Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Владимира Сергеевича Соловьёва, рано ушедшего из жизни в полном расцвете сил. Что из этого получилось судить читателям книга

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/7
Дата29.03.2012
Размер1.8 Mb.
ТипКнига
Содержание
Высокой мысли пламень дерзновенный
ХРОНИКА становления ОГК-УГК ВАЗ (1966–1976 гг.)
Март — В Турин выехала первая группа конструкторов ОГК (5 чел.) Июнь
Июль — Московская дирекция (включая конструкторскую группу ОГК) переехала на ул. Усачёва, 62 (близ метро «Спортивная») Ноябрь
Декабрь — Центр стиля ОГК переехал на Белорусскую, 161970 год: Ноябрь
Август — В экспериментальном цехе ОГК собран первый опытный двигатель Э1101 Сентябрь
Апрель — В экспериментальном цехе собран первый опытный образец джипа Э2121 (прообраз «Нивы»). Начаты его дорожные испытания Июл
Октябрь — Повторный, как и в 1971 году, триумф автомобилей ВАЗ-2101 на ралли «Тур Европы-73»1974 год: Январь-сентябрь
Часть первая начало
Попросил меня ещё заниматься некоторое время ФИАТом, помочь составить отчёт о втором этапе испытаний. Я ответил — вызывайте, при
Ездил на нём преимущественно Владимир. Он хорошо управлялся с этим авто, обслуживал его и ремонтировал. С началом войны машина б
FIAT-124 — прототип будущего российского массового автомобиля
1966 год. Испытания FIAT-124 на булыжнике автополигона
Разработал задние мосты и карданные передачи для легковых автомобилей М-20 «Победа», ГАЗ-69, первый гипоидный мост для автомобил
Разработал (совместно с Ф. С. Коротковым) первое в стране масло для гипоидных передач.
Под его руководством разработана конструкция автомобилей ГA3-21 и ГАЗ-24 «Волга».
С 1966 года — главный конструктор ВАЗ.
В 1946 году начался серийный выпуск нового легкового автомобиля ГАЗ-20 «Победа» (главным конструктором тогда был А. А. Липгарт).
Наибольшие нарекания вызвала совершенно неудовлетворительная динамика автомобиля, да и расход топлива оказался чрезмерным (были
Одновременно были приняты, конечно, и другие меры.
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6   7

Высокой мысли пламень (Часть первая) (fb2)

- Высокой мысли пламень (Часть первая) (Высокой мысли пламень-1) 15M     (cкачать быстро)   (скачать)   (купить) - Управление главного конструктора АВТОВАЗ (коллектив авторов)

ВЫСОКОЙ МЫСЛИ ПЛАМЕНЬ Управление главного конструктора АВТОВАЗ (коллектив авторов) страницы истории 1966-1976 (Часть первая) Тольятти 2000 г

Предисловие составителя

Необходимость в появлении этой книги назрела давно.

Получилось так, что во всей обширной историографии ВАЗа преимущественно отражены его строительство и производственная деятельность (здесь есть своя логика — завод строился именно для выпуска автомобилей).

А вот дела и помыслы мозгового центра завода — Отдела (впоследствии — Управления) главного конструктора — оказались как-то за кадром. Особенно это касается начального периода, когда на ровном месте, с нуля, закладывались основы мощнейшего теперь творческого потенциала Волжского автозавода, где роль ОГК-УГК трудно переоценить.

Нам — группе энтузиастов-первопроходцев ОГК — показалось необходимым это исправить. К тому же, 1999 год — год 80-летия первого главного конструктора ВАЗа Владимира Сергеевича Соловьёва, рано ушедшего из жизни в полном расцвете сил.

Что из этого получилось — судить читателям.

Книга состоит из трёх основных разделов — «Начало» (воспоминания первопроходцев, с отдельной главой о главном конструкторе), «Первая проба сил — микролитражка» и«Как создавалась «Нива».

Много было споров о том, как назвать книгу. И решили, что лучше великого поэта не скажешь:

^ Высокой мысли пламень дерзновенный

И крыльев разума блистательный полёт!

Именно — пламень (истинное творчество — всегда горение), и именно — дерзновенный («Нива» была дерзким прорывом в неизведанное, изумившим весь автомобильный мир).

Рассчитываем быть правильно понятыми. Мы попытались передать сам дух того славного времени созидания. Хотелось бы надеяться, что нам это в какой-то степени удалось.

Выражаем признательность всем, кто предоставил для этой книги необходимые материалы.

^ ХРОНИКА становления ОГК-УГК ВАЗ (1966–1976 гг.)

1966 год:

1 октября — Главным конструктором назначен В. С. Соловьёв

Октябрь — Заместителями главного конструктора назначены Б. С. Поспелов и Г. К. Шнейдер

Декабрь:

— ОГК выделена комната на 2 этаже здания дирекции на повороте СК

— С ГАЗа прибыла первая группа конструкторов (4 чел.)

— Конструкторы ОГК начали в Москве работу в одной из комнат Минавтопрома на Кузнецком мосту


1967 год:

Январь — Для представителей ОГК отгорожена часть вестибюля НАМИ (бывшая раздевалка)

Февраль:

— При московской дирекции создана конструкторская группа ОГК под руководством В. Б. Яковлева в ранге зам. главного конструктора

— Начато формирование Центра стиля ОГК

^ Март — В Турин выехала первая группа конструкторов ОГК (5 чел.)

Июнь — ОГК выделены две большие комнаты на 3 этаже здания на повороте СК

Июль:

— В Тольятти прибыли для испытаний первые три ФИАТа

— В одном из боксов троллейбусного депо № 1 организована первая база испытаний


1968 год:

Март — В Воркуте начаты первые испытания Stop and go

Апрель — В гараже горисполкома для ОГК выделен ремонтный бокс

Июнь:

— Выделены два бокса под трибунами стадиона «Труд»

— Администрация и конструкторские службы ОГК переехали в новое здание дирекции на ул. Белорусской, 16

^ Июль — Московская дирекция (включая конструкторскую группу ОГК) переехала на ул. Усачёва, 62 (близ метро «Спортивная»)

Ноябрь — В здании на ул. Победы, 28, выделено помещение бывшей прачечной для первой дизайн-студии ОГК


1969 год:

Январь — Начало испытаний Stop and go в Москве

Февраль — Начало параллельных испытаний Stop and go в Тольятти

Апрель:

— Начало строительства Инженерного центра

— Начало переезда ОГК на площади КВЦ

^ Декабрь — Центр стиля ОГК переехал на Белорусскую, 16


1970 год:

Ноябрь — Переезд Центра стиля на КВЦ


1971 год:

Январь — Начаты государственные (приёмочные) испытания автомобиля BA3-2101

Март — ОГК преобразован в Управление главного конструктора ВАЗа

^ Август — В экспериментальном цехе ОГК собран первый опытный двигатель Э1101

Сентябрь — Заработал первый моторный бокс ОГК в одном из корпусов ТПИ, куда поставлен на испытания двигатель Э1101

Октябрь — Командой ВАЗ-Автоэкспорт на автомобилях ВАЗ-2101 завоёван один из главных командных призов ралли «Тур Европы-71» — «Серебряный кубок»

Декабрь — В экспериментальном цехе собран первый в истории ВАЗа опытный образец переднеприводной микролитражки Э1101 собственной разработки


1972 год:

Январь — Начаты дорожные испытания Э1101

^ Апрель — В экспериментальном цехе собран первый опытный образец джипа Э2121 (прообраз «Нивы»). Начаты его дорожные испытания

Июль — Начало переезда ОГК в корпус 50 Инженерного центра


1973 год:

Сентябрь — Стартовал первый в истории ВАЗа испытательный автопробег опытного образца 2Э2121 и УАЗ-469 в Среднюю Азию («юг-горы»)

^ Октябрь — Повторный, как и в 1971 году, триумф автомобилей ВАЗ-2101 на ралли «Тур Европы-73»


1974 год:

Январь-сентябрь — Приёмочные испытания автомобиля ВАЗ-2121


1975 год:

16 июня — Скончался В. С. Соловьёв


1976 год:

Февраль — Изготовлена первая опытно-промышленная партия (50 шт.) автомобилей ВАЗ-2121

^ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ НАЧАЛО

I. ГЛАВНЫЙ КОНСТРУКТОР

Мысль о том, что надо строить в стране новый автозавод, зрела в верхах давно, ещё с начала 60-х гг.

Конкретные формы это стало принимать, когда в Москву для переговоров впервые приехали владелец фирмы FIAT Джованни Аньелли и её президент профессор Витторио Валлетта.[1]

Никаких документов тогда подписано не было, но дело стронулось.

В июне 1965 года Валлетта уже приехал в Москву со вполне конкретной целью — заключить предварительное соглашение между FIAT и Внешторгом, которое и было подписано 1 июля.

В апреле 1966 года в Турин вылетела представительная делегация во главе с министром Автопрома А. М. Тарасовым. 4 мая он и Валлетта подписали протокол о научно-техническом сотрудничестве фирмы FIAT с Минавтопромом (это была, так сказать, техническая «подкладка» под будущий основной документ).

Генеральное соглашение между FIAT и Внешторгом было подписано в Москве 15 августа 1966 года. Теперь всё было решено окончательно и бесповоротно.

Генеральным директором строящегося завода стал В. Н. Поляков, а главным инженером — Е. А. Башинджагян (распоряжение Совмина от 8 сентября).

А 1 октября приказом № 154к по Минавтопрому главным конструктором ВАЗа был назначен В. С. Соловьёв, до этого работавший на ГАЗе главным конструктором по легковым автомобилям (в ранге зам. главного конструктора завода).

Но подключился Владимир Сергеевич (далее в тексте для краткости — B.C.) к этим проблемам гораздо раньше. Уже в апреле он сопровождал министра А. М. Тарасова в Турин (см. выше). А как только на дмитровский автополигон пришли первые ФИАТы, курировать их испытания было поручено именно Соловьёву.

Это и понятно — вряд ли кто в стране более знал толк в легковых автомобилях. Но никто и не думал тогда, что именно B.C. окажется главным конструктором ВАЗа. На эту должность первоначально планировался Н. И. Борисов, тоже с ГАЗа. Но у него имелись какие-то шероховатости по партийной линии, и в ЦК дали понять, что эту кандидатуру они не поддержат.

Полякову стало ясно, что надо искать замену. И в первый же день своего назначения он вызвал к себе Соловьёва.

Вот как об этом пишет сам B.C. (отрывок из письма домой, написанного 9 сентября):

«Успел уже побывать по вопросу шин в НИИШПе и с одним письмом в министерстве.

Новости там такие: назначены генеральный директор нового завода — зам. министра В. И. Поляков и главный инженер — Е. Л. Башинджагян (был главным инженером Ярославского моторного завода).

Н. И. Борисову поручена организация КЭО нового завода (на должность он пока не назначен). В. Н. Поляков хочет назначить его главным конструктором, однако, похоже на то, что ЦК не утвердит.

В. Н. Поляков вызвал меня (оказывается, он вызывал и тогда, когда я был в отпуске) к себе (о том, что я приехал, ему сказал Л. В. Косткин). В беседе спросил меня о И. И. Борисове, я отозвался положительно, сказал, что считаю эту кандидатуру вполне подходящей.

Спросил, кто бы, по моему мнению, мог бы работать на новом заводе. Я ответил, что ни с кем не говорил по этому поводу, так как не был уполномочен, но назвал несколько фамилий, подходящих, как мне кажется, в том числе Б. С. Поспелова.

Ещё спросил, кем бы я хотел работать на новом заводе — в том числе и в случае, если главным будет Н. И. Борисов. Я сказал, что только главным, заместителем не имеет смысла. Он сказал, что они ещё подумают и решат, что моя позиция ему ясна.

^ Попросил меня ещё заниматься некоторое время ФИАТом, помочь составить отчёт о втором этапе испытаний. Я ответил — вызывайте, приеду[2].

Вот краткое содержание разговора, длившегося полчаса. Думаю теперь, что вся эта фиатовская эпопея прошла мимо меня…».

Не прошла… С 1 октября он уже приступил к работе официально.

Дел оказалось невпроворот, и он сразу же подобрал себе двух помощников-заместителей.

Одним оказался энергичный Борис Сидорович Поспелов, которого Соловьёв знал ещё по ГАЗу, другим — опытный Георгий Константинович Шнейдер с УАЗа (тоже выходец с ГАЗа, специализировался по двигателям).

Надо отметить, что в ранге зам. главного конструктора находился и Владимир Борисович Яковлев из московской дирекции ВАЗа, возглавлявший конструкторскую группу, роль которой трудно переоценить, особенно на первом этапе — об этом будет рассказано подробнее.

Самым главным было тогда — оценить пригодность конструкции FIAT-124 для российских условий.

Первые машины пришли для испытаний на дмитровский автополигон уже в июле (в соответствии с майским туринским протоколом).

Сразу же выявилось несколько проблем. К примеру, «затрещал» кузов и «посыпались» задние дисковые тормоза.

К тому же, на FIAT-124 стоял морально устаревший с нижним распредвалом двигатель, напрочь исключавший какую-либо модернизацию. Это было явно неприемлемым, и по требованию российской стороны фирма приступила к созданию нового перспективного верхнеклапанного мотора (не на голом месте, конечно, с использованием имеющихся наработок). Кузов начали усиливать и в итоге довели до требуемых кондиций. А вот задние дисковые тормоза так просто не «сдались». Тормозная фирма Bendix никак не хотела идти на кардинальную переделку, представляя на испытания всё новые и новые варианты.

Но факты — вещь упрямая. В российской грязи дисковый вариант задних тормозов оказался всё же неработоспособным. Барабанная конструкция победила вполне заслуженно.

Были замечания и по задней подвеске, которую тоже пришлось кардинально переделывать (краткий обзор изменений приведён в конце главы). Но не будем останавливаться на деталях — о них достаточно подробно расскажут далее ветераны-первопроходцы.

Перед главным конструктором и его службой, помимо адаптации конструкции FIAT-124 к российским условиям, стояла ещё одна серьёзная задача — конструкторское обеспечение запуска производства.

В многочисленной литературе о становлении ВАЗа эта сторона дела как-то напрочь выпала. Получается, что машина ставилась на производство сама собой, безо всяких дополнительных усилий.

А ведь это было, мягко говоря, совсем не так.

Всё, что было связано с конструкцией, легло на плечи юного тогда ещё ОГК. Как это происходило, мы с вами увидим дальше, в воспоминаниях непосредственных участников событий. А было это ох как непросто!

И если бы только конструктивные вопросы! ОГК «подвесили» ещё и все вопросы по качеству!

Доходило до смешного. Если что-то па производстве не ладилось, никто там и не пытался ничего выяснять. Вызывали конструктора — он разберётся. И разбирались, проводя порой чуть ли не детективное расследование.

Причём выяснением причин всё отнюдь не ограничивалось. Один из примеров. Л. Вихко вспоминает, как А. Житков (зам. генерального директора) заявил ему как-то:

— Мне мало того, что ты отложил в сторону бракованные детали. Ты выводи своих людей в воскресенье, уложите брак в ящик и отправьте поставщику.

Хотя конструкторские мозги — вроде бы не самый лучший инструмент для отгрузочных работ. Но власть предержащим так было проще — не надо ничего дополнительно организовывать, сделают и так, куда им деваться.

И так было сплошь и рядом. Это была целая система — найти крайнего (того, кто не сумел отбиться, или был хоть как-то причастен) и навалить на него всю проблему разом, без разбора.

Но что странно — кряхтели, но делали! Очевидно, такое уж было время. Попробуй-ка сейчас загрузить какую-либо службу чем-то, ей не свойственным — сто причин найдут, но делать ничего не будут.

А ещё надо было создавать и осваивать свои производственные площади — во времянках много не наработаешь.

И на всё происходящее тогда личность главного конструктора накладывала свой отпечаток.

Опыт у него к тому времени был огромным.

Родился В. С. Соловьёв 16 февраля 1919 года в г. Ветлуга Нижегородской губернии, откуда вся семья вскоре перебралась в Нижний Новгород.

С автомобилем Володя познакомился ещё в школе.

Вспоминает Игорь Андреевич Милюков,[3] знавший B.C. с детства:

В середине 30-х гг. его отец занимал довольно высокий пост на автозаводе и у него был личный ГАЗ-А (чести обзавестись своим автомобилем удостаивались тогда очень немногие). Сначала он был открытым, а потом на него поставили закрытый кузов-лимузин.

^ Ездил на нём преимущественно Владимир. Он хорошо управлялся с этим авто, обслуживал его и ремонтировал. С началом войны машина была мобилизована.

В 1936 году Владимир после школы поступил в Нижегородский индустриальный (позднее — Горьковский политехнический) институт, который и окончил с отличием по специальности «Автомобили» летом 1941 года.

И тут — война… 5 июля Владимир поступает конструктором в КЭО ГA3. Там он проработает 25 лет, вплоть до перехода на ВАЗ в 1966 году.




Первый главный конструктор ВАЗа Владимир Сергеевич Соловьёв




Апрель 1966 года. Делегация Минавтопрома в Турине (третий слева — В. С. Соловьёв, в центре — министр А. М. Тарасов)




Турин, 4 мая 1966 года. Подписание договора о сотрудничестве (слева — А. М. Тарасов, справа — В. Валлетта, стоит в центре Д. Аньелли)





Заместители главного конструктора ВАЗа — В. С. Поспелов и Г. К. Шнейдер




^ FIAT-124 — прототип будущего российского массового автомобиля




Июль 1966 года. Первый FIAT-124 на дмитровская автополигоне




^ 1966 год. Испытания FIAT-124 на булыжнике автополигона


Из личного дела В. С. Соловьёва, хранящегося в УКЭР ГАЗ:

В период Отечественной войны (1941-45 гг.) разработал главные передачи и бортовые фрикционы для артиллерийских самоходных установок ГАЗ.

Разработал планетарную передачу для самоходки СУ-76.

^ Разработал задние мосты и карданные передачи для легковых автомобилей М-20 «Победа», ГАЗ-69, первый гипоидный мост для автомобиля ЗИМ (ГАЗ-12).

Разработал впервые в стране и ввёл резиновые сальники всех узлов автомобилей взамен кожаных с повышением герметичности агрегатов и экономией дефицитной кожи.

^ Разработал (совместно с Ф. С. Коротковым) первое в стране масло для гипоидных передач.

Разработал впервые в стране стальные детали с фосфатным антизадирным покрытием, с повышением долговечности и экономией стратегической меди, большим экономическим эффектом.

^ Под его руководством разработана конструкция автомобилей ГA3-21 и ГАЗ-24 «Волга».

С 1953 года В. С. Соловьёв является заместителем главного конструктора завода — начальником КБ легковых автомобилей (с 1965 года, после реорганизации КЭО — главным конструктором по легковым автомобилям).

^ С 1966 года — главный конструктор ВАЗ.

Награждён орденами Трудового Красного Знамени и Октябрьской Революции, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

И. А. Милюков вспоминает ещё и такой случай:

^ В 1946 году начался серийный выпуск нового легкового автомобиля ГАЗ-20 «Победа» (главным конструктором тогда был А. А. Липгарт).

Но в октябре 1948 года производство было остановлено, и не случайно — машина была явно «сырой», как конструктивно, так и технологически.

^ Наибольшие нарекания вызвала совершенно неудовлетворительная динамика автомобиля, да и расход топлива оказался чрезмерным (были ещё и другие дефекты).

Над головой Липгарта собрались тучи. И тут молодой конструктор Соловьёв (он ещё со времён войны занимался главными передачами) предложил неожиданное решение, буквально спасшее машину.

Он увеличил передаточное отношение главной пары заднего моста с 4,7 до 5,125. И машина стала неузнаваемой! Динамика была теперь вполне приемлемой, уменьшился и реальный расход топлива.

^ Одновременно были приняты, конечно, и другие меры.

В результате в ноябре 1949 года производство ГАЗ-20 было возобновлено, да ещё в новом светлом и просторном цехе. Но это была уже совсем другая машина, которая стала пользоваться большим успехом и в итоге продержалась в производстве почти тринадцать лет.

^ Правда, в списках на Сталинскую премию, которую дали за «Победу» в 1949 году, Соловьёва не оказалось — её получили другие. Что ж, бывает.

Но то, что тогда спас машину именно Соловьёв, не отрицали впоследствии ни Липгарт, ни кто-либо другой. Да и сам B.C. заслуженно считал это одним из своих достижений.

В 1953 году он уже — заместитель главного конструктора и начальник КБ легковых автомобилей. Стать в 34 года вторым лицом в КЭО огромного завода, да ещё в то непростое время дано не всякому.

А дальше были «Волги» — ГАЗ-21 и ГАЗ-24, ГАЗ-12 «ЗИМ» и ГАЗ-13 «Чайка».

Так что, к 1966 году им был накоплен такой опыт, что вряд ли кто смог бы потягаться с ним на равных. И его назначение главным конструктором ВАЗа было вполне оправданным и заслуженным.

Но мы несколько отвлеклись.

Работа по совершенствованию конструкции FIAT-124R (^ R означало Russia) продолжалась.

Не будем здесь описывать все перипетии доработки — это всё же не технический отчёт.

Посмотрим только вкратце, чем же в итоге стал отличаться автомобиль ВАЗ-2101 от своего прародителя FIAT-124.

Двигатель — совершенно другой, верхнеклапанный.[4]

Сцепление — увеличена размерность (со 180 до 200 мм).

Коробка передач — доработана конструкция синхронизаторов.[5]

Увеличен дорожный просвет.[6] Доработана передняя подвеска (изменена кинематика, усилены и изменены некоторые детали — в частности, пружины, шаровые опоры).

Ведущий задний мост — по сути новый. Архаичная задняя подвеска с реактивной трубой уступила место современной пятиштанговой конструкции. Дисковые задние тормоза заменены барабанными.

Карданная передача — полностью другая (из-за исключения реактивной трубы).

Кузов — произведено значительное усиление во многих местах. Не очень удобные, далеко выступающие «кнопочные» ручки дверей уступили место «вытяжным», более эргономичным и безопасным. На переднем и заднем бамперах появились «клыки».[7]

В общем, отличия налицо.[8]

Разумеется, говоря о доработке FIAT-124 для российских условий (как производства, так и эксплуатации), надо обязательно учитывать, что она проведена, в основном, силами FIAT.

Что же касается участия в этом процессе вазовских специалистов (как конструкторов, так и испытателей), то здесь надо выделить два основных этапа. Какую-либо границу между ними провести, разумеется, невозможно, поскольку это были части единого процесса. Но общие закономерности, безусловно, просматриваются.

Когда в июле 1966 года (об этом уже говорилось) на дмитровский автополигон прибыли для испытаний первые ФИАТы, никакого ВАЗа не было и в помине (генеральный директор и главный инженер будут назначены только в сентябре, а главный конструктор, назначенный в октябре, сможет сформировать небольшую команду только к концу года).

Поэтому практически весь объём начальных работ по данному проекту был проведён специалистами НАМИ (правда, с самого начала от министерства эту работу курировал будущий главный конструктор ВАЗа В. С. Соловьёв).

Но к середине 1967 года ситуация стала меняться. В Турин была отправлена довольно представительная и достаточно опытная команда вазовцев, которая с хода включилась в работу. Да и материалы для доработки (имеются в виду результаты всевозможных испытаний) стали поступать не только с полигоновского булыжника. Три автомобиля по указанию Полякова были отправлены летом в Тольятти — настало время подключить к работе широкие слои вазовцев.

И вот тут наши конструкторы заработали весьма активно — и в Турине, и на заводе. На этом втором этапе доля вазовского участия всё более возрастала и к моменту запуска машины в производство (весной 1970 года) специалисты НАМИ конкретными вопросами ВАЗа практически уже не занимались.

Работа по доводке конструкции FIAT-124 была впоследствии (не без помощи некоторых журналистов) несколько искажена.

С одной стороны, можно было прочитать в отдельных СМИ, что «русское» участие в проекте было чуть ли не символическим — завод построен итальянцами, которые и поставили на производство свою модель практически без изменений.

Встречалась и другая крайность. Из «ура-патриотических» побуждений сообщалось, к примеру, что и завод-то построен своими силами (чуть ли не без участия итальянцев), и конструкцию автомобиля пришлось самим так «перелопатить», что от неё вообще ничего не осталось.

Дело доходило до курьёзов (которые, правда, оборачивались весьма серьёзными последствиями).

Так, будучи в 1969 году в Турине, В. С. Соловьёв дал как-то интервью | итальянской газете «La Stampa» о доработке конструкции FIAT-124. Ничего особенного он вроде бы и не сказал, простодушно считая, что обычное изложение хода работ никакого вреда нанести не сможет.

Однако оказалось, что с западными журналистами надо держать ухо востро. То ли при переводе с русского на итальянский возникли какие-то неточности, то ли сей журналист явно выполнял чей-то «заказ», сейчас уже установить сложно.

Во всяком случае, статья произвела эффект разорвавшейся бомбы. Всё было подано так, что конструкция FIAT-124 оказалась никуда не годной и её пришлось кардинально переделывать. Особенный упор был сделан на то, что, по словам Соловьёва, переделка эта осуществлялась силами русских специалистов (B.C. утверждал потом, что такого он не говорил вообще!).

Фирма заявила руководству нашей делегации решительный протест. Во всех СМИ, связанных с FIAT, интервью Соловьёва было в резкой форме дезавуировано. Разразился скандал, который удалось замять с большим трудом. В частности, B.C. пришлось досрочно вернуться домой — FIAT объявил его персоной nongrata (что это значит, ясно каждому). Пришлось объясняться и в ЦК, что наверняка стоило ему нескольких лет жизни (учитывая его мягкий, интеллигентный характер и то, как именно умели делать разносы на Старой площади!).

Если подвести итог сказанному, то истина, как всегда, будет находиться посередине. Конечно, львиная доля работ по проекту выполнена специалистами FIAT. Но и наши в грязь лицом не ударили — далее будет хорошо видно, что по конструкторской части разговор в большинстве случаев вёлся на равных (нашим ребятам порой не хватало опыта, но головы-то у них были на месте!).

Кроме того, всё это было для нас хорошей школой современных методов автомобилестроения.

Настолько хорошей, что сразу же после пуска завода начались работы по созданию собственных конструкций.

И уже первую собственную разработку — проект микролитражки 1101 — мы вели полностью своими силами, без какой-либо помощи итальянцев или кого-либо ещё. И результат не заставил себя ждать — была получена вполне работоспособная конструкция (хотя считается, что первый блин непременно должен быть комом).

А потом была «Нива»…

Но обо всём этом подробно написано в следующих главах.

  1   2   3   4   5   6   7

Скачать, 1471.96kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru