Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Их решения

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/13
Дата07.10.2012
Размер3.32 Mb.
ТипДокументы
Содержание
Первая - «межнациональные конфликты не представляют собой большой опасности для России».
Вторая точка зрения была сформулирована следующим образом: «Дело идет к тому, что межнациональные конфликты могут привести к раз
Методология анализа
1.1. Систематизация научно-теоретических основ
Р. Дарендорфом
Никколо Макиавелли
Томаса Гоббса
Адама Смита
Фридриха Ницше
К. Маркса
М. Вебера
Т. Шеллинг
А. Рапопорта “Стратегия и совесть”
М. Амстуца, С. Липсета, Р. Мертона, Т. Парсонса, Р. Фишера, У. Юри
Абдулатипова Р.Г., Жирикова А.А., Иордана М.В., Котанджяна Г.С., Паина Э.А., Попова А.А., Реджеповой А.С., Тишкова В.А.
1.2. Концептуально-методологические подходы к
Комплексный подход
Структурный подход
Первый тип
Второй тип
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


М.Ю. ЗЕЛЕНКОВ


МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ

КОНФЛИКТЫ:

ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ

ИХ РЕШЕНИЯ

(правовой аспект)


Воронеж–2006

ББК 66.4 (0)

УДК 94: 355.48

З-48

Зеленков М.Ю. Межнациональные конфликты: проблемы и пути их решения (правовой аспект). – Воронеж: ВГУ, 2006. – 262 с.


В монографии на основе анализа межнациональных конфликтов, имевших место на нашей Земле в последнее столетие, проводится исследование их сущности, содержания и причин возникновения. Значительное место уделено систематизации научных основ проблемы исследования, а также предлагается собственное видение автора на эту проблему.

В основу рассмотрения проблемы положена методология комплексно-системного целостного научного исследования. Видное место в работе занимает сравнительный анализ существующих в научной среде взглядов на динамику и типологию межнациональных конфликтов, а также исследование правового аспекта их предупреждения.

Научный труд представляет интерес для профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений, научных работников, докторантов и аспирантов, а также студентов, интересующихся проблемой предупреждения и урегулирования межнациональных конфликтов.


Автор: Зеленков Михаил Юрьевич, доктор политических наук, действительный член (академик) Академии военных наук, член-корреспондент Академии педагогических и социальных наук, профессор, заведующий кафедрой общественных наук Юридического института Московского государственного университета путей сообщения, эксперт Института военного и политического анализа, автор более 150 научных трудов по проблемам политологии, конфликтологии и религиоведения.


Рецензенты: В.Н. Ремарчук, доктор философских наук, профессор, декан гуманитарного факультета МГТУ имени Н.Э. Баумана;

В.М. Корякин, доктор юридических наук.


ISBN 5-9273-0987-9


 ВГУ, 2006




ВВЕДЕНИЕ


Мировое сообщество закрыло второе и вошло в третье тысячелетие своей жизни в новой эре, имея множество нерешенных вопросов, и один из самых болезненных среди них – национально-этнический. Причем, как показывает практика, он возникает не только в развивающихся странах (государства Африки, Азии, Латинской Америки), но и в цивилизованной Европе, Северной Америке, а также в бывших социалистических государствах, которые, как считают ученые, трудно отнести как к первой, так и ко второй группе. Каждый день в мировых сводках новостей мы видим по телевизору, слышим по радио и читаем в газетах множество примеров межнациональных конфликтов. Афганистан, Нагорный Карабах, Югославия, Косово, Абхазия, Грузия – эти названия известны сегодня каждому, кто хоть немного интересуется проблемами дальнейшей жизни человечества на Земле. В глобальном масштабе сегодня национально-этническая проблема становится реальной угрозой международной безопасности в целом и для национальной безопасности Российской Федерации в частности.

Во многих странах мира уже многие десятилетия существуют службы, нацеленные на разрешение межнациональных конфликтов. Например, в США начиная с 50-х годов прошлого столетия, анализ межнациональных конфликтов организован в рамках Службы общинных отношений. В нашей стране конфликтологические аналитические центры и исследовательские группы возникли только на рубеже 90-х годов ХХ века, и предметом практических усилий работающих там специалистов стали, прежде всего, межнациональные (этнические) конфликты.

Межнациональные конфликты стали печальной приметой нашего времени. А обыденность, с которой общество воспринимает информацию о столкновениях на почве межнациональных отношений, делает, как нам кажется, ситуацию еще более тревожной. Согласно утверждений русско-американского ученого П.Сорокина, на протяжении более двадцати четырех веков истории в среднем приходилось лишь 4 мирных года на каждый год, сопровождающийся различными насильственными конфликтами серьезных масштабов (войнами, революциями, восстаниями и т.д.).1 Это особенно было характерно для ХХ столетия. Так, П. Калверт подсчитал, что за период с 1900 по 1961 гг. в мире произошло 363 революции2. Исследования по истории 82 стран мира в период с 1948 по 1961 гг. показали, что лишь в одной из них общественное развитие обошлось без коллективного межгруппового насилия и антиправительственного насильственного выступления.3

В то же время процесс функционирования материального мира обязательно предполагает наличие минимально необходимого уровня стабильности (устойчивости, прочности, постоянства характеристик, качеств) систем, которые его составляют.

Если посмотреть на этнографическую карту Земли, то мы увидим, что современное человечество представляет собой довольно сложную этническую систему, включающую в себя несколько тысяч различного рода этнических общностей (наций, народностей, племен, этнических групп и т.п.). Во всем мире сейчас проживает около 5000 народов, причем более 90% из них находятся в составе многонациональных государств. Все населяющие планету этнические общности входят в состав немногим более 200 государств. Исключительное многообразие их культур составляет главное богатство человеческой цивилизации.

Таким образом, большинство современных государств полиэтнично. Особенно характерна полиэтничность для развивающихся стран. Так, например, только в Индии проживает несколько сотен этнических общностей разного типа, в Индонезии их насчитывается более 150, в Нигерии официально живет 200 народов, в Кении - более 70 и т.д.

Россия - страна этнически более однородная по сравнению с СССР, где русские составляли 51% населения4, сегодня также остается поликультурным государством: 17% российских граждан - не русские. «Если в Европе на каждую страну в среднем приходится по 9,5 народов, то в России проживает около 160 национальностей (в 1989 году их было зафиксировано 126)».5 Среди них есть народы как численностью более 1 млн. чел. - татары (свыше 3 млн. чел.), чуваши, башкиры, мордва, большие диаспорные группы украинцев (около 2 млн. чел.), белорусы (более 1 млн. чел.), так и насчитывающие всего несколько сот человек - орочи, энцы и др. Во многих республиках в составе Российской Федерации «коренное население» составляет меньшинство. Только в 5 республиках его численность превышает 50% (Чувашия, Тува, Коми, Чечня, Северная Осетия). Причем доля нерусского населения постоянно из года в год растет.

Чтобы показать как россияне оценивают значимость межнациональных конфликтов для Российского государства приведем результаты социологического исследования, проведенного Центром политического мониторинга РНИС и НП. В ходе этого исследования социологи попросили оценить две противоположные точки зрения:

^ Первая - «межнациональные конфликты не представляют собой большой опасности для России». С этим мнением согласились 13,5% опрошенных, не согласились - 55,6%, а затруднились ответить 12,4%.

^ Вторая точка зрения была сформулирована следующим образом: «Дело идет к тому, что межнациональные конфликты могут привести к развалу Российского государства». Это подтвердили 62,6% респондентов, отвергли 14,2% и столько же затруднились ответить.

Анализируя эти данные, следует внимательно отнестись к тем 13,5% респондентов, которые избрали суждение о том, что межнациональные конфликты не представляют собой опасности для России. Это суждение, хотя и поддерживаемое меньшинством и кажущееся противоречащим очевидным фактам, гораздо более взвешенно.

Вполне логично допустить, что большая часть респондентов, избравшая именно эту оценку межнациональных конфликтов, имела в виду, что сами по себе они не играют решающей роли, а лишь используются в качестве средства для решения вопросов иного характера, не выступающих на поверхность с такой же очевидностью, как национальные противоречия. О справедливости именно такой интерпретации данной позиции свидетельствует распределение ответов на другой вопрос той же самой анкеты о причинах межнациональных конфликтов. 8,3% опрошенных полагают, что межнациональные конфликты неустранимы, так как вся история - это борьба между собой различных этнических групп. 9,7% связывают их с наследием СССР и КПСС, используя классическое идеологическое клише.

Мнение о том, что межнациональные конфликты провоцируются местными политиками, а сами люди, принадлежащие к разным национальным группам, могут жить между собой вполне мирно, разделяют 51,1% опрошенных. Версию же о провоцировании межнациональных конфликтов центральными властями поддерживают 19,3% респондентов. Как видно, большая часть населения склонна усматривать причины межнациональных конфликтов в происках местной и центральной политической элиты.

Важно также обратить внимание на то, что 13% респондентов признались в собственной некомпетентности и нежелании высказываться по данному вопросу государственной политики.6

Исследование научных трудов по оценке международной обстановки7 позволяет сделать вывод, что в системе современного развития международного сообщества значительно возросла роль национального фактора. Причем, как показывает исследование, она неоднозначна в разных частях мира.

Например, в Африке наблюдаются до сих пор жесточайшие национальные столкновения с огромным числом жертв, хотя в целом эти конфликты носят очень сложный характер и национальный вопрос является лишь одной из этих сторон. Самые трагические примеры - Руанда, Бурунди, Судан. Политическая нестабильность, раскол общества, угрозы гражданской войны, угроза переворотов, экономический хаос, гибель и страдания сотен тысяч людей, появление беженцев и перемещенных лиц, нарушения прав человека и массовое насилие, бессилие или, напротив, ожесточение властей и тому подобное - все это прямое следствие межнациональных конфликтов на «черном» континенте. Как образно заметил однажды российский ученый-африканист В. Иорданский, племенные группы населения африканских стран часто представляют собой заключенные в деревянном треугольнике биллиардные шары. Стоит убрать треугольник и достаточно самого легкого толчка, чтобы шары раскатились в разные стороны.8

Сегодня в мире можно насчитать более 600 национальных движений, которые претендуют на создание собственных суверенных государств, начиная с таких многочисленных народов как курдский (для образования такого государства нужно было бы переделить границы, по крайней мере, пяти существующих ныне стран) и кончая малочисленными народами и этническими группами, насчитывающими всего несколько тысяч человек. Потенциал для межнациональных конфликтов также существует в Украине (Крым), Эстонии (в северо-восточной части страны) и др.9

В доказательство того, что это имеет место быть можно привести результаты опроса, проведенного социологической службой Центра оценки политических рисков (ЦОПР) в разных регионах Украины (всего опрошены 1200 человек). Как свидетельствуют данные исследования, 4,5% респондентов считают межнациональные конфликты серьезной угрозой для Украины. По мнению 20,7% опрошенных, в Украине межнациональные противоречия существуют лишь в отдельных регионах. А 14,3% уверены, что в Украине подобных проблем нет и не будет (диагр. №1).


Диаграмма № 1.


Результаты опроса общественного мнения граждан Украины

по поводу возможности возникновения на ее территории

межнациональных конфликтов




Конечно, хотелось бы разделить оптимизм этих людей, однако приходится учитывать мнение и другой части населения. При этом исследование причин беспокойства данной категории респондентов показало следующее: 8,9% считают причиной этноконфликтов сложные отношения между украинцами и русскими, 3,6% - между украинцами и поляками, а 12,6% респондентов считают, что главной опасностью является неустойчивость этнонациональной конструкции «крымские татары - остальное население». Анализ полученных данных свидетельствует о том, что межнациональные конфликты имеют четко выраженную региональную привязку. Отвечая на вопрос: «Какие регионы Украины могут представлять опасность с точки зрения межнациональных конфликтов?», 15,9% респондентов назвали Крым, 8,2% - Львовскую область, 1,3% - Черновицкую, 0,4% - Закарпатье (диагр. № 2).10


Диаграмма № 2.


Результаты опроса общественного мнения граждан Украины

по поводу возможных районов возникновения

межнациональных конфликтов



Жизнь и практика показывают, что межнациональные конфликты относятся к числу наиболее сложных, запутанных, затяжных и трудно регулируемых явлений общественной жизни. Как учит история, во многих полиэтнических странах они по своим масштабам, продолжительности и интенсивности значительно превосходят иные формы социальных конфликтов (политические, экономические, трудовые, семейные и др.). Наглядным подтверждением тому являются события в различных государствах мира, таких, например, как Северная Ирландия, Канада, Бельгия, Испания, Югославия, Афганистан, Ирак, Шри-Ланка и др. В последние годы к их числу присоединились и республики бывшего Советского Союза11.

Считается, что именно межнациональный конфликт предстает наиболее фундаментальным явлением в истории человечества, а остальные виды конфликта играют второстепенную роль. Причина здесь в особой значимости этнической идентификации в жизни человека и общества. Так, профессор социальной антропологии университета графства Суссекс (Великобритания) А.Эпстайн утверждает, что этническая идентификация «…является конечной идентификацией, которая охватывает меньшие роли, статусы и идентификации»12.

Межнациональные конфликты возникли на заре человеческой истории. В глубокой древности это были межплеменные войны, которые велись за территории охоты, рыболовства, собирательства, т.е. за обладание средой обитания. Случалось, что в них погибали целые народы, а другие подвергались мощной ассимиляции со стороны более грозного соперника. На протяжении всей человеческой истории происходило постоянное перемещение этносов по территории Земли. По мнению профессора О.В. Золотарева, можно выразиться даже так: мировая история - это продукт глобальных этносдвигов на поверхности планеты.13

Древние письменные и устные источники оставили нам свидетельства о крупнейших межнациональных конфликтах ранней поры. В Ветхом завете описана депортация евреев, т.е. насильственное выселение народа со своей этнической родины. В 568 г. до н.э. вавилонский царь Навуходоносор уничтожил Иудейское царство и выселил основную часть евреев за пределы этнической родины - Палестины. Позднее евреи вернулись и неоднократно восставали, но восстания жестоко подавлялись. В 70-е гг. н.э. римский полководец Тит Веспасиан еще раз выселил евреев из Палестины. Началось «еврейское рассеяние», сначала по странам Средниземноморья, а затем - по другим регионам планеты. Трагическая история еврейского народа хорошо известна благодаря дошедшим до нас текстам Библии. Однако исторические сведения о других народах также доказывают, что крупные межнациональные конфликты, завоевания, геноцид, изгнания с родной земли не были исключительными событиями.

Эти события оставили заметный след и в средневековой, и в новой истории. Хорошо известна история изгнания сарацинов, т.е. арабов с Пиренейского полуострова, которые сами пришли в Европу как завоеватели. В результате реконкисты, т.е. обратного завоевания Испании христианами, все арабы были изгнаны с полуострова. Огромное количество подобных событий хранит история Азии. Так, например, как этнос калмыки сложились в Джунгарии, равнинной области нынешнего северо-западного Китая. Но в XVII в. китайские феодалы вытеснили калмыков из Джунгарии, они вынуждены были покинуть свою этническую родину, мигрировали на север и запад и в конечном итоге нашли пристанище на территории современной Калмыкии. Сходная история и у ставропольских туркмен, изгнанных в XVII в. хивинскими ханами с территории Мангышлака.

С открытием Америки и развитием плантационного хлопководства, требовавшего большого количества рабочих рук, в европейских державах появилась целая отрасль деятельности – захват и продажа в Америку рабов. Голландские и несколько позже английские охотники за живым товаром сколотили на этом огромные капиталы. В 1662 г. англичане даже создали специальную Африканскую компанию для захвата негров и продажи их в рабство. Эта деятельность привела к обезлюдиванию целых областей африканского континента и истреблению населявших их этнических групп.

Начало ХХ столетия ознаменовалось эскалацией англо-бурской войны (1899-1902 гг.), которая была развязана Великобританией с целью захвата Трансвааля и Оранжевой республики, созданных на юге Африки бурами - потомками голландских переселенцев. В 1904 г. началась русско-японская война, закончившаяся поражением и территориальными потерями России. С обеих сторон в этой войне широко использовалась националистическая и шовинистическая пропаганда, надолго отравившая национальное сознание народов этих стран.

В начале второго десятилетия ХХ века произошли две так называемые балканские войны, 1912-1913 гг. и 1913 г., в которых участвовали Болгария, Греция, Сербия, Черногория, Румыния, Османская империя. В этих войнах тесно переплетались национально-этнические, территориальные и иные противоречия этого потенциально конфликтного региона Европы. Обе войны были своеобразной прелюдией Первой мировой войны, начавшейся через год после окончания второй балканской войны.

Первая мировая война, в которую были вовлечены большинство европейских государств, Османская империя, США, породила невиданную ранее волну воинствующего национализма, шовинизма, ксенофобии, попирания элементарных прав человека. Еще недавно гордившаяся своими культурными достижениями Европа, олицетворявшая сущность космополитической христианской цивилизации, раскололась не только по государственно-территориальному, но и по национально-этническому признаку. По мнению профессора О.В. Золотарева, даже социалисты, создатели двух международных организаций трудящихся – I и II Интернационала, у руководства которых стояла интеллигенция европейских стран, перешли на позиции воинствующего национал-шовинизма. Исключением из этого явилась лишь созданная Лениным большевистская партия, продолжавшая отстаивать не национальные, а классовые принципы объединения людей.14

В результате Первой мировой войны распались Австро-Венгерская и Османская империя. В Европе возникли десять независимых национальных государств. В новых государствах появились национальные меньшинства, и это послужило одной из причин нестабильности на континенте между мировыми войнами. Шлейф этой проблемы, не решенной и после Второй мировой войны, тянется до сих пор.

Крупнейшими событиями конца второго десятилетия ХХ в. явились глубокий кризис Российской империи и Октябрьская революция 1917 г. На территории бывшей империи образовались независимые Финляндия, Эстония, Латвия и Литва. Восстановила свою государственность Польша, разделенная в конце XVIII столетия между Россией, Автро-Венгрией и Германией. Распад Османской империи породил целый узел ближневосточных проблем, многие из которых обнаруживают свой конфликтогенный потенциал и до наших дней. В ходе Первой мировой войны произошел один из крупнейших в истории ХХ века актов этноцида: в 1915 г. турецкими властями было уничтожено свыше полутора миллионов армян. Геноцид армян со стороны турецких властей повторился еще дважды, хотя и в меньших размерах, уже после окончания войны, в 1918 и 1919 гг.15

Не будет преувеличением сказать, что ХХ в. стал веком невиданного после уничтожения белыми поселенцами коренных жителей Америки – индейцев – массового геноцида, апогеем которого стали обе мировые войны. Уже в конце 1940-х годов произошла эскалация межнациональной напряженности на Ближнем Востоке - колыбели трех мировых религий и цивилизаций: христианства, иудаизма и ислама. С глубокой древности здесь переплелись этнополитические, этнотерриториальные, этноконфессиональные и геополитические проблемы, которые неоднократно в истории взрывались крупномасштабными и локальными конфликтами. После Второй мировой войны в этом регионе сформировался устойчивый затяжной конфликт, далеко вышедший за рамки регионального.

В течение всей истории существования Британской империи на ее территории не прекращалась борьба покоренных народов против британских колонизаторов. Несмотря на полиэтничность британских колоний, их народы объединялись в борьбе за национальную независимость. Но когда независимость была обретена, действие этой интегрирующей силы прекратилось, и на арену вышла новая опасность – межплеменные, межконфессиональные, межклановые противоречия, которые вовлекли в свою орбиту многие миллионы людей.

Постколониальная эпоха породила еще одну важную проблему: иммиграцию из бывших колоний в европейские метрополии, в основном Англию и Францию, что вызвало этнорасовый конфликт в этих странах.

Межнациональный конфликт не миновал и благополучные страны Запада: периодически обостряются этнические трения в Бельгии, этнорасовые проблемы в США; наконец, перевесом всего в один процент голосовавших 30 октября 1995 г. на референдуме в Квебеке была сохранена целостность Канады – страны с одним из самых высоких в мире уровней жизни. Распад Канады мог повлечь за собой непредсказуемую цепную реакцию сепаратизма по всему миру.16

Сегодня очаги острейших этнических конфликтов представляют собой многие страны постсоциалистического мира. В некоторых из них начались и продолжаются до сих пор открытые вооруженные столкновения на этнической почве (например, Республика Молдова и Приднестровье, Южная Осетия, Грузия, Абхазия и др.), в других (Украина, Казахстан, Литва, Латвия, Эстония и др.) обострилась проблема этнических меньшинств. Крах социалистической системы и переход к экономике рыночного типа сопровождался распадом Югославии, СССР, Чехословакии. В бывшем СССР дезинтеграционные и сепаратистские процессы охватили «нижние этажи» государственности, породили территориальные претензии, потоки беженцев и переселенцев.

Глубокие изменения, происходящие на территории постсоветского пространства и, прежде всего, в России после 1991 года, также явились детонатором обострения межнациональных противоречий, характеризующихся высоким уровнем этнического противостояния. На всем ее обширном пространстве образовалось множество зон межнационального напряжения, которое при определенных условиях, как считают конфликтологи и политики, грозит вылиться или уже вылилось в открытые столкновения, в том числе и вооруженного характера, несущие многочисленные жертвы и разрушения. В настоящее время на нашей многострадальной планете специалисты насчитывают свыше 200 такого рода зон, основная часть которых приходится на территорию бывших республик СССР.

По данным российского исследователя В. Мукомеля, начиная с конца 1980-х гг. на территории бывшего Союза зафиксировано пять региональных войн - длительных вооруженных столкновений с участием регулярных войск и использованием тяжелого оружия.17 Имеются в виду карабахский, таджикский, юго-осетинский, приднестровский и чеченский конфликты (последний, разумеется, стоит особняком в этом ряду). Около 20 кратковременных вооруженных столкновений сопровождалось жертвами среди мирного населения (наиболее значительные из них - сумгаитские и бакинские погромы армянского населения, жертвы в Фергане, погромы в киргизском городе Ош). Более 100 невооруженных конфликтов, по мнению исследователя, имели признаки межгосударственной, межэтнической или межконфессиональной конфронтации, причем в районах, подвергшихся столкновениям, погромам и этническим чисткам, проживали не менее 10 млн. человек, а численность убитых в этнополитических и региональных конфликтах (за исключением Чечни) на постсоветском пространстве составляет около 100 тыс. человек. В то же время хотелось бы отметить, что цифры эти весьма приблизительны - истинную картину мы вряд ли узнаем, если только ее не возьмутся восстанавливать оставшиеся в живых свидетели и жертвы. Например, по данным депутатов Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации, более 600 тыс. человек погибли в межнациональных конфликтах на территории бывшего СССР за последние пять лет.18

Как видим, сегодня практически вся территория некогда единого Советского Союза представляет собой конфликтное пространство с точки зрения этнонациональных претензий19 ввиду высокой полиэтничности государств и неустойчивости власти в новых политических образованиях. Зачастую это противостояние выливается даже в применение недипломатической лексики руководителями государств по отношению друг к другу. Например, в ответ на территориальные претензии Латвии к России 23 мая 2005 г. Президент России В.В. Путин недвусмысленно заявил, что Латвия получит от «мертвого осла уши», а не Пыталовский район Псковской области20.

По уровню напряженности конфликтные зоны подразделяются на три основных вида:

«горячие точки», где пролилась или продолжает литься кровь, применено вооруженное насилие и имеются существенные потери человеческих и материальных ресурсов. К ним относятся, прежде всего, Чечня, Северная Осетия, Абхазия;

зоны, напряжение в которых находится на грани возможного перерастания в открытые межэтнические противостояния или приближается к ней. К ним можно отнести ряд республик Северного Кавказа, Южное приграничье (особенно Ставрополье и Краснодарский край), наиболее крупные республики Среднего Поволжья, ряд регионов и республик Сибири (прежде всего Туву и районы, прилегающие к Северному Казахстану);

зоны, в которых межнациональное напряжение уже отчетливо проявилось, но имеет еще достаточно низкий уровень, как, например, в Нижнем Поволжье, Омской области, Алтайском крае и т.п.21

В обозримом будущем, по прогнозам некоторых ученых, сепаратизм и дезинтеграция государств будут играть важную дестабилизирующую роль в общественном процессе. Причем существующие государственные границы будут терять свое значение, если они не соответствуют языковым и территориальным границам проживающих там этносов.22 Американский географ С.Коэн, в прошлом президент Ассоциации американских географов, утверждает: «Пройдет 25-30 лет, и число государств мира увеличится процентов на пятьдесят. Более трехсот независимых стран появится на глобусе». Джулиан Минджи, американский представитель комиссии по политической карте мира в Международном союзе географов, например, прогнозирует распад Австралии на четыре государства, образование нескольких новых независимых государств в Европе, распад России, полную перекройку политической карты Азии, исчезновение Канады как государства, изменение границ США. Тенденция на самоопределение станет преобладающей, несмотря на яростное сопротивление сторонников «статуса-кво»23 (диагр. № 3).

Э.Паин считает, что опыт последнего десятилетия доказал несостоятельность как советской марксистской, так и многих западных этнополитических доктрин, постулировавших стирание этнических различий и затухание этнического самосознания народов под воздействием индустриализации, урбанизации и глобализации. Напротив, этническое самосознание лишь обостряется в результате сопротивления указанным унификационным тенденциям.

Вместе с тем оно возрастает также под влиянием демократизации общества, при увеличении возможности свободного волеизъявления граждан. Так, расширение в России возможностей свободной этнической самоидентификации обусловило появление 45 новых этнических общностей (всего их стало 172) за период между последней советской переписью населения (1989 г.) и первой российской (микроперепись 1994 г.). Оказалось, что многие этнические общности, считавшиеся в советское время ассимилировавшимися с родственными народами, на самом деле сохраняют свою этническую самобытность и особое самосознание.24

Диаграмма 325


Предполагаемая динамика роста численности

государств в мире.






Особенностью современного этапа протекания межнациональных конфликтов является их резкая эскалация и перерастание в очаги вооруженного экстремизма и международного терроризма, что представляет непосредственную опасность для суверенитета и целостности России.

Новый виток эскалации межнациональных конфликтов на рубеже XX-XXI веков многие специалисты связывают с дальнейшим обострением геополитических противоречий между мировыми центрами силы, ведущими борьбу за передел мира. При этом считается, что основной вектор противостояния на сегодняшний день, в основном, находиться в области отношений США с силами радикального ислама (диагр. № 4).

Диаграмма 4

Доля мусульман в регионах мира (в %)

1950 г. 2000 г.

Европа




США и Канада


СССР (СНГ)


Попытка втянуть в это противостояние те или иные государства приводит к расширению очагов напряженности по всему миру (Балканы, Афганистан, Ближний Восток и др.). Вместе с тем, для руководства России все большую озабоченность представляют события, происходящие на Северном Кавказе, а также в отдельных регионах постсоветского пространства, особенно в Закавказье и Средней Азии.

Фактический раскол стран СНГ на две составляющие – ОДКБ и ГУАМ26, резкое осложнение ситуации в Грузии после падения режима Э. Шеварнадзе (революция роз), неудачная попытка России выступить посредником в урегулировании Приднестровского конфликта, «оранжевая революция» в Украине, антироссийская истерия в странах Балтии и Грузии и много других факторов дали толчок новому витку обострения межнациональных противоречий на территории постсоветского пространства и России.

Таким образом, важной задачей изучения сегодня межнациональных конфликтов является поиск наиболее эффективных путей регулирования конфликтных ситуаций в межнациональных отношениях и предотвращения таких крайних, насильственных форм конфликтного поведения, которые представляют угрозу жизни, правам и собственности людей.

Современный опыт урегулирования конфликтов в межнациональной среде показывает, что процесс этот носит порой еще стихийный, бессистемный характер. Во многих случаях у руководства государств, к сожалению, отсутствует продуманная стратегия и тактика разрешения спорных национальных (этнических) проблем, что приводит к затяжному кризису, а в конечном итоге - неограниченному использованию силовых методов для урегулирования конфликтов. При этом рост насилия с обеих сторон, эскалация экстремизма и терроризма, переходящих в открытое силовое противостояние часто заводят в тупик процесс их урегулирования.27

Такой документ есть и в России. Концепция государственной национальной политики Российской Федерации28 представляет собой систему современных взглядов, принципов и приоритетов в деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере национальных отношений. Концепция учитывает необходимость обеспечения единства и целостности России в новых исторических условиях развития российской государственности, согласования общегосударственных интересов и интересов всех населяющих ее народов, налаживания их всестороннего сотрудничества, развития национальных языков и культур.

В Концепции также сказано, что государственная национальная политика основывается на принципах Конституции Российской Федерации и общепризнанных нормах международного права и находит свое выражение в системе федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации, а также договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Концепция призвана стать ориентиром для органов государственной власти при решении задач национального развития и регулирования межнациональных отношений, обеспечения конституционных прав человека и гражданина.

Насколько верны положения Концепции мы и попытаемся выяснить в ходе нашего исследования.


ГЛАВА I
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Скачать, 23.58kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru