Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Правовые основы применения оружия военнослужащими при охране государственной границы

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 341.81 Kb.
Дата22.03.2012
Размер341.81 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Государственная граница, военнослужащие, оружие, основания применения оружия, условия применения оружия, порядок применения оруж
Подобный материал:


Правовые основы применения оружия военнослужащими

при охране государственной границы

Legal basis for the use of weapons by military
at the State Border Guard




Щербак С.И., кандидат юридических наук, доцент, pvs1997@mail.ru.

Shcherbak SI, PhD, Associate Professor.


В статье показаны современные проблемы, обуславливающие необходимость применения оружия военнослужащими при выполнении служебных задач по охране государственной границы. Анализируются и разъясняются положения новых правовых актов, регламентирующих применение оружие.

The article shows the current problems, why they need the use of weapons by military personnel when performing their tasks for the protection of state borders. Analyzes and explains the provisions of new legislation regulating the use of weapons.

^ Государственная граница, военнослужащие, оружие, основания применения оружия, условия применения оружия, порядок применения оружия.

The state border, the military, weapons, weapons of reason, the terms of use of weapons, the use of weapons.


В марте 2010 года одна из центральных газет опубликовала статью с шокирующим названием – «Пограничники на казахстанско-российской границе охотятся на людей»1. Речь в ней шла о том, что военнослужащие, выполняющие обязанности по охране и защите государственной границы Российской Федерации на территории Омской области, применяют оружие, по мнению автора статьи, не правильно. Заметим, что в общероссийской прессе довольно часто встречаются публикации с сообщениями о фактах применения оружия пограничниками и наступившими тяжелыми последствиями (смерть лиц, пересекающих границу). Так, например, в 2009 году «Российская газета» сообщала, что «на российско-украинской границе вчера стреляли. При попытке пересечения кордона в неположенном месте российские пограничники попытались задержать гражданина Украины. Тот не остановился на предупредительный огонь и от повторного выстрела погиб»1. Гораздо больше информации о фактах противодействия правонарушителям посредством оружия, боевой техники и специальных средств встречается в специальных, ведомственных периодических изданиях. Однако, столь серьезные обвинения, выдвинутые в адрес пограничников, появились впервые. Значимость последствий заставляют обратить внимание на возможные проблемы, возникающие в связи с применением оружия2 военнослужащими при охране государственной границы. Как необходимо действовать, применяя оружие, чтобы выполнить служебную или боевую задачу и не быть обвиненным в превышении властных полномочий?

Актуальность постановки проблемы обусловлена тем, что ежедневно десятки и сотни тысяч военнослужащих выполняют служебные обязанности и при этом имеют право применять оружия. Общая статистика применения оружия при охране государственной границы не известна, но отдельные факты встречаются в открытой печати. Так, А. Тельминов сообщает: «в прошлом году сотрудники Пограничного управления ФСБ России по Омской области применяли оружие семнадцать раз»1. Хотя существуют и другие оценки. «Российская газета» отмечает: «впрочем, учитывая громадный грузо-пассажирский поток (тот же Харьковский погранотряд в минувшем году пропустил через границу Украины 11 миллионов человек и 1,3 миллиона автомобилей) между Россией и Украиной, эти инциденты действительно можно считать единичными»2. Опрос, проводимый автором в 2009 году в одном из пограничных управлений ФСБ России, показал, что 70% военнослужащих применяли либо оказывались в ситуации, когда применение оружия было допустимо.

Дополнительный интерес к вопросам применения оружия при охране государственной границы вызван также тем, что в последнее время произошли изменения правового регулирования в данной области. Правительство Российской Федерации своим постановлением от 24 февраля 2010 г. № 80 утвердило правила, которыми регламентируется порядок применения оружия и боевой техники при охране государственной границы Российской Федерации, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации (далее по тексту – Порядок применения оружия)3. Одна из причин, по которой государство меняет правила, достаточно банальна. «За два десятилетия, последовавшие за развалом Советского Союза, на российско-казахстанской границе успели сформироваться устойчивые преступные группировки, которые наживаются на контрабанде. Только в Омской области таких групп около десятка. Они объединяют несколько сотен криминальных элементов. Возить наркотики и импортные товары через границу оказалось весьма доходным предприятием. Для иллюстрации – водка в Казахстане почти в четыре раза дешевле. Навар получается солидный. Ради такого куша контрабандисты готовы на все, даже лезть под пули сотрудников правоохранительных органов и пограничников. И с каждым годом они действуют все более дерзко и нагло»1. Как можно законно противостоять дерзким и наглым посягательствам на интересы безопасности Российской Федерации? Ответ достаточно прост – установить четкие и понятные правила применения оружия и неукоснительно выполнять предписания действующего законодательства, регламентирующего деятельность по применению принудительных средств воздействия. В тоже время, как отмечают С.Ф. Милюков и Э.Ф. Побегайло «негативное влияние на эффективную деятельность правоохранительных структур, несомненно, оказывает недостаточное знание сотрудниками содержания законодательных и иных нормативных актов, регламентирующих порядок и пределы применения огнестрельного оружия, физической силы и специальных средств. Отмеченная некомпетентность усугубляется противоречиями и прочими несовершенствами нормативного механизма этих актов, что приводит к необоснованному привлечению к ответственности и даже осуждению должностных лиц, правомерно применивших табельное оружие»2.

Третий фактор, объясняющий внимание к обозначенной проблеме, связан с тем, что оружие при защите и охране государственной границы Российской Федерации вправе применять не только пограничники, но также военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации и Внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации. Часть восьмая ст. 35 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. «О Государственной границе Российской Федерации»3 (далее – закон о Границе) устанавливает, что «Военнослужащие иных органов федеральной службы безопасности, а также военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации и иных войск и воинских формирований Российской Федерации, привлекаемые к защите Государственной границы, могут применять оружие и боевую технику в соответствии с требованиями настоящей статьи», а п.2 Порядка применения оружия уточняет, что оружие при охране государственной границы применяется «военнослужащими Вооруженных Сил Российской Федерации, иных войск и воинских формирований Российской Федерации, привлекаемыми на основании планов взаимодействия и совместных решений соответствующих федеральных органов исполнительной власти к охране государственной границы, в том числе для участия в пограничных поисках и операциях, а также оказания содействия в охране внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации». Следовательно, все военнослужащие, в случае их привлечения к защите и охране государственной границы, должны знать правовые основы применения оружия. Заметим, что правильное применение оружия предполагает соблюдение установленных законодательством правовых основ.

Данная статья имеет целью разъяснить военнослужащим, участвующим или потенциально способным участвовать в охране государственной границы правила применения оружия, и тем самым способствовать обеспечению законности при реализации властных полномочий, поскольку как справедливо отмечает А.Тельминов «…как ни крути, еще пять лет, а то и десять в омской степи будут летать пули»1. Создание Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана возможно повлияет на характер применения принуждения, но остаются другие участки государственной границы, не менее напряженные в этом отношении.

Каковы же современные правовые основы, регламентирующие правила применения оружия должностными лицами, выполняющими задачи по защите государственной границы Российской Федерации? Насколько они обеспечивают возможность оперативно принимать законные решения о применении оружия?

Российское законодательство, предоставляющее право должностным лицам применять оружие при охране государственной границы основано, прежде всего, на нормах международного права1. Ст. 3 Всеобщей декларации прав человека2 от 10 декабря 1948 г. предусматривает: «Каждый имеет право на жизнь». Это право было конкретизировано в п. 1 ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)3: «Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание».

П.п. 2 и 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)4 устанавливают:

«2. Каждый человек имеет право покинуть любую страну, включая свою собственную.

3. Упомянутые выше права не могут быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в настоящем Пакте другими правами».

Таким образом, международные нормы допускают установление правовых ограничений по применению принуждения в отношении лиц, которые незаконно пересекают государственную границу Российской Федерации, в том числе и посредством применения оружия. Эти положения означают, что нельзя специально применять оружие, в том числе и при защите государственной границы, имея целью лишение жизни человека. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка1 (принят на 106-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 г.) в ст. 3 устанавливает, что «Должностные лица по поддержанию правопорядка могут применять силу только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения их обязанностей». В официальном комментарии к указанной статье разъясняется: «с) Применение огнестрельного оружия считается крайней мерой. Следует приложить все усилия к тому, чтобы исключить применение огнестрельного оружия, особенно против детей. Как правило, огнестрельное оружие не должно применяться, за исключением случаев, когда подозреваемый правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление или иным образом ставит под угрозу жизнь других и когда другие меры, имеющие менее исключительный характер, недостаточны для осуждения или задержания подозреваемого правонарушителя. О каждом случае применения огнестрельного оружия должно быть незамедлительно сообщено компетентным властям».

Ст. 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)2 по данному вопросу предусматривает:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

Обобщая положения международных актов, можно сделать вывод о том, что применение оружия военнослужащими, принимающими участие в охране государственной границы, возможно только в случаях, когда правонарушитель своими действиями ставит под угрозу жизнь других и когда другие меры недостаточны для прекращения противоправного поведения1. При этом следует учитывать требования подп. «д» п. 9 Порядка применения оружия и боевой техники при охране государственной границы Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 24 февраля 2010 г. № 80. Впервые в данном правовом акте содержится положение о необходимости выбора конкретных видов оружия и боевой техники, способов их применения и напоминается об ответственности за правильное управление ими. Реализация этого положения означает, что, принимая решение о применении оружия, необходимо исходить из того, что главной целью применения является не убийство правонарушителя, а принуждение его к прекращению противоправных действий. Конечно же, воплощение этого предписания потребует времени и средств для перевооружения лиц, уполномоченных использовать принуждение при охране государственной границы оружием разнообразного предназначения, которое будет применяться в зависимости от обстановки, в том числе и нелетальным, поскольку анализируемый Порядок применения оружия предписывает «прилагать усилия к уменьшению возможного ущерба и сохранению жизни людей».

Следует признать наличие проблемы имплементации международных норм в национальное законодательство России. Причин существования проблемы много, одна из них кроется в том, что основная часть международных актов была принята без участия России. Решение этой проблемы видится в разработке словарей терминов, определении соответствия терминов языка конвенций, терминологии внутреннего законодательства, разработке комментариев. По мнению специалистов необходимо активнее включать термины, используемые в международных договорах Российской Федерации, в научный оборот и национальное законодательство Российской Федерации. Принимая во внимание конституционные установки о доминирующей роли международного права в правовой системе Российской Федерации, применительно к защите права человека на жизнь, проверим, насколько эта роль отражена в национальном законодательстве, регламентирующем применение оружия при охране государственной границы.

Анализируя положения Конституции Российской Федерации1 по данному вопросу, отметим, что они в основном соответствуют требованиям международного права. В частности, пункт 3 статья 55 Конституции, во исполнение требований международно-правовых норм, устанавливает: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Лазарев Л.В., комментируя данную статью Конституции Российской Федерации, отмечает: «важно обеспечить соразмерность ограничения права или свободы, т.е. его соответствие тем конституционно признаваемым целям, во имя достижения которых устанавливается ограничение, чтобы не исказить само существо того или иного права, не поставить его реализацию в зависимость от решения правоприменителя, допуская тем самым произвол органов власти и должностных лиц …»1. Наличие проблемы подтверждается тем, что Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращался к вопросу о пределах принуждения в своих решениях. Так, в Постановлении Конституционного Суда от 30 октября 2003 г. № 15-П отмечалось – «как вытекает из сформулированных Конституционным Судом правовых позиций, ограничения конституционных прав должны быть необходимыми и соразмерными конституционно признаваемым целям таких ограничений; в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания; при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и интересов, должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в ст. 55 (ч. 3) Конституции, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права, т.е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм; чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения»1. Данным требованиям в полной мере должны соответствовать нормы российского права, регламентирующие применение оружия должностными лицами при защите и охране государственной границы.

Обобщая особенности правового регулирования применения оружия при охране государственной границы по законодательству Российской Федерации, отметим, что совокупность данных правил в научной литературе получили наименование правовые основы. По мнению большинства специалистов2 к правовым основам относятся правила, определяющие обстоятельства, при наличии которых применение оружия является правомерным, и включающие в себя четыре элемента.

  1. Основания (случаи) применения оружия.

  2. Условия применения оружия.

  3. Порядок применения оружия.

  4. Пределы применения оружия.

Рассмотрим содержание первого элемента правовых основ применения оружия – оснований (случаев). В большинстве нормативных актов3, регулирующих применение оружия, обстоятельства, от которых зависит реализация права применять оружие, называются случаями. В ст. 35 закона о Границе те обстоятельства (юридические факты), с возникновением которых законодатель полагает возможным применение оружия, трактуются как случаи применения оружия. Как правило, они являются результатом активных противоправных действий физических лиц, опасного поведения животного и служат основанием для принятия военнослужащим решения о способе воздействия на правонарушителя. Таким образом, случившееся противоправное деяние лица в юридическом смысле становится основанием для пограничника применить оружие. В законе о Границе (ст. 35) предельно точно и конкретно перечислены основания (случаи) применения оружия во внесудебном порядке. Указание на основания, которые дают право военнослужащим применять оружие, является своего рода подсказкой, уточнением обстоятельств, способом исключения их произвольного их трактования, гарантией правомерности.

Анализируя содержание ст. 35 закона о Границе в качестве обстоятельств, а именно, оснований применения оружия и боевой техники, следует признать:

вооруженное вторжение на территорию Российской Федерации;

угон за границу транспортных средств;

пересечение государственной границы лицами и транспортными средствами с нарушением установленных правил;

нападение на граждан;

нападение на военнослужащих и лиц, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по защите государственной границы;

захват и удержание заложников;

вооруженное сопротивление;

побег с оружием задержанных лиц;

нападение на подразделения и объекты пограничных органов, Вооруженных Сил Российской Федерации, иных войск и воинских формирований Российской Федерации, а также корабли (катера), самолеты и вертолеты.

Второй элемент правовых основ – условия применения оружия также отражены в ст. 35 закона о Границе. Фактические обстоятельства, возникающие или существующие независимо от противоправных, общественно опасных действий физического лица, угрожающего поведения животного, то есть, являющиеся внешними по отношению к конфликту, образуют условия применения оружия. По смыслу законодательства, к условиям применения оружия военнослужащими, которые они должны учитывать, охраняя государственную границу, относятся:

а) условия, допускающие применение оружия:

отсутствие пассажиров в транспортных средствах, при попытке их угона за границу;

применение оружия допускается только в пределах приграничной территории1. В тоже время Порядок применения оружия предусматривает, что «оружие пограничных кораблей (летательных аппаратов) может применяться при преследовании судов-нарушителей по горячим следам во внутренних морских водах, в территориальном море, исключительной экономической зоне и над континентальным шельфом Российской Федерации, а также за их пределами до захода этих судов в территориальное море своей страны или третьего государства», то есть и за пределами приграничной территории. Такое расширительное положение, установленное Порядком, основано на предписаниях федеральных законов «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации»2 и «О континентальном шельфе Российской Федерации»3;

отсутствие возможности прекратить нарушение или задержать лиц, нарушающих установленные правила, с помощью других средств;

исполнение служебных обязанностей или общественного долга по охране государственной границы лицами, подвергшимися нападению. Подп. «б» п. 2 Порядка применения оружия уточняет, что военнослужащие Вооруженных Сил Российской Федерации, иных войск и воинских формирований Российской Федерации, применяют оружие на основании планов взаимодействия и совместных решений соответствующих федеральных органов исполнительной власти к охране государственной границы, в том числе при участии в пограничных поисках и операциях, а также оказании содействия в охране внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

непосредственная опасность жизни и здоровью лиц, исполняющих служебные обязанности или общественный долг по охране государственной границы;

внезапный или вооруженный характер нападения;

использование правонарушителем при нападении боевой техники, воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств;

необходимость доставления лиц, воздушных, морских и речных судов и других транспортных средств, задержанных за нарушение установленных правил пересечения государственной границы в специально отведенные для этого места, в целях выяснения обстоятельств нарушения;

отсутствие возможности передать информацию или вызвать помощь иным способом;

б) условия, исключающие применение:

случайный характер пересечения государственной границы;

несчастный случай;

пол и возраст нападающих;

попадание пуль (снарядов) на территорию сопредельного государства, за исключением случаев отражения вооруженного вторжения или нападения с территории этого государства на территорию Российской Федерации и пресечения вооруженных провокаций на государственной границе;

действие неодолимых сил природы.

Однако, по мнению многих ученых, с которыми солидарен автор, главными, «генеральными» условиями применения оружия, определяющими его безусловную правомерность, являются обстоятельства, исключающие преступность деяния, а именно состояния необходимой обороны и крайней необходимости). Перечень признаков, определяющих эти обстоятельства, установлены статьями 37 и 39 Уголовного кодекса Российской Федерации1. Высказанное мнение подтверждается требованиями п. 25 Порядка применения оружия: «Самостоятельно принимают решение о применении оружия и боевой техники сотрудники, командир пограничного корабля (летательного аппарата) для необходимой обороны или в условиях крайней необходимости…». Примерно аналогичные указания содержаться в п. 3 ст. 19 проекта федерального закона «О полиции»2. «Сотрудник полиции при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия обязан действовать в зависимости от создавшейся обстановки, с учетом характера и степени опасности преступления или административного правонарушения и силы оказываемого сопротивления. Сотрудник полиции при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия обязан стремиться, исходя из обстоятельств, к минимизации любого ущерба». Заметим, что прямого указания на необходимость действовать сообразуясь с условиями необходимой обороны и крайней необходимости в проекте нет, имеется указание содержащееся в п. 5 статьи 32 «На деятельность сотрудника полиции распространяются нормы уголовного законодательства Российской Федерации о необходимой обороне, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимости, физическом или психическом принуждении, обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения».

Но в целом, на практике, при оценке правомерности применения оружия преимущество отдается предписаниям специального законодательства, т.е. основаниям и условиям, предусмотренным законом о Границе. По этому поводу В.И. Михайлов дает следующее толкование. «Законодательно установлено, что в определенных ситуациях, даже если ситуации не обладают признаками, указанными в статьях гл. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации, уполномоченные на то лица, обязаны действовать даже путем причинения вреда интересам, охраняемым уголовным законом»1.

Сопоставляя два элемента правовых основ применения оружия, а именно – случаи (основания) и условия необходимо отметить их нормативное и смысловое единство. Композиция пунктов 1, 2, 3, 4, 5 статьи 35 закона о Границе включает основания и условия в сложной взаимосвязи. Отдельные условия являются общими по отношению к нескольким основаниям применения оружия. Например, отсутствие других средств для прекращения противоправного деяния.

Третьим элементом правовых основ применения оружия являются обстоятельства, порождаемые активными волевыми действиями военнослужащего, как представителя власти, уполномоченного действовать подобным образом. Совершение данных действий, предусмотренных нормами права, определяется как порядок и является одной из гарантий правомерности причинения вреда. В большинстве законодательных актов для обозначения правил, которые необходимо соблюсти до, в ходе и после применения оружия используется термин «порядок». Законодатель обязывает представителя власти совершить ряд последовательных, юридически значимых действий, цель которых создание условий, направленных на пресечение противоправного поведения, минимизация его последствий. Данные условия, с одной стороны, выступают в качестве барьера на пути противоправного поведения правонарушителя, с другой, последовательно развиваясь, приводят к обоснованному, правомерному применению оружия.

В соответствии с абз. 7 ст. 35 закона о Границе постановлением Правительства от 24 февраля 2010 г. №80 утверждены правила, определяющие Порядок применения оружия и боевой техники при охране государственной границы Российской Федерации, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации. При этом следует учесть, что этим же Постановлением отменены ранее действовавшие по данному вопросу постановления, а именно: Постановление Правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. № 1208 «Об утверждении Порядка применения оружия военными кораблями и летательными аппаратами Федеральной пограничной службы Российской Федерации при охране исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации»1; Постановление Правительства Российской Федерации от 8 января 1998 г. № 20 «Об утверждении Порядка применения оружия и боевой техники при защите государственной границы Российской Федерации»2; Постановление Правительства Российской Федерации от 9 сентября 1999 г. № 1028 «О внесении изменений и дополнений в Постановление Правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. № 1208»3.

Анализируемый нами Порядок применения оружия предусматривает следующую последовательность действий, лиц его применяющих.

1. Предупредить о намерении применить оружия. Предупреждение осуществляется путем подачи правонарушителю принятых в международной практике предупредительных команд (сигналов) с требованием остановиться с дистанции, позволяющей правонарушителю увидеть или услышать такие команды (сигналы), например, «Стой, стрелять буду!».

2. Произвести предупредительные выстрелы, если правонарушитель не подчиняется командам (сигналам) и пытается скрыться.

3. Принять меры по обеспечению собственной безопасности на случай открытия ответного огня.

4. Незамедлительно доложить непосредственному начальнику о производстве предупредительных выстрелов и действиях нарушителя. Доклад не производится, если не позволяет обстановка (продолжение правонарушителем противоправных действий, выход из строя технических средств связи и др.).

5. Произвести выбор конкретных видов оружия, применение которого в данной ситуации будет максимально эффективным и способов их применения, если после производства предупредительных выстрелов он продолжает не подчиняться командам (сигналам) и предпринимает попытки скрыться или оказывает сопротивление.

6. Применить оружие на поражение правонарушителя.

7. Прекратить применение оружия на поражение при выполнении правонарушителем требований об остановке, о следовании в указанном направлении или по указанному курсу и прекращении сопротивления.

8. Обеспечить предоставление медицинской помощи раненым.

9. Незамедлительно доложить непосредственному командиру (начальнику) о каждом случае и обстоятельствах применения оружия и действиях правонарушителя.

Таков порядок применения оружия военнослужащими в отношении физических лиц, незаконно пересекающих государственную границу. Но нарушителями государственной границы могут быть и транспортные средства, в том числе те которые приносят значительный экономический ущерб Российской Федерации – рыболовные суда. В средствах массовой информации иногда проходят сообщения о применении оружия против судов, которые используются для варварского расхищения морских биологических ресурсов Российской Федерации. Некоторые вопросы, затрагиваемые прессой, носят проблемный характер. Например, кто совершает правонарушение – морское судно, как материальный объект, или конкретное должностное лицо, управляющее судном – капитан либо в целом команда. Может ли груда железа совершать противоправные действия? Чьи противоправные действия необходимо пресекать: физических лиц или рыболовецкого судна? Конечно же, проблема имеет место, и суть ее заключается в отсутствии на вооружении контролирующих органов таких средств, которые бы позволяли на значительном расстоянии, в условиях морской стихии воздействовать избирательно, то есть пресекать действия того лица, которое осуществляет управление судном. Пока таких средств нет. И поэтому командирам пограничных и военных кораблей (далее – кораблей), летательных аппаратов приходится применять оружие, причиняя материальный вред юридическому лицу в силу крайней необходимости.

С учетом этого и других обстоятельств, применение оружия против морских судов-нарушителей имеет свою специфику, которая отражена в анализируемом нами Порядке применения оружия. Оружие кораблей (летательных аппаратов) в отношении судов-нарушителей во внутренних морских водах, в территориальном море, исключительной экономической зоне и над континентальным шельфом Российской Федерации может применяться в следующем порядке.

1. Военнослужащие перед применением оружия должны удостовериться, что преследуемое судно-нарушитель или одна из его шлюпок (другое плавучее средство), которые действуют совместно и используют преследуемое судно-нарушитель в качестве судна-базы, находятся во внутренних морских водах, в территориальном море или (в зависимости от случая) в исключительной экономической зоне и над континентальным шельфом Российской Федерации, либо их преследование было начато в пределах этих пространств.

2. Подать зрительный или звуковой сигнал с требованием об остановке с дистанции, позволяющей судну-нарушителю увидеть или услышать этот сигнал.

3. Убедиться, что судно-нарушитель игнорирует требование об остановке, предпринимает попытки скрыться или совершает другие противоправные действия.

4. Подать судну-нарушителю принятые в международной практике предупредительные команды (сигналы) об остановке и намерении, применить оружие, предоставив возможность их увидеть или услышать для выполнения предъявленного требования.

5. Убедиться, что судно-нарушитель не выполняет поданных команд (сигналов) и не реагирует на предупреждение о намерении применить оружие и боевую технику.

6. Принять меры по обеспечению собственной безопасности на случай открытия ответного огня.

7. Привести корабль в боевую готовность № 1 (если этого не было сделано ранее).

8. Визуально и с помощью технических средств осмотреть район, уточнить местонахождение и направление движения всех судов и летательных аппаратов, находящихся в районе.

9. По данным технических средств определить дистанцию до судна-нарушителя и элементы его движения.

10. Военнослужащий, по команде командира корабля и, производит предупредительные выстрелы. Стрельба выполняется тремя выстрелами (очередями) только вверх с углом возвышения и в секторах, гарантирующих непопадание в судно-нарушитель, а также в другие суда и летательные аппараты, находящиеся в районе. Стрельба ведется короткими очередями, одиночными выстрелами из одной артиллерийской установки или короткими очередями из стрелкового оружия в направлении, обеспечивающем визуальное (зрительное) наблюдение такой стрельбы с останавливаемого судна-нарушителя (трассирующими пулями).

11. В целях обеспечения мер безопасности назначить и выставить контролеров, которые регистрируют команды и действия личного состава корабля средствами объективного контроля, а там, где они не предусмотрены, - записывают наблюдатели групп записи, при этом запись наблюдателя ведется с момента объявления боевой тревоги и до получения командиром корабля доклада об осмотре каналов стволов артиллерийских установок, бланки групп записи сохраняются на корабле в течение года как отчетный документ. После производства выстрелов осуществить запись в вахтенном (навигационно-вахтенном) журнале корабля о чистоте каналов стволов и расходе боеприпасов.

12. Если после производства предупредительных выстрелов судно-нарушитель продолжает не подчиняться командам (сигналам) и предпринимает попытки скрыться или оказывает сопротивление, оружие применяется на поражение1.

13. Прекратить применение оружия на поражение при выполнении правонарушителем требований об остановке, о следовании в указанном направлении или по указанному курсу и прекращении сопротивления.

14. Обеспечить предоставление медицинской помощи раненым.

15. Незамедлительно доложить непосредственному командиру (начальнику) о каждом случае и обстоятельствах применения оружия и действиях правонарушителя, за исключением ситуаций, когда такой возможности не имеется, в том числе и в связи с выходом из строя технических средств связи.

Как уже отмечалось выше, рассматриваемый нами Порядок применения оружия требует критического подхода: некоторые его положения недостаточно корректны; необходим подробный научный анализ и возможно внесение изменений и дополнений в текст правил, определяющих Порядок применения оружия и боевой техники при охране государственной границы Российской Федерации, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства от 24 февраля 2010 г. №80, однако, пока необходимо руководствоваться законом о Границе и данным Порядком.

Еще одним элементом, составляющим правовые основы, являются пределы применения оружия. Под пределами следует понимать правила, устанавливающие границы допустимых действий должностных лиц по нанесению вреда правонарушителю, животному либо транспортному средству. В законодательстве, определяющем полномочия должностных лиц при охране государственной границы по применению оружия, термин «пределы» не употребляется, но фактически ограничения существуют. Усматривается несколько пределов ограничений.

Первый – по территории. Абзац 1 статьи 35 закона о Границе признает допустимым применение оружия в пределах приграничной территории. Однако часть 3 статьи 30 указанного закона предусматривает возможным использование военнослужащими, выполняющим задачи по охране государственной границы, предоставленных им прав и за пределами приграничной территории в случае пограничных поисков и операций на территории Российской Федерации. Так же Порядок применения оружия предусматривает, что «оружие пограничных кораблей (летательных аппаратов) может применяться при преследовании судов-нарушителей по горячим следам во внутренних морских водах, в территориальном море, исключительной экономической зоне и над континентальным шельфом Российской Федерации, а также за их пределами до захода этих судов в территориальное море своей страны или третьего государства».

Второй – по времени. В большинстве случаев оружие сотрудниками применяется во время исполнения обязанностей по защите и охране государственной границы и охране исключительной экономической зоны, континентального шельфа Российской Федерации, объектов животного мира и среды их обитания.

Третий – по субъектам применения. Усматривается три категории субъектов, в отношении которых законом предусмотрены ограничения. К первой категории субъектов необходимо отнести лиц с меньшими физическими возможностями. Абзац 7 статьи 35 закона о Границе запрещает применять оружие в отношении женщин и несовершеннолетних, за исключением случаев вооруженного нападения с их стороны или оказания ими вооруженного сопротивления либо угрожающего жизни группового нападения. Ко второй категории закон относит пассажиров воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств, в ответ на применение ими силы или когда прекращение нарушения и задержание не может быть осуществлено иными средствами. К третьей категории закон причисляет лиц, которые незаконно пересекли государственную границу, если это происходит явно случайно (заблудились), в связи с несчастным случаем, или воздействием неодолимых сил природы.

Четвертый – по размеру причиняемого вреда. Упомянутое выше Постановление Правительства №80 от 2 марта 2010 года в подпункте «д» пункта 8 требует «прилагать усилия к уменьшению возможного ущерба и сохранению жизни людей в ходе преследования и задержания нарушителя».

Подводя итоги анализа правил применения оружия заметим, что российским законодательством предусмотрены меры контроля для обеспечения законности. По каждому факту производства предупредительных выстрелов, применения оружия на поражение, даже если вредные последствия не наступили, компетентными должностными лицами проводится проверка. В случае, если вредные последствия наступили: смерть правонарушителя, телесные повреждения, повреждено или уничтожено имущество, что подпадает под признаки преступления, компетентными следственными органами возбуждается уголовное производство. Так известные специалисты С.Ф. Милюков и Э.Ф. Побегайло отмечают, что «неправомерное применение оружия является грубым нарушением законности. Виновные в этом сотрудники правоохранительных органов могут нести уголовную или дисциплинарную ответственность в зависимости от того, образуют ли совершенные неправомерные действия состав преступления (см., например, ст.ст. 105, 107-109, 111-116, 118, 285, 286, 293 УК) либо дисциплинарного проступка. Военнослужащие в таких случаях могут также отвечать по ст.ст. 333, 334, 335, 343, 349 УК1. Так же они отмечают противоречивость судебной практики по данному вопросу. Следует иметь ввиду, что в настоящее время действует Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств», которое устанавливает, что «судам надлежит строго соблюдать требования закона, направленные на защиту представителей власти, работников правоохранительных органов, военизированной охраны и иных лиц, в связи с исполнением ими служебных обязанностей по пресечению общественно опасных посягательств и задержанию правонарушителей. Следует иметь в виду, что вышеуказанные лица не подлежат уголовной ответственности за вред, причиненный посягавшему или задерживаемому, если они действовали в соответствии с требованиями уставов, положений и иных нормативных актов, предусматривающих основание и порядок применения силы и оружия»2.

Военные юристы, оценивая нормы российского права, устанавливающие ответственность за применение оружия представителями власти, отмечают: «Представляется, что вопрос этот должен решаться исходя из следующих положений. Граждане (не должностные лица) за превышение пределов необходимой обороны подлежат ответственности по специальным статьям о преступлениях против жизни или здоровья (ст. ст. 108, 114 УК РФ), в которых сам факт нахождения виновного в состоянии необходимой обороны признается смягчающим обстоятельством. Нарушение правил применения оружия воинскими должностными лицами при указанных выше обстоятельствах также является, на наш взгляд, по своей природе превышением пределов необходимой обороны. Но само по себе превышение необходимой обороны выступает способом превышения власти и поэтому не должно рассматриваться как преступление против личности, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, а должно расцениваться как превышение должностных полномочий»1.

Таким образом, российское законодательство и подзаконные акты, регламентирующие применение оружия военнослужащими при охране государственной границы, основано на положениях международных актов. В совокупности данные правила образуют правовые основы применения оружия. Их знание является частью общей компетенции военнослужащего, а соблюдение – гарантией обеспечения безопасности общества и государства, и одновременно соблюдения прав и свобод человека и гражданина. При отсутствии других средств применение оружия при охране государственной границы это вынужденная мера, используемая для защиты личности, общества и государства. Остается надеяться, что технический прогресс в ближайшее время обеспечит возможность противодействовать правонарушителям более гуманными, сохраняющими их жизнь и здоровье, средствами, конечно, если это не агрессия.


Библиографический список:

  1. Милюков С.Ф., Побегайло Э.Ф. Актуальные проблемы применения оружия сотрудниками правоохранительных органов // «Законы России: опыт, анализ, практика». 2006. № 5.

  2. Михайлов В.И. О структуре норм, закрепляющих ситуации правомерного вреда (обстоятельства, исключающие преступность деяния) // Уголовное право. 2010. №4.

  3. Кислицын М.К. и др. Ответственность начальника за неправомерное применение оружия // ЭПИ «Военное право». 2008. Вып.7.




1 Автор намеренно не указывает источник, поскольку легкий домысел и притянутость фактов показывают не корректность автора публикации, и, по этой причине обсуждать ее содержание излишне. Кроме того цель настоящей статьи иная - провести анализ правовых основ применения оружия военнослужащими при охране государственной границы. Заметим, что в качестве ответа на скандальную статью в центральной прессе вышло ряд статей, в которых авторы предметно показывают несостоятельность ряда утверждений. См.: Камалов В. «Новогазетная» утка // Граница России. 2010. №18; Тельминов А. А пули летят и летят… Почему пограничники стреляют на российско-казахстанской границе? // Граница России. 2010. №28. В частности А.Тельминов в вышеназванной статье отмечает: «По сути, под видом независимого журналистского расследования читателей «Новой газеты» просто хорошо отпиарили, скормив им добротно сработанную дезинформацию».

1 Стрельба на границе // Российская газета. 2009. 27 нояб.

2 Поскольку ст. 35 Закона РФ от 1 апреля 1993 г. «О Государственной границе Российской Федерации» регламентируя применение и использование оружия и боевой техники, не предусматривает раздельных правил, то для краткости в тексте будет применяться только термин «оружие».

1 Тельминов А. А пули летят и летят… Почему пограничники стреляют на российско-казахстанской границе? // Граница России. 2010. №28.

2 Стрельба на границе // Российская газета. 2009. 27 нояб.

3 Российская газета. 2010. 2 мар.

1 Тельминов А. См. там же.

2 Милюков С.Ф., Побегайло Э.Ф. Актуальные проблемы применения оружия сотрудниками правоохранительных органов // «Законы России: опыт, анализ, практика». 2006. № 5. С. 24.

3 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 17. Ст. 594.

1 Тельминов А. См. там же.

1 Это требование учтено в п. 4 Порядка применения оружия – «Оружие и боевая техника применяются в случаях и в соответствии с требованиями, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и нормами международного права».

2 Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.). Текст Декларации опубликован в «Библиотечке «Российской газеты» совместно с библиотечкой журнала «Социальная защита», 1995 г., № 11, с. 10; в «Российской газете» от 10 декабря 1998 г.; в «Библиотечке «Российской газеты», 1999 г., выпуск № 22-23, в сборнике «Действующее международное право», т. 2.

3 Конвенция ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ, с оговоркой и заявлениями. Для Российской Федерации Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г. Текст Конвенции в редакции Протокола № 11 опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации от 8 января 2001 г., № 2, ст. 163; в Бюллетене международных договоров, март 2001 г., № 3.

4 СССР подписал настоящий Пакт 18 марта 1968 г. Пакт ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г. № 4812-VIII. Пакт вступил в силу для СССР 23 марта 1976 г. Текст Пакта опубликован в Сборнике действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами, М., 1978 г., вып. XXXII, с. 44; в «Ведомостях Верховного Совета СССР», 1976 г., № 17, ст. 291.; в «Библиотечке «Российской газеты», 1999 г., выпуск № 22-23.

1 Текст Кодекса опубликован в журнале «Советская юстиция». 1991. № 17. С. 22. Кодекс в Российской Федерации не ратифицирован.

2 Конвенция ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ, с оговоркой и заявлениями. Для Российской Федерации Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г. Текст Конвенции в редакции Протокола № 11 опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации от 8 января 2001 г., № 2, ст. 163; в Бюллетене международных договоров, март 2001 г., № 3.

1 Некоторые оценки практики применения норм права, регламентирующего вопросы применения оружия военнослужащими в ходе проведения контртеррористической операции можно посмотреть в Постановлении Европейского Суда по правам человека от 24 февраля 2005 г. по делу «Исаева (Isayeva) против Российской Федерации» (жалоба №57950/00). Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2005. № 12.

1 Российская газета. 1993. 25 дек.

1 Комментарий к Конституции Российской Федерации (под общ. ред. Л.В. Лазарева). - ООО «Новая правовая культура». 2009. С. 37.

1 СЗ РФ. 2003. № 44. ст. 4358.

2 См. Баулин Ю.В. Уголовно-правовые проблемы учения об обстоятельствах, исключающих преступность (общественную опасность и противоправность) деяния: Дис. доктора юрид. наук. - Харьков, 1991. - С.81; Каплунов А.И. Правовое регулирование применение сотрудниками милиции огнестрельного оружия: проблемы и пути совершенствования // Государство и право. - 2001. - №5. - С. 78; Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового принуждения. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Томск, 1998. - С. 17; Щербак С.И. Теоретико-правовые аспекты использования и применения оружия и боевой техники в защите и охране сухопутных участков государственной границы Российской Федерации. дис. канд. юрид. наук. – Москва. 2002. - С. 100 – 110.

3 См. например: Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. №16. Ст.426-445; Закон Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации» от 1 апреля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №17. Ст.594; Федеральный закон «О государственной охране» от 27 мая 1996 г. // СЗ РФ. 1996. №22. Ст.2594; Федеральный закон «О внутренних войсках МВД Российской Федерации» от 6 февраля 1997 г. // СЗ РФ. 1997. №6. Ст.711.

1 В соответствии со ст. 3 Закона о Границе к приграничной территории относятся территории пограничной зоны, российской части вод пограничных рек, озер и иных водоемов, внутренних морских вод и территориального моря Российской Федерации, где установлен пограничный режим, пунктов пропуска через Государственную границу, а также территории административных районов и городов, санаторно-курортных зон, особо охраняемых природных территорий, объектов и других территорий, прилегающих к Государственной границе, пограничной зоне, берегам пограничных рек, озер и иных водоемов, побережью моря или пунктам пропуска.

2 СЗ РФ. 1998. № 51, ст.6273.

3 СЗ РФ. 1995. № 49, ст. 4694.

1 СЗ РФ, 1998, №22, Ст. 2332.

2 Российская газета. 2010. 9 авг.

1 Михайлов В.И. О структуре норм, закрепляющих ситуации правомерного вреда (обстоятельства, исключающие преступность деяния) // Уголовное право. 2010. №4. С. 40 – 41.

1 СЗ РФ. 1996. № 43. Ст. 4921.

2 СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 273.

3 СЗ РФ. 1999. № 38. Ст. 4541.

1 При этом Порядок предписывает военнослужащим прилагать усилия к уменьшению возможного ущерба и сохранению жизни людей в ходе преследования и задержания судна-нарушителя и (или) недопущению наступления иных тяжелых последствий (попадание пуль (снарядов, ракет) в третьих (посторонних) лиц, другие суда. Следует заметить, что установленный Порядок применения оружия существенно ограничивает самостоятельность военнослужащих в принятии решения о применении оружия. Самостоятельно военнослужащие могут принимать решение о его применении только для необходимой обороны или в условиях крайней необходимости, т.е. когда промедление в применении оружия создает непосредственную опасность для их жизни и здоровья, жизни и здоровья других граждан, опасность повреждения или уничтожения для пограничных кораблей (летательных аппаратов), других судов, летательных аппаратов и может повлечь иные тяжкие последствия (дорожно-транспортные происшествия, катастрофы, диверсии и другие общественные бедствия), а также при отсутствии связи с соответствующим начальником (командиром) и в случаях применения оружия без предупреждения. Во всех остальных случаях необходимо получить разрешение. Решение о применении оружия на поражение, в соответствии с установленным Порядком, принимается:

в составе пограничного наряда - старшим пограничного наряда, его непосредственным начальником, которому подчинен пограничный наряд (отметим неудачность формулировки: после ее прочтения остается неясность кто же дает разрешение лицам, входящим в состав пограничного наряда, - старший наряда или начальник, которому наряд подчиняется);

в составе осмотровой группы - командиром осмотровой группы;

решение о применении оружия на поражение пограничными кораблями (летательными аппаратами, в том числе летательными аппаратами, базирующимися на пограничных кораблях) принимается начальником пограничного органа или лицом, исполняющим его обязанности (начальником пограничного органа является начальник пограничного управления ФСБ России по субъекту Российской Федерации (направлению).

1 Милюков С.Ф., Побегайло Э.Ф. Актуальные проблемы применения оружия сотрудниками правоохранительных органов // «Законы России: опыт, анализ, практика». 2006. № 5. С. 28.

2 Не опубликовывалось.

1 Кислицын М.К. и др. Ответственность начальника за неправомерное применение оружия // ЭПИ «Военное право». 2008. Вып.7.


Скачать, 44.33kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru