Категории:

1. Регулирование как системное условие коммерциализации общественных инфраструктур

Поиск по сайту:


Скачать 238.52 Kb.
Дата27.03.2012
Размер238.52 Kb.
ТипДокументы
Содержание
«Регулирование электроэнергетики как общественной инфраструктуры. Сферы возникновения нефинансовых рисков и рисковые ситуации»
1. Регулирование как системное условие коммерциализации общественных инфраструктур Понятие общественной инфраструктуры
Территориальная доступность
Ценовая доступность
Организационная доступность
Цели и предметы государственного регулирования в общественных инфраструктурах
2. Глобализация и новые требования к общественным инфраструктурам
Многофокусность регионального развития
Выделение компаний из интегрированных бизнес-групп
3. Коммерциализация в электроэнергетике (некоторые позиции)
4. Сложившаяся форма тарифного регулирования в энергетике
Статья 3. Цели государственного регулирования тарифов
5. Сферы возникновения рисков и рисковые ситуации
неконкурентны: потребление такого блага одним человеком не сокращает количество блага, доступное другим; и
Journal of Law and Economics
American Economic Review
Подобный материал:

Оглавление


«Регулирование электроэнергетики как общественной инфраструктуры. Сферы возникновения нефинансовых рисков и рисковые ситуации» 1

1. Регулирование как системное условие коммерциализации общественных инфраструктур 1

Понятие общественной инфраструктуры 1

Цели и предметы государственного регулирования в общественных инфраструктурах 3

2. Глобализация и новые требования к общественным инфраструктурам 5

3. Коммерциализация в электроэнергетике (некоторые позиции) 6

4. Сложившаяся форма тарифного регулирования в энергетике 7

5. Сферы возникновения рисков и рисковые ситуации 10



^

«Регулирование электроэнергетики как общественной инфраструктуры. Сферы возникновения нефинансовых рисков и рисковые ситуации»


(информационно-аналитическая записка)


Текст предоставлен Агентством корпоративного развития "Да-Стратегия", специализирующееся по разработке проектов в области управления нефинансовыми рисками. Авторы – К.Ю. Зендриков и М.Г. Флямер.

^

1. Регулирование как системное условие коммерциализации общественных инфраструктур

Понятие общественной инфраструктуры


Понятие общественной инфраструктуры предполагает, что на определенной территории существует сеть точек доступа, в которых любому и каждому пользователю за определенную и общественно приемлемую цену оказывается услуга, признаваемая данным местным сообществом значимой для жизнеобеспечения.


Многие экономисты склонны рассматривать «общественные инфраструктуры» (public utilities) как «естественные монополии» (natural monopolies) и сводить проблематику регулирования в общественных инфраструктурах к антимонопольному регулированию.


В экономической школе теория естественных монополий широко развита и имеет долгую историю противоборства концептов:


В частности, с точки зрения некоторых современных экономистов (например, Томаса Ди Лоренцо1)

«теория естественной монополии – это экономическая фикция. Никогда не существовало никакой “естественной монополии”. История так называемой “общественной инфраструктуры” сводится к тому, что в конце XIX и начале XX столетий в инфраструктурных отраслях имела место ожесточенная конкуренция, которая, разумеется, не нравилась самим производителям. Сперва они добились от правительства предоставления им монопольного статуса, а затем, при поддержке ряда видных экономистов, было задним числом сконструировано обоснование этой монополизации. Это было одним из величайших достижений корпоративных пиарщиков всех времен и народов»2.


Вместе с тем, на наш взгляд, сегодня в России нерв обсуждения регуляторных рисков в энергетике связан именно с особым статусом общественной инфраструктуры, а само обсуждение выходит за рамки теории естественных монополий и характеризуется не дилеммой «конкуренция – монополия», а дилеммой «инфраструктура – предприятие» или «инфраструктура – бизнес».

Другим словами, это вопрос о коммерциализации общественных инфраструктур: на каких условиях частный бизнес может оказывать инфраструктурные услуги, участвовать в воспроизводстве материальных активов общественной инфраструктуры и как при этом его деятельность будет регулироваться.


Итак, можно выделить следующие ключевыми элементы общественной инфраструктуры:

доступность (территориальная, ценовая, организационная); мощность (или способность обслужить имеющийся поток заявок); надежность и критичность, под которой понимается безусловная необходимость для жизнеобеспечения.

Например, теплоснабжение в условиях континентального климата – критически важная услуга, а в условиях субтропического климата – нет, электроснабжение мегаполисов является критической услугой, а малых городов и сельских территорий – нет.

^ Территориальная доступность – общественные инфраструктуры должны быть развернуты в населенных пунктах и промзонах, наличие или отсутствие в населенном пункте общественной инфраструктуры и ее качество делает его пригодным для жизни и ведения бизнеса, позволяет территориям конкурировать за население.

^ Ценовая доступность – пользоваться данной инфраструктурой должно быть посильно абсолютному большинству жителей и хозяйствующих субъектов территории (для тех, кому эта услуга оказывается экономически непосильна, – должны действовать механизмы компенсации).

^ Организационная доступность подразумевает, что правила подключения или получения права на доступ к инфраструктурным услугам общеизвестны и выполнимы и что в случае их выполнения любому и каждому пользователю не может быть отказано в подключении или предоставлении услуги.

Понятие общественной инфраструктуры непосредственно связано с понятиями общественного блага и товаров и услуг первой необходимости – то есть товаров и услуг, потребляемых коллективно и значимых для всего местного сообщества3.

Традиционно в экономической и политэкономической науке производство общественных благ трактовалось как одна из ключевых функций государства, а основная часть платы за пользование общественным благом взималась с сообщества в виде налогов.

Соответственно, общественные инфраструктуры производят и распространяют общественные блага и услуги первой необходимости на инфраструктурной основе.

В общественных инфраструктурах, как и любом предприятии, осуществляются три базовых процесса – функционирование (то есть непосредственное оказание услуг), воспроизводство (поддержание в рабочем состоянии всех систем, замена и реконструкция оборудования и др.) и рост и развитие (строительство новых мощностей, расширение сетей и расширение спектра и объема услуг). Если общественные инфраструктуры принадлежат государству, то общество в виде налогов или платы за пользование и подключение должно оплачивать только расходы, связанные с этим тремя процессами – функционированием, воспроизводством и развитием.

Вместе с тем, при необходимости повышения эффективности (снижения издержек, повышения качества и мобильности) либо для привлечения инвестиций к формированию общественных инфраструктур или деятельности по производству общественных благ привлекался и привлекается частный бизнес и частный капитал.

Однако даже в самых либеральных экономиках деятельность частного капитала по оказанию общественных услуг была и остается подверженной публичному регулированию (осуществляемому государством).

Привлекая частный бизнес к оказанию инфраструктурных услуг, общество должно признать право частного бизнеса на получение премии за эффективность и дохода на вложенный капитал.

В самом общем виде формы коммерциализации общественных инфраструктур включают:

  • разделение на конкурентные и монопольные виды деятельности в рамках функционирования общественной инфраструктуры;

  • в рамках монопольных видов деятельности при сохранении госсобственности – различные возможные контракты государственно-частного партнерства, в том числе предполагающие передачу общественного ресурса для коммерческой эксплуатации активов;

  • акционирование и приватизацию (в рамках конкурентных видов деятельности);

  • формы тарифного регулирования естественно-монопольных видов деятельности;

  • использование рыночного способа ценообразования на общественные услуги.

Формы коммерциализации направлены на осуществления различных функций частного бизнеса в рамках общественных инфраструктур – оказание услуг и/или инвестирование.
^

Цели и предметы государственного регулирования в общественных инфраструктурах


Цели государственного регулирования в общественных инфраструктурах ставятся в условиях их коммерциализации и определяются требованием сохранения статуса общественной инфраструктуры и достижения целей коммерциализации.

Это значит, что регулирование призвано обеспечить доступность инфраструктуры:

Территориальную – что может выражаться в требовании поддерживать как коммерчески выгодные, так и не окупающиеся территориальные подразделения (невыгодные маршруты, офисы и/или сети) за счет «выгодных» подразделений – территориальное перекрестное субсидирование или субсидирование услуг из бюджета или какие-либо еще механизмы.

Ценовую – что может выражаться как в прямом регулировании тарифов, установлении предельных величин тарифов или размеров торговой наценки, так и косвенном, связанном с налоговыми режимами, правилами конкурирования и др.

Организационную – что может выражаться в требовании обеспечивать услугами даже коммерчески невыгодных (например, из-за малого объема потребляемых услуг), но платежеспособных клиентов.

Регулирование должно обеспечить необходимую мощность инфраструктур. То есть регулятор обязан отслеживать соответствие потребности территории и совокупной мощности инфраструктур как в текущий момент, так и в соответствии со стратегиями и перспективами регионального развития.

Регулирование должно обеспечивать надежность критических элементов общественных инфраструктур – например, за счет создания запасов, систем резервирования и установления различных технических регламентов и др. При этом могут использоваться как механизмы создания государственных резервов, так и механизмы установления требований по резервированию для коммерческих компаний, оказывающих инфраструктурные услуги.

В условиях коммерциализации общественной инфраструктуры, когда частный бизнес участвует в оказании общественных инфраструктурных услуг, появляется дополнительная цель регулирования – недопущение получения отдельными бизнес-предприятиями сверхприбыли за счет монопольного положения. Эту задачу решает антимонопольное регулирование и регулирование деятельности «естественных монополий».

Вместе с тем, привлекая бизнес к оказанию общественных услуг, государство передает ему право использования общественных ресурсов – земли, недр, водных объектов, радиочастот и др. – и регулирует процессы коммерческой эксплуатации активов. При этом общественная инфраструктура преобразуется в «частно-общественную конструкцию», в рамках которой уже предполагается получение прибыли. И это определяет еще две цели госрегулирования – обеспечение сохранности общественного ресурса и обеспечение совместной эксплуатации ресурса различными группами пользователей (например, гидроэнергетиками, транспортниками, рыбным хозяйством и туристическо-рекреационным бизнесом).

Система форм государственного регулирования коммерциализированных общественных инфраструктур такова:


в связи со статусом общественной инфраструктуры для потребителей важны общие цели регулирования:

1. территориальная доступность;

2. ценовая доступность;

3. организационная доступность;

4. регулирование мощности инфраструктуры (соотношение совокупной потребности и совокупной способности обработать пакет заявок);

5. регулирование надежности (запасы, резервирование, технические регламенты);


если частный бизнес оказывает общественную услугу, то необходимы:

6. регулирование для обеспечения сохранности актива (при передаче в коммерческую эксплуатацию общественных активов);

7. обеспечение совместной эксплуатации ресурса разными пользователями;

8. недопущение сверхприбыли (антимонопольное регулирование и регулирование естественных монополий);

9. регулирование надежности применительно к частному бизнесу (требование иметь запасы, резервы, технические регламенты);


если частный бизнес делает капитальные инвестиции, то

10. регулирование отношений собственности (например, в формах государственно-частного партнерства, где собственность остается государственной);

11. при допущении частной собственности на активы общественной инфраструктуры ограничиваются права частного собственника в отношении управления объектами инфраструктуры.


* * *

Если цели государственного (общественного) регулирования в общественных инфраструктурах можно зафиксировать на уровне логических рассуждений, то конкретные механизмы регулирования будут существенным образом зависеть как от целевой модели коммерциализации, так и от технологических особенностей самой инфраструктурной отрасли (снабжение продуктами питания, теплом, медицинскими услугами или электроэнергией). При анализе коммерциализации и ее целевой модели в электроэнергетике необходимо учитывать вызовы, обусловленные глобализацией экономических процессов.
^

2. Глобализация и новые требования к общественным инфраструктурам


Конкуренция территорий за развитие

Разворачивающиеся в настоящее время процессы глобализации характеризуются следующим особенностями: возросшей мобильностью капитала, возрастающей мобильностью высококачественных человеческих ресурсов и депопуляцией, а также развитием сложно организованных бизнес-цепочек и формированием различных фокусов управления территориями.

Это приводит к тому, что территории начинают конкурировать между собой за инвестиции, за размещение производств, за людей, за включение в трансрегиональные и международные бизнес-процессы.

Одним из ключевых факторов успешности в этой конкуренции становится фактор инфраструктурной обеспеченности территории – обеспеченность с точки зрения доступности, мощности и требуемого уровня надежности.

^ Многофокусность регионального развития

Другой особенностью сегодняшней ситуации является принципиальное отсутствие единого фокуса управления региональным развитием: на одной площадке действует подчас несколько игроков – субъектов развития, предъявляющих разные требования к общественным инфраструктурам и имеющих подчас разное видение будущего данной территории и разные временные горизонты планирования.

В частности, государство оказывается не в состоянии формировать долгосрочные прогнозы и проект развития территории – горизонты эффективного стратегического планирования ограничиваются среднесрочными программами на 5-7 лет, а бюджетное планирование осуществляется в горизонтах одного года (планирование среднесрочного бюджета на три года пока массовой практикой не стало).

В этих условиях субъектами регионального развития становятся крупные корпорации, включающие региональные процессы в свои стратегические бизнес-планы, а ключевой задачей управления развитием становится задача согласования намерений, планов и требований к инфраструктурам.

^ Выделение компаний из интегрированных бизнес-групп

При этом в крупном российском бизнесе происходит процесс выделения из интегрированных бизнес-групп специализированных отраслевых компаний, акции которых торгуются на международных финансовых площадках, компаний, ориентирующихся на международные стандарты ведения бизнеса и отчетности4.

Реформа электроэнергетики, проводимая РАО «ЕСЭ России», также предполагает превращение генерирующих компаний в публичные и вывод их акций на фондовые рынки для привлечения инвестиций.

Указанные выше тенденции позволяют зафиксировать следующие дополнительные требования к электроэнергетике как к общественной инфраструктуре:

  • Региональная энергосистема должна обеспечивать привлекательность регионов для развертывания новых бизнесов и быть способной достаточно оперативно осуществлять маневр инфраструктурными мощностями, как генерирующими, так и сетевыми (как развертывание, так и консервацию и вывод из эксплуатации).

  • Система государственного регулирования должна обеспечивать соответствие региональной энергосистемы потребностям и темпам роста региональной экономики, для чего нужны механизмы согласования региональных и муниципальных программ развития и корпоративных стратегий (РАО «ЕЭС России», а затем новых энергокомпаний).

  • В той мере, в какой государство не берет на себя функцию субъекта, отвечающего за развитие региональных энергосистем, должен быть сформирован механизм общественного, частно-государственного, управления энергетикой – например, с использованием принципов частно-государственного партнерства и механизмов концессионных соглашений и концессионного регулирования.

  • Система государственного регулирования должна обеспечить прозрачность и понятность деятельности энергокомпаний и правил ведения энергобизнеса для международных и российских инвесторов и разработчиков бизнес-проектов.
^

3. Коммерциализация в электроэнергетике (некоторые позиции)


Отметим следующие позиции коммерциализации:


  • Переход к рыночным механизмам ценообразования на электроэнергию (введение для производителей и потребителей оптового и розничного рынков электроэнергии). Концепция организации рынка электроэнергии эволюционировала от биржевой модели до модели долгосрочных двусторонних договоров, более удобной для инвесторов.

  • Введение в качестве конкурентных видов деятельности генерации и сбыта. Образование новых межрегиональных компаний в генерации (ОГК, ТГК) и определенный план их приватизации и капитализации как условие привлечения частных инвесторов.

  • Введение в рамках отрасли инфраструктурных видов деятельности и регулирование их эксплуатации. Государственное регулирование тарифов при эксплуатации сетевой инфраструктуры и введение правил недискриминационного доступа к услугам передачи и распределения энергии. Создание ОАО «ФСК ЕЭС» (передача по высоковольтным сетям) и пяти МРСК (низковольтное распределение электроэнергии в регионах).

  • В соответствии с законодательством, ОАО "ФСК ЕЭС" будет контролировать использование и тех магистральных активов, которые не принадлежат ей на праве собственности (например, созданных на средства частных инвесторов). Соответственно, права собственников таких объектов ограничиваются.

  • В отношении распределительных сетей (МРСК) модель коммерциализации точно не определена. С одной стороны, в соответствии с Концепцией «5+5», – это естественно-монопольный вид деятельности, с другой – Правительство РФ еще не определило своей позиции в отношении способа тарифного регулирования услуг по распределению и перспективы (после завершения переходного периода) приватизации пакетов акций МРСК, принадлежащих государству.

  • Действуют ключевые органы регулирования. Органы регулирования тарифов на федеральном уровне – ФСТ; на региональном – органы, входящие в систему исполнительных органов власти, – РЭКи. Органы, контролирующие выполнение правил недискриминационного доступа к услугам инфраструктурных организаций в электроэнергетике, – ФАС РФ и ее территориальные органы.

  • Введение механизма гарантирования возврата на инвестиции при строительстве технологических резервов генерирующих мощностей.

В рамках регулирования электроэнергетики как общественной инфраструктуры нужно выделять риски внесения целевой модели регулируемой коммерциализации. Рисковые события определяются либо тем, что общественный статус инфраструктуры электроэнергетики будет утрачен (что весьма вероятно приведет к социальному кризису и, далее, к политическому противодействию реформе), либо, что также возможно, в связи со сложностями формирования системы регулирования цели коммерциализации не будут достигнуты.
^

4. Сложившаяся форма тарифного регулирования в энергетике


Современная система госрегулирования в Российской энергетике сложилась в 90-е годы ХХ века под воздействием трех групп факторов – 1) роста тарифов на электроэнергию и, соответственно, снижения ценовой доступности этой услуги для населения, 2) снижения надежности энергосистемы из-за невозможности на средства (часто денежные суррогаты), получаемые от продажи услуг, обеспечить функционирование и воспроизводство отрасли, 3) спада объемов производства и образования относительного излишка мощности, снижения приоритета вопросов отраслевых капиталовложений.

Соответственно, в это время создавались механизмы тарифного регулирования, заставляющие компании обосновывать все свои затраты, исключающие общественно «неприемлемые» статьи расходов и повышающие для населения ценовую доступность электро- и теплоэнергии (перекрестное субсидирование). С другой стороны, создавались правовые механизмы, гарантирующие электроснабжение потребителей (вплоть до выделения в Гражданском кодексе отдельного типа договоров – договоров электроснабжения).

При этом в области тарифного регулирования деятельность энергокомпаний рассматривалось и оценивалась в соответствии с экономическим концептом «естественной монополии». Федеральная энергетическая комиссия Российской Федерации (ФЭК России), образованная Указом Президента Российской Федерации от 29 ноября 1995 г. N 1194 «О Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации», является федеральным органом исполнительной власти5, осуществляющим в соответствии с Федеральным законом «О естественных монополиях» регулирование деятельности субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе, а также государственное регулирование тарифов на электрическую и тепловую энергию в соответствии с Федеральным законом «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации». В соответствии с этим законом цели государственного регулирования тарифов носили антимонопольный характер:


^ Статья 3. Цели государственного регулирования тарифов

Государственное регулирование тарифов осуществляется в целях:

  • защиты экономических интересов потребителей от монопольного повышения тарифов;

  • создания механизма согласования интересов производителей и потребителей электрической и тепловой энергии;

  • формирования конкурентной среды в электроэнергетическом комплексе для повышения эффективности его функционирования и минимизации тарифов;

  • создания экономических стимулов, обеспечивающих использование энергосберегающих технологий в производственных процессах;

  • обеспечения юридическим лицам - производителям электрической энергии (мощности) независимо от организационно-правовых форм права равного доступа на оптовый рынок. («О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» от 14 апреля 1995 г. N 41-ФЗ).

В теории естественных монополий разработаны различные модели тарифного регулирования, призванные обеспечить сочетание двух противоречивых требований – ценовой доступности и устойчивости и надежности энергопредприятий и отрасли в целом.

Так Питер Ван Дорен в статье «Политическая головоломка вертикальной интеграции» выделяет6 четыре основных стратегии регулирования в ценовой политике естественных монополий.

«Первая – это государственная собственность и государственное управление предприятиями. Теоретически при такой схеме госсектор устанавливает цены, равные предельным издержкам, а разницу между предельными и средними издержками восполняет за счет налоговых платежей».

В этой схеме предметом регулирования являются цены для потребителей. Целью регулирования является защита потребителя от необходимости оплачивать расходы на воспроизводство и развитие инфраструктур.

«Второй вариант предполагает сохранение частной собственности, но для покрытия разницы между выручкой при ценах, равных предельным издержкам, и суммарными издержками прибегают к государственным субсидиям через налоговую систему».

В этой схеме предметом регулирования являются цены для потребителей, а целью регулирования является защита потребителя от необходимости оплачивать воспроизводство и развитие инфраструктур и защита бизнеса от необходимости принимать на себя расходы по поддержанию инфраструктуры в экономически неэффективных территориях и узлах.

«Третий вариант – традиционное регулирование государственной комиссией, цель которой – сделать так, чтобы тарифы покрывали издержки с нулевой сверхприбылью (excess profits), хотя такие цены и будут превышать предельные издержки. Эта разновидность государственного вмешательства стала предметом многочисленных исследований, большинство из которых носят весьма критический характер. Критические оценки можно отнести к двум основным категориям.

Во-первых, при традиционном регулировании цены оказываются не меньше, чем в отсутствие регулирования7.

Во-вторых, традиционное регулирование стимулирует регулируемые фирмы меньше заботиться о вложенных затратах на труд, топливо, установки и оборудование, чем это свойственно нерегулируемой конкурентной фирме8. Были предприняты попытки продвинуться в теории и практике регулирования государственной комиссией, чтобы побудить регулируемые энергокомпании заботиться об уровне затрат на используемые факторы производства9».

Здесь предметом регулирования являются либо цены, либо норма прибыли компаний, а целью регулирования – недопущение получения бизнесом сверхприбылей при сохранении устойчивости фирм производителей услуг.

Таким образом, приведенные три стратегии суть стратегии регулирования деятельности монополий с разной степенью включенности государства в сам процесс производства услуги и строительство инфраструктур.

«Четвертый вариант – это использование естественной или специально стимулируемой конкуренции для достижения, теоретически, того же результата, что и при регулировании комиссией – системы цен, которые не только не дают возможность получить сверхприбыль (excess profits), но и позволяют фирме избежать банкротства. Такая конкуренция превращает естественные монополии в то, что называется состязательным рынком (contestable market)10».

В этой модели предметом регулирования становятся правила работы компании на рынке (или в отрасли), которые поддерживают необходимый уровень конкуренции и позволяют достигать той же цели – защиты потребителя от уплаты «сверхприбыли» производителю и от ситуации, когда какому-либо платежеспособному потребителю будет отказано в предоставлении услуг. Фактически эта стратегия – стратегия антимонопольного регулирования.

Таким образом, можно утверждать, что традиционное государственное регулирование в электроэнергетике решает достаточно ограниченную задачу – недопущение получения производителями услуги сверхприбыли за счет потребителя – в первую очередь, путем прямого регулирования цен.

Следуя смыслу этой традиционной для органов регулирования задачи, можно было бы смотреть на реформу электроэнергетики как на переход от первой модели управления инфраструктурой через третью к четвертой (при сохранении постановки самой задачи).

Для целей управления нефинансовыми рисками реформы и новых компаний важно другое: регулирование электроэнергетики как общественной инфраструктуры плюс достижение целей реформы по коммерциализации электроэнергетики предполагает выстраивание более сложных отношений с государственными органами регулирования в связи с созданием системы регулирования, далеко выходящей за рамки традиционных задач.
^

5. Сферы возникновения рисков и рисковые ситуации


Регулирование в электроэнергетике – способ нормативного обустройства отношений «компания – стейкхолдер», применяемый к значимым, соответствующим статусу инфраструктуры и процессам ее коммерциализации стейкхолдерам. Таких стейкхолдеров два – потребители и инвесторы. Рисковые события имеют смысл в связи с отношениями «компания – стейкхолдер», при этом они оказываются обусловлены либо потерей статуса общественной инфраструктуры, либо не достижением целей коммерциализации.

Собственно сферы возникновения рисков, применительно к регуляторным рискам, формируются вокруг следующих трех групп отношений, регулируемых нормативно закрепленными и качественно-различными механизмами: а) отношения «потребитель – инфраструктура»; б) отношения «компания – внутренняя инфраструктура (сети)»; в) отношении «инвестор – инфраструктура». Здесь можно иметь в виду два вида инвестиций – в сети (внутренняя инфраструктура) и в резерв мощности (имеется в виду один из видов регулирования в электроэнергетике – регулирование необходимого резерва мощности). Рисковые ситуации могут быть связаны и с действиями стейкхолдера и с действиями органа регулирования.


Устойчивые отношения

«компания – стейкхолдер»

(основание сферы возникновения рисков)

Комментарий по поводу сфер возникновения рисков



отношения «потребитель – электроэнергетика» как общественная инфраструктура.

Здесь могут быть выделены пять сфер в соответствии с пятью типами потребителей:


1) доступность электро- и теплоснабжения для населения, включая его малообеспеченные группы;


2) надежность электро- и теплоснабжения снабжения социально значимых потребителей;


3) доступность для малого и среднего бизнеса услуг подключения к распределительным сетям;


4) доступ крупных потребителей к операциям на оптовом рынке;


5) координация энергосистемы с потребителями региона и программами развития региональной экономикой.

Отношения «компания (генерация, сбыт) – внутренняя инфраструктура (сети)».

Важнее всего сохранение единства отрасли в ходе реструктуризации.


Отношения «инвестор – инфраструктура» (инвестирование в сети и в создание резервных мощностей).

Регулирование технологического резерва мощности в электроэнергетике11;

управление сетевыми компаниями.


Укажем предположение о рисковых ситуациях для сфер, которые ранее мало описывались – сфер управления сетевыми компаниями и доступа крупных потребителей к операциям на оптовом рынке.

1) Инвестиционная стратегия связана с намерением развивать электроэнергетику именно как общественную инфраструктуру определенной территории и получать рост доходов, поскольку на данной территории происходит развитие фронта бизнесов. В этом случае возможно получение высокой нормы прибыли за счет производства и продажи электроэнергии – то есть собственно энергетический бизнес. В этом контексте для инвестиций регуляторные риски связаны с:

  1. непринятием РЭКами во внимание интересов инвесторов, отсутствие в их деятельности заинтересованности в развитии энергетических возможностей территории;

  2. складыванием таких новых форм регулирования и управления применительно к услугам ФСК и, в особенности, МРСК, которые ориентированы в лучшем случае на операционную эффективность, а не на гарантии возврата дохода на инвестиции.

Для реализации этой бизнес-стратегии необходимо, чтобы общество признавало производство электроэнергии именно бизнесом, а не только инфраструктурной услугой и было готово платить инвестору доход на вложенный капитал. Для реализации этого необходимо, чтобы либо произошла демонополизация регионального энергорынка, либо чтобы были установлены правила регулирования цен монопольных производителей, признающие в качестве правомерных расходы на воспроизводство системы и получение доходов на вложенный капитал. Рисковое событие в переходный период – отказ регулирующих органов использовать для определения уровня цен на электроэнергию экономически обоснованные методики12, учитывающие интересы инвесторов. Это означает, что реализация подобной предпринимательской стратегии затруднена.

1 Томас Ди Лоренцо [Thomas J. Di Lorenzo] – профессор экономики в Sellinger School of Business and Management, Loyola College.

2 Томас Ди Лоренцо. Миф о естественной монополии. (Thomas Di Lorenzo. The Review of Austrian Economics Vol. 9, No. 2 (1996): 43–58).
3 Общественные блага – блага, к которым имеют доступ все индивиды. К общественным благам относятся: оборона, бесплатное образование, общедоступное посещение парков, музеев и т. п. В противоположность частным благам, общественные блага:
^
- неконкурентны: потребление такого блага одним человеком не сокращает количество блага, доступное другим; и
- носят неисключающий характер, что не дает отстранить кого-либо от пользования этими благами.
Эти характеристики не позволяют назначать плату за общественные блага, вследствие чего частный сектор оказывается не заинтересованным в финансировании их производства. Различают общенациональные и местные (локальные) общественные блага (Словарь Глоссарий.Ру).

4 Яков Паппэ. «Олигархический период закончен. Забудьте» // Журнал «Деловые люди», № 174, сентябрь 2005.

5 Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» ФЭК ликвидирована, ее полномочия переданы правопреемнику – ФСТ.

6 http://www.libertarium.ru/libertarium/der_energy04

7 См. George J. Stigler and Claire Friedland. «What Can Regulators Regulate? The Case of Electicity» // ^ Journal of Law and Economics 5 (1962), рр. 1-16; Gregg A. Jarrell. «The Demand for State Regulation of the Electric Utility Industry» // Journal of Law and Economics 21, no. 2 (1978), рр. 269-295; Thomas Gale Moore. «The Effectiveness of Regulation of Electric Utility Prices» // Southern Economic Journal 36 (April 1970), рр. 365-375; Walter Mead and Mike Denning. «New Evidence on Benefits and Costs of Public Utility Rate Regulation» // Competition in Electricity: New Markets and New Structures / ed. James Plummer and Susan Troppmann. Arlington, VA.: Public Utilities Reports Inc., 1990, pp. 21-40.

8 См. Ballonoff, указ. соч., рр. 60-64; Train, указ. соч., рр. 1-113. Проекты дорогостоящих атомных установок не были бы приняты компаниями, которые не были бы уверены в возможности переложить дополнительные издержки на своих потребителей.

9 При регулировании посредством «ценового навеса» регулирующие комиссии ограничивают допустимое увеличение цен, а не норму прибыли, что позволяет регулируемым фирмам оставлять в своем распоряжении всю «дополнительную» прибыль от снижения издержек. См. Train, указ. соч., рр. 317-328. Все большее количество штатов переходит к регулированию «ценовым навесом». См. Kyle Marshall. «Telephone Changes Are Playing Out in North Carolina» // Raleigh News and Observer, March 28, 1995, p. 3D. Более ранний пример глубокого исследования ловушек, связанных с регулированием посредством стимулов, см. Posner, «Natural Monopoly and Its Regulation», рр. 627-632.

10 См. William J. Baumol. «Contestable Markets: An Uprising in the Theory of Industrial Structure» // ^ American Economic Review 72, no. 1 (1982), рр. 1-15; William J. Baumol and John C. Panzer. Contestable Markets and the Theory of Industrial Structure. New York: Harcourt Brace Jovanovich, 1982.

11 В настоящий момент происходит формирование системы регулирования. См. Постановление Правительства РФ «О порядке формирования источника средств на услуги по формированию технологического резерва мощностей по производству электрической энергии и порядке и условиях финансирования объектов по производству электрической энергии (мощности) в целях предотвращения возникновения дефицита электрической мощности».

12 Примером подобной ситуации может служить состоявшаяся в Пензе в 2005 года общественная экспертиза тарифов на ЖКХ. По сообщению Агентства Социальной Информации, итогом этой экспертизы был вывод о том, что предлагаемые предприятиями отрасли тарифы обоснованы, но чрезмерны.

Скачать, 132.64kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов