Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Габович Евгений История под знаком вопроса. "Нева", спб-Москва, 2005

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница3/26
Дата09.03.2012
Размер5.96 Mb.
ТипДокументы
Список сокращений
Мое открытие новой хронологии.
Первым, кто установил у дергающейся лягушки гальванизм, был не без основания называемый так Гальвани.
С создания мира прошло более 6000 лет, поэтому числа до Рождения Христа должны увеличиваться, а после него – уменьшаться.
Советское видение истории
Фальшивые карты и «плохая» профессия
Фальшивые колбасы, фальшивые отчеты.
От евреев и славян к викингам в Америке
От Иммануила Великовского к исторической аналитике и новой хронологии
Литература (Список моих публикаций на историко-аналитические темы)
Подобный материал:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Литература

[Дэппен] Däppen, Christoph: Nostradamus und das Rätsel der Weltzeitalter, BoD, Norderstedt, 2004.

[Рол] Rohl, David: Test of time: The Bible: From Myth to History, London, 1995.

http://www.oldtestamentstudies.net/ncresource/default.asp

New Chronology Studies (http://home.clara.net/abbottfamily/ncstudies.htm)

http://www.bga.nl/en/discussion


^ Список сокращений

АТФ = Анатолий Тимофеевич Фоменко

ГВН = Глеб Владимирович Носовский

ИА = историческая аналитика

ПВП – Последнее великое потрясение (катастрофа 14-го века)

НФ = Носовский и Фоменко

НХ = Новая Хронология в смысле НФ

ТИ = Традиционная История

^ Мое открытие новой хронологии.

Евгений Габович, Потсдам


Эта маленькая ода очень проста, но она содержит очень много труднейших мест.

Апостолы говорили о моногамии как о чем-то столь очевидном, что они ее даже не упоминали.

^ Первым, кто установил у дергающейся лягушки гальванизм, был не без основания называемый так Гальвани.

Римские часы были крайне своеобразны. Они начинали ходить при восходе солнца и прекращали при закате.

^ С создания мира прошло более 6000 лет, поэтому числа до Рождения Христа должны увеличиваться, а после него – уменьшаться.

День состоит из 365 часов, час – из 24 минут, а занятия школе длятся всего шесть часов из всего этого количества.


Из книги Хельмута Минковского «Самое крупное насекомое это слон. Перлы профессора Галлеттиса»


Практически каждого из нас интересует прошлое. Но еще больше нас интересуют истории. Самые разные. Любовные и трагические, криминалистические и про путешествия. Мы охотно читаем или слушаем рассказы и повести, новеллы и романы. В том числе нравятся нам и занимательно изложенные истории про прошлое: мифы и легенды, сказки и саги, исторические повести и романы. Несколько менее популярны книги, которые пытаются сделать вид, что они рассказывают научно установленную правду о прошлом: учебники и монографии по истории. За редким исключением их читают лишь тогда, когда этого требуют обстоятельства, учеба или работа.

Тем не менее сегодня довольно широко распространено мнение, что прошлое тесно связано с его презентацией в многочисленных книгах, а в последние десятилетия еще и в экранизациях для кино и телевидения. С кино и телевидением все ясно: если это и портреты прошлых эпох, то отретушированные на уровне новейших современных технологий. И не только технологий макияжа, но и подмены примитивных технологий прошлого сверхсовременными технологиями камуфляжа. Вряд ли на много лучше обстоит дело и с книгами по истории. Впрочем, именно этим вопросом я собираюсь заняться вплотную в этой книге.

Отмечу однако сразу, что на более ранней стадии развития человечества интерес к прошлому был иным и по форме, и по содержанию. Прошлое было прошлым семьи, позднее – племени. Оно инициировало культ предков и первичные формы культуры. Конечно, на какой-то довольно ранней стадии появились истории о прошлом, началась его мифологизация. Последняя могла служить самым разным целям: обучению, созданию моральных норм, правил поведения, развлечению, удовлетворению потребности в художественном самовыражении.

Однако среди целей озвучивания прошлого не было (причем не было в течение очень и очень долгого времени) цели адекватного изображения оного. Не было ее в Средние Века, на было - как сейчас выясняется – даже в эпоху возрождения. Эта цель начала появляться в конце этой эпохи и стала более ни менее официальной в эпоху просвещения. Что, конечно, вовсе не значит, что все, кто писали о прошлом в последние несколько веков, на самом деле придерживались этой цели. Этого, к сожалению, нельзя утверждать даже о сегодняшних писателях, специализирующихся на поприще описания прошлого, причем даже в том случае, когда они действуют под прикрытием высоких академических степеней, званий и должностей.


^ Советское видение истории

Пути господни неисповедимы. Но и тропинки человеческие определяются многими обстоятельствами и носят ярко выраженный индивидуальный характер. Вспоминая о своем долгом жизненном путешествии от детского увлечения естественными науками в научно-популярном изложении и более позднего восторженного почитания науки к весьма критическому отношению к ее современному состоянию, не могу решить, чего в нем больше: стечения обстоятельств или врожденного скептицизма и диссидентства, которые со временем и начали играть столь большую роль в моей жизни. Нежелание быть, чего бы это тебе ни стоило, «как все», и постоянный поиск доказательного объяснения в ситуациях, которые у других не провоцировали никаких сомнений, не раз приводили меня к конфликтам с начальством, политической системой и устоявшимися мнениями.

Испытывая с детства интерес к истории, я довольно рано обнаружил, что не все, о чем пишут (по крайней мере в газетах), соответствует действительности. Помню свою детскую – лояльного советского пионера – реакцию на первое сообщение летом 1950 г. о начале войны в Корее. В свои 11 лет лет я уже был в то время начинающим газетоманом – болезнь, от которой и в старости не могу излечиться. Так вот, смысл напечатанного в «Советской Эстонии» заявления ТАСС был таков (за дословность, конечно, не ручаюсь):

Вчера рано утром войска Южной Корей вероломно, без объявления войны напали на миролюбивую Корейскую Народно-Демократическую Республику. Армия КНДР отразила это нападение, разгромила империалистические войска Южной Кореи, перешла сама в наступление и к вечеру захватила столицу Южной Корей город Сеул.

«Здорово, подумал я, так и нужно врагам социализма. Ясно, что на самом деле это мы («наши» корейцы и с нашей помощью) начали войну, никогда не поверю, что хорошо подготовленное и неожиданное наступление можно отбить за несколько часов, а уж перейти сразу в наступление и захватить столицу – это совсем не реально, но именно так нужно «сваливать все на врага». Я не знал тогда того, что КНДР не признавала образования Республики Корея на юге Корейского полуострова и что по конституции КНДР, принятой в 1948 г., ее столицей считался Сеул, расположенный на территории Южной Кореи. Но и без этой информации мне было тогда ясно, что войну начали «мы», а не «они», и что моральное право на нашей стороне. Советское воспитание действовало в те далекие времена еще без более поздних ограничений.

За ходом этой трехлетней войны я следил с огромным увлечением и с недетскими эмоциями политизированного советского гражданина, отмечая на карте Кореи изменения линий фронтов. Одновременно учился эзоповскому языку советских газет. Может быть, это искусство дешифровки и превращало ежедневное чтение оных в нечто весьма увлекательное. И создавало чувство посвященности, приобщенности к общественно-политической системе: да, мы врем, но так, что умные люди (кто из нас не тешит себя в детстве уверенностью в том, что уж он-то к этой интеллектуальной элите относится!) нас понимают. Мы лопошим дураков, но ведь ты не таков!

Тогда же началось и отрезвление, которому только способствовала жизнь в Эстонии. Общение с эстонскими детьми, даже если они и принадлежали к «советским» семьям, удлиняло список осознанных и не всегда принимаемых с радостью табу. А эстонская, еще довоенная, моя няня, ставшая после войны нашей домработницей и тайно водившая меня в лютеранские церкви, не знавшая ни русского языка, ни советского языкового новодела в его эстонском варианте, произносила слова и фразы, заставлявшие задумываться. О том, как «дружественные» советские танки катили целый день в 1939 г. через родной Тарту и разрушили всю мостовую на своем пути – рассказала мне именно она.

Отрезвлению же от пьянящего советского «общественного заговора» (не от договора же!) способствовали и старые эстонские и немецкие книги. Из городской библиотеки, в которой я просиживал ежедневно многие часы, все, что могло наводить на неправильные мысли, было изъято. Но отец, к счастью, был завсегдатаем антикварного магазина и постепенно восстанавливал утраченную в годы войны библиотеку. В Краткой Эстонской Энциклопедии я нашел нелестную статью о Сталине, увидел портрет Троцкого и прочитал, что он руководил советскими войсками в годы гражданской войны. Вроде бы мы «проходили» в школьном классе гражданскую войну, но как-то совсем не так, в совсем ином тоне и другими словами писала об этом довоенная – пусть и краткая - эстонская энциклопедия.

Страдали от этого отрезвления наши школьные учителя, которых мы доводили до слез «неправильными» вопросами, особенно учителя истории. Так как там обстояло дело с «добровольным вступлением» Эстонии в СССР? Правда ли, что в Эстонии до войны был более высокий уровень жизни? Такой, как в Дании? Моя роль зачинщика в подобных истязаниях работавших в школе учителями офицерских жен (в основном жен летчиков дивизии стратегических бомбардировщиков, последним командиром которой уже в значительно более позднее время, оказался небезызвестный генерал Дудаев) привела к лестной характеристике из уст одной из «учителок»: «рыба гниет с головы!»

Учителя в нашей 4-ой русской школе рекрутировались из двух крайне непохожих друг на друга групп населения:

  • Малообразованные в массе своей жёны советских офицеров, коих огромное число обслуживало стратегически важный тартуский аэродром, и

  • «Недобитая» бело-эмигрантская интеллигенция: неглупые и образованные люди, выросшие и сформировавшиеся в ходе 20-летней эстонской демократии, пережившие подъем эстонского национализма в конце 30-х, гитлеровскую оккупацию и советский террор 40-х.

Первые искренне пытались сделать из нас «нормальных советских людей» и искренне же переживали из-за своей неспособности добиться поставленной цели. Вторые ужасно боялись нашей историко-политической смелости и, хотя в душе и сочувствовали нашим взглядам, ужасно пугались каждый раз, когда очередной «грязный комок снега» летел в сторону непререкаемых советских догм. Они, если могли, делали вид, что нас не поняли, но в серьезных случаях бежали за помощью в дирекцию.

В дирекции школы у меня все равно с четвертого класса была нехорошая репутация. Неловко брошенная в одноклассника полумокрая тряпка, которой полагалось спокойно лежать на нижнем горизонтальном выступе классной доски, а не летать по воздуху, устремилась к висящему очень высоко портрету Ленина и повисла над ним на длинном гвозде, удерживавшем раму. Все попытки снять ее оказались безуспешными и, начиная с этого инцидента, мою школьную жизнь украшали четверки и даже тройки по поведению в табелях за четверти и неоднократные исключения из школы на срок от одной до нескольких недель.

Смерть Вождя Всех Народов марте 1953 г. застала меня на стадии перехода от одобрения основ советскости к ироническому юношескому цинизму. Слезы учителей в связи с событием, обернувшимся государственным трауром, казались мне неискренними (хотя и были, вероятно, вполне искренним следствием внушенной газетами виртуальной картины мира) и, стоя с красным галстуком на шее (или был я уже недавно испеченным комсомольцем?) в почетном карауле у портрета покойного вождя и самого большого друга советских детей, я с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться из-за комичности ситуации: злостный нарушитель спокойствия в несвойственной ему роли.

Последовавшее той же осенью разоблачение «шпиона» Берии положило конец положительному отношению к ежедневной советской лжи. Умение ее интерпретировать, читать между строк, реконструировать действительный ход событий от противного остались до самого отъезда из СССР в январе 1980 г. и находили себе ежедневное применение, но восторги в этой связи решительно уступили место все более сильному раздражению по поводу глупой пропагандистской лжи.


^ Фальшивые карты и «плохая» профессия

Чем, как не фальсификацией современной нам действительности была эта ежедневная кропотливая работа массы пишущей публики?! Не все стороны выдумывания виртуальной картины недавнего прошлого были на виду. Мое увлечение туризмом привело к столкновению с одним из них: фальсификацией географической информации. Практически все издаваемые в СССР карты были специально искажены, чтобы мифический обобщенный враг «не смог найти советского завода план» не говоря уже о самом этом заводе. Карты, которые должны снабжать – желательно достоверной – информацией, снабжали в СССР в основном примерами бдительности по отношению к шпионам и диверсантам, которые толпами шли взрывать наши Карпаты или отравлять цианистым калием (не путать с полезными для экологии отходами деревообрабатывающего комбината) самое чистое в мире озеро Байкал.

Не беда, что немало доверчивых туристов гибло в горах или в тайге из-за недостоверной географической информации, зато самые современные американские ракетные системы с компьютерной наводкой были беспомощны против советского тайного оружия: фальшивых географических карт советской территории. Привязка стратегических целей на советской территории превращалась якобы в результате этого в головоломку для тупых американских ковбоев в военной форме. И если это тайное советское оружие ни разу не сработало по отношению к внешнему врагу (свои граждане не в счет!), то лишь потому, что уже упомянутые погонщики коров по врожденной глупости больше доверяли собственной картографии на основе снимков, сделанных американскими спутниками-шпионами, чем продукции Главного Управления Геодезии и Картографии при Совете Министров СССР.

Прекращения фальсификации географической информации мне до переселения в Германию дождаться не удалось. Лишь в 1988 г. советское ведомство по производству фальшивых карт было упразднено. Первая не фальсифицированная специально карта Москвы была издана в 1990 г. Постепенно бывшие советские граждане обрели возможность покупать карты, которые не были в десятки раз хуже продаваемых в любом иностранном магазине. Но для этого сначала должен был распасться на национальные государства навеки скрепленный вечной дружбой народов Советский Союз. Какие потрясения нужны т.н. «исторической науке», чтобы перестать держаться мертвой хваткой за фальшивые нарративные «карты», повествовательные путеводители по прошедшим векам и десятилетиям?!

Эти «нарративные исторические карты» (не путать с их географическими отражениями из исторических атласов) были составлены в четыре-пять прошлых столетий и лишь немного подправлялись со временем. В этой связи возникает и следующее сравнение географии с историей. Мы с изумлением любуемся сегодня старинными географическими картами, украшаем ими стены наших жилищ или рабочих кабинетов. Но никому из нас не пришло бы в голову поехать в отпуск, пользуясь такой старинной картой. Для любого автомобильного путешествия каждый пытается приобрести современный атлас автомобильных дорог. И атласы эти ежегодно выверяются, дополняются и корректируются. И никого не пугает, что выглядят современные карты в таком атласе совсем не так, как карты в старинных географических атласах. И никто не называет сумасшедшими, шарлатанами, проходимцами от науки, невеждами и т.п. тех, кто эти географические карты выверяет, т.е. приводит в соответствие с действительным положением дел. Так не пора ли нам перестать путешествовать в прошлое по «нарративным историческим картам» вековой давности.

Не стоит думать, что подобные мысли приходят в голову только сторонникам критического отношения к традиционной версии истории. В книге известного советского историка, исследователя давнишнего российского прошлого (т.н. Древней Руси) Якова Соломоновича Лурье «Россия древняя и Россия новая» ((С.-Петербург, 1997) я натолкнулся на такое сравнение географии и истории

«…бельгийский исследователь Ж.Стенжер утверждал, что «наилучшая манера писать историю заключается в том, чтобы подчеркнуть пробелы в наших знаниях, и подчеркнуть решительно … Это приведет, конечно, к «созданию пустоты», которой так боится историк. Но существует поразительный прецедент: уже в ХУ111 в. ученые стали оставлять белые пятна на географических картах – в этих прекрасных произведениях искусства, которые картографы прежде так стремились украсить, считая делом чести заполнить их от края до края. Из картографии убрали не только все воображаемое, но и все сомнительное. И это было огромным прогрессом. Я верю в такой же прогресс в исторической науке»

Боюсь, что и сегодня еще подавляющее большинство историков и думать не решается о таком радикальном преобразовании своей, как считает уважаемый автор, науки, все еще боится пустоты и честного признания своего незнания истины о прошлом.

Интерес к истории у меня был всегда. И никаких сомнений в том, что взрослые образованные дяди и тети-историки не станут обманывать невинных детей, когда речь идет о давнем прошлом, вроде бы никакой роли в актуальном воспевании советского образа жизни не играющего, тоже долго не было. Но вот с хронологическими таблицами возникали трудности. Смущало полное отсутствие какой-либо логики в них, каких-либо обоснований, способных играть роль мнемонических опорных колонн. В любом математическом доказательстве, пусть даже и сравнительно сложном, которое «проходят» студенты-математики, никому и в голову не придет выучивать наизусть весь ход доказательства. В лучшем случае стараешься запомнить некую идею, а уж дальнейшие детали рождаются из логики и стандартных рассуждений. И в любом случае любое утверждение, любая лемма, любое предложение, любая теорема обязательно доказываются. В них не нужно верить, они проверяемы (или опровергаемы). Так почему же никогда не приводятся простые по сути дела – предположительно чисто арифметические - обоснования хронологических лемм, предложений, теорем? Почему не рассказывается, где исторические даты берутся или как они определяются?

Математика – плохая специальность: она прививает образ мышления, который не нравится ни власть имущим, ни отцам церкви, ни светилам догматических наук типа истории, религиозный характер которой становится ясным каждому, кто пытается спорить с носителями исторических догм (а таких – 99% населения). Недаром среди диссидентов в Советском Союзе было такое огромное число математиков и представителей естественных и технических наук, которым в свое время пришлось усвоить законы математического мышления. Не точка зрения сиюминутных правителей или научных «авторитетов» претендует в глазах людей с математическим мышлением на достоверность, а непротиворечивые и обоснованные позиции в политике и науке. Гимны в адрес авторитарной советской системы и уничижительные оценки демократических форм организации общества не носили в наших глазах ни доказательного, ни убедительного характера. Основанная на статистике и точных числовых данных т.н. антисоветская пропаганда разных радиоголосов или сухо – без пропагандистского пафоса - излагающие факты иностранные газеты воспринимались как в большей мере заслуживающие доверия, чем советские средства массовой (дез)информации.

Повторение ситуации мы наблюдаем сегодня в случае критического восприятия традиционной истории: и здесь необычно высок процент людей, представляющих математику, естественные науки и технические области деятельности. Жаль, что сравнительно недавние диссиденты Советского Союза, не воспринимавшие в свое время тотальной лжи мафиозной советской политической системы, оказались в основном в числе противников тех, кто не воспринимает тотальную ложь мафиозной братии историков-традиционалистов. Неверно понятая задача сохранения исторической культуры, неумение отделить культурный аспект истории от научного, идеологизация чисто научного спора привели к тому, что немало бывших диссидентов и многие представители либерально настроенной интеллигенции воспринимает критику в адрес традиционной историографии и хронологии, на которой оная основана, как враждебные действия, идущие из лагеря чужих. Но в поиске истины – будь это даже или всего лишь истина о нашем давнем прошлом - нет своих и чужих. И даже, если истин много, если она не одна, как это почти всегда бывает в гуманитарных науках, то незачем создавать себе образ врага из ищущих истину иначе, на другом языке, с другой степенью придирчивости и тщательности.

В годы моей аспирантуры на мехмате МГУ (1963-1965) я упустил шанс познакомиться с работами Н.А.Морозова. Хотя один из ближайших друзей и рассказал мне о «Христе» и о том, что он есть в библиотеке мехмата, я ограничился тем, что расспросил его о содержании семитомника, а затем прореагировал так, как еще и сегодня реагируют почти все «нормальные люди»: Никакой Античности?! Сокращение хронологии на сотни и даже тысячи лет?! Нет, для такой муры нет у меня времени. Голова, забитая внушенной с детства «правильной» исторической информацией» была не в состоянии уловить в кратком мимолетном рассказе гигантский интеллектуально-диссидентский потенциал.

В 90-е годы, мотаясь от библиотеки к библиотеке по Германии и Эстонии с целью разыскать все тома именно этого семитомника, я с сожалением вспоминал свою тогдашнюю глупость. Тем не менее, мне удалось со временем скопировать всего «Христа» и рассказать в 1998-2002 гг. о многих идеях его автора в Историческом Салоне города Карлсруэ, в котором – в городе, а не в салоне - с 1981 г. по 2003 г. я работал в крупнейшем в Германии (Ядерном) Исследовательском Центре.


^ Фальшивые колбасы, фальшивые отчеты.

После переезда в 1970 г. из Эстонии в Москву я волей судеб оказался в исследовательском институте с кратким названием ВНИРО, что означало всего лишь Всесоюзный Научно-исследовательский институт Морского Рыбного Хозяйства и Океанографии. Этот институт считался древнейшим научно-исследовательским заведением всего Советского Союза, декрет об основании которого был подписан лично великим Лениным. В этом центре исследовательской мысли в области промышленной эксплуатации мирового океана наряду с солидными учеными - ихтиологами, популяционными биологами и другим узко специализированными специалистами, в начале 70х годов появились математики и программисты: во ВНИРО, следуя общесоюзной моде, создавался отдел автоматизированных систем управления.

Вся эта грандиозная общесоветская затея была в духе лживого советского общества. На «автоматизацию беспорядка» (по образному выражения академика Глушкова) были брошены огромные людские и финансовые средства. Автоматизировать в Морском Рыбном Хозяйстве было практически нечего, разве что алгоритмы фальсификации истинной информации. Зато формы фальсификации, входившие в род деятельности этого института, были многообразны: от выдумывания рецептов пищевых продуктов, в которых до 90% содержимого не соответствовало названию продукта, до искажения международной отчетности об улове советского рыболовного флота.

Как заведующий сектором математического обеспечения АСУ (для подзабывших это советское ругательство: именно так величали автоматизированные системы управления) я изредка оказывался приглашенным на дегустации новых пищевых продуктов, разработанных коллегами по институту. В этой связи запомнилось хвастливое заявление одного из пищевиков о том, что мы, мол, научились утилизовать всю тушу кита, за исключением только яичников китовых самок. И вся эта утилизованная дрянь вместе с китовым мясом перерабатывалась в «мясные» колбасы и «рыбные» продукты. В случае первых десятипроцентное содержание говяжьего мяса в колбасах якобы из говядины считалось предельно допустимой роскошью. Сегодня мне это напоминает традиционную модель прошлого, созданную многими поколениями историков: десятипроцентное содержание истинной информации о прошлом часто является недопустимой роскошью для исторических моделей.

Вторая область деятельности нашего института по искажению истины была связана с международными соглашениями по рыболовству, которые ставили себе целью защиту поголовья рыбных популяций от уничтожения рыболовными флотами. Особенно сильной опасности подвергались популяции долгоживущих рыб: после вылова существенной части оной экологическую нишу этой популяции занимали другие, часто менее ценные с пищевой точки зрения рыбы, и Советский Союз имел выдающиеся «заслуги» в области такого полного уничтожения рыбных популяций в отдаленных областях мирового океана. По этим соглашениям полагалось проводить замер размера выловленных рыб и сообщать в международный надзор параметры представительной выборки каждого улова и размеры ячейки применявшихся при этом сетей.

Следуя общей политике обмана международной общественности во всех возможных областях, Советский Союз пытался при помощи сфальсифицированных данных скрыть факт использования сетей с запрещенной малого размера ячейкой. Но в международных контрольных комиссиях сидели эксперты, которые знали статистические характеристики каждой крупной рыбной популяции, могли сравнивать данные, полученные флотами разных стран. Чтобы их обмануть, в нашем институте была создана научно-исследовательская группа, которая разрабатывала принципы подмены реальной информации о популяциях такой фальшивой, которая не бросалась бы в глаза этим международным экспертам. Были разработаны соответствующие компьютерные программы, которые каждый правдивый отчет о вылове преобразовывали в лживую форму, соответствующую международным соглашениям.

Международный надзор пытался производить неожиданные инспекции советских траулеров и замечал несоответствие наблюдаемого улова с уловами, полученными в отсутствие наблюдателей. Во втором случае данные об улове пропускались через упомянутые выше программы. Конечно, сильно занижались и размеры уловов, чтобы обойти международные квоты вылова. Но подозрения в фальсификации – это всего лишь подозрения и советским представителям удавалось «отбрехаться» и обеспечить СССР практическую возможность продолжать грабить рыбные богатства мирового океана, не думая о завтрашнем дне.

К счастью для меня, к этой важной, с государственной точки зрения, деятельности находившихся под наблюдением органов безопасности отщепенцев, подобных автору этих строк, не допускали и этой ответственной работой занимались только проверенные органами ученые. Более того, она была так сильно засекречена внутри самого института, что, кроме слухов, ничего не вовлеченным в обманную деятельность не было известно. Зато после развала СССР мой бывший заведующий отделом Эрнст Черный рассказал об этой фальсификационной акции в средствах массовой информации.

В институте существовал и засекреченная исследовательская группа, которая пыталась искажать данные картографии, произведенной при помощи советских спутников. Идею этой деятельности я так и не смог разузнать. Мне казалось абсолютным идиотизмом фальсифицировать географическую информацию, которой американцы располагали независимо от нас и на уровне гораздо более высокого качества. Но из того, что логика фальсификаторов не понятна непосвященным, еще не следует, что у фальсификаторов нет своей, извращенной логики. Так и с историей: нам не всегда понятна или известна логика, побуждавшая многие поколения талантливейших людей сочинять виртуальную картину прошлого. Но из этого не следует, что сочинители истории не имели побудительных причин заменять неизвестное им прошлое его выдуманными дубликатами.


^ От евреев и славян к викингам в Америке

Мое увлечение историей оставалось до выезда из СССР, последовавшего 30 января 1980 г., ограниченным традиционными рамками, хотя и содержало критическую компоненту. В 1979 г. я активно участвовал в работе московскго общественно-политического семинара, в котором желающие покинуть СССР ученые искали возможность нецензурированного общения на исторические, правовые и политические темы. Семинар собирался у нас дома на ул. Гиляровского в Москве и привлекал повышенное внимание органов и милиции, которая переписывала всех идущих в нашу квартиру и даже пыталась врываться в оную во время семинара.

Еврейская тематика занимала важное место в работе семинара, и я произнес на двух его заседаниях доклады по истории евреев

  • о ранней истории евреев на территории СССР и их правовом положении в разные периоды истории, и

  • о законодательстве времен императора Николая 1 по еврейскому вопросу

Впрочем, история не была моей основной страстью в советские годы. С юности я писал стихи, которые, правда, из-за абсолютного несоответствия каким-либо советским тематикам не пытался публиковать. За одним исключением: в середине 70-х годов я принял активное участие в издании спецномера журнала «Пионер», посвященного Эстонии, как переводчик стихов и автор текстов, в том числе и на исторические темы.

Основным моим увлечением в СССР была так сказать научно-популяризаторская деятельность:

1960-1969 Статьи в эстонском научно-популярном журнале

1963-1965 Работа во Всесоюзной Матшколе в МГУ

1965 1969 Брошюры для Эстонского филиала Всесоюзной Матшколы

1960-1982 Работа в реферативных журналах в Москве, Германии и США

1969 Научно-популярная книга «Математика без чисел», Таллинн, изд-во Валгус. (на эстонском языке), получила диплом на всесоюзном конкурсе научно-популярных книг (положительная рецензия была напечатана журналом «Природа»)

70-е годы Сотрудничество с журналом «Квант»

70-е годы Публикация н.-п. статей в «Детской энциклопедии»

70-е годы Референт журнала «Книжное обозрение», многочисленные рецензии на научные монографии

1976 Договор об издании брошюры «Академик Отто Юльевич Шмидт» с издательством «Знание», брошюра была представлена издательству, оплачена им, но не напечатана из-за «не той национальности» О.Ю. Шмидта: он был немцем.

1978 Договор с издательством «Валгус» о втором издании книги «Математика без чисел», дополненной и улучшенной (не был реализован из политических мотивов ввиду моей эмиграции, хотя первая половина гонорара и была выплачена после получения издательством рукописи книги)

1978 Перевод с немецкого двух книг венгерского автора Т. Варга для математически одаренных школьников:»Блок-схемы, перфокарты, вероятности» и «Плоскость и пространство, деревья и графы, комбинаторика и вероятность». Обе книги вышли в издательстве «Педагогика»

1978-1979 Переговоры об издании русского перевода этой книги с издательством «Советское Радио», прерваны по политическим мотивам ввиду моей эмиграции из СССР

После эмиграции в Германию мне удалось восстановить текст первого из двух названных выше докладов на еврейскую тему, и он был напечатан в эмигрантском журнале «Форум», который издавал член Украинской Хельсинской группы Владимир Малинкович. Интересно, что когда я попытался рассказать ему о своем увлечении исторической аналитикой в Киеве, куда он вернулся в начале 90-х годов, то встретил гневную реакцию и обвинения в намерении уничтожить «нашу культуру», нашу духовную культуру. Реакция, к сожалению, крайне типичная для многих моих бывших друзей из диссидентских кругов.

Опыт моей журналистской деятельности не ограничился в годы жизни на Западе этой одной публикацией. Скорее, она стала любимым хобби, на которое, правда, из-за научной работы и научно-организаторской деятельности оставалось мало времени. Вот выписка из «табличной автобиографии»:

    1. Свободный радиожурналист, сотрудничество с Радио «Свобода», Радиостанцией «Немецкая Волна», Би-Би-Си и «Радио Америки»

1980-1995 Статьи в эмигрантской и западной прессе: газеты «Русская мысль», «Новая Американская Газета», «Американец» и др., в журналах «Форум», «Страна и мир», «Kontinent»

1992 Передача об эстонском писателе Яне Кроссе на немецкой радиостанции «Südwestfunk»

1994-2000 Статьи в русской и эстонской прессе в Эстонии

1996-2004 Член Союза Журналистов Эстонии

Впрочем, и в эмиграции приходилось порой писать «в письменный стол», в котором и накопилось несколько не опубликованных рукописей:

  • сборника юмористических рассказов о генеральных секретарях,

  • сборника писем эмигранта о жизни в Германии 80-х годов,

  • сборника общественно-политических статей.

В Германии я увлекся ранее недоступной исторической информацией о ранней истории западных славян, в основном на территории Германии, не только Восточной, но, как оказалось, и Западной. Узнал, что сохранились ранние карты, на которых расположенный западнее Бремена, недалеко от голландской границы, город Олденбург именовался Староградом (Олденбург в переводе значит Старый Замок). А славянское население немецкого острова Рюген одним из последних в Европе сопротивлялось до 14 в. принятию христианства. Об этих и других касающихся древних славян сведениях я рассказал в своей книге «Путешествие из немцев в викинги или трое в «Гольфе», к счастью, без собаки». Ее жанр с трудом поддается определению, ибо в ней есть и чисто историко-аналитические главы (еще без сомнений в верности традиционной хронологии), и повествование о нашем реальном путешествии по скандинавским странам, и рассуждения на темы, связанные с культурой Скандинавии, и даже мои рассказы.

В связи с темой книги (викинги и славяне) я заинтересовался в те отдаленные восьмидесятые годы книгами бразильского археолога и историка Жака Майё, который обнаружил в Южной Америке следы раннего пребывания скандинавов в тех краях. Его теория полностью отвергается европейской «исторической наукой», но встретила положительный отклик у южноамериканских историков. В последней части книги я рассказал об этой теории и о других свидетельствах доколумбовских плаваний в Америку, Северную, Центральную и Южную, свидетельствах картографических, нарративных, археологических и лингвистических.

Интересно, что об этих альтернативных исторических сведениях про Южную Америку в свое время сообщала на стр. 42 (Молодая гвардия, Москва, 1988) книга Игоря Скарбека «За тридевять земель», вообще-то посвященная российскому изучению и освоению американских территорий. Быть может из-за своей патриотической направленности или из-за недостаточной бдительности, советские историки последних мгновений советской «весны» не подхватили осудительного тона западноевропейских коллег. Во всяком случае книгу сопровождает послесловие доктора исторических и кандидата географических наук, действительного члена Географического общества СССР, заслуженного деятеля науки А.И.Алексеева, который оставил без комментарий эту историческую крамолу:

«…удивительные сообщения поступают из Южной Америки. Аргентинские археологи обнаружили следы викингов в Парагвае! В горах Сьерра-ди-Амамбаи неподалеку от развалин небольшой крепости они наткнулись на остатки каменной стены с «автографами» викингов — руническими надписями. Близ города Такуати, на месте древненорманнского поселения, также обнаружены руны и изображение верховного божества викингов — Одина.

В девственной сельве, населенной индейцами гуарани, французская экспедиция нашла 40 больших пещер, где на стенах сохранились надписи викингов, явившихся, как полагают ученые, из Мексики. По мнению специалистов, расшифровавших руны, гипотеза подтверждается еще и древнемексиканским источником, гласящим, что прибывшие с Севера, из страны Хвиттерманаланд «высокорослые блондины помогали индейцам сооружать их город». Время появления в Мексиканском заливе, подле селения Пануко, драккар конунга по прозвищу Бог Охотников, датчанина Ульмана из Шлезвига, датируется 967 годом. Экспедиция профессора Жака Майе отыскала в Бразилии наскальные рисунки с изображением трех драккар на фоне креста, а в Перу — наскальное изображение якоря, неизвестного индейцам. Близ Вильярика (Парагвай — Бразилия) у индейцев племени гуяков нашли керамическую посуду с руниче­скими письменами, начертанными в «обратном порядке», как это делалось во времена викингов»

И хотя сегодня есть основания усомниться в традиционной хронологии, которой пользовались Майё и другие исследователи этого вопроса и которая отражена в приведенной цитате, сама эта альтернативная историческая теория достойна дальнейшего рассмотрения в рамках исторической аналитики.


^ От Иммануила Великовского к исторической аналитике и новой хронологии

Хронологическое «прозрение» произошло у меня традиционным для немецких аналитиков прошлого образом: через чтение книг универсально образованного психоаналитика Иммануила Великовского. Этот выходец из России, о котором я подробнее расскажу в следующей книге, усомнился в верности хронологии Древнего Египта и Ближнего Востока. Он обосновал искусственную вставку периода длительностью около 550 лет в египетскую историю, сославшись – в качестве причины такого искажения хронологии - на происшедшее из-за незнания языков повторное использование описаний одних и тех же древних исторических периодов, царствований и правлений в египетской истории, написанных на разных языках для характеристики якобы различных исторических периодов.

Его анализ, как он считал, продемонстрировал, что события, описанные один раз в египетских источниках, а другой раз по-сирийски или на других языках азиатской части Ближнего Востока, были использованы компиляторами египетской древней истории не для описания одной эпохи, а по меньшей мере дважды. Из-за разницы в звучании имен одних и тех же людей и местностей в разных языках, из-за резкого изменения взгляда на ход событий в зависимости от принадлежности хронистов к победителям или к побежденным, считал Великовский, компиляторы были не в состоянии распознать идентичность описываемых дважды эпох. В результате, из одной эпохи были сделаны две более или менее одинаковой длины. Эти две эпохи были расположены одна за другой, а систематическое ошибочное видение такого рода привело к «раздуванию» суммарного периода длиной в 550 лет в два раза.

В то время мне еще не приходило в голову, что Великовский очень уж доверчиво относится ко всей остальной хронологии древнего Ближнего Востока (к т.н. библейской истории). Меня восхитило само вскрытие механизма возможных исторических и хронологических ошибок тысячелетнего масштаба. «Если такие жуткие ошибки могли совершать историки высокоразвитой античности (Великовский считал повинными в описанной фальсификации прошлого античных александрийских ученых), то где гарантия, что в мрачные века Средневековья не были совершены еще более крупные ошибки?» подумал я и решил про себя, что раз такой механизм искажения истории существует, то он наверняка неоднократно срабатывал в прошлом. Доверие к хронологии мировой истории было в принципе подорвано.

Тем временем в одном из немецких журналов я натолкнулся на рекламу книги немецкого писателя Гериберта Иллига «Выдуманное Средневековье» и заказал ее. А затем вступил с ним в контакт и выяснил, что в Германии существует довольно интенсивное движение последователей Великовского, которое, вдохновленное идеями последнего о происшедших в историческое время страшных катастрофах космического происхождения, широко применяет эти идеи в критических исследованиях по истории и хронологии. Я приобрел все изданные Иллигом в его издательстве «Мантисс» книги и все тетрадки издававшегося им в течение ряда лет специализированного журнала „Zeitensprünge“ («Временные прыжки»).

Потом начал охотиться за книгами немецких историко-критических авторов, изданными в конце 80-х годов крупным немецким издательством Эйхборн во Франкфурте на Майне. К сожалению, к этому времени издательство уже столкнулось с гневной оппозицией историков и решило прекратить дальнейшее издание таких критических книг. Поэтому книги Иллига, Хайнзона и Блёсса оказались распроданными и не переизданными, так что сначала пришлось их копировать в библиотеках, а потом искать у букинистов. Так началось мое знакомство с немецкими критиками истории и хронологии, о котором я подробнее расскажу в следующей книге. Знакомство, без которого я вряд ли решился бы написать эту книгу.

Увлечение Великовским длилось несколько лет, в течение которых я собрал постепенно все его книги в английском оригинале или в немецких переводах. Многочисленным посетителям нашего дома пришлось страдать от этой моей страсти, ибо я не мог остановиться, не пересказав каждому всю аргументацию книг Великовского. Один из моих юных слушателей поехал вскоре после моей частной лекции на эту тему в Москву и, вернувшись, позвонил и рассказал о том, что в Москве он видел брошюру известного мне как математика и художника А.Т. Фоменко на похожую тему: об ошибках в хронологии мировой истории. В следующий свой приезд в Москву он разузнал, что брошюру продают в МГУ, и привез мне в подарок ее экземпляр. Так состоялось мое первое знакомство с новой хронологией. Интерес к ней уже не утихал, и сегодня я располагаю солидной библиотечкой книг российских авторов, пишущих на историко-критические темы, с большинством из которых удалось за прошедшие годы познакомиться лично.


^ Литература (Список моих публикаций на историко-аналитические темы)


О ранней истории евреев на территории советской империи, Форум, 1983, 5, 114-126

Путешествие из немцев в викинги или трое в «Гольфе», к счастью, без собаки. Дорпат. 1989. 400 стр.


1997

Von Morozow bis zum jüngsten Fomenko. Zwei neue russische Bücher von Chronologierevisionisten. (От Морозова к недавнему Фоменко. Две новые книги обновителей истории), Zeitensprünge, 1997, Heft 2, 293-304

Naturwissenschaftler schreiben Geschichte neu (Представители естественных наук пишут историю по-новому), Berliner Geschichtssalon, Mitteilungen für Chronologen, Sept. 1977, 8-15. (

Nikolaj Aleksandrowitsch Morozow. Enzyklopädist und Wegweiser der Chronologierevision (Николай Александрович Морозов. Энциклопедист и указатель пути ревизии хронологии), Zeitensprünge, 1997, Heft 4, 670-685.


1999

China: wie entstand und wie richtig ist die Chronologie des Altertums? (Китай: как возникла хронология и насколько верна хронология древности?), Zeitensprünge, 1999, Heft 1, 118-129.

Überzeugen oder informieren? Noch einmal zu Morozows HYPO-Thesen (Убеждать или информировать: еще раз о тезисах гипотез Морозова), Zeitensprünge, 1999, Heft 1, 130-137.

Mit Christoph Marx, Uwe Topper, Beginnt die zuverlässige Geschichte zwischen 1575 und 1582? (В соавторстве с Христофом Марксом и Уве Топпером, Начинается ли достоверная история между 1575 и 1582 г. ?) EFODON Synesis, Nr. 32, 1999, Heft 2 (März/April), 28-31

Kommentar zur 16. Sitzung des Berliner Geschichtssalons am 1. März 1999 in Berlin (Комментарий к 16-му заседанию Берлинского Исторического Салона 1-го марта 1999 г.), EFODON Synesis, Nr. 32, 1999, Heft 3 (Mai/Juni), 41-43.

Eine elektronische Zeitschrift zur Geschichtsrekonstruktion (Электронный журнал по реконструкции истории), EFODON Synesis, Nr. 34, 1999, Heft 4 (Juli/August), 29-32.

Eroberer oder Pazifisten? Zwei interessante Konzepte zur Geschichte der europäischen Juden (Завоеватели или пацифисты. Две интересные концепции по истории европейских евреев), Nr. 35, 1999, Heft 5 (September/Oktober), 11-14.

Berliner Geschichtssalon, Fomenko und die Dinos: 18 Sitzungen und kein Ende in Sicht (Gott sei Dank) (Берлинский Исторический Салон, Фоменко и динозавры. 18 заседаний и, слава богу, ни малейшего намека на конец), EFODON Synesis, Nr. 5, 1999, Heft 35 (September/Oktober), 28-31.

Mit Walter Haug, Karlsruher Geschichtssalon: Geschichte mal ganz anders (В соавторстве с Вальтером Хаугом. Исторический Салон Карлсруэ. История в совсем другом ракурсе), EFODON Synesis, Nr. 35, 1999, Heft 5 (September/Oktober), 31-38.

Die Große Mauer als ein Mythos: Errichtungsgeschichte der Chinesischen Mauer und deren Mythologisierung (Великая Китайская Стена как миф. История ее сооружения и создание мифа вокруг нее), EFODON Synesis, Nr. 6, 1999, Heft 6 (November/Dezember), 11-21.

Newton als geistiger Vater der Chronologiekritik und Geschichtsrekonstruktion (neben Hardouin). Bemerkungen zum Artikel von Uwe Topper aus dem Synesis Nr. 36 (Ньютон, , как духовный отец, наряду с Ардуэном, хронологической критики и реконструкции истории. Заметки к статье Уве Топпера из тетради № 36 журнала «Синезис»), 1999, Heft 6 (November/Dezember), 29-33.


2000

Фоменко не одинок. Критика хронологии и ревизия истории в Западной Европе. Приложение У1 к книге Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко, Реконструкция всеобщей истории. Исследования 1999-2000 годов. Новая хронология, Деловой экспресс, Москва, 2000, стр. 573-600.

Betonbauten der Römer, Kelten und Ägypter (Сооружения из бетона римлян, египтян и кельтов), EFODON Synesis, Nr. 37, 2000, Heft 1 (Januar/Februar), 11-20.

Zu den Leserbriefen von Angelika Müller, H.-U. Niemitz und C. Blöss (Synesis 6/1999) (Заметки по поводу читательских писем Ангелики Миллер, Ганса-Ульриха Нимица и Христиана Блёсса из тетради №6 журнала «Синезис» за 1999 г.), EFODON Synesis, Nr. 37, 2000, Heft 1 (Januar/Februar), 54-55.

Die Geschichte der Alchimie aus chronologiekritischer Sicht (История алхимии с точки зрения хронологической критики), EFODON Synesis, Nr. 38, 2000, Heft 2 (März/April), 12-15.

Die chronologiekritische elektronische Zeitschrift macht erste Schritte (Электронный журнал по хронологической критике делает первые шаги), EFODON Synesis, Nr. 38, 2000, Heft 2 (März/April), 18-22.

Karlsruher Geschichtssalon: Die erste Sitzung des Jahres 2000 (Исторический Салон Карлсруэ, первое заседание 2000 г.), EFODON Synesis, Nr. 38, 2000, Heft 2 (März/April), 44-45.

Auch Karlsruher wollen bei Kürzung der Chronologie dabei sein (Жители Карлсруэ хотят принимать участие в сокращении хронологии), EFODON Synesis, Nr. 39, 2000, Heft 3 (Mai/Juni), 32.

Sensation: Megalithen des russischen Südens (Сенсация. Мегалиты русского юга), EFODON Synesis, Nr. 42, 2000, Heft 6 (November/Dezember), 27-32.

Scaliger, Newton und Hardouin: Wer hatte Recht? (Скалигер, Ньютон и Ардуэн: кто был прав?), EFODON Synesis, Nr. 42, 2000, Heft 6 (November/Dezember), 45-46.

Alternative Geschichte und Chronologiekritik. Internationale Tagung im Karlsruher Geschichtssalon (Альтернативная версия истории и критика хронологии. Международная конференция в Историческом Салоне г. Карлсруэ).


2001

Eine Balkanreise, Teil 1 (Путешествие на Балканы, Часть 1), EFODON Synesis, Nr. 43, 2001, Heft 1 (Januar/Februar), 4-8

Veraltete Vorgeschichtsforschung unter dem Datierungszwang (Устаревшая наука о предыстории под дамокловым мечом необходимости датировать), EFODON Synesis, Nr. 43, 2001, Heft 1 (Januar/Februar), 26-35

Noch einmal über die Große Chinesische Mauer (Еще раз о Великой Китайской Стене), EFODON Synesis, Nr. 43, 2001, Heft 1 (Januar/Februar), S. 57

Eine Balkanreise, Teil 2 (Путешествие на Балканы, Часть 2), EFODON Synesis, Nr. 44, 2001, Heft 2 (März/April), 14-20

Zwei Jahre Geschichtssalon Karlsruhe (1. Teil) (Два года существования Исторического Салона Карлсруэ, 1-я часть), EFODON Synesis, Nr. 44, 2001, Heft 2 (März/April), 29-32.

Chinesische Astronomie contra chinesische Geschichtsschreibung (Китайская астрономия в противоречии с китайской историографией), EFODON Synesis, Nr. 45, 2001, Heft 3 (Mai/Juni), 10-16

Zwei Jahre Geschichtssalon Karlsruhe (2. Teil) (Два года существования Исторического Салона Карлсруэ, 2-я часть), EFODON Synesis, Nr. 45, 2001, Heft 3 (Mai/Juni), 30-35.

Kamen die Mongolen aus dem Westen nach Russland? (Пришли ли монголы с запада в Россию?), EFODON Synesis, Nr. 46, 2001, Heft 4 (Juli/August), 4-11

Anatolij Fomenko – führender russischer Chronologiekritiker (Анатолий Фоменко – ведущий русских критик хронологии), EFODON Synesis, Nr. 46, 2001, Heft 4 (Juli/August), 13-16

Die Misere der indischen Chronologie (Бедственное положение индийской хронологии), EFODON Synesis, Nr. 48, 2001, Heft 6 (November/Dezember), 18-26

Phantastische „historische“ Zeiten. Wir brauchen die Außerirdischen, um unsere Geschichte zu korrigieren (Фантастические «исторические» эпохи. Мы нуждаемся в помощи пришельцев из космоса, чтобы исправить нашу историю), Jenseits des Irdischen, Heft 4, 2001, 3-6

Aus der Vorgeschichte Osteuropas. Sprachen, Megalithen, Mythen und Völker (Из предыстории Восточной Европы. Языкиб мегалиты, мифы и народы). In: Ur-Europa der Regionen, Ur-Europa Jahrbuch 2001, Kolbenmoor, 135-154.


2002

Indien, Geschichte und Stratigraphie (Индия. История и стратиграфия), EFODON Synesis, Nr. 50, 2002, Heft 2 (März/April), 16-23

О великой Китайской стене, Литовский курьер, Русская газета Литвы, № 14 (370) 2002.04.04, http://www.kurier.lt/default.asp?TopicID=48&PressArticleID=406115

Kamen die Mongolen aus dem Westen nach Russland? (Synesis Nr. 4/2001) (Пришли ли монголы с запада в Россию? Дополнительные замечания в связи со статьей из тетради №4 журнала «Синезис» за 2001 г.), EFODON Synesis, Nr. 50, 2002, Heft 2 (März/April), 56-57.

Veraltete Vorgeschichtsforschung unter dem Datierungszwang (Устаревшая наука о предыстории под дамокловым мечом необходимости датировать), Magazin 2000 plus, Nr. 172, Heft 6, 2002 (Mai/Juni), 74-80


2003

Катастрофа середины 14-го века и европейская историческая идея, Проект Цивилизация. Материалы третьей и пятой Конференций по проблемам цивилизации, Москва, 2003, 8-12.

Цивилизации Восточной и Южной Азии и их конфронтация с европейской исторической идеей, Проект Цивилизация. Материалы третьей и пятой Конференций по проблемам цивилизации, Москва, 2003, 13-17.

Ivars Peterson, Was Newton nicht wusste. Chaos im Sonnensystem. Eine Buchbesprechung. (Иварс Петерсон, О чем не знал Ньютон. Хаос в Солнечной системе. Рецензия на книгу), EFODON Synesis, Nr. 52, 2002, Heft 4 (Juli/August), 36-38

Schach, frühgeschichtliche Technologien und die russische Gruppe „Zivilisation“ (Шахматы, роннеисторические технологии и русская группа «Цивилизация»), EFODON Synesis, Nr. 53, 2002, Heft 5 (September/Oktober), 35-40

Technologiegeschichte gegen die traditionelle Geschichtsschreibung (История технологий в противоречии с традиционной версией истории), EFODON Synesis, Nr. 53, 2002, Heft 5 (September/Oktober), 52-55

Катастрофа середины Х1У века и европейская историческая идея, „Таллинн“, 26-27, 2002, стр. 11-21.

Китайская цивилизации и европейская историческая идея, Таллинн, 28, 2002, стр. 44-48.

Хронология Бирмы как пример удаления династических параллелей в рамках традиционной историографии, Запорожский ун-т, Труды исторического ф-та, 2003.

История мертва, да здравствует история. В «ХОЖЕНИЕ В ОЙКУМЕНУ. Альманах цивилизационных исследований. Новая парадигма.», выпуск 1 (09.2003 г.), Москва. 2003, 7-17.

AD Ages in Chaos: a Russian Point of View. Dr Eugen Gabowitsch presents the case for major revisions of AD history. (Хаос в хронологии от рождения Христа. Обзор позиций основных реконструкторов хронологии). In: C&C Review 2003 (Nov 2003) 62pp Proceedings of the SIS Conference: 'Ages Still in Chaos' Progress in revising ancient history since 1952 and possible ways forward. Royal National Hotel, London, 14th & 15th September 2002

Введение. В книге Уве Топпера «Великий обман. Выдуманная история Европы», СПб. Нева, 2003, 3-10

Примечания редактора. В книге Уве Топпера «Великий обман. Выдуманная история Европы», СПб. Нева, 2003, 246-280.

Комментарии редактора перевода к послесловию. В книге Уве Топпера «Великий обман. Выдуманная история Европы», СПб. Нева, 2003, 292-295.

Великой Китайской стены никогда не было, интервью, газета «Комсомольская правда» от 18 августа 2003 г. (см. также http://www.kp.ru/daily/22509/15959/)

Erfundene Weltgeschichte. Teil 1. Die virtuelle Vergangenheit der Menschheit (Выдуманная всемирная история. Часть 1. Виртуальное прошлое человечества. Звукозапись лекции), CD, Stuttgart, Verlag Mathias Patscheck, 2003

Erfundene Weltgeschichte. Teil 2. Die erfundene Geschichte Asiens (Выдуманная всемирная история. Часть 2. Виртуальное прошлое человечества. Звукозапись лекции), CD, Stuttgart, Verlag Mathias Patscheck, 2003


2004

Die Große Mauer als Mythos. Die Entstehungsgeschichte der Chinesischen Mauer und ihre Mythologisierung (Великая Китайская Стена как миф. История ее сооружения и создание мифа вокруг нее),, in Magazin2000plus/Nr. 193 (Alte Kulturen Spezial, 2000 Kosmos. Erde. Mensch, 17/193), 6-16.

Wie Geschichte gemacht wird. Das Altertum – eine Erfindung der Renaissance? (Как делается история. Древность – выдумка эпохи Возрождения?), ZeitGeist 1/2004, 20-24.

Катастрофы прошлого и ...будущего? Неизвестная планета, 13.06.2004, http://www.radiorus.ru/news.html?rid=458&id=69514

Mongolen (Монголы. Ответ читателю.), EFODON Synesis, Nr. 6/2004, 46-47.


2005

История мертва, да здравствует история, http://www.newchrono.ru/prcv/publ_index.htm

Что там еще за римляне, http://www.univer.omsk.su/foreign/fom/roma_gab.htm

Критика хронологии и ревизия истории в Западной Европе, http://www.univer.omsk.su/foreign/fom/zapor.htm

Интервью Радио России на тему о понятии истории, http://www.unknownplanet.ru/radio_129.shtml

Интервью Радио России на тему о катастрофизме, http://www.unknownplanet.ru/radio_128.shtml

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Скачать, 1395.27kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru