Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Региональная модель государственной молодежной политики: опыт социологического анализа

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 406.39 Kb.
Дата31.03.2012
Размер406.39 Kb.
ТипАвтореферат
Содержание
Общая характеристика работы
Степень научной разработанности темы исследования.
Объект исследования.
Предмет исследования.
Эмпирическая база исследования.
Научная новизна диссертационного исследования
Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту
Научно-практическое значение исследования.
Апробация исследования
Структура и объём диссертационного исследования.
Основное содержание работы.
Во втором параграфе первой главы «Метод моделирования, как способ организации государственной молодежной политики в регионах»
В заключении
Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора
Подобный материал:

На правах рукописи


ГУЩИН Олег Васильевич




РЕГИОНАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ:

ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА


Специальность 22.00.08 - социология управления


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Екатеринбург - 2007

Работа выполнена на кафедре социологии и управления общественными отношениями Уральской академии государственной службы.



Научный руководитель

- доктор социологических наук,




профессор Попов Валерий Германович


Официальные оппоненты

- доктор философских наук,

профессор Вишневский Юрий Рудольфович










- кандидат социологических наук

Смирнова Ольга Геннадьевна







Ведущая организация

- ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»









Защита состоится 26 декабря 2007 г. в 14 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 502.009.01 при Уральской академии государственной (620219, г. Екатеринбург, ул. 8 марта, 66, зал Ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральской академии государственной службы.


Автореферат разослан «_______» ноября 2007 г.


Ученый секретарь диссертационного

совета, кандидат социологических наук,

доцент Зерчанинова Т.Е.
^

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность постановки проблемы исследования. На сегодняшний день «молодежный» вопрос является одним из самых актуальных для органов государственной власти РФ. Так, 2008 год официально станет в России годом семьи. Масса мероприятий органов государственной власти и местного самоуправления направлена на укрепление общественных позиций современного молодого поколения. Власть и общество осознают важность молодежных проблем и их решения для обеспечения поступательного развития России. Однако, отношения государства и молодежи в последнее время носят весьма проблематичный характер.

Во-первых, не ясно, кто из россиян подпадает под понятие молодежи: учащийся старших классов или молодой офицер с семьей, сельский ветеринар или специалист, проживающий в городе? Все эти молодые люди «вписываются» в официальный молодежный возраст от 14 до 30 лет, установленный действующим законодательством. Вместе с тем, взросление молодежи на селе происходит значительно быстрее, чем в среде интеллигенции. В деревне молодые люди сразу после школы вступают во взрослую жизнь - трудоустраиваются, обзаводятся семьями. Городская молодежь, наоборот, большей частью до 25-30 лет получает высшее образование, повышает профессиональную квалификацию и значительно позднее включается в систему «взрослых» социальных отношений.

Очевидно, что «молодежные» мероприятия органов власти должны учитывать разнообразные интересы и проблемы широкого круга людей различного возраста, социального статуса, а также материального положения. Решить подобную задачу на практике удается далеко не всегда.

Во-вторых, не совсем ясны содержание и форма организации молодежной политики на уровне государства. Встает вопрос о том, где проходит разделяющая черта между работой с молодежью и государственной молодежной политикой (далее - ГМП)?

В-третьих, сложный социально-исторический, культурно-этнический и нормативно-правовой состав Российской Федерации, формально закрепленный Конституцией, предопределяет существование целого ряда «молодежных политик» в зависимости от специфики различных регионов.

Таким образом, нужно отметить, что содержание, формы, а также региональные особенности государственной молодежной политики РФ остаются до сих пор неопределенными и складываются в различных регионах страны ситуативно и противоречиво. При этом возникает проблема институционального единства региональных форм ГМП как основания политики федерального уровня.

Обозначенная проблема не может быть решена традиционным путем вычленения в различных формах ГМП регионального уровня особенностей, общих для всех регионов России. Процессы, происходящие в молодежной среде, являются частью различных видов общественных отношений, развиваются нелинейно, и не могут быть стандартизированы на локальном уровне и перенесены в виде программ на другие регионы. Таким образом, программно-целевая методика, широко распространенная в практике государственного и муниципального управления оказывается здесь также далеко не всегда эффективной.

По мнению автора, для решения данной проблемы может быть применен метод социального моделирования. Данный метод позволяет отчетливо выделить социальный контекст региональной ГМП, выражающийся в интегративном суммировании параметров и характеристик молодежной политики. Кроме того, социальное моделирование обеспечивает возможность формирования общих принципов осуществления ГМП в РФ, институционализации и формализации универсальных социальных индикаторов и параметров региональной ГМП. И, наконец, опираясь на метод социального моделирования можно на практике реализовать вариативную региональную ГМП, способную адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям молодежной среды различных республик, краев и областей России.

Многоаспектный научный анализ процессов развития ГМП общероссийского (федерального) уровня в рассматриваемый период активно проводится в ИСПИ РАН (Чупров В.И.), Институте молодежи (И.М.Ильинский) и других московских научных учреждениях. Вместе с тем, исследователи уделяют значительно меньше внимания особенностям социального моделирования региональной ГМП. Это объясняется как определенной «постсоветской» научной традицией, сложившейся в российской социологии, так и новизной для России самого процесса регионализации политики.

С позиций социологического анализа метод моделирования заключается в научной разработке комплексной региональной модели ГМП, в рамках выбранной парадигмы, с последующей конкретизацией и внедрением ее в каждом отдельно взятом регионе по результатам мониторинга социальных ориентаций молодежи в конкретно-исторический период.

По мнению автора, такой подход к проблеме позволяет вести речь не просто об организации работы с молодежью на региональном уровне, а об оформленной, целенаправленной и стратегически выверенной государственной молодежной политике.

В этом свете теоретически и практически востребованной представляется проблема научного анализа формирования и развития региональной модели государственной молодежной политики в РФ как результата социального моделирования.

^ Степень научной разработанности темы исследования. В прямой постановке проблема разработки региональной модели государственной молодежной политики на основе применения метода социологического моделирования не получила пока специального рассмотрения. Ни одной социологической работы монографического либо диссертационного характера, посвященной именно этой проблеме нет. Вместе с тем, важно отметить, что локально взятые вопросы, связанные с молодежью, молодым поколением, молодежной политикой, государственной молодежной политикой в РФ, а также ее региональной составляющей в большом количестве рассматривались в научных публикациях и диссертациях.

Ряд основополагающих позиций, определяющих объектное содержание ГМП, изложен в трудах по социологии молодежи (С.Ю.Иваненков, И.Н.Ильинский, Г.Е.Зборовский, В.Т.Лисовский, Ж.Т.Тощенко), где государственная молодежная политика рассматривается, как один из институтов, направленных на общественное управление развитием молодежи.

Общая проблематика конкретно-исторических условий становления ГМП в России отражена в большом количестве монографий и эмпирических исследований по состоянию молодежи в российских регионах в 1990-х – начале 2000-х годов (Ю.Р.Вишневский, Л.Н.Коган, Б.С.Павлов, В.Г.Попов, Л.Э.Пробст, В.Т.Шапко). Однако здесь, как правило, не учитывается специфика внутреннего состояния системы государственного управления молодежной политикой, латентных противоречий и детерминант развития ГМП.

Проблемы социальной адаптации молодежи (в том числе депривированной и девиантной) как субъекта и объекта государственной молодежной политики косвенно освещают в своих трудах Э.П. Васильева, А. Габиани, В.Н. Гилинский, А. Гришко, С. Климова, М.Ю.Михайлина и другие. В работах данных авторов рассматривается социальная адаптация в процессе социально-психологической и медико-профилактической реабилитации молодых людей и подростков. Тем самым адаптация выступает в качестве особого способа «лечения» и преодоления социально-психологической депривации и профилактики девиантного поведения молодежи и подростков. ГМП и государственной механизм ее реализации анализируется, как одно из внешних условий катализирующее либо стабилизирующее процессы социальной адаптации.

Значительный интерес социологов (Б.И. Говако, Е.И.Головаха, Т.В.Ковалева, Д.Д.Пожидаев, С.Ю.Тюшляева и другие) вызывают виды социальной адаптации конкретных групп молодежи. Типичными объектами адаптационной деятельности становятся молодая семья, учащиеся, студенты, работающая молодежь, молодые рабочие, специалисты и т.п. Соответственно, выделяют адаптацию в социально-образовательной, профессиональной, семейно-брачной и иных социальных сферах. Подобные адаптационные процессы связаны, как правило, с трансформацией определенного рода социальных ориентаций и жизненных планов, что с учетом поставленной проблемы заслуживает пристального внимания.

Вопросы социальных ориентаций, в том числе социально-экономических, социокультурных и иных широко освещены в работах российских и уральских социологов Ю.Р.Вишневского, Э.С.Гареева, Ю.И.Дорожкина, Е.Н.Заборовой, А.В.Меренкова, М.Н.Руткевича, А.И.Шендрика и других.

Особенно значимым в контексте рассмотрения ГМП, представляется анализ динамики социокультурных ориентаций молодежи как субъекта и объекта, поскольку в нашей работе этому придается большое значение как существенному фактору, определяющему содержание и логику региональной ГМП.

Вопросам государственного и муниципального управления, различным видам государственной политики, в том числе молодежной посвящены монографии Е.Н.Козбаненко и В.Д.Попова, имеющие основным предметом изучения многообразие форм и проявлений государственного управления в РФ, как на федеральном, так и на региональном уровне.

Особенности организации и функционирования процессов социального управления рассматривают в своих работах Н.А.Бурханова, Е.В.Головина, О.В.Дегтярева, Г.В.Куприянова, Е.В.Шестопалова. В трудах вышеуказанных авторов часто содержится указание на регионализацию проблем молодежи и необходимость учитывать региональные особенности молодежи в практике. Но анализ регионального аспекта работы с молодежью в этих работах, как правило, ограничивается рассмотрением региональных проблем молодежи в контексте социальных институтов и процессов вне привязки к моделям государственного управления.

Среди диссертационных исследований выделяются работы А.В.Рудакова и Е.В.Шестопаловой, посвященные вопросам формирования и реализации региональной ГМП в рамках институционального подхода. Авторы делают акцент на анализе социальных процессов, происходящих в институциональной среде государственной молодежной политики. В то же время вне поля зрения исследователей остаются подходы к организации эффективной, отвечающей потребностям государства и общества модели государственной молодежной политики на уровне региона.

В результате анализа методологических подходов к более углубленному изучению процесса взаимодействия государства и молодежи возможно получение достаточно полной и емкой по содержанию картины социологических изменений, как в молодежной среде, так и в сфере государственной молодежной политики государства.

Основная цель диссертационной работы – на основе теоретико-методологического обоснования управленческих индикаторов и параметров, а также направлений развития модели региональной государственной молодежной политики и проведения комплексного эмпирического исследования получить объемное системное представление о сущности региональной модели ГМП в условиях преобразований в современном российском обществе.

В ходе реализации поставленной цели решается несколько приоритетных задач:

  1. Определение социологического содержания понятий «государственная молодежная политика» и «модель региональной государственной молодежной политики»;

  2. Проведение теоретического анализа методологических подходов к социологическим исследованиям государственной молодежной политики в российских регионах, определение социального моделирования как методологического подхода к исследованию и формированию региональной государственной молодежной политики;

  3. Разработка ключевых параметров содержания модели региональной государственной молодежной политики, а также рассмотрение ряда управленческих индикаторов и параметров ее состояния;

  4. На основе прикладного социологического исследования определение состояния и динамики развития региональной молодежной политики на примере Свердловской области;

  5. Разработка рекомендаций по оптимизации государственного управления в рамках модели региональной государственной молодежной политики.

^ Объект исследования. Государственная молодежная политика РФ на региональном уровне и система управления ею (на материалах Свердловской области), а также основные группы молодежи.

Обращение к опыту Свердловской области продиктовано тем, что ГМП в данном регионе получила глубокое и, вместе с тем, противоречивое развитие. Показательно проявляются на Среднем Урале тенденции усиления социальной дифференциации молодежи, «соперничество» различных форм, типов и видов ГМП.

По этой причине, Свердловская область может быть использована нами в качестве своеобразного научно-практического «полигона» изучения проблем становления и развития региональной модели ГМП, системы управления ею.

^ Предмет исследования. Модель региональной государственной молодежной политики, основные направления ее формирования и развития.

Теоретико-методологические основы исследования. Диссертационный анализ строится в первую очередь, исходя из приоритетных положений социологии управления, с позиций системного и структурно-функционального подходов (Т.Парсонс, Р.Мертон).

Важной теоретико-методологической основой исследования составили положения социологии молодежи (Ю.Р.Вишневский, С.Ю.Иваненков, И.Н.Ильинский, Ж.Т.Тощенко), генерационный подход (К.Маннгейм), замечания о динамике развития российской молодежи Л.Н.Когана (о социально-групповой дифференциации и гражданской роли молодежных государственных и молодежных структур).

^ Эмпирическая база исследования. В качестве основной базы эмпирического исследования выступили массивы социолого-статистических данных исследований динамики социальных ориентаций молодежи Свердловской области, полученных в 1992, 1994, 1996, 2005 и 2007 гг. учеными и специалистами по проблемам молодежи (под руководством В.Г.Попова, Б.С.Павлова и др., с 2004 по 2007 при непосредственном участи автора).

В этот период были проведены углубленные комплексные исследования мониторингового характера в молодежной среде. Подобная хронология весьма оправдана, на наш взгляд, поскольку указанный период в России включает в себя начало общественной трансформации, ее дальнейшее углубление и развертывание в середине и конце 90-х г., а также устойчивое проявление новых общественных реалий.

Особое место в эмпирическом исследовании заняли мнения и оценки экспертов (руководители региональных и муниципальных органов власти, уполномоченных по вопросам реализации молодежной политики, руководители молодежных общественных организаций) по поводу ситуации, сложившейся в молодежной среде.

Кроме того, автором был проведен анализ документальных источников и статистических материалов Департамента по делам молодежи Правительства Свердловской области (а также профильных исполнительных органов власти других регионов России) в 1992-2007 гг.; Программ молодежной политики за последние 10 лет; информационных материалов Департамента по делам молодежи Правительства Свердловской области (и других регионов России); социально-демографических данных о составе молодежи, учащихся и студентах, профессионально-квалификационной структуре персонала предприятий и организаций основных отраслей и форм собственности, как по России в целом, так и на территории Свердловской области; материалов социологических опросов населения («молодежная» часть массива данных); специальной литературы и материалов средств массовой информации, Интернет-ресурсов (сайт Департамента по делам молодежи Свердловской области www.molodost.ru, сайт республиканского учебного, научно-исследовательского центра Республики Татарстан «О системе кадрового обеспечения государственной молодежной политики» http://depart.ed.gov.ru, сайт Управления по делам молодежи Кировской области http://molpol.kirov.ru, сайт Департамента Государственной молодежной политики воспитания и социальной защиты детей Министерства образования и науки Российской Федерации http://mon.gov.ru, сайт Совета при Президенте России по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике http://www.strana.ru и др.)

Информационные источники имеют в основном документально-статистический характер. Значительное место среди источников занимают локальные наблюдения и впечатления, которые в сочетании со статистическими материалами и результатами массового опроса позволяют составить объективную картину анализируемых процессов и выработать оптимальную модель измерения эффективности реализации молодежной политики в регионе.

Также в числе информационно-нормативных источников следует выделить Федеральные законы РФ «Об образовании», «Об общественных объединениях», «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений», Гражданский Кодекс РФ, Трудовой Кодекс РФ. В ходе исследования были проанализированы Федеральная целевая программа «Молодежь России (2001-2005 годы)» и результаты ее реализации, а также проекты Стратегии государственной молодежной политики 2005-2006 гг., аналитические материалы Департамента Государственной молодежной политики, воспитания и социальной защиты детей, Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации в декабре 2006 г. и документы по ее реализации, информация по формированию и реализации национальных проектов в Российской Федерации.

В качестве методов сбора эмпирической информации были выбраны массовый анкетный опрос учащейся и работающей молодежи Свердловской области, а также экспертный опрос представителей от субъектов ГМП.

Модель квотной выборки построена в соответствии с представленными в статистике пропорциями соответствующих молодежных страт по полу, возрасту, уровню образования, отраслям народного хозяйства, типу поселения и др. С учетом проведенных социологических опросов в 1992, 1994, 1996, 2005 и 2006 гг. общий объем опрошенных составил более 11000 чел.

^ Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  1. Выработан интегративный социологический подход к исследованию региональной государственной молодежной политики, основанный на синтезе положений генерационно-культурологической (К.Мангейм, Б.Урланис), системной, структурно-функциональной (Т. Парсонс), экоантропоцентрической (Т. Дридзе) теорий.

  2. Предложена социологическая трактовка понятия государственной молодежной политики, связанная с преодолением расширительного и узко корпоративного понимания государственной молодежной политики как системы средств и мер, направленных на обеспечение средствами государственного управления социально эффективного развития молодежных социально-демографических страт (молодых людей, входящих в эти страты) в качестве коллективных (соответственно: индивидуальных) акторов социального действия.

  3. Разработаны основные параметры региональной модели молодежной политики в РФ: 1) субъект-объектная ориентированность в отношении молодежи (экоантропоцентристский подход); 2)структурно-функциональный состав социальных институтов и направлений, представленный блоками: социальной помощи и трудоустройства, поддержки МДОО, воспитания, оздоровления, поддержки одаренной молодежи, научно-методической деятельности, а также блоком организационно-информационной деятельности и подготовки кадров; 3) дифференцированная совокупная социальная позиция управляющих субъектов, как комбинация социально-адаптационной, социально-политической и воспитательно-образовательной ГМП.

  4. На основе эмпирического социологического анализа рассмотрен опыт формирования и развития региональной модели государственной молодежной политики в конкретном регионе (на примере Свердловской области), определены основные этапы становления этой модели в условиях социетальных изменений, происходящих в как в современном российском обществе.

  5. Предложены конкретные практические рекомендации по реализации основных направлений государственной молодежной политики в Свердловской области: сместить приоритетную направленность этой политики, как социально-адаптационной, на более старшие группы молодежи, прежде всего, работающей, реализовать на практике социологический подход, преодолевающий расширительное и узко-корпоративное понимание в отношении региональной модели государственной молодежной политики (подготовка к созданию министерства по молодежной политике Свердловской области), скорректировать проекты и программы развития региональной ГМП в соответствии с разработанной научной региональной моделью ГМП.

^ Основные положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

    1. В рамках социологической парадигмы государственной молодежной политики адресатом являются молодежные социально-демографические страты, а цель ГМП заключается в обеспечении средствами государственного управления социально эффективного развития молодежных социально-демографических страт (молодых людей, входящих в эти страты) в качестве коллективных (соответственно: индивидуальных) акторов социального действия.

    2. Социальная концепция понятия государственной молодежной политики исходит из представления ее как интегративной сферы политической деятельности, в рамках которой средствами государства осуществляется процесс управления социальным развитием молодежных социально-демографических страт в интересах государства и самой молодежи, решения актуальных молодежных проблем.

    3. Интегративный подход к формированию региональной ГМП основывается на социальной концепции и подразумевает проведение научно-методологического анализа становления и развития государственной молодежной политики при помощи построения социологической модели, главным образом, на региональном уровне, с поправкой на эмпирическое социологическое исследование молодежной среды и динамики социальных ориентаций молодежи. Таким образом, интегративный подход позволяет рассматривать ГМП как гибкую управленческую систему, способную адаптироваться под изменяющиеся параметры молодежной среды и социальных ориентаций молодежи в различных регионах и сохранять при этом единую структуру, закрепленную на федеральном уровне.

    4. В рамках интегративного понимания региональной государственной молодежной политики к ее формированию наиболее применим метод социологического моделирования, отвечающий требованиям управления ГМП в условиях обострения дифференциации молодежных страт, а также различных региональных особенностей российских территорий. Данный метод позволяет а) сформировать общие принципы осуществления ГМП б) институционализировать и формализовать общие для всех регионов России параметры региональной ГМП в) представить региональную ГМП в виде вариативной системы социального управления, способной своевременно адаптироваться к изменяющимся условиям внешней среды.

    5. Динамика социальных ориентаций современной молодежи в Свердловской области, описанная на основе данных эмпирического исследования, выглядит следующим образом: молодежь все более стратифицируется, жизненные перспективы и цели различных молодежных страт значительно отличаются друг от друга, нередко эти группы становятся не социальными партнерами, а соперниками; социально-профессиональные ориентации уральской молодежи сосредоточены вокруг улучшения материального положения, ввиду повышения значимости фактора имущественного расслоения в обществе; социально-образовательные ориентации молодежи становятся более прагматичными; для Свердловской области характерно особенно отчетливое проявление динамики молодежных ориентаций в сфере социальной защиты государства; социальная дифференциация обуславливает деформации семейно-брачных установок молодежи Свердловской области. Широкое распространение получают неформальные брачные союзы - так называемые «гражданские браки».

    6. Интегративная модель региональной ГМП включает в себя все разновидности моделей молодежной политики и синтетически реализует их в различных регионах в зависимости от социально-экономической, культурной и иной специфики территории, сложившихся традиций, а также сообразно динамике социальных ориентаций молодежи. Модель ГМП, сформировавшаяся на сегодняшний день в Свердловской области может быть охарактеризована следующим образом: образовательно-воспитательная, в рамках субъектного подхода, стратегически неустойчивая; с потенциальной склонностью к социально-политической или социально-адаптационной модели; поощряющая, то есть нацеленная на поддержку молодежных инициатив, особенно, если они формируются социально позитивными молодежными организациями; тактическая, то есть реагирующая на «сегодняшние» проблемы молодежи; направленная на работающую молодежь, как ключевую социальную группу и ориентированная на поддержку экономико-трудовой и семейно-брачной социальной деятельности данной страты.

    7. Приоритетными направлениями развития региональной государственной молодежной политики в Свердловской области являются: 1) минимизация социальных последствий стратификации и дифференциации, поддержка формирования социального партнерства в молодежной среде; 2) предоставление молодежи возможности реализации социально-профессиональных ориентаций; 3) стабилизация социальной ситуации, связанной с повышением значимости фактора имущественного расслоения; 4) корректировка института образования в соответствии с динамикой социально-образовательных ориентаций молодежи; 5) разработка комплекса мероприятий, направленных на преодоление кризиса семейно-брачных установок; 6) разработка структуры ГМП в РФ и субъектах РФ в соответствии с социологической парадигмой в рамках интегративного подхода (в качестве одного из возможных вариантов - подготовка проектной основы для создания министерства по молодежной политике Свердловской области); 7) корректировка проектов и программ развития региональной ГМП в Свердловской области в соответствии с разработанной моделью региональной ГМП.

^ Научно-практическое значение исследования. Выводы, полученные в диссертационном исследовании, могут быть использованы в разработке стратегических и тактических установок, основных направлений работы государственных и муниципальных органов, учреждений, а также молодежных общественных объединений по реализации региональной государственной молодежной политики. Идеи, отраженные в работе, могут быть оформлены и изложены в виде специального учебного курса для студентов вузов, включены в содержание вузовского курса «Социология молодежи», использованы при составлении тематики выступлений перед слушателями курсов повышения квалификации работников государственных и муниципальных комитетов по делам молодежи. Материалы исследования могут быть также использованы при формировании региональных ГМП и создании концепции ГМП в РФ, а также при подготовке специалистов по работе с молодежью.

^ Апробация исследования. Различные аспекты работы нашли отражение в научных публикациях автора и его участии в двух международных (Екатеринбург, 2005; Казань, 2006 гг.), трех всероссийских (Екатеринбург, 2006, 2007 гг.) научных конференциях. Результаты эмпирических исследований по теме диссертации были обсуждены на круглом столе, организованном по инициативе Правительства Свердловской области в октябре 2007 года и посвященном проблемам государственной молодежной политики. Результаты научного исследования положены в основу «Концепции поддержки работающей молодежи Свердловской области на период до 2015 год «Уральская семья», «Программы патриотического воспитания граждан в Свердловской области на 2007 – 2009 годы», других программ и нормативных актов.

Материалы диссертации обсуждались на теоретических семинарах кафедры социологии и управления общественными отношениями Уральской академии государственной службы, и могут быть использованы в качестве дополнительного материала в преподавании учебных курсов «Социология», «Социология управления».

^ Структура и объём диссертационного исследования. Работа объемом 170 с. состоит из введения, двух глав (включающих в себя 4 параграфа), заключения, а также снабжена списком литературы, содержащим 260 источников.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы диссертационного исследования, характеризуется состояние и степень ее разработанности в научной литературе, сформулированы цели и задачи, определяются объект и предмет исследования, теоретическая и методологическая основы диссертации, указаны эмпирическая база, полученные автором результаты исследования и их научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, форы ее апробации и область возможного применения научных выводов и рекомендаций.

Глава первая «Теоретико-методологические аспекты социологического анализа региональной модели государственной молодежной политики» посвящена обоснованию основных принципов анализа поставленной проблемы, обобщению итогов научных дискуссий о сущности государственной молодежной политики на уровне РФ и региона, понятия молодежи. Глава состоит из двух параграфов и носит теоретический характер.

В первом параграфе «Региональная государственная молодежная политика в контексте социологического анализа: поиск основных подходов» автор рассматривает ряд положений, отражающих подходы к рассмотрению понятия региональной государственной молодежной политики с точки зрения социологической науки.

Рассмотренный автором экоантропоцентрический подход к феномену молодежи в рамках формирования и реализации ГМП позволяет определить современную парадигму государственной молодежной политики в РФ, выражающуюся в следующем тезисе. Государственная молодежная политика рассматривает молодежь не только как объект государственного управления, но и как субъект (коллективный актор) социального действия.

Сделанный выбор парадигмы в качестве адресата ГМП определяет молодежные социально-демографические страты, а цель ГМП формулирует как обеспечение средствами государственного управления социально эффективного развития молодежных социально-демографических страт (молодых людей, входящих в эти страты) в качестве коллективных (соответственно: индивидуальных) акторов социального действия в сторону «субъектного» полюса.

Проведенный анализ позволяет определить ГМП, с одной стороны, как средство реализации социальных инициатив молодежи (молодежь – субъект социального действия). С другой стороны, органы государственной власти призваны обеспечить включение молодежи в существующую социальную жизнь, оптимизировать социальную структуру молодежи как части общества и способствовать безопасному для общества преодолению молодежных социальных дисфункций.

Понятие региональной государственной молодежной политики определяется в рамках интегративного подхода, преодолевающего расширительное и узко корпоративное понимание ГМП.

Расширительная трактовка к понятию ГМП предполагает, что «молодежный» вопрос актуален практически во всех сферах государственного управления. Молодежные программы среди прочих существуют практически во всех социально ориентированных исполнительных органах власти – министерствах образования, социальной политики, здравоохранения, занятости и труда, внутренних дел, обороны, культуры и других. Молодежная политика функционально распределяется между различными отраслями государственного управления, осуществляется в рамках деятельности различных министерств и ведомств. В данной деятельности каждый институциональный субъект управления руководствуется нормативно закрепленными принципами и приоритетными направлениями развития ГПМ в РФ (уровень федерации), а также собственными интересами и «пониманием» - трактовкой проблем молодежи. Соответственно, различные возрастные, профессиональные и иные группы молодежи относятся к ведению различных органов государственной власти.

Второй подход определяется, как узко-корпоративный. В его рамках господствует убеждение, что молодежь, как субъект и объект государственного управления, хотя и является сложно дифференцированной социальной группой, но все же несет в себе ряд отличительных социальных черт и нуждается в особом, «адресном» внимании государства. На уровне регионов, реализация ГМП нередко относится к компетенции специализированных исполнительных органов государственной власти (в Свердловской области – Департамент по делам молодежи при областном Правительстве).

Основу авторского подхода к определению региональной ГМП составляет социальная концепция понятия ГМП как интегративной сферы политической деятельности, в рамках которой средствами государства осуществляется процесс управления социальным развитием молодежных социально-демографических страт в интересах государства и самой молодежи, решения актуальных молодежных проблем.

Таким образом, региональная государственная молодежная политика – это интегративная сфера политической деятельности, в рамках которой средствами органов государственной власти субъекта РФ осуществляется процесс управления социальным развитием молодежных социально-демографических страт в интересах государства и самой молодежи, решения актуальных молодежных проблем, исходя из специфических особенностей молодежной среды конкретного региона.

Особое внимание уделяется при этом социологической трактовке понятия молодежь, расширению демографического (с точки зрения возрастных рамок) понимания данной социальной группы.

Автор приходит к пониманию молодежи в рамках генерационно-культурологического подхода, (К. Мангейм), а также поколенческого подхода (Б.Ц.Урланис), а также обосновывает использование понятия «молодежности», как важного признака, присущего различным демографическим и социально-профессиональным группам общества отражающего этапы вторичной социализации.

Молодежь - это «поколения людей, проходящих стадию социализации, усваивающих (а в более зрелом возрасте уже усвоивших) общеобразовательные, профессиональные и культурные функции и подготавливаемых (подготовленных) обществом к усвоению и выполнению социальных ролей взрослого».

«Молодежность» рассматривается как важный признак, присущий различным демографическим и социально-профессиональным группам общества. В структуре каждой из этих групп имеются молодежные поколенческие когорты.

^ Во втором параграфе первой главы «Метод моделирования, как способ организации государственной молодежной политики в регионах» определяется и подробно рассматривается метод моделирования, как один из оптимальных способов организации региональной государственной молодежной политики в России.

К использованию социологической модели автор прибегает по ряду причин.

Во-первых, с точки зрения социологии, молодежная политика представляет собой сложное социальное явление, характеризующееся многофакторностью происходящих внутренних процессов, сильным взаимодействием между элементами системы, сложным характером связей, наличием субъективного фактора и целенаправленности подсистем. Поэтому непосредственное изучение интересующего нас объекта - ГМП в РФ и регионе видится нецелесообразным, так как связано со значительными исследовательскими трудностями.

Во-вторых, в процессе научного анализа модель сможет быть включена в познавательный процесс, как на эмпирическом, так и на теоретическом уровнях знания. Подобная возможность связана с универсальностью метода социологического моделирования. При этом на эмпирическом уровне знания модель выполняет, как правило, следующие функции: измерительную и описательную; а на теоретическом - объяснительную, критериальную и предсказательную. Отдельные функции (например, объяснительная или предсказательная) могут быть выполнены в рамках модели, как на эмпирическом, так и на теоретическом уровнях знания.

В-третьих, модель региональной ГМП, выступает не только средством изучения социальной системы государственного управления, но и может быть использована в дальнейшем для решения управленческих задач на практике.

Автор предпринимает попытку построения идеальной эмпирической интегративной структурно-функциональной (смешанной) детерминистической макро-модели региональной ГМП с изменяющейся структурой.

Разработке модели предшествует системный анализ объекта исследования, с дальнейшей концептуализацией, то есть представлением механизмов действия и взаимодействия структурообразующих модельных единиц, формулировкой ключевых показателей и индикаторов.

В результате возможен переход от полученной модельной информации к реструктурированным знаниям о предмете исследования (де-формализация и содержательная интерпретация, обобщение и объяснение), а также дальнейшее включение информации о модели в систему теоретических знаний об объекте исследования.

Метод моделирования предполагает формирование структуры, качественных и количественных показателей, основных социологических управленческих параметров модели региональной государственной молодежной политики, разработку системы эмпирических индикаторов эффективности.

Так, в качестве субъектов формирования и реализации региональной государственной молодежной политики выступают региональные органы государственной власти: исполнительные и представительные (областная Дума, министерства и ведомства), государственные унитарные предприятия и учреждения, также общественные объединения, в том числе молодежные, предприятия всех форм собственности, формальные и неформальные молодежные группы. Объектами ГМП являются, органы власти, молодежные общественные организации, а также различные группы молодежи. Опосредованное участие в процессе формирования и реализации основных направлений региональной ГМП принимают также федеральные органы государственной власти, а также органы местного самоуправления.

Качественными показателями интегративной модели являются: положение модели на субъект - объектном полюсе, структурно-функциональная ориентированность на динамику социальных ориентаций молодежи, состав приоритетных направлений развития.

Количественными - объемы финансирования направлений развития ГМП и функциональных блоков, численность молодежных объединений, количество и периодичность социальных проектов, объемы реализации социальных программ.

Социологическими управленческими параметрами модели ГМП выступают комплексность, адаптивность, стратегичность, субъект - объектная ориентированность.

Модели региональной ГМП типологизируются по следующим основаниям: 1) показатели деструктивно-конструктивного восприятия органами государственного управления социальных действий молодежи региона и степени ее социальной активности - подавляющая, нейтральная или поощряющая модель ГМП; 2) по времени, на которое рассчитаны действия органов управления - тактическая или стратегическая модель ГМП; 3) приоритетные виды социальной деятельности молодежи, регулируемые в рамках молодежной политики - образовательная, досуговая, социально-политическая, экономико-трудовая, семейно-брачная (демографическая) модель ГМП; 4) статус региональных органов государственной молодежной политики - бессистемно-ситуационная, нормативно-директивная или системно-программная модель ГМП.

Глава вторая «Региональная модель государственной молодежной политики в Российской Федерации как предмет эмпирического анализа (на примере Свердловской области)» состоит из двух параграфов и носит в основном научно-прикладной характер и посвящена вопросам определения актуальных молодежных ориентаций и проблем, преодолению противоречий становления региональной модели государственной молодежной политики в Свердловской области. Кроме того, автором выработан ряд рекомендаций, определяющих основные направления развития данной сферы социального управления.

В первом параграфе «Молодежь как субъект и объект региональной государственной молодежной политики» определяются основные характерологические и социально-ориентационные параметры, а также проблемы, имеющие место в молодежной среде Свердловской области. Глубокий эмпирический анализ стал возможен благодаря масштабным социологическим исследованиям, проведенным за последние 16 лет авторским коллективом ведущих уральских специалистов. Общий объем опрошенных составил более 11 000 человек. Соответственно, удалось выявить не только насущные проблемы молодежи Свердловской области, но и определить их социальные потребности, что особенно важно при разработке региональной модели государственной молодежной политики в контексте интегративного социологического подхода (с учетом эко-антропоцентрической теории Т.М.Дридзе).

Основными специфическими чертами молодежи Свердловской области (с позиций динамики социальных ориентаций), как субъекта и объекта региональной ГМП являются следующие.

Жизненные перспективы и цели различных молодежных страт бывают настолько отличны друг от друга, что нередко эти группы становятся не социальными партнерами, а соперниками.

Социально-профессиональные ориентации большинства из опрошенной уральской молодежи сосредоточены вокруг улучшения материального положения, ввиду повышения значимости фактора имущественного расслоения в современном российском обществе.

На первый план среди уральской молодежи выходят ценности, связанные с обеспечением и гарантией высокого уровня жизни. Логично утверждать, что молодежь стремится выбрать профессию и работу, скорее приносящую хороший доход, нежели моральное удовлетворение или конкретные социально-позитивные результаты: экономист, юрист, банкир, предприниматель и другие.

Социально-образовательные ориентации молодежи становятся более прагматичными, обуславливая высокие конкурсы среди абитуриентов в тех учебных заведениях, в которых готовят специалистов по востребованным и наиболее популярным профессиям.

Для Свердловской области характерно особенно отчетливое проявление динамики молодежных ориентаций в сфере социальной защиты государства.

Социетальный кризис, глубокие трансформации российского общества предопределили, во-первых, резкое погружение молодежи в социально-экономические отношения нового типа - рыночные, во-вторых, постепенное осознание новой социальной реальности, в которой молодежь самостоятельно несет ответственность за улучшение своего материального положения, являясь полноценным социально-экономическим актором.

Глубокая социальная дифференциация молодежи обуславливает серьезные деформации семейно-брачных установок молодых жителей области.

Широкое распространение получают среди молодежи неформальные брачные союзы - так называемые «гражданские браки», бездетные браки, разводы на почве материальной и жилищной неустроенности.

С учетом сложившихся социальных условий, региональная модель должна быть направлена на старшее поколение молодежи, проходящее вторичную социализацию. Соответственно приоритетными направлениями ГМП являются поддержка молодых семей, в том числе, обеспечение их доступным жильем, поддержка в трудоустройстве, также минимизация социальных последствий роста преступности и переселения молодежи из села в город.

Во втором параграфе второй главы «Становление и развитие региональной модели государственной молодежной политики» проведен анализ региональной модели государственной молодежной политики Свердловской области, сложившейся на сегодняшний день.

Автор делает вывод, что в основе лежит образовательно-воспитательная модель, неустойчивая в стратегическом плане. Исследование показало, что существует потенциальная возможность отхода от нее в результате субъективных управленческих действий в сторону социально-политической или социально-адаптационной моделей.

По показателю деструктивно-конструктивного восприятия органами государственного управления социальных действий молодежи региона и степени ее социальной активности, региональная ГМП Свердловской области является поощряющей. Она нацелена на поддержку молодежных инициатив, особенно, если таковые формируются социально позитивными молодежными общественными организациями.

Отсутствие стратегии работы с молодежью в Свердловской области, формальным проявлением которой мог бы стать областной Закон «О молодежи», позволяет определить региональную ГМП как тактическую, реагирующую на «сегодняшние» проблемы молодежи.

Приоритетной социальной группой молодежи для ГМП Свердловской области все больше является работающая молодежь.

В соответствии с ориентацией на взаимодействие с работающей молодежью приоритетными видами социальной деятельности молодежи, регулируемыми в рамках региональной ГМП, становятся экономико-трудовая и семейно-брачная (демографическая), которые в наиболее полной мере отражают социальное значение работающей молодежи.

Учитывая, что в Свердловской области существует самостоятельное ведомство по управлению работой с молодежью в лице Департамента по делам молодежи, региональную модель ГМП следует признать организационно оформленной.

В результате проведенного исследования, автор анализирует направления развития региональной модели государственной молодежной политики в Свердловской области, предлагая ряд наиболее важных, на его взгляд, рекомендаций.

Во-первых, нужно обозначить принципиальные моменты в формировании и реализации ГМП:

1. Определить стратегические приоритетные направления, закрепить их на законодательном уровне;

2. Группы молодежи, являющиеся приоритетными объектами ГМП:

а) Необходимо сместить акценты с распределения молодежи по возрастным группам, и взять за основу разведение по состоянию вторичной социализации;

б) Разработать направления ГМП относительно каждой значимой социальной молодежной группы.

3. Определить роль научно-методического блока в организации ГМП, как приоритетную, обеспечить соответствующим финансированием, разработать стратегический план направлений научно-методической деятельности исследований.

4. Разработать и организовать систему постоянного мониторинга динамики изменений молодежной седы в регионе для фиксирования социальных ориентаций дифференцированных групп молодежи

5. В качестве приоритетной группы молодежи считать работающую молодежь, как наиболее социально позитивную, самую инициативную и потенциальную, но вместе с тем и наиболее проблемную с точки зрения трудностей вторичной социализации группу граждан.

6. Необходимо создать условия для более эффективной вторичной социализации работающей молодежи, установить приоритеты ГМП на поддержке и стимулировании молодой семьи, а также на улучшении жилищных условий молодых семей.

7. Кроме того, в рамках реализации региональной ГМП обратить внимание на снижение социальных последствий роста преступности в Свердловской области, особенно обеспечить «разрыв в цепи» преемственности ценностей преступного мира между всеми группами девиантной молодежи и старшего поколения преступников и рецидивистов, наркоманов и беспризорных подростков.

8. Для разработки эффективной системы региональной ГМП необходимо реорганизовать ДДМ в министерство, а) повысив тем самым приоритет молодежной политики и развития инициатив, поддержки молодежи в Свердловской области б) расширив организационные, ресурсные возможности исполнительного органа ГМП в Свердловской области для завершения процесса становления ГМП в регионе на основе соответствующей научно-методической основе.

9. Приступить к комплексной научно-методической разработке общей региональной модели ГМП, основываясь на существующих исследовательских разработках, а также опыте становления региональной ГМП. Документально оформленную модель необходимо институционализировать, разработать технологию внедрения ее на уровне субъекта РФ, способствовать распространению модели по стране, повышая тем самым эффективность ГМП в России.

Во-вторых, необходимо организовать модель в рамках следующих функциональных блоков:

1) мониторинг социального состояния молодежных групп;

Законодательным органам власти Свердловской области - принять комплекс поправок в нормативно-правовые акты, направленные на законодательное регулирование деятельности субъектов ГМП по мониторингу социального состояния молодежных групп.

Исполнительным органам власти Свердловской области с привлечением организационных ресурсов органов местного самоуправления организовать систему выявления актуальных интересов и острых социальных проблем различных групп молодежи с соответствующей системой контрольных показателей эффективности.

Профильным исполнительным органам государственной власти Свердловской области, реализующим основные направления ГМП в регионе разработать методический управления социальными молодежными проблемами (сюда входят методики оценки остроты социальных молодежных проблем, уровня интенсивности ответных стабилизационных мер и объема необходимых ресурсов, скорости адекватной реакции).

При необходимости к разработке методического комплекса и контрольных показателей эффективности нужно привлечь экспертов из различных областей науки и практики (социологи и технологи, специалисты по социальному проектированию, теории и практике управления, организационному управлению).

2) развитие у молодежи культуры отношений с другими социально-демографическими группами;

Профильным исполнительным органам государственной власти Свердловской области, реализующим основные направления ГМП в регионе составить программу, в соответствии с которой организовать комплекс круглых столов, затрагивающих молодежные проблемы в рамках общественного развития региона, а также вопросы, связанные с ролью молодежи в общественной системе, развитие культуры отношений молодежи с другими социально-демографическими группами.

Общественным организациям и предприятиям всех форм собственности при поддержки органов власти - разработать комплекс мероприятий, направленных на формирования «консенсуса» в отношениях между молодежными и немолодежными социальными группами, посредством решения общих проблем, на принципах взаимовыручки, поиска общих интересов в социально-экономической, политической и досуговой сферах.

3) оказание молодежи помощи в развитии ее социального творчества на основе социальной ответственности;

Профильным исполнительным органам государственной власти Свердловской области совместно с экспертами разработать методику определения общественно значимого позитивного социального творчества молодежи

Исполнительным органам государственной власти Свердловской области разработать программу, в рамках которой предусмотреть ряд мероприятий (акций, круглых столов), направленных на актуализацию в молодежной информационной среде установки о социальной ответственной молодых людей перед государством и обществом.

4) оказание молодежи поддержки в трудных жизненных ситуациях;

Профильным исполнительным органам государственной власти Свердловской области совместно с экспертами разработать методику установления трудных жизненных ситуаций (критерии оценки, объем организационных и материальных ресурсов, необходимых для поддержки)

Исполнительным органам государственной власти Свердловской области разработать ряд целевых программ, направленных на оказание молодежи поддержки в трудных жизненных ситуациях.

Исполнительным органам государственной власти Свердловской области составить программу привлечения общественных организаций и предприятий всех форм собственности к социально значимой деятельности по оказанию молодежи поддержки в трудных жизненных ситуациях (ипотека, кредит доверия работодателя, целевые кредиты, телефоны доверия, информационно - консультационные центры, иные социально значимые для молодежи службы)

5) проведение социального прогнозирования последствий реализации молодежных социальных проектов.

Профильным исполнительным разместить соответствующим специалистам заказ на разработку и внедрение в деятельность организационно-технологического комплекса управления молодежными социальными проектами (с использование современных информационных технологий), направленного на систематизацию и анализ данных о формировании, этапах реализации молодежных проектов и программ с возможностью прогнозирования социальных и управленческих последствий реализации и оценки эффективности.

В-третьих, всем субъектам реализации региональной ГМП необходимо уделить особое внимание интегративной направленности ГМП на различные остро дифференцированные группы молодежи и их проблемы, не концентрируясь на каком либо одном направлении, будь то образование и воспитание, патриотизм, помощь в трудных жизненных ситуациях, поддержка творчества и политической активности.

В-четвертых, приоритетными направлениями развития региональной государственной молодежной политики в Свердловской области являются:

1) минимизация социальных последствий стратификации и дифференциации, поддержка формирования социального партнерства в молодежной среде;

2) предоставление молодежи возможности реализации социально-профессиональных ориентаций;

3) стабилизация социальной ситуации, связанной с повышением значимости фактора имущественного расслоения;

4) корректировка института образования в соответствии с динамикой социально-образовательных ориентаций молодежи;

5) разработка комплекса мероприятий, направленных на преодоление кризиса семейно-брачных установок;

6) разработка структуры ГМП в РФ и субъектах РФ в соответствии с социологической парадигмой в рамках интегративного подхода (в качестве одного из возможных вариантов - подготовка проектной основы для создания министерства по молодежной политике Свердловской области);

7) корректировка проектов и программ развития региональной ГМП в Свердловской области в соответствии с разработанной моделью региональной ГМП.

Оформленную модель необходимо институционализировать, разработать технологию внедрения ее на уровне субъекта РФ, способствовать распространению модели по стране, повышая тем самым эффективность ГМП в России.

^ В заключении, подводя итоги диссертационного исследования, автор формулирует теоретические обобщения, высказывает предложения по поводу совершенствования процесса формирования и реализации основных направлений региональной государственной молодежной политики в Свердловской области.
^

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:


  1. От региональной модели к эффективному управлению государственной молодежной политикой органов государственной власти в условиях административной реформы /Управление социальными процессами в регионах: Третья Всероссийская научно-практическая конференция: Ч.2. Сб. статей. – Екатеринбург: УрАГС, 2003. С. 30-31.– 0,3 п.л.

  2. Формирование региональной модели эффективной государственной молодежной политики (на материалах Свердловской области) /Управление социальными процессами в регионах: Третья Всероссийская научно-практическая конференция: Ч.3. Сб. статей. – Екатеринбург: УрАГС, 2003. С. 41- 46.– 0,3 п.л.

  3. Государственная молодежная политика в системе государственного управления региональным социумом /Современный этап реформирования российской системы государственной власти и местного самоуправления / Международная конференция (г. Екатеринбург, 24-25 ноября 2006 г.). Секция «Социологические проблемы реформирования государственной и муниципальной службы в современной России. – Екатеринбург: УрАГС, 2006. С. 100-114. – 0,5 п.л.

  4. Формирование региональной государственной молодежной политики: постановка проблемы /Социология, управление, социум /Сборник статей. – Екатеринбург: УрАГС, 2006. С. 67-72. – 0,2 п.л.

  5. Государственная молодежная политика в российских регионах: социологический подход /Молодежная политика в российских регионах /Вторые Уральские молодёжные социологические чтения: Всероссийская научная конференция. Сб. науч. статей. – Екатеринбург: УрАГС, 2007. С. 5-26. – 1 п.л.

  6. Социальное положение современной российской молодежи как предмет социологического анализа /Молодежь в условиях глобализации и регионализации социума: социальный статус, потребности, проблемы, ценности и динамика развития результаты /Вторые Уральские молодёжные социологические чтения: Всероссийская научная конференция. Сб. науч.статей. – Екатеринбург: УрАГС, 2007. С. 5-9. – 0,4/0,2 п.л. (в соавт.)

  7. Особенности региональной молодежной политики как предмет эмпирического социологического исследования /Российская молодежь в условиях общественных преобразований: III Уральские молодежные социологические чтения: Всероссийская научная конференция (г. Екатеринбург, 20-21 сентября 2007 года) Сб. науч. статей. В двух выпусках. Вып. 1. – Екатеринбург: УрАГС, 2007. С. 11-15. – 0,4 п.л.

  8. Государственная молодежная политика в регионе: проблемы моделирования в современных условиях //Социология власти: Журнал Социологического Центра РАГС. № 4. 2007. С. 122-129. – 0,5 п.л.

  9. Основные направления формирования региональной модели государственной молодежной политики /Российская молодежь в условиях общественных преобразований /Ш Уральские молодежные социологические чтения: Всероссийская научная конференция (г. Екатеринбург, 20-21 сентября 2007 года) Сб. науч. статей. В двух выпусках. Вып. 2. – Екатеринбург: УрАГС, 2007. С. 114-118. – 0,3 п.л.



Подписано в печать 22.11.07. Формат 60х841 /18. Бумага газетная.

Печать офсетная. Объем 1.15 уч.-изд. л. Тираж: 100 экз. Заказ .

Типография УрАГС. 620083. Екатеринбург, 8 - е марта, 66.






Скачать, 22.64kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru