждебности. Его терпят сегодня лишь потому, что никто больше не принимает его всерьёз. Воздержание – это форма сексуального самовыражения, довольно-таки эксцентричная, если задуматься об этом.

Почему же массовые религии так озабочены сексом? Определённо, тут присутствует политический элемент массового контроля – над воспроизводством, отдыхом, удовольствием, ценностями и любовью.

Это одна из причин того, что секс занимал такое видное место в междоусобной борьбе в рамках психиатрии. Коллективный контроль над половой жизнью людей может быть своего рода культурным [кольцом в носу], за которое можно водить туда-сюда большие группы людей.

Если религия – лекарство для мира и опиум для народа, то секс есть один из наиактивнейших ингредиентов этого наркотика. И всё же сексуальный контроль – лишь один пример, может быть, главный, того, как массовые религии пытаются увести сознание людей от чувственного, правостороннего способа мышления к концептуальному левостороннему.

Сегодня широко признано, что массовые религии предлагают маловато практических методов познания духовности секса. Взамен наша культура привычно ищет доктора, обладающего специальными знаниями о сексуальности. Но что знают доктора о сексе? Я вам сейчас расскажу.

До 1970 года в медицинских школах практически не освещалась такая тема, как сексуальность человека. Например, в 1973 году в ходе опроса студентов-медиков Пенсильванского университета двадцать два процента опрошенных сказали, что мастурбация является: фактором, способствующим развитию психических заболеваний.

К счастью, уже через десять лет практически в каждой медицинской школе появился курс сексуальности человека – последовательный ряд лекций и занятий, охватывающий все аспекты, акты, функции, нарушения, отклонения, нормы и нюансы половой жизни человека. К участию в них часто привлекались группы, к примеру, защитников гомосексуализма, давались сведения об исторических и межкультурных сексуальных традициях, изменении сексуального поведения в течение жизненного цикла, а также обычно – специализированный высокоинтенсивный курс выходного дня под названием «Переоценка сексуальных ценностей» (ПСЦ). Эта ПСЦ обычно включает в себя интенсивные лекции, показ фильмов – которые одни называют терапевтическими, а другие – порнографическими. Они перемежаются с профессионально организованными собраниями небольших групп, так что студенты имеют возможность высказывать свои мнения, задавать вопросы, видеть реакцию остальных членов группы и вообще воспринимать и переваривать всё это.

Я не противник такого типа занятий для врачей и не согласен лишь с тем, что на них преподаётся относительно небольшой материал. Я действительно считаю, что такие программы достаточно неплохи. Просто необходимо признать их тем, чем они и являются: обучением молодых врачей, посвящением их в тайны современной модной психиатрической сексуальной догмы, в том числе и её признанного авторитета над нашим половым чувством и поведением – который, кажется, никто не оспаривает, – её повышенного внимания к сексу по отношению к другим сферам жизни.

К примеру, в медицинских учебных заведениях, конечно, читаются лекции о том, как функционирует пищеварительная система, но совсем или почти не уделяется внимания норме или отклонениям в поведении едоков, историческим и межкультурным пищеварительным тенденциям и табу.

Как правило, не ведётся статистика по поводу различных кулинарных стилей. Нет специалистов, занятых сравнительным изучением отклонений от правил застольных манер, не проводятся курсы выходного дня, в ходе которых закрепляется отношение к различным вкусам пищи и вопросам питания, или политике голодающих стран, к рекламе и продаже пищевых продуктов или расстройствам функции приёма пищи.

Невзирая на то, что врачи узнают о сексе, им всё равно ничего не сообщают о надличностной его функции. Они почти исключительно не научены обсуждать тот аспект секса, который есть самым важным, самым существенным аспектом сексуальности, который приводит к «высшему пику человеческого опыта». К тому же духовность секса никогда не обсуждается в текстах и учебных программах, журналах и на конференциях, столь профессиональных во всех других аспектах.

Медицина не запрещает секс, но пытается контролировать его. Сексуальная догма в психиатрии загоняет его в узкие рамки определённых параметров. Психиатрия не то чтобы осмеивает или запрещает секс. На самом деле может показаться, что она разрешает и даже поощряет его. Она идёт ещё дальше: настаивает на нём.

Если вам не хочется секса, психиатр присваивает вам диагноз «нарушение сексуального желания» (у Кэплэн есть книга с таким названием). На женщин, для которых достижение оргазма проблематично, наука налагает клеймо: синдром (аноргазмия), столь же решительно и холодно, как церковь обвиняет незамужних, легко достигающих оргазма женщин в грехе.

«Диагностический и статистический справочник» Американской психиатрической ассоциации утверждает, что мужчина страдает преждевременным семяизвержением, если не обладает «сознательным контролем над [эякуляторным] рефлексом». Этому несчастному присваивается кодовый номер, принадлежащий определенному умственному расстройству по «Международной классификации заболеваний», — и это несмотря на то, что рефлекс, по определению, есть действие, происходящее непроизвольно!

Шестнадцать столетий назад св. Августин объявил, что «половые органы, подобно всем прочим, должны приводиться в действие усилием воли... Им должно подчиняться сознательному контролю». «Сознательный» здесь означает «соответствующий установленным правилам».

Но в наши дни уже признано, что удовольствие – в порядке вещей. Оно во благо. Секс вам полезен. Для здоровья. Как сон и еда. Доктор Szasz окрестил один из рекомендующихся сегодня методов лечения мужских сексуальных расстройств «бег трусцой для члена».

Подход психиатрии к этому вопросу далеко оставил позади древний матримониализм, который требовал от секса лишь деторождения. Он настаивает на сексуальном желании и удовольствии. Если вы занимаетесь любовью без учёта многочисленных «когда», «как», «почему» и «зачем», «если» и «но», которые вам предписывает Американская психиатрическая ассоциация (АПА), вы, по определению, «больной».

Только не волнуйтесь! Расходы на ваше «лечение» покроет ваша страховая компания. Слишком ли медленно вы достигаете оргазма, слишком ли быстро, испытываете ли недостаток сексуальных ощущений или желания – все параметры, до самых мельчайших, учтены в ритуалах АПА и формируют спектр приемлемого, адекватного – то есть и в буквальном, и в юридическом смысле здорового – сексуального поведения.

И мужчина, и женщина обязаны испытывать сексуальный интерес и желание, возбуждаться, а затем достигать оргазма, не слишком поспешно, но при этом и не слишком медля! Попробуй не подчиниться, и тебе настоятельно посоветуют пойти сознаться в своём неправильном поведении психиатру ли, психологу, либо другому полицейскому от секса. Главное, говорят нам «эксперты» по «этике» сексуальной терапии, чтобы тот имел на то соизволение соответствующего государственного учреждения. И тогда, если повезёт, вы получите секретные «лечебные» инструкции по секс-экзорцизму, через который и войдёте в царствие психиатрической нормальности.

Поощряя и развивая здоровый секс, пока он «полезен вам», медицина превращает его в политический вопрос, рычаг управления.

Можно только удивляться тому, как плотно занялись врачи, психологи и прочие специалисты по здоровью сексуальным поведением, возведя его на первое место. Начать с того, что секс находится в центре одного из наиболее ошеломляющих секретов психиатрии: оказывается, к 1900 году двумя главными способами лечения эмоциональных нарушений были животный магнетизм (гипноз) и электротерапия, в обычную процедуру которой входила электрическая стимуляция гениталий, вне зависимости от природы жалобы.

И это не было делом тёмных шарлатанов. Напротив, это было стандартное, признанное добровольное лечение. Фрейд начал свою практику в качестве магнетиста и венеролога [electrocutioner], как зафиксировано в книге доктора Szasz «Миф психотерапии» («Myth of Psychotherapy»).

И это отнюдь не древняя история. Даже в 1948 году в своём классическом медицинском учебнике «Сексуальные расстройства у мужчин» доктора Уокер и Штраус (Walker and Strauss) рекомендовали изобретённое ими специальное кресло с устройством для электростимуляции яичек.

Фрейд позднее признал, что электротерапия была сознательной фальшивкой, лекарством, которое прописывают с целью успокоить больного, называл её «своим обманным» средством, (фантастическим), «магическим» лечением, которое позволяло ему «не терять контакта» с пациентами. Хотя впоследствии он оставил электротерапию в пользу разговорной терапии, он продолжал придерживаться мнения, что неврозы, все без исключения, являются нарушениями сексуальной функции.

Электротерапия вышла из моды. Ур-р-ра! Но её заменила фармацевтическая химиотерапия, стандартная психиатрическая издержка наших дней, во многих отношениях столь же фиктивная и странная, как электротерапия. На случай психического заболевания, известного как преждевременное семяизвержение, в профессиональной литературе рекомендовались лекарственные препараты, в их числе успокоительные, транквилизаторы, антидепрессанты, женские гормоны, средства для подавления аппетита, местные анестезирующие вещества.

Советы такого рода давали ведущие благонамеренные послевоенные сексологи. Даже в 1949 году одна из статей «Урологического журнала» советовала наносить кокаин на [glans] пенис непосредственно перед половым сношением.

Сейчас мне это кажется смешным, но в 1976 году в полусерьёзной попытке поэкспериментировать с местной анестезией, как рекомендовали ведущие профессиональные журналы, я приобрёл флакон «Ultra-Staylong» (трёхпроцентный бензокаин) – одной из бесчисленных рассылавшихся по почте мазей, кремов и жидкостей, названия которых – «Sta-Hard», «Longtime Mannercreme», «Linger», «Detaine» и «Mr. Prolong» – все до одного намекали на возможность продлить наслаждение.

Кстати говоря, химикалии-анестетики, такие как бензокаин и новокаин, в основном используются в хирургии с целью парализовать чувствительность того участка тела, на котором они применяются, таким образом, с тактильной точки зрения именно та часть тебя, на которую производят воздействие... исчезает!

Мягко говоря, это было не смешно, особенно с сексуальной точки зрения. И, понятно, эксперимент я не повторял. Со сверхъестественной ясностью я ощутил весьма странное, и даже извращённо антидуховное отношение медицины к сексу. Отношение, придуманное для того, чтобы привести половую любовь под контроль медицины любыми средствами, а в данном случае – путём «залечивания» её наркотиками.

Самая, вероятно, странная и донельзя пропитанная лекарствами ерунда началась в 60-х. Есть мощный антипсихотический наркотик, тиоридизин. Его особо рекомендуют для лечения шизофрении. Известен он также под названиями «торазин» и «мелларил». Врачи в те времена прописывали его для устранения преждевременной эякуляции. Нo дело в том, что один из значительных его побочных эффектов состоит в «сухой» и предположительно регрессирующей эякуляции. Мужское семя при этом скорее поступает в мочевой пузырь, чем претерпевает нормальную, видимую эякуляцию.

И только в 1976 году в единственном честном исследовании доктора Котина (Dr. J. Kotin) и его коллег, экспериментировавших с этим препаратом на себе, было показано, что тиоридизин не только не оттягивает оргазм и не продлевает половой акт, но на самом-то деле вызывает некоторые серьёзные расстройства у мужчин, в частности, импотенцию и болезненные ощущения при оргазмах.

Принятые сегодня медицинские методы лечения преждевременного семяизвержения не включают в себя применение этих препаратов. Но то, что их долго и широко прописывали, свидетельствует об исторической попытке психиатрии превратить половую любовь в простой факт медицины.

Из-за того, что ни обычные религии, ни медицина не обращают нашего внимания на полное глубокого смысла высшее понимание секса, нашему обществу присуще так много противоречий и проблем, связанных с сексом: порнография, нападения на детей, жестокое обращение с супругами, изнасилования, аборты, предохранение от беременности, половое воспитание, СПИД и другие болезни, распространяемые половым путём, гомосексуализм, внебрачный и добрачный секс, одинокие матери-подростки.

То же столетие, которое наблюдало попытку медицины сделать секс достоянием гласности, стало свидетелем смерти многих наиболее выдающихся мыслителей мистицизма. Таковыми были, к примеру, Алан Уотс и Джулиус Эвола, а также недавно умершие Мирча Элиаде (Mircea Eliade) и Джозеф Кепмбелл (Joseph Campbell), к которым мы обратимся в следующих главах. Эти писатели постигли внутриличностные и надличностные аспекты секса, изучая, переводя и интерпретируя историю мистических традиций.

Что же тогда есть духовность с мистической точки зрения? Для мистицизма духовный мир – это физический космос, реальный мир энергии и вещества, который мы можем непосредственно воспринимать с помощью чувств и интуиции, помещающихся в сознании правого полушария мозга. Мистицизм поддерживает нашу физическую связь с космосом, чувство принадлежности к природе и опыт познания естественного мира, единение с окружающей средой, с тем, что есть «не я».

Единство влюблённых в сексе – это излюбленный мистиками пример настоящего единства со Вселенной. По той же причине, по какой религии запрещают секс, мистицизм поощряет его.

Мистическая литература подробно описывает особый подход к любви, при котором достигается наибольшая возможная близость и происходит акт спонтанного творчества. Подход, не имеющий целью продолжение рода или простое удовольствие. Приносящий высокое чувство, способствующий достижению изменённого состояния ума, или «мистического опыта».

Чтобы показать это единое для всех мистических традиций видение сексуальности, мы поговорим о мистицизме в этой книге. Попробуем дать ему определение, объяснить его суть, обсудим присущий ему взгляд на половую любовь и увидим, насколько применим мистицизм и мистический секс к моногамным любовным отношениям.

Так следуйте за мной в священное и волшебное путешествие. Мы исследуем высшие вершины цивилизации с её круговоротом побед и поражений, духовности, вечных перемен. Мы исследуем, какие силы иногда объединяли Север и Юг, Восток и Запад, а временами разрушали целые культуры, сжигая их, выкорчёвывая и покрывая солёной водой.

Наше путешествие охватит столетия, тысячелетия истории, от ранних матриархальных культур – до дворцов и храмов древнего Китая и Индии, до замков полухристианской средневековой Европы. Мы заглянем вперёд, в год 2000, чтобы оценить, какое значение будет иметь секс в будущем. Мы минуем сексуальность и попадём в царства науки, религии, политики и языка, неразрывно связанных вместе идеей и практикой мистического секса.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Скачать, 172.8kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов