Категории:

Концепция личных издержек как развитие неоинституциональной экономической теории

Поиск по сайту:


Скачать 459.01 Kb.
страница1/3
Дата28.03.2012
Размер459.01 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Отличительные особенности неоинституционального анализа е его вклад в экономическую теорию
Различия неоклассического и неоинституционального подходов
Предпосылки решения проблемы в
Ограничения неоинституционального подхода
Первая заключается в общеэкономическом тезисе об экзогенности системы целевых установок экономического человека Вторая
Концепция личных издержек
Базовые определения
Уровень личных издержек.
Значимость личных издержек
ЗЛИ=∆У/∆Оли, (1)
Переход интереса из средства в подцель
Ролевая функция индивидуума.
Компенсация изменения уровня личных издержек
Оли – изменение уровня (объема) личных издержек; ЗЛИ
ПНЗли б→а= ∆Олиб/∆Олиа = ЗЛИа/ЗЛИб, (5)
Механизм определения целей деятельности
Олиб/∆Олиа│>│ЗЛИа/ЗЛИб│, (6.2)
Изменение внутренних ограничений во времени
Блокирование уровней личных издержек с помощью внешних ограничений. В
Рутинизация деятельности
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3

Чекмарев О.П.


КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНЫХ ИЗДЕРЖЕК КАК РАЗВИТИЕ НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ


Неоинституциональная теория на сегодняшний день является одним из наиболее быстро развивающихся направлений экономической науки. Целью данного исследования является обоснование формирования новой концепции «личных издержек» как одного из возможных путей дальнейшего развития неоинституционализма. Для достижения данной цель необходимо решить следующие задачи:

1. Выявить вклад неоинституциональной экономической теории в анализ хозяйственной деятельности .

2. Очертить области экономических отношений, в которых ограничено использование неоинституционального подхода.

3. Раскрыть концепцию личных издержек, как возможное развитие неоинституционального подхода.


^ Отличительные особенности неоинституционального анализа е его вклад в экономическую теорию


Основные различия между неоклассическим взглядом на экономику и институциональным берут свое начало оттого, что эти теории исследуют экономику, исходя из разных видов ограничений. Если неоклассическая теория в первую очередь сосредоточена на исследовании ресурсных и технологических ограничениях, то неоинституционализм направлен на анализ эволюционных, институциональных и информационных ограничений1. Такие различия систематизированы и представлены в таблице 12.

Таблица. 1.

^ Различия неоклассического и неоинституционального подходов

к изучению экономической деятельности




^ Предпосылки решения проблемы в:

Проблема

неоклассической теории

неоинституциональной

теории

Базовая единица анализа

цена, количество (блага, ресурса и т.д.), их предельные величины

трансакция и отношения, возникающие между агентами при ее проведении

Анализ данных

количественный

качественный

Масштаб анализируемых величин

изучение рынка, фирмы в целом

микроаналитический подход, анализ внутреннего мира фирм и отдельных рынков

Распространение информации

свободное, каждый обладает всей необходимой информацией

ограниченное, информация имеет стоимость

Использование в работе достижений других наук

используется редко, сосредоточенность на собственном аппарате исследований

междисциплинарность, использование в исследованиях достижений ученых из других областей знаний

Изучение фирм

фирма - организация, которая трансформирует ресурсы в товары и услуги в соответствии с ее производственной функцией.

фирма - это не только технологическая линия, но и система правил, обеспечивающая взаимодействие между ее сотрудниками.

Изучение рынков

рынок - единственный эффективный механизм распределения ресурсов и благ

рынок - альтернативный фирме механизм координации действий агентов

Поведение человека

полностью рационально, сосредоточено на цели максимизации (прибыли, полезности)

ослабление жестких поведенческих предпосылок неоклассической теории (ограниченная рациональность, оппортунизм, полимотивированность и пр.)


Благодаря своей направленности на исследование отношений между экономическими агентами, экономических институтов, изучение динамики трансакционных издержек и новому взгляду на поведение человека, неоинституциональная экономика позволила приблизиться к решению вопросов, находящихся за рамками анализа неоклассической теории. Среди наиболее значимых достижений неоинституциональной теории являются:

1. Возможность анализа трансакций (отношений) между экономическими агентами;

2. Оценка влияния уровня трансакционных издержек на экономические выборы и результаты хозяйственной деятельности;

3. Введение в экономический анализ нового ресурсного ограничения – информации;

4. Анализ эволюционного характера развития экономических отношений;

5. Исследование институтов как факторов изменения эффективности экономической деятельности.

Обобщающим результатом такого значительного расширения границ экономического исследования явилась лучшая согласованность теории и практики хозяйственной деятельности особенно на рынках значительно отличающихся от чисто конкурентных. Появилась возможность по-новому взглянуть на проблемы функционирования государственного аппарата, вопросы возникновения и развития организаций, эффективность рыночных обменов3.

Однако, несмотря на имеющиеся достижения, на наш взгляд, имеются области экономических отношений остающиеся недоступными или ограниченно доступными для исследования в рамках неоинституциональной экономической теории.


^ Ограничения неоинституционального подхода


Среди наиболее существенных ограничений неоинституциональной теории, которые не позволяют использовать ее во всех областях анализа экономического поведения, является отсутствие в этой теории следующих методологических возможностей:

  1. Анализ повышения удовлетворенности индивидуума в условиях имеющихся ограничений, как доминирующей целевой функции экономической деятельности.

  2. Исследование эндогенных целей экономических агентов и их влияния на экономическую деятельность.

  3. Оценка влияния нематериальных интересов индивидуумов на экономическое поведение.

  4. Исследование альтернативных реакций индивидуумов на внешнее воздействие экономических стимулов и их прогнозирование (нелинейные зависимости между экономическими показателями).

  5. Исследование нестандартных форм экономического поведения, не характерного (не эффективного), но устойчиво сохраняющегося в экономической среде или несоответствующего имеющимся моделям экономического поведения.

  6. Исследование экономического поведения в условиях отсутствия жестких ограничений.

  7. Экономическое поведение в условиях влияния на принятие решений субъективных факторов.

  8. Исследование факторов институциональных изменений (в области факторов предпочтений и интересов).

Рассмотрим каждый из приведенных пунктов более подробно.

1. Неоинситуционализм сохраняет единое ядро экономической науки, сформированное еще учеными неоклассической школы. Основной целью любого человека, вступающего в экономические отношения, является уровень удовлетворенности, с этим согласны большинство экономистов4. Однако, определяя предмет экономики как науки или сферы деятельности людей, экономисты резко сужают возможные цели человека, а следовательно и спектр действий, приводящих к получению удовольствия. Подробное исследование понятия «экономический человек» проведенное В.С. Автономовым, показывает, что оценка экономического поведения ведется главным образом с позиций возможностей потребления человеком материальных благ. Близким, по сути, является и заявление Мизеса Л., который говорит о доходе человека, как основной его целевой функции, позволяющей отделить экономическое поведение от всех других возможных форм человеческой деятельности.5 Представители институционализма стоят на сходных позициях. Исследования работ Д. Норта, Р. Коуза, О. Уильямсона, Д. Ходжсона показывают, что все они, несмотря на некоторую размытость изложения, имеют одинаковые с неоклассиками понятия о целях экономической деятельности6. Таким образом, все что не связано с материальным благосостоянием человека или его доходами, должно быть вынесено за рамки экономического анализа (как неоклассического, так и неоинституционального).

Подобное сужение рамок анализа экономического поведения приводит к ограничению возможностей в достижении экономических целей по крайне мере в двух направлениях.

Во-первых, экономические цели (в вышеназванном понимании) могут подавлять прочие (неэкономические) цели, находящиеся за рамками стандартного экономического анализа, ведь они выступают альтернативой материальным интересам индивида. В результате, возможна ситуация, когда повышение материального благосостояния для человека будет менее выгодно, чем достижение каких-либо других целей. Таким образом, оставляя за рамками исследований неэкономические интересы индивидуумов, экономисты могут ограничить возможности достижения основной цели человека – удовлетворенности.

В этом смысле экономисты напоминают пастухов, пасущих стадо. Свято веря в то, что, не дозволяя овцам отрываться от стада и вести себя самостоятельно, регламентируя время и место выпаса или водопоя, они делают овец самыми счастливыми созданиями на земле, пастухи сужают количество путей для достижения счастья до одного (от фермы до пастбища). Идея экономической теории предельно проста: «Хочешь получать удовольствие от жизни – максимизируй свой доход».

Во-вторых, влияние неэкономических (с точки зрения стандартного понимания предмета экономики) целей на хозяйственную деятельность может быть направлено и на ограничение возможностей достижения материальных интересов. То есть неэкономические мотивы могут снижать эффективность экономической деятельности. Отсюда следует, что даже если основной функцией экономики является достижение максимального материального благосостояния, то и в данном случае невозможно обойтись без исследования прочих целевых установок экономических агентов, связанных с их стремлением к повышению уровня удовлетворенности.

2. Из-за жесткой направленности экономического анализа на цели повышения материального благосостояния, экономисты совершенно не анализируют процессы формирования целевых установок Повышение удовлетворенности, по мнению экономистов, должно происходить путем преследования лицами принятия решений определенных целевых установок (функций), используя которые как средство, агент может достичь этой «мегацели» хозяйственной деятельности.

Проблема заключается в том, что как писал Д. Ходжсон «… цели считаются заданными, но выбор средств их достижения является предметом внимательного изучения»7. Т.е. экономистов не интересует возникновение целевых установок, а вся теория сосредоточена на том, чтобы показать что делать, для получения максимального результата при заданной целевой функции. Такими целями могут быть максимизация прибыли8, рост организации9, снижение трансакционных затрат10, формирование атмосферы доверия и снижение неопределенности11.

Однако при наличии экзогенно заданных целей возникает уже поднятый в первом пункте вопрос о том, хотят ли в действительности люди того же самого, что и экономисты при построении своих моделей поведения. Поэтому в целях повышения актуальности и реальности экономических моделей в них необходимо включать методологические принципы формирования целей экономических агентов (особенно эндогенно определяемых).

3. Раз неэкономические факторы (в стандартном их понимании) способны оказывать влияние, как на удовлетворенность человека, так и на преследование им целей повышения материального благосостояния, то необходимо исследовать их более детально. Любые неэкономические факторы поведения хозяйствующих субъектов представляют собой производное от их нематериальных интересов. Поэтому для экономической науки возникает необходимость включения этих интересов в экономический анализ. Возникает вопрос, имеет ли неоинституционализм собственную методологию исследования нематериальных интересов и их влияния на результаты экономической деятельности?

Анализ работ Д. Норта12, О. Уильямсона13 и Д. Ходжсона14 по этому поводу говорит о том, что институционалисты осознают значимость нематериальных интересов, но ссылаются на отсутствие в настоящее время адекватной модели включения их в экономический анализ. Наиболее полно о необходимости учета множественных интересов экономических агентов говорит Г. Саймон, который, используя понятие «сатисфакции», говорит о важности учета баланса интересов (в том числе нематериальных) в хозяйственной деятельности15. Однако и этот автор говорит о сложностях операционного характера при попытках формирования модели, учитывающей полимотивированность поведения человека16.

Таким образом, несмотря на желательность наличия методологии включения нематериальных интересов в экономический анализ, современный институционализм ею не обладает.

4. Отсутствие методологии учета в экономических отношениях нематериальных факторов образует сложности при оценках многовариантных (и зачастую нелинейных) реакций индивидуумов на внешние воздействия экономических факторов. Действительно, ситуационный детерминизм, характерный как для неоклассической, так и для неоинституциональный теории17, не оставляет возможности для экономических агентов вести себя многовариантно. Вместе с тем, практика реальной экономической деятельности предоставляет множество примеров, когда одно и тоже воздействие среды приводит к совершенно различной реакции на него со стороны индивидуумов. В области менеджмента например, несправедливость в отношениях между руководителем и работником может привести как к открытому противостоянию, сокращению собственных затрат энергии, заискиванию перед начальником, лукавству со стороны работника, спорам по поводу действий других работников и т.д.18.

В области потребления, можно наблюдать разную реакцию потребителей на возможность взять кредит19. В сфере миграционной ситуации можно так же говорить о влиянии нематериальных факторов на принятие решение о переезде в рамках страны.20.

Все эти примеры говорят о возможности влияния нематериальных интересов на экономические отношения как с позиций возможностей роста удовлетворенности, так и с точки зрения перспективы достижения максимизации материального благосостояния.

5. В современной неоинституциональной экономике вопросы присутствия в хозяйственных отношениях неэффективных (с позиций материальной эффективности) институтов решаются путем объяснения высокого уровня трансакционных затрат, требуемых для институциональных изменений21. Логика рассуждений большинства экономистов сводиться к тому, что высокие трансакционные затраты, не всегда позволяют проводить результативные институциональные изменения. В результате, сравнивая издержки модификации норм и возможности организации отношений в рамках старых пусть даже не эффективных систем правил, экономические агенты отдают предпочтения в пользу последних. Таким образом, неэффективные способы взаимодействия могут сохраняться очень продолжительное время. Невыгодность изменений в краткосрочном периоде (опосредованная уровнем трансакционных затрат) приводит к сохранению неэффективных институтов в долгосрочном периоде22.

Однако попробуем убрать ограничения на информацию, то есть устранить влияние трансакционных издержек и проанализировать насколько эффективны были бы экономические институты в плане максимизации дохода. За основу возьмем классический пример Р Коуза, размещенный в статье «Проблема социальных издержек» про фермера и скотовода23.

Ситуация такова, что бычки, выращиваемые скотоводом поедают посевы фермера, выращивающего зерно. Вопрос заключается в том, имеет ли значение в вопросе целесообразности выращивания бычков, несет ли скотовод ответственность за поедание бычками посевов фермера (потраву) или нет.

Р. Коуз обстоятельно доказывает, что в отсутствии трансакционных издержек наличие или отсутствие подобной ответственности не имеет значения (суть теоремы Коуза). Если фермер имеет возможность возмещения со скотовода убытков за потраву, а размер этих убытков больше, чем прибыль, получаемая скотоводом от продажи бычков, то последние выращиваться не будут. Если при сохранении соотношения убытков фермера и выгод скотовода от выращивания бычков, скотовод не несет ответственности за потраву, то результат будет тем же – бычки выращиваться не будут. Это происходит по причине того, что сопоставляя потерянную выгоду в случае проведения посевов с последующей их потравой бычками и сумму компенсации скотоводу, обеспечивающую невыращивание последним бычков, фермер понимает, что в случае компенсации он имеет возможность получить большую выгоду, чем в случае потравы. Поэтому фермер компенсирует скотоводу упущенную выгоду (потери связанные с отказом от выращивания бычков).

Действительно, если исходить только из целей максимизации дохода (см. п.1) данное наблюдение было бы совершенно справедливым. Однако, если включить в анализ систему ценностей фермера и скотовода, то выводы из теоремы Коуза не столь очевидны.

Например, фермер, движимый чувством справедливости, может отказаться от компенсации скотоводу решения об отказе от выращивания бычков. Ведь в этом случае он будет производить определенную работу (возделывать поля) и при этом еще и платить ничего не делающему скотоводу (который отказывается от выращивания бычков).

Скотовод, если в его системе ценностей выращивание бычков является значимым фактором (в виде поддержания традиций семьи или тяги к общению с животными), так же может не променять выращивание бычков на денежную компенсацию.

И в том и в другом случае результат отношений фермера и скотовода будет менее очевиден, чем без учета полимотивированности экономических агентов. Результат может состоять как в сохранении равновесия в виде отказа от выращивания бычков (в случае доминирования материального интереса с учетом его размера), так и в продолжении разведения бычков, несмотря на экономические выгоды.

Получается, что частные и социальные издержки и выгоды могут быть не равны (т.е. теорема Коуза не соблюдается) не только в ситуации наличия трансакционных издержек, но и в случае наличия нематериальных интересов у контрагентов (рис. 1).





Рисунок 1. Условия несоблюдения теоремы Коуза


Итак, можно заключить, что даже в отсутствии трансакционных затрат, мы можем ожидать сохранения в экономической системе неэффективных с точки зрения максимизации производства или потребления материальных благ экономических институтов, которые будут существовать в долгосрочном периоде благодаря различиям в системах ценностей (в том числе нематериальных интересов) экономических агентов. Рассмотрение институтов, как систем правил и норм, способствующих снижению только трансакционных издержек, без учета нематериальных факторов, является неправомерным в тех случаях, когда последние могут повлиять на принятие экономических решений.

Как, например, объяснить с позиций стандартного неоинституционального подхода распространенность в России приусадебных подсобных хозяйств или явления дауншифтинга (переход на более низкооплачиваемую и престижную работу или полное отстранение от работы для получения возможности самореализации и увеличения свободного времени)24, и прочих, относительно редко встречающихся схем экономического поведения?

6. В условиях отсутствия жестких неоклассических ограничений (ресурсных и технологических, конъюнктурных), роль нематериальных целевых установок экономических агентов сильно возрастает. Например, Д. Норт пишет о том, что «цена, которую мы готовы платить за свои убеждения, описывается функцией с отрицательным наклоном, так что важность идеологических установок с ростом цены снижается, однако о том, каков именно наклон этой функции, и о том, какова конкретно ее форма, нам известно очень мало»25. Под ценой в данном случае понимается уровень ограничений человека. Сколько ему придется заплатить за возможность преследования собственных интересов?

Везде где отсутствуют условия совершенной конкуренции, давление цен не так сильно и дает человеку большую или меньшую свободу выбора для преследования не только материальных, но и нематериальных интересов. Если проследить влияние на экономический выбор неоклассических ограничений и возможностей удовлетворения нематериальных потребностей или ценностей в зависимости от силы конкуренции на рынке, то мы столкнемся со следующей зависимостью (рис. 2). По мере перехода от рынка совершенной конкуренции к монополистической и далее к олигополии и монополии, ресурсные и ценовые ограничения фирм все более ослабляются, а возможности проявления нематериальных целей повышаются.

7. Следующей сферой, в которой возможности неоинституционального подхода ограничены, является экономическое поведение в условиях влияния на принятие решений субъективных факторов (экономические отношения с малым числом агентов, отношения в коллективах, управление персоналом и пр.).





Рисунок 2. Изменение влияния фактора нематериальных интересов при смене модели рынка


Аппарат институциональной теории основывается на применении к оценке экономического поведения доминирующих в обществе норм и правил. Но по мере снижения количества участников отношений на принятие ими решений и результат их взаимодействия начинают во все большей степени влиять не общие, а частные (субъективные) нормы взаимодействия и что особенно важно – целевые установки (см. рис. 3).

Если для прогнозирования экономических отношений в обществе в целом применение неоинституционального подхода, не учитывающего субъективных целей сторон и их нематериальных интересов (с учетом отмеченных ранее ограничений) возможно, то когда речь заходит об исследованиях экономического поведения в группах с небольшим количеством участников, факторы субъективизма (эндогенных ограничений) начинают играть решающее значение.

8. Теперь обратимся к вопросу об исследовании факторов институциональных изменений. Д. Норт приводит достаточно развернутую схему институциональных изменений26. В основу его построений легли два положения. Первое, что «субъектом институциональных изменений является индивидуальный предприниматель, реагирующий на стимулы, заложенные в институциональной системе». Второе, что «источниками изменений служат меняющиеся относительные цены или предпочтения»27. При этом, он не дает никакой теории того, как формируются эти изменения цен и интересов.





Рисунок 3. Изменение влияния фактора частных интересов при снижении числа участников взаимодействия


Назначение субъектом институциональных изменений предпринимателя видимо исходит из того, что он является субъектом принятия решений в организации. Но совершенно очевидно, что определенные изменения в мотивации наемных работников могут вызвать потребность предпринимателя к изменению относительных цен или собственных предпочтений. Например, когда бухгалтер, который в целях самосовершенствования или по другим внутренним мотивам приобретает специфические знания (оптимизация работы бухгалтерии, налогового планирования и пр.), он может потребовать дополнительной оплаты труда или повышения в должности. Эта ситуация может привести к изменению институциональных рамок, причиной которого является измененная структура интересов работника. Конечно, можно говорить о предопределенности этого процесса набором норм и правил (к примеру, правила по которому при повышении уровня образования должна адекватно возрастать ставка оплаты труда). Но, с одной стороны внешние для индивида институциональные ограничения всегда оставляют ему определенное поле для самостоятельного выбора, что ведет к возможности изменения вектора результатов деятельности даже без изменения этих ограничений. С другой стороны, обратим внимание на первичность изменения мотивов деятельности, которые уже в последствии приводят к институциональным подвижкам. Д. Нортом в отличие от Д. Ходжсона именно индивидуальные предпочтения ставятся первопричиной институциональных изменений. Однако, как уже отмечалось, он говорит о сложностях, связанных с их анализом28.

Таким образом, неоинституциональная теория имеет собственный метод исследования институциональных изменений, исходя из их зависимости от динамики цен и уровня трансакционных затрат на трансформацию институтов. Однако методология оценки влияния на институциональные изменения ценностей, интересов и потребностей людей в этой теории явно отсутствует.

Подводя итоги данного обзора ограничений сфер применения институционального анализа нужно сказать и несколько слов в его защиту. Действительно, использование подхода не учитывающего нематериальных интересов агентов и множественности их целевых функций, которым располагает неоинституционализм вполне допустимо и даже более эффективно (с точки зрения затрат на анализ) в тех ситуациях, когда мы анализируем устоявшиеся экономические институты в целом и общем, в слабо меняющихся условиях среды, при ярко выраженных ресурсных и технологических ограничениях. В данных условиях субъективное мнение отдельных участников отношений навряд ли сможет повлиять на общий ход хозяйственной деятельности. Но в иной ситуации (снятие жестких ограничений, постоянная динамика факторов внешней среды, наличие конфликта интересов в обществе, малое число участников отношений) приводит к невозможности адекватного прогноза развития отношений. Институциональный подход в этом случае может лишь прогнозировать преемственность курса развития, его зависимость от предшествующего положения дел, но оценка конкретных форм изменений, влияние их на экономическую эффективность и изменение вектора развития, будет затруднена.

Сводя воедино причины ограничения возможностей неоинституционального анализа, отмеченных выше, нужно отметить три основных из них.

^ Первая заключается в общеэкономическом тезисе об экзогенности системы целевых установок экономического человека

Вторая причина состоит в недостаточном учете тезиса о полимотивированности агента

Третья причина заключается в том, что в современной экономической теории до сих пор находит слабое отражение нематериальная составляющая интересов человека.

Формирование концепции, учитывающей эти факторы – задача следующего раздела исследования.

  1   2   3

Скачать, 36.17kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов