Категории:

"Мой любимый уголок Москвы Усадьба Кусково"

Поиск по сайту:


Скачать 373.91 Kb.
страница1/3
Дата29.03.2012
Размер373.91 Kb.
ТипРеферат
Содержание
П. Перекладиной служил корпус, занимаемый господами, чаще всего двухэтажный, ногами - флигеля, обычно одноэтажные. Буква П
Итальянский домик.
Голландский домик.
Подобный материал:
  1   2   3


МОСКОВСКИЙ ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ

ШКОЛА — ЛАБОРАТОРИЯ № 799

РЕФЕРАТ по

МОСКВОВЕДЕНИЮ

Тема: “Мой любимый уголок Москвы - Усадьба Кусково”

Ученика Кудашева Алексея

9 "В" класса

Консультант


Москва. 1998 г.

План.

1.Введение.

2.История Шереметьевской усадьбы.

3.Кусковский дворец.

4.Разбивка регулярного парка.

  1. Итальянский домик.

  2. Грот.

  3. Голландский домик.

  4. Эрмитаж.

  5. Оранжерея.

5.Постройка церкви.

6.Заключение.


1.Введение.

Кусково было великолепным поместьем, родовой вотчиной графов Шереметевых. Этот уголок восемнадцатого века я полюбил с детства и часто посещал. Тихо шумящий лес успокаивает, а пруд и дворец, объединенные общей гармоничностью, доставляют эстетическое наслаждение. Кроме того, Парк Кусково находится недалеко от моего дома и в транспортном отношении легко доступен, хорошо знаком. Именно поэтому я и взял эту тему.

Кусково - одна из жемчужин русской культуры 18 века. Возникшая некогда как подмосковная усадьба богатейшего крепостника России, она превратилась в музей. Резная и золоченая мебель стоит на старинном наборном паркете там, где ее расставили 200 и более лет назад; картины и гобелены старых мастеров развешаны на стенах в полном соответствии со вкусами и правилами давнего времени; скульптура 18 века украшает те же гостиные, что и раньше. Архитектура, живопись, скульптура и декоративные искусства, связанные прочными, освященными узами времени, образуют в усадьбе Кусково сложные и слаженные ансамбли. Одним словом, усадьба является выдающимся памятником Екатерининских времен.

В Кусковском дворце богатая коллекция произведений живописи, насчитывающая более сотни произведений, портретная галерея и редкое собрание натюрмортов 18 века. Сокровища искусства в ансамбле Кусково - от парков и дворцовых построек до мельчайших произведений прикладного искусства - созданы художниками и архитекторами, декораторами и мастерами музыкальных инструментов, мебельщиками, ткачами, лепщиками из тех самых крепостных людей, отпустить которых на волю призывал П. Б. Шереметев, но сам никогда этого не делал. Плоды труда и замечательного таланта крепостных людей дошли до нас, но имена их в большинстве утрачены. Сами же Шереметевы, каждый шаг которых освещен письмами, донесениями и рескриптами, слу­жили лишь направляющей силой и связующим звеном.

Шереметевы были чутки к веяниям времени и обладали состоянием столь огромным, что могли украшать свои подмосковные постройки, картинами, скульптурой, произведениями художественного ремесла, отражая все капризные, изменчивые вкусы эпохи. Шереметевы, подобно многим современникам, в своих вкусах ориентировались на Запад. Однако сами они были порождением русской жизни, и, быть может, не сознавая того, участвовали в формировании ансамблей самобытно русских. Кусково не имеет прямых аналогий на Западе, и представляют собой явление русской культуры.

Своей целью при написании этого реферата я поставил описание Шереметьевской усадьбы, ее истории. Моими задачами было: объяснить особенности постройки и отделки дворца и прилегающих сооружений; показать внутреннее убранство комнат дворца, планировку регулярного парка; рассказать о характере и манере росписи интерьера дворца и других строений, о коллекциях музея в Кускове,

Наиболее полную информацию об интерьере усадьбе дает в своей книге "Прикладное декоративное искуство 17-18 века" Соловьев. Подробную информацию по истории усадьбы можно почерпнуть из “Кусково” О.А. Панковой. Материал о Регулярном парке в Кускове дает одноименная книга Г.А. Ростовцева, а материалы экскурсии “Кусково в старину и в наши дни” позволяют судить о судьбе усадьбы в наши дни и сравнивать её с событиями прошедших веков. Эта экскурсия также рассказывает о некоторых подробностях архитектуры и отделки дворца, упоминая и о других сооружениях парка Кусково. Другие книги, отмеченные в библиографии, дают лишь поверхностную информацию, вскользь упоминая о событиях, связанных с усадьбой.

2.История Шереметьевской усадьбы.

В первой половине 16 века боярин Василий Шереметев выменял одну из своих вотчин на тогда еще подмосковную деревню Кусково. Пахотной земли в Кускове, заболоченном и лесистом, было мало, но здесь водились кабаны, лоси, множество дикой птицы, а в те далекие времена охота служила необходимым дополнением к земледелию.

Шереметевы были старинным родом. Как это велось исстари, они постоянно жили в Москве или по месту царской службы, а в вотчинах бывали наездами, однако Барский дом в Кускове был тем не менее рублен из бревен и крыт соломой.

К сожалению, в 1611 году во время боев русского ополчения с поляками, захватившими Москву, Кусково выгорело, а крестьяне разбежались. От обезлюдевшего поместья доходов ждать было нечего, и Кусково превратилось в охотничье угодье. Тогда, в 30х-50х годах 15 века, усадьба состояла из нескольких обширных, чисто выметенных дворов с многочисленными постройками, но без единого дерева. Лес, шумевший сразу за огородами, был еще врагом, у которого с трудом отвоевали каждую пядь под пахоту или постройку. На берегу Кусковского пруда стаяла небольшая деревянная церквушка. Боярский дом, рубленный из бревен, под уже тесовой крышей, походил на избу, только в отличие от крестьянского жилища имел трубу. Двери низкие, до потолка не трудно дотянуться рукой. Из-за опасности пожара люди обходились как можно меньшим числом вещей, поэтому лавки, на которых сидели днем и спали ночью, и составляли всю обстановку комнат, предназначенную для коротких наездов.

Занявший 1674 году трон царь Федор Алексеевич под влиянием группы бояр, не любивших независимого в своих суждениях Бориса Шереметева, послал его воеводой в далекий Тобольск. Кусково снова пришло в упадок, заросло бурьяном. О прошлом напоминала лишь посеревшая от непогоды церковь. Владельцем Кускова стал Петр Васильевич Шереметев, умерший при Петре I в 1709 году. Окончательно захиревшее поместье перешло по завещанию к его младшему сыну, который продал его своему старшему брату Борису в 1719 году. Борис, служивший полководцем, был натурой противоречивой. При Петре 1 с выходом России на мировую арену изменились вкусы и потребности русской знати. Возможно поэтому Борис и начал строительство хором, по замыслу не уступавших Меньшиковским.

В то время, когда были заложены хоромы, на одной половине хором должны были находиться покои хозяина с высокими, просторными помещениями. Другая половина, с душными и тесными комнатами, считалась половиной хозяйки; здесь размещались и дети приближенная челядь. Кухню, как и прежде, из опасения пожара выносили в отдельно стоящий флигель. Однако Борис Петрович свои хоромы не достроил. В 1719 году владельцем Кускова стал Петр Шереметев в возрасте шести лет. В Кускове к этому времени стены хором оклеили «бумажками». Бумагу ещё повсеместно выделывали листами, однако иноземные мастера сумели наладить изготовление полотнищ. Бумажные полотнища, покрытые орнаментом или изображением сценок из пастушеской жизни, ценились дороже шелковой ткани.

В 1730 году Кусково выглядело так же, как и раньше при Борисе Петровиче. Одноэтажные хоромы, оштукатуренные под каменный вид (было запрещено строить дома из камня везде, кроме Петербурга), глядели на замёрзший пруд окнами в лепных наличниках. Только церковь за прошедшие годы поседела ещё более, да деревянная маковка с крестом покосилась набок.

Несмотря ни на что, весной 1767 года Б. П. Шереметев затеял новую перестройку Старых хором. Однако бесчисленные перестройки прежних лет привели барский дом в Кускове в такое состояние, что новые переделки стали невозможны. Здание обветшало, и Шереметев приказал его разобрать. Смерть жены задержала закладку Новых хором, а затем начались работы в Доме уединения. С этого времени и начинается постройка Кусковского дворца.

Усадебный ансамбль в главных чертах сформировался в 17 веке, когда его владелец граф П.Б. Шереметев превратил Кусково в свою загородную резиденцию. Наряду с крепостными мастерами в создании ансамбля принимали участие крепостные архитекторы графа - Ф. Аргунов, Г. Дикушин, А. Миронов. Руководил строительством известный московский архитектор К. Бланк. Ансамбль составляют дворец с примыкающей церковью и регулярный парк. Дворец, протяженное здание, обращенное своим фасадом к зеркалу пруда, построен в 1769-1775 годах. К дворцу примыкает регулярный парк, который был одним из самых больших в России 18 века. Парк был украшен декоративными скульптурами, традиционными для того времени: покровители красоты и искусства - Венера и Аполлон, фигуры, символизирующие страны света, и многочисленными парковыми постройками. В парке находилось три театра: Старый, Новый и Зеленый или Воздушный, устроенный на открытом воздухе. Стенами его зрительного зала служили искусно подстриженные кустарники, деревья служили кулисами сцены, к театру вела аллея из вековых деревьев.

Когда в 1812 французы заняли Москву, в Кускове были рас­квартированы солдаты маршала Нея. Первой «заботой» маршалов стала отправка в Париж лучших картин. Были увезены гобелены, разбиты светильники, сорваны со стен штофные обои. «От оных стен осталось ободранного неприятелем малинового бар­хату семь лоскутов...»,— уныло гласят донесения управляющих. После изгнания французов в 1813—1815 годах в Кускове был произведен ремонт, однако первоначальный облик помещений не вос­становили — и потому, что избегали затраты больших средств, и потому, что изменились вкусы. В 30-х годах XIX века в Кускове разобрали театр. Та же участь постигла обе беседки по сторонам Голландского домика. Павильоны французского парка теперь сдавали на летнее время внаем.

Шереметеву было двадцать два года, когда прогремели выстрелы на Сенатской площади. Он находился среди войск, которые по приказу царя стреляли в восставших. Разгром восстания, казнь и ссылка декабристов потрясли его настолько, что он замкнулся в себе, стал искать уединения и постепенно превратился в нелюдимого, религиозного человека. Шереметев проводил дни в постах и молитвах, и рассказы о праздниках в Кускове уже при его жизни звучали как легенда. После отмены крепостного права в 1861 году содержание регулярных парков с десятками садовников стало Шереметевым не под силу. Аллеи еще кое-как поддерживались в порядке, но боскеты почти не подстрига­лись. Французский парк Кускова разросся настолько, что ветви над не­которыми аллеями стали сплетаться наподобие сводов. В конце XIX века большая часть территории Кускова была нарезана на дачные участки и продана с торгов: престиж и се­мейная гордость не позволяли последним владельцам окончательно рас­статься со старинными родовыми имениями, и в то же время имения, которые требовали затрат больших, чем приносили дохода, продолжали оставаться обузой. В конце концов Шереметев построил себе деревянную дачу в Кускове, по соседству с вконец запустевшим дворцом. В ноябре 1917 года, через считанные дни после перехода власти в руки пролетариата. Советское правительство по личной инициативе В. И. Ле­нина создало при Народном комиссариате просвещения отдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины. До революции памят­ники искусства считались собственностью частных лиц, церквей и мона­стырей, никем не учитывались и государством не охранялись. Поэтому какие именно комплексы целесообразно превращать в публичные музеи, а какие нет, что следует передавать в музейные фонды из бывших дворцов и имений, отходящих в распоряжение новых советских учреждений, и что не следует, было еще неясно. Естественно, что деятельность отдела нача­лась с обследования дворцов и монастырей. В 1919 году становится краеведческим музеем Кусково. В Ку­скове экспонировались чучела животных, некогда водившихся в окружаю­щих лесных массивах. Началось же изучение комплексов по документам Шереметьевских архивов в начале 20-х годов, когда группа сотрудников включилась в эту работу. В 30-х годах обнаружили подлинные чертежи XVIII века, однако по­требовались годы труда, чтобы в них разобраться. Шереметьевские дворцы не имели одного определенного автора — разные части строили разные архитекторы. К тому же дворцы много раз перестраивались, перед пере­делками заново обмерялись, и определить, кому принадлежит подпись на чертеже — автору здания или тому, кто это здание обмерял,— было очень трудно. Изучались тысячи счетов, платежных ведомостей, заказов, отчетов, чтобы собрать по крупицам драгоценные сведения о крепост­ных мастерах и их судьбах.

Историк декоративного искусства К. Соловьев изучал, когда, каким путем попали во дворцы люстры, фарфор, стекло и другие произведения прикладного искусства. К началу войны завершила свой многолетний труд исследователь истории шереметьевского крепостного театра Н. Елизарова. Помимо восстановления истории дворцов, предстояла большая работа по изучению парков. Если былая планировка сравнительно легко восста­навливалась по чертежам, то «ботаническая» реконструкция была делом совершенно новым. За полтора столетия декоративное садоводство изме­нилось, и выяснить, какие именно породы росли в регулярном парке XVIII века, какими методами пользовались садоводы и парковые архи­текторы, оказалось возможным лишь по косвенным свидетельствам. По мере того как картины, извлеченные из кладовых, куда их свалили в XIX веке, побывав в руках умелых реставраторов, возвращались в пер­воначальном виде на прежние места, диаграммы, схемы и плакаты, висев­шие в залах в первые годы существования музеев, оттеснялись; экспонаты, касавшиеся фауны и флоры Подмосковья, изымались из экспозиции. Историко-бытовой и краеведческий музеи медленно превращались в худо­жественные музеи-заповедники. 1932 год открыл новую страницу Кусковского музея. На территории бывшей Шереметьевской усадьбы архитектурно-художественный заповедник был совмещен с музеем прикладного искусства, а частная кол­лекция А. В. Морозова, насчитывавшая около 3000 изделий фарфора XVIII века, легла в основу Государственного музея фарфора. К 1932 году особняк в Подсосенском переулке стал тесен для возросших в несколько раз фондов этого музея, а Кусково давало возможность выставить коллек­цию в залах и павильонах, близких к экспонатам по стилю и по времени. Реставрационные и экспозиционные работы в Кускове бы­ли свернуты в начале Великой Отечественной войны. Начался демонтаж. Свернуть картины или бережно уложить в ящики скульптуру было не столь уж сложно. Но люстры и светильники, имеющие десятки тысяч мел­ких деталей из хрусталя и металла, нужно было не только разобрать, упаковав каждую деталь, но и создать систему шифра, без которой возвра­тить потом детали на свои места было бы невозможно. С июня 1941 года оба дворца были покрыты маскировочным камуфля­жем. Охраняя здания, построенные из дерева, сотрудники музеев бессменно несли дежурство, готовые немедленно погасить пламя зажигательных бомб. В это время на Волге, под бомбежками, шла под руководством других сотрудников эвакуация музейных ценностей. Лютой зимой 1941/42 года дежурить в музеях стало еще тяжелей: ведь Кусковский дворец нельзя отапливать, ибо разница между наружной и внутренней температурой разрушает утратившее былую прочность дерево. Но, несмотря на все трудности, музейная жизнь шла своим чередом. В 1943 году реставрационные работы были продолжены. Начались работы по восстановлению шелковой обивки стен. Это был кропотливый труд. Лоскутки старинных тканей выискивались под плинтусами, под багетами, а иногда даже под головками обойных гвоздей. По остаткам определялись цвет и структура ткани. Затем по сохранившимся описаниям устанавли­вался характер рисунка. После этого в различных музеях отыскивали сходные образцы материй XVIII века, по которым на ручных жаккардовских станках изготовлялись новые ткани. Работали выписанные из Ива­нова потомственные мастера, знакомые с технологией XVIII века, слож­ной и трудоемкой: самый опытный ткач мог изготовить не больше 20—50 сантиметров материи за смену. Немалую сложность составил подбор картин, аналогичных исчезнув­шим и по художественной школе, и по времени их создания, и даже по размеру. Не меньше трудностей представляло и восстановление системы развески XVIII века, забытой еще в начале прошлого столетия. Поиски предметов, перемещенных из Кускова в другие дворцы Шереметевых во время семейных разделов конца XIX века, про­должаются и поныне. По-прежнему приобретаются произведения, подоб­ные утраченным. Так, тканый портрет Екатерины в Прихожей-гостиной Кускова погиб, но сотрудникам удалось найти и приобрести для музея второй экземпляр, сделанный тем же мастером Фирсовым.

3.Кусковский дворец.

В 18 веке дворцы, как правило, строились в форме буквы ^ П. Перекладиной служил корпус, занимаемый господами, чаще всего двухэтажный, ногами - флигеля, обычно одноэтажные. Буква П обращалась в сторону дороги почетным двором, на который въезжали кареты. В этом правиле Кусково исключение. Парадным двором здесь служит пространство между хоромами, церковью и прудом, поэтому решено было отказаться от флигелей, и дворец получил форму вытянутого вдоль берега корпуса. Надо заметить, что дворец в Кускове нужен был не для размещения графской семьи, а исключительно «к великолепию».

Здание дворца поражало всех простотой. Оно даже не было оштукатурено, а откровенно облицовано строгаными досками. Колонны портика не имитировали каменные, имеющие обязательное утолщение в нижней трети. Равномерное утонение колонн снизу вверх на конус говорит зрителю, что они сделаны из обычных сосновых стволов.

Во многих дворцах существуют две спальни: парадная, которую показывают, и вседневная, в которой спят; два кабинета: парадный, в котором принимают, и рабочий, в котором занимаются; два вестибюля, две, а то и три гостиных и т.д. Интерьеры Кусковского дворца задуманы как зрелище, подобно спектаклю развернутое во времени, а каждое помещение - это своего рода акт. Вестибюль, играющий роль пролога, посвящен торжественной теме подвигов и побед.

Первое помещение дворца - Вестибюль, или Парадные сени, олицетворял собой славу. Как в оперной увертюре, звучит здесь героическая тема торжества и триумфа. Огромные вазы в стенных нишах, стоят, как амфоры, античные сосуды, предназначенные для праздничных возлияний. На рельефах верхнего яруса стен изображены античные герои. Над дверьми - герб Шереметевых, дополненный пушками, ядрами, мечами и шлемами - трофеями победителей.

В полумраке, царившем здесь днем, когда Вестибюль освещался только затененными портиком окнами, и вечером, когда свет хрустального фонаря выхватывал лишь центр помещения, было трудно заметить, что мрамор серо-зеленых стен и розовых пилястр - искусственный, что вазы сделаны не из камня, а из алебастра с гирляндами из папье-маше, что рельефы не изваяны, а нарисованы на стене. Если во внешнем облике дворца господствовала ощутимая реальность, то Вестибюле - символика и иллюзия.

Дверь в форме триумфальной арки с мраморными статуями по сторонам ведет в Прихожую-гостиную, где после тряской езды можно осмотреться и привести себя в порядок. Против первой двери в глубине находится дверь во Вторую гостиную, а далее дверь в третью. Галерея дверей завершается зеркалом, удваивающим перспективу, так что она кажется бесконечной. Как бы ни было велико здание с внешней стороны, внутри оно должно было казаться обширнее, чем снаружи.

Вторая гостиная выдержана в серебристо-зеленой гамме, характерной для прославленных фламандских шпалер. Огромная шпалера не умещается в простенке, она огибает угол и вносит в убранство асимметрию и непринужденность. Настенные ковры-шпалеры выполнялись на огромных ручных станках. По картине, служившей образцом, мастер-ткач воспроизводил каждый мазок кисти, для чего требовалось до 10 тысяч оттенков нитей разных цветов. На шпалерах Второй гостиной изображены пейзажи с узловатыми, изломанными деревьями на первом плане и партерами регулярного парка на втором, - из Вестибюля, словно закованного в броню мраморных стен, гость как бы попадал в подобие райского сада. Вид на пруд, отражение пруда в высоком надкаминном зеркале, вытканные на шпалерах пейзажи с огромным павлином, символом красоты и богатства, создает впечатление, будто природа вторглась внутрь дома.

Во Второй гостиной английские кресла уютно расставлены перед камином, а английские стулья стоят вокруг столика для нот, ибо гостиная предназначалась для интимных семейных концертов. На столе из кусочков дерева разных пород краснодеревщик мастер Никифор Васильев набрал панораму Кускова с прудом, дворцом, регулярным парком и его удивительными павильонами. Мраморные бюсты Петра Борисовича и его супруги, расположенные по сторонам камина, скорее идилличны, нежели торжественны. Если Вестибюль воспевал славу, то гостиная - благополучие.

Третья, угловая гостиная обставлена золочеными столами в духе тяжелого и пышного елизаветинского барокко. Покрытые резьбой, они примыкают к стенам и служат подставками для фигурок из фарфора и бронзы, часов и светильников - того, что в 18 веке олицетворяло богатство. Штофная малиновая обивка гостиной мягко вспыхивала в лучах заходящего солнца, отчего позолота казалась богаче и ярче. По цвету обоев гостиная получила название Малиновой.

В Третьей гостиной звучат торжественно - драматические ноты. Помпезные бюсты Бориса Петровича Шереметева в огромном парике и его супруги Анны Петровны, хотя и выполнены мастером классицизма, напоминают работы стиля барокко.

Новые апартаменты - Парадная опочивальня, - обитый шелком с красными розами по зелёному полю, ещё более пышный, нежели гостиная, ошеломляет посетителя. Он превосходит гостиные не только богатством отделки, но и своей театральностью. Золоченый портал алькова с вензелем Шереметева напоминает сцену. Золоченая балюстрада с балясинами в форме лир похожа на оркестр между сценой и зрительным залом. Устройство Парадной опочивальни было связано с ожидавшимся приездом в Кусково высочайших особ и имело касательство к приему Екатерины. Но никто никогда Парадной опочивальней не пользовался, и она более чем другая часть дворца служила к великолепию.

Вторая гостиная была построена в духе классицизма, Третья гостиная сочетала элементы классицизма с элементами барокко, и, наконец, Парадная опочивальня задумывалась в стиле барокко.

Когда в Кускове давались праздники, граф перебирался в свой пышный дворец, а после отъезда гостей немедленно возвращался к уюту непритязательного Дома уединения. Нуждам владельца в огромном здании служили всего лишь три проходные комнаты: Личная уборная, где его наряжал камердинер, Кабинет-конторочка, где управители слушали распоряжения по устройству торжеств, и Вседневная опочивальня, где граф отдыхал в дни празднеств.

Кабинет-конторочка - это небольшая комната, дубовая облицовка которой и непритязательная мебель хранят на себе дух Петровской эпохи.

К Вседневной опочивальне примыкают Диванная и Библиотека. Обратившись к древности, классицизм стремился возродить античный идеал гармонического человека, преданного мудрости и красоте. Поэтому свою отделанную белым и голубым Вседневную опочивальню Шереметев расположил между Библиотекой и Картинной. Это значило, что мудрость и красота сопровождают графа повсюду.

Полотна для картинной галереи подбирались по цвету и размеру. Картины покрывали стены от пола до потолка и вешались впритык, а если величина полотна не отвечала отведенному месту, его безжалостно обрезали.

После обширных гостиных и Парадной опочивальни несколько небольших помещений - Кабинет-конторочка, Личная уборная, Библиотека, Вседневная опочивальня, Картинная, - как симфонии, служили ритмическим переходом к торжественному апофеозу великолепной бело-золотой Зеркальной галереи. Именно здесь во время праздников накрывались столы, причем тарелки, блюда, суповые вазы, соусники были золотыми.

На рамы, багеты, светильники Зеркальной галереи ушли десятки тысяч тончайших листочков золота. Кусочки драгоценного металла равномерными ударами молотка расплющивались на бычьих пузырях (сусала), а затем с помощью специального лака наклеивались на поверхность тисненой бумаги, как называли в 18 веке папье-маше (пластичную массу из бумаги и клея). Тисненая бумага не уступала по твердости дереву. Ее можно было и формовать, и резать, и золотить.

Шереметев торопил Юста с отделкой дворца, так как надеялся принять в Кускове царицу. В 1774 году в подмосковном имении фельдмаршала Румянцева были устроены торжества с участием Екатерины II по случаю победоносной войны с Турцией, а в Кусково императрица заехала по дороге к Румянцеву.

  1   2   3

Скачать, 10.49kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов