Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Ю. Письмак о сотрудничестве М. С. Воронцова с выдающимися архитекторами

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 162.66 Kb.
Дата02.04.2012
Размер162.66 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Покровитель искусств (меценат)
Томас Харрисон
Георгий Торичелли
Эдуард Блор
Карл Эшлиман
Подобный материал:


Ю. Письмак


О сотрудничестве М. С. Воронцова с выдающимися архитекторами


У Воронцовых была традиция сотрудничества с выдающимися архитекторами. Представители этого славного рода в разные годы были заказчиками Растрелли, Камерона, Львова…

В данной статье рассматриваются различные аспекты сотрудничества генерал-губернатора Новороссийского края Михаила Семеновича Воронцова с выдающимися зодчими (отечественными и зарубежными).

Прежде всего, следует отметить, что М. С. Воронцов по отношению к архитекторам выступал в трёх основных «ипостасях»:

Администратор – руководитель огромного края, человек, во многом определявший градостроительную политику на вверенных его управлению землях, заботившийся об их освоении и благоустройстве. Он – начальник градостроителей и архитекторов (выше его – только самодержец всероссийский);

^ Покровитель искусств (меценат);

Крупнейший частный заказчик.

Не претендуя на всеобъемлющую полноту освещения темы, вынесенной нами в заглавие статьи, назовём имена архитекторов, чьё творчество тесно связано с личностью М. С. Воронцова: Томас Харрисон, Эдуард Блор, Вильям Гунт, Франц Боффо, Георгий Торичелли, Филипп Эльсон, Карл Эшлиман.

Колоссальные финансовые возможности позволяли Воронцову не только осуществлять грандиозные архитектурные проекты, но и заказывать их видным архитекторам «впрок». Что это значит? Он осознавал уникальность и неповторимость творчества каждого из них, важность воплощения их творческого потенциала в материальном носителе продукте «интеллектуального горения», выраженного средствами архитектурной графики. Для Воронцова важно было дать заказ талантливому мастеру в продуктивный период его карьеры, будь то дерзания молодого человека, плоды творческой зрелости или «лебединая песня» умудренного опытом метра… Известно, что заказ вдохновляет. Особенно, если это заказ щедрого и высокообразованного российского вельможи… Заказы Воронцова поддерживали архитекторов даже тогда, когда воплощение проектов откладывалось на перспективу. Так, например, некоторые проекты известного британского архитектора Томаса Харрисона (1744-1829) осуществлялись в Новороссии уже после его смерти.

^ Томас Харрисон был ровесником отца Михаила Семеновича – графа Семена Романовича Воронцова, который на протяжении многих лет занимал пост российского посла в Великобритании. Они родились в один год. Семен Романович был знаком с творчеством этого мастера, восхищался его лучшим творением – ансамблем Честерского замка и рекомендовал его своему сыну как зодчего, которому следует заказать проекты своих дворцов. Ещё до официального назначения на должность генерал-губернатора Новороссии (которое состоялось в мае 1823 г.), М.С. Воронцов приобретает участок в Одессе для возведения своего дворца. Дворец был возведен под руководством архитектора Франца Боффо в стилистике, соединившей в себе ампир и элементы романтизма. Однако называть Боффо автором проекта одесского дворца Воронцова многие исследователи не решались. Они ограничивались фразой: «Строил Ф. Боффо». Этому, в значительной мере, способствовал тот факт, что чертежи проекта этого дворца, приписываемые Ф. Боффо чаще всего не были снабжены его подписью. В этом можно убедиться, изучив эти чертежи, сохраняемые в разных архивных и музейных собраниях. Часть из них оставалась в собрании заказчика и первого владельца дворца и ныне хранится в собрании Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника (АДПМЗ), часть – в Одесском историко-краеведческом музее (ОИКМ). В 2002 г. в Государственный архив Одесской области (ГАОО) вернулась состоящая из 482 документов очень значительная коллекция архитектурной графики – «уникальных чертежей, планов, рисунков и литографий строений и видов Одессы и южных городов Украины», изъятая из его фондов за 78 лет до этого. На протяжении многих лет эта коллекция находилась в Государственном научно-исследовательском институте теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ, г. Киев). В научном каталоге этого собрания перечислены девять чертежей, относящихся к проекту одесского дворца Воронцова и датируемые 1824-1827 гг. И в сведениях о каждом из них значится: «Без подписи» [1, 27-28]. То же можно сказать о чертежах одесского Воронцовского дворца из собраний АДПМЗ и ОИКМ [2, 20-21].

Мы уже говорили, в одной из предыдущих статей, о том, что исследователь из Крыма (научный сотрудник и реставратор АДПМЗ) Л. Н. Тимофеев в своих работах конца 70-х – начала 80-х гг. ХХ в. высказал предположение о том, что автором первоначальных проектов Воронцовских дворцов для Одессы и Алупки был Томас Харрисон [19-20]. В пользу этой версии свидетельствует целый ряд прямых и косвенных подтверждений (из отечественных и британских источников), более подробно говорить о которых не позволяет ограниченный объём данной статьи. Преклонный возраст Харрисона не позволил ему в полной мере реализовать свои проекты, создававшиеся для Воронцова. Т. Харрисон скончался 29 марта 1829 г. в Честере в возрасте 84 лет. Однако его проекты, оказали очень значительное влияние на работу Боффо в Одессе…

Исследователь Н. Кобзарь пишет: «В 1824 году Ф. Боффо снимает копировку места, приобретенного графом Воронцовым для построения дворца. Именно Боффо и осуществляет надзор за его возведением [подчеркнуто мною, – Ю.П.]. Эта работа, оконченная в 1828 году, становится определяющей в дальнейшей судьбе архитектора. Обладая недюжинным искусством придворного, Боффо входит в доверие и фавор генерал-губернатора. Первыми знаками этого покровительства стали: пожалование его в 1827 году бриллиантовым перстнем, а в июне 1828 года – чином титулярного советника с вручением ордена св. Владимира 4-й степени. <…> Между тем никто из выдающихся одесских итальянцев-архитекторов: ни Фраполли, ни Торичелли при Воронцове таких поощрений не получал» [9].

Н. Кобзарь в своей работе подчёркивает, что Боффо был под покровительством М. С. Воронцова, который неоднократно защищал его от нападок и обвинений в злоупотреблениях.

Искусство Чарльза Камерона повлияло не только на профессионалов, непосредственно с ним сотрудничавших, но и на архитекторов – выпускников Санкт-Петербургской императорской академии художеств, работавших впоследствии и в Одессе, и в Крыму. Среди них можно выделить Филиппа Фёдоровича Эльсона (1793-1867) – российского архитектора, имевшего английские этнические корни. Он создал великолепные архитектурные произведения в Крыму в стилистиках классицизма и романтизма.

С Одессой связаны страницы его биографии. По данным, выявленным исследователем В. Пилявским, Ф. Ф. Эльсон значился «архитектором 9-го класса при штабе инспектора резервной кавалерии Новороссийского края, расквартированном …в Одессе»[11, 69].

В имении М. С. Воронцова Массандра Филипп Эльсон в 1829-1832 гг. возвёл церковь Усекновения Главы св. Иоанна Предтечи в виде древнегреческого храма.

Для того чтобы осмыслить масштабы влияния английского классицизма на развитие отечественной архитектуры, были рассмотрены здания и сооружения, возведенные в первой половине XIX в. в Крыму и отразившие в своих формах принципы классического стиля. Часть из них была создана по проектам и при участии этнических британцев, наиболее известным из которых стал Ф. Эльсон. Перечислим лишь некоторые из созданных им архитектурных объектов: 1. Загородный дом, построенный для таврического губернатора Д. В. Нарышкина по заказу М. С. Воронцова в парке «Салгирка» (г. Симферополь, 1826 г.); 2. Церковь св. Архистратига Михаила в виде греческого храма-периптера (Алупка, 1833-1841 гг.); 3. Павильон «Чайный домик» (Алупка, 1829-1834 гг.). За работы в Крыму Эльсон был удостоен звания академика архитектуры. Памятники, созданные в неогреческой стилистике, прекрасно сочетались с крымскими ландшафтами. Ведь Крым имеет свою античную историю.

Уроженец швейцарского города Лугано ^ Георгий Торичелли (1800(?)-1843), как и многие итальянцы из этого города, около 1820 г. переезжает в столицу Новороссии – Одессу. Стремительно развиваясь, наш город охотно принимал способных людей со всей Европы. Творчество Г. Торичелли тесно связано с личностью генерал-губернатора Новороссийского края М. С. Воронцова.

Изучение творческого наследия этого замечательного одесского зодчего убеждает нас в том, что он, итальянец, приехавший из Тессинского кантона Швейцарии, выполнил множество своих проектов под влиянием британского зодчества. Подтверждением этому могут служить гравюры, рисунки, живописные произведения, запечатлевшие пейзажи Одессы первой половины и середины ХIХ в. Но наиболее убедительным подтверждением этой гипотезы является архитектурная графика самого Торичелли, хранящаяся в фондах ОИКМ, ГАОО и АДПМЗ. Ювелирное мастерство, филигранная проработанность и безупречный вкус, отраженные в листах проектов Торичелли, производят неизгладимое впечатление. В АДПМЗ хранится 38 проектов архитектора, большая часть которых выполнена в 20-е гг. ХІХ в. по заказам графа М. С. Воронцова. Так, в 1823-1824 гг. Торичелли выполнил целый ряд проектов православных церквей, во внешнем облике которых узнаётся влияние английской готики: доминирующие входные звонницы, зубчатые завершения, стрельчатые оконные проёмы, порталы с тюдоровскими арками, пинакли. В этой связи представляют интерес неосуществлённые проекты церквей для Ялты и Алушты 1823 г. В этих проектах Торичелли проявил глубокое понимание художественных и конструктивных принципов средневекового зодчества. Причём, прослеживается сходство проектов Торичелли именно с небольшими приходскими церквями Англии конца ХV – начала ХVI вв. На страницах фундаментального труда «Всеобщая история архитектуры» в главе, посвящённой британскому зодчеству эпохи Возрождения, Г. А. Саркисиан пишет: «В это … время [на рубеже ХV и ХVI вв. в Англии] слагается новый тип приходской церкви. Если во Франции приходские церкви нередко воспроизводят в миниатюре композицию больших соборов, то в Англии это самостоятельный тип <…>; разница между нефом и хором здесь меньше подчёркнута, в интерьере столбы несут деревянное перекрытие, которое всегда предпочитают сводчатому. Хор только иногда имеет боковые нефы, апсида заменена прямоугольным завершением («ретрохор»). Важнейшей особенностью этих церквей является величественная башня западного фасада, в то время как в соборах акцент всегда ставился в центральной башне средокрестия» [подчёркнуто мною, – Ю.П.] [3, T. 5]. Опубликованные на страницах издававшегося в Лондоне журнала “Gentleman’s magazine” за первое полугодие 1829 г. виды готических церквей Англии во многом перекликаются с проектами, созданными Торичелли для Южного берега Крыма в 1823-1824 и в 1828 гг.

«В 1829-1832 гг., – пишет Г. Г. Филатова, – по торичеллиевским проектам строится церковь св. Захария и Елизаветы в Ак-Мечети [имении М. С. Воронцова, – Ю.П.] и церковь в Алуште. “Главное украшение Алушты, – сообщал путеводитель Сосногоровой и Караулова – составляет красивая православная церковь с колокольней готической архитектуры… Церковь эта, во имя св. Фёдора Стратилата, построена во время управления Новороссийским краем кн. М.С. Воронцова”».

По проектам Торичелли были построены также:

• Церковь св. Иоанна Златоуста в Ялте. 1832 - 1837 гг. (строил архитектор К. И. Эшлиман);

• Преображенская церковь в Мошнах. 1840 г. (была построена на средства М. С. Воронцова);

• Церковь в имении Фалеевка-Садовое в Херсонской губернии.

В архитектуре этих храмов прослеживается трансформированное заимствование архитектурных приёмов и форм, нашедших ранее своё воплощение в проекте дворца М. С. Воронцова для Алупки – архитектор Эдуард Блор. Синтез английской готики и элементов арабского и индо-мусульманского зодчества достаточно экзотичен, если учесть, что речь идёт о православных церквях. Рассматривая проект церкви св. Иоанна Златоуста для Ялты с многочисленными декоративными деталями, украшающими фасады, понимаешь, что именно в этот период, ещё в рамках романтизма, в архитектуре зарождался эклектизм. В этом проекте, очень близком и к архитектуре Преображенской церкви в Мошнах, Торичелли менее лаконичен и сдержан, чем вдохновившие его Блор и Гунт. Здесь, очевидно, следует отметить, что в одном из архивов Санкт-Петербурга хранится проект церкви для г. Одессы, выполненный Г. Торичелли именно в такой стилистике.

К романтическому направлению в архитектуре можно отнести и, как это не покажется странным на первый взгляд, построенный по проекту Г. И. Торичелли тюремный замок в Кишинёве (1830-1840). Архитектура Кишиневского тюремного замка перекликалась с архитектурой замков средневековой Англии. Круглые мощные башни, зубчатые завершения стен, крестообразные окна-бойницы воскрешают в памяти романы Вальтера Скотта.

Возвращаясь к одесскому наследию Г. Торичелли в контексте британских влияний, хочется, прежде всего, упомянуть здание Английского клуба (1842 г., ныне – Музей морского флота). 29 апреля 2005 г. это здание сильно пострадало от пожара. «…Почти полностью уничтожены интерьеры и внутреннее убранство, кровля, пострадали элементы фасада…»[6]. Памятник градостроительства и архитектуры национального значения нуждается в незамедлительном спасении. Искусствовед А. Т. Ушаков писал об этом здании: «Воссоздавая дух Англии, Торичелли придал клубу бело-голубую гамму – расцветку всемирно известного фарфора фирмы Веджвуд, национальной гордости англичан»[10]. Здесь нужно отметить, что Джозайя Веджвуд (1730-1795) прославился производством высококачественного фаянса «цвета сливок» и так называемого «яшмового товара» с рельефной отделкой. Скорее всего, А. Т. Ушаков имел в виду изделия из «яшмовой массы» светло-синего и серо-зелёного цветов, декорированных белым рельефом. Тем не менее, влияние британского искусства во внешнем облике Английского клуба подмечено правильно.

В статье «Торговые ряды старой Одессы» краевед В. А. Чарнецкий сообщает, что творцом ансамбля Старого базара «был один из талантливейших зодчих Одессы – Г. И. Торичелли… Вершиной творчества этого архитектора… был ансамбль зданий Старого базара»[23, 88]. Его строительство было закончено в 1836 г. В. А. Чарнецкий пишет: «…Доминирующее положение в ансамбле занимал расположенный в середине площади… двухэтажный корпус с галереей по периметру и башней с часами в центре…»[23, 88]. Башня в центре Старого базара обрушилась в 1958 г. Приведенная В. А. Чарнецким фотография башни на площади Старого базара позволяет убедиться в том, что это сооружение смело можно отнести к романтическому направлению в архитектуре. Здесь были применены формообразующие приёмы, присущие средневековому зодчеству. Прямоугольная в плане башня завершалась зубчатой венчающей частью. До недавней реконструкции памятником романтического зодчества был и дворец И. О. Витта (ныне – административное здание морского ведомства), построенный по проекту Г. Торичелли (и Боффо (?)) в 30-е гг. ХІХ в. В его архитектуре также прослеживались британские влияния.

Много было создано Георгием Торичелли в Одессе и за её пределами. К сожалению, слишком рано, в расцвете своей творческой карьеры, ушел из жизни этот замечательный зодчий. Многие архитектурные произведения мастера не дошли до наших дней, некоторые сохранились частично, некоторые переделываются до неузнаваемости в наши дни. Построенная по проекту Торичелли Михайловская церковь в Одессе была варварски разрушена…

Выдающийся британский зодчий ^ Эдуард Блор (1787-1879) внёс значительный вклад в развитие стилистического направления «Возрождение готики» (The Gothic Revival). Историк архитектуры, реставратор, зодчий, он осуществил множество своих проектов в Британии и далеко за её пределами. К числу наиболее известных его творений относится дворец М. С. Воронцова в Алупке (Крым, 1830-1848 гг.). По мнению многих исследователей, Воронцовский дворец в Алупке является лучшим произведением Э. Блора.

В последние годы, благодаря британскому исследователю, историку архитектуры сэру Чарльзу Бретту, в мире произошел всплеск интереса к Алупкинскому дворцу М. С. Воронцова. В журнале “Country Life” за 25 июля 2002 г. была опубликована большая статья этого ученого об Алупкинском дворце [25]. Позднее, в 2005 г., в Великобритании вышла уже книга сэра Чарльза, посвященная творчеству английских и шотландских зодчих в Крыму [26], в которой много внимания уделяется Воронцовскому дворцу в Алупке. Мы уже отмечали в одной из предыдущих работ, что сэр Чарльз Бретт, как и многие его коллеги, считает дворец в Алупке лучшим произведением Эдуарда Блора, памятником мирового значения.

Примерно 1831 г. датируется эскизный проект дворца М. С. Воронцова для Алупки, в котором Блор, учитывая мусульманскую историю Крыма и, возможно, более ранний проект своего соотечественника – Т. Харрисона, применил гигантскую нишу, за которой позднее закрепилось название «Альгамбра». В Алупке осуществлением проекта Блора занимались другие зодчие. Сначала из Англии приехал Френсис Гейтон (Francis Heiton), который скончался в 1833 г. В этом же году ему на смену в Крым прибыл ученик Блора Вильям Гунт (William John Hunt). Анна Галиченко пишет: «…Вильям Гунт [руководил строительством и находился в Алупке] …вплоть до 1852 г., за что и получил от Воронцова пожизненную пенсию в 1000 рублей. Гунт очень тактично откорректировал проект в соответствии с рельефом местности, убрал из него некоторую пышность форм, позаимствованную Блором из архитектуры Индии периода Великих Моголов XVI в., и разработал ряд дополнительных чертежей для Шуваловского корпуса, хозяйственных служб и архитектуры малых форм в нижнем парке» [4, 20]. Первоначально предполагалось, что возведение дворца генерал-губернатора Новороссийского края графа М. С. Воронцова в Алупке будет производиться под руководством и по проекту одесского городового архитектора Ф. Боффо. Но за основу для этой работы следовало взять проектные разработки, выполненные по заказу Воронцова Т. Харрисоном.

«Я подозреваю, - пишет профессор Райнлэндер, – что Воронцов, по некоторым из причин, указанных доктором Мортоном, возможно и после обсуждения с ним, пришел к выводу о том, что Боффо не большой архитектор, не тот, которому можно доверить проектирование Большого дворца в Алупке. Он [Воронцов] имел предчувствия об этом и ранее. И даже при этом фундаменты для осуществления [алупкинского] проекта Боффо подготавливались в 1830 г. Но когда Воронцов увидел в Англии проекты и работы Блора, его воображение было поражено. Это, в сочетании с предыдущими сомнениями, заставило его отказаться от услуг бедного Боффо».

А. Галиченко отмечает: «Из всех работ [Блора] обращает на себя внимание госпиталь Св. Магдалины, построенный в 1831 году в Вилтоне – владении лорда Джорджа Пемброка. Скорее всего, Пемброк, женатый на сестре Воронцова, рекомендовал ему Блора как человека, способного быстро исполнить заказ» [4, 19]. Именно в 1831 г. М. С. Воронцов из Англии шлёт в Алупку приказ остановить строительство дворца. По его распоряжению для Блора были выполнены и высланы в Англию планы и виды Алупки в чертежах и рисунках. Через год в Крым прибыл готовый новый проект дворца для Алупки. В настоящее время значительными коллекциями архитектурной графики, относящимися к алупкинскому проекту Э. Блора, обладают Алупкинский дворцово-парковый музей-заповедник и Музей Виктории и Альберта (Лондон). «В 1830-1832 годах Блор становится модным архитектором и получает множество заказов от королевского двора и английской аристократии. <…> По его проектам и эскизам реставрировались или создавались заново отдельные жилые постройки, интерьеры, общественные сооружения в стиле тюдоровской Англии [подчеркнуто мною, – Ю.П.]» [4, 18-19]. Периоду творческой зрелости мастера предшествовал яркий период становления. В 1811-1813 гг. Блор принимает участие в издании увражей по истории британского зодчества. В частности, он сотрудничал со знаменитым писателем Вальтером Скоттом при создании серии «Шотландские древности». На страницах этих изданий молодой архитектор имел возможность проявить свой дар рисовальщика и глубокие знания истории зодчества своей страны. Эти работы способствовали и его популярности среди знатоков и любителей британского культурного наследия. Прошло совсем немного времени, и Эдуард Блор, заслуживший уважение своего прославленного соотечественника, становится одним из авторов личной усадьбы Вальтера Скотта под Эдинбургом – замка Абботсфорд. Изучив большое количество усадеб периода правления королевы Елизаветы I Тюдор, архитектор применил свои знания в названном проекте. Замок писателя-романтика был стилизован под строение XVI в. Стоит отметить, что творчество сэра Уолтера (Вальтера) Скотта, его многочисленные исторические романы, имели огромное влияние на возникновение такого значительного явления в британской культуре как Gothic Revival – возрождение готики. После возведения замка Абботсфорд Эдуард Блор вошел в число близких друзей писателя. Блора можно назвать одним из основоположников историзма в архитектуре. Он «в полной мере обладал суммой тех знаний, которые позволили ему избежать поверхностного стилизаторства [в том числе и при создании проекта Воронцовского дворца для Алупки. – Ю.П.]» [4, 18].

Архитектор Южного берега Крыма ^ Карл Эшлиман (1808-1893) часто выступал в роли подрядчика, возводившего здания и сооружения по проектам других зодчих. К числу наиболее известных относится построенная им по проекту Торичелли ялтинская церковь св. Иоанна Златоуста. «17 сентября [1837 г.]…Николай I с императрицей Александрой Федоровной и детьми, …отправились …на церемонию освящения только что отстроенной по проекту Г. Торичелли церкви Иоанна Златоуста. Сразу после этого события император повелел предоставить статус уездного города… деревушке [Ялте] и дал указание графу М. С. Воронцову и архитектору К. И. Эшлиману составить план города [курсив мой, – Ю.П.] [8, 14].

Байдарские ворота также строил архитектор К. И. Эшлиман. Автор статьи, на основании сравнительного анализа, выдвинул гипотезу о том, что при создании этого сооружения за основу был взят проект Томаса Харрисона, сотрудничавшего с М. С. Воронцовым.


Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что сотрудничество с архитекторами было одним из значительных направлений деятельности М. С. Воронцова. Причём, достаточно плодотворным было это сотрудничество, как в сфере государственного управления, так и в сфере частных заказов, когда видный военный и государственный деятель, обладавший серьёзными материальными возможностями, сам выступал в роли заказчика. М. С. Воронцову выпала почётная миссия обогащения отечественной архитектурной и градостроительной практики опытом и достижениями зодчих Великобритании (благодаря вовлечению в архитектурную деятельность в Новороссии британских архитекторов и инженеров-строителей). Всё это принесло значительные плоды. В Алупке был создан архитектурный шедевр мирового значения – всемирно известный ныне ансамбль Воронцовского дворца, а Одесса стала средоточием большого числа зданий и сооружений, ставших её гордостью и украшением. Дошедшие до наших дней объекты архитектурного наследия воронцовской эпохи нуждаются в бережном отношении и научной реставрации.



Литература:

  1. Архитектурные объекты г. Одессы и других городов Причерноморья, конец XVIII – начало ХХ ст.: Чертежи, планы, рисунки, гравюры, литографии: Каталог. – Одесса, 2003. – 224 с.

  2. Воронцов и Одесса. Каталог выставки. – Одесса, 1998. – 33 с.

  3. Всеобщая история архитектуры в 12 томах. – Т. 5. – М.

  4. Галиченко А. А., Царин А. П. Алупка. Дворец и парк. – К., 1992. – 240 с.

  5. Галиченко А. Воронцовский дворец в Алупке: новороссийский губернатор и английский архитектор // Пинакотека (журнал для знатоков и любителей искусства) – 2004. – №18-19. – С. 26-31.

  6. Звернення Одеської міської ради до Кабінету міністрів України «Про ситуацію, що склалася навколо Музею морського флоту» (додаток до рішення ОМР від 05.04.2007р. № 1151-V).

  7. Історія української архітектури. – К., 2003. – 472 с.

  8. Калинин Н., Земляниченко М. Романовы и Крым. «У всех нас осталась тоска по Крыму…» – Симферополь, 2003. – 320 с.

  9. Кобзарь Н. Франциско Боффо – взлеты и падение. – Одесса, 2000.

  10. Котков И. И., Ушаков А. Т. Архитектура Одессы. – Одесса, 1967. – 98 с.

  11. Пилявский Валентин. Филипп Эльсон. / воспроизв. в сборнике «Архитекторы г. Одессы» / – Одеса, 1998. – С. 69.

  12. Письмак Ю. О. Британські мотиви у творчості одеського архітектора Георгія Торічеллі // Проблемы теории и истории архитектуры Украины. Сборник научных трудов. – Вып. 1. – Одесса, 1999. – С. 61-64.

  13. Письмак Ю. А. О преемственности композиционных приемов и объемно-планировочных решений в архитектуре (на примере дворца графа М.С. Воронцова в Одессе) // Вісник Донбаської державної академії будівництва і архітектури. Збірник наукових праць (ВАК). – Випуск 2000-1 (21) Будівельні конструкції, будівлі та споруди. – Макіївка, 2000. – С. 203-205.

  14. Письмак Ю. А. Витражи Одесского дворца М. С. Воронцова // Проблеми теорії та історії архітектури України. Зб. наук. праць АІ ОДАБА (ВАК). – Випуск 3. – Одеса, 2002. – С. 79-83.

  15. Письмак Ю. А. Скромный гений. Страницы творческой биографии архитектора Томаса Харрисона (1744-1829) // Історична пам’ять (історико-краєзнавчий щорічник ООВ УТОПІК). – Випуск 5. На чаші терезів регіональної політики. – Одеса, 2003. – С. 63-67;

  16. Письмак Ю. А. Всемирная слава Воронцова (к 15-летию выхода в свет книги Энтони Райнлэндера «Князь Михаил Воронцов – наместник царя») // Воронцовы и русское дворянство: VIII Крымские Международные Воронцовские научные чтения (Алупкинский государственный дворцово-парковый музей-заповедник). Сборник докладов. – Симферополь, 2006. – С. 74-80.

  17. Русское градостроительное искусство: Петербург и другие новые российские города XVIII – первой половины XIX века. – М., 1995. – 404 с.

  18. Селинов В. И. Воронцовский дворец как культурно-исторический памятник города Одессы. – Одесса, 1929.

  19. Тимофеев Л. Н. К вопросу о генезисе композиции Воронцовского дворца в Алупке. // История и теория архитектуры и градостроительства. – Ленинград, 1980. – С. 150-154.

  20. Тимофеев Л. Н., Царин А. П. Алупкинский дворец-музей. Путеводитель. – Симферополь, 1981. – 56 с.

  21. Тимофієнко В. І. Зодчі України кінця XVIII – початку ХХ століть: біографічний довідник. – Київ, 1999. – 477 с.

  22. Филатова Г. Г. Творческое наследие Эдуарда Блора //Воронцовы и Англия: Материалы IV Крымских международных Воронцовских научных чтений. – Симферополь, 2002. – С. 121-126.

  23. Чарнецкий В. А. Торговые ряды старой Одессы. //Реставрація, реконструкція, урбоекологія. Матеріали міжнародного симпозіуму RUR’98, ПУВ ICOMOS. – Одеса, 1998. – С. 86-92.

  24. Чекмарев В. М. Архитектурное творчество британских зодчих в Новороссии во 2-й четверти ХІХ в. // Памятники культуры. Новые открытия. 1996. – М., 1998. – С. 615-632;

  25. Brett, Charles. Alupka Palace // Country Life. – 2002. – July 25. – Р. 74-79.

  26. Brett, Charles. Towers of Crim Tartary. English and Scottish architects and craftsmen in the Crimea, 1762 – 1853. – Shaun Tyas Donington, 2005. – 154 p..

  27. Colvin, Howard. A Biographical Dictionary of British Architects, 1600-1840, John Murray. – London, 1978.

  28. The modest genius. An exhibition of drawings and works of Thomas Harrison. – Chester, 1977.

  29. The order of the day. Thomas Harrison and Architecture of the Greek Revival. – Whitworth art Gallery, 1981.




Скачать, 43.34kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru