Категории:

Психология судебного разбирательства

Поиск по сайту:


страница4/4
Дата02.04.2012
Размер0.86 Mb.
ТипЗакон
Раскаяние и покаяние подсудимого
Речи прокурора психология.
Речи судебной психология.
Заключение речи
Речь судебная в гражданском процессе.
Решения судебного психологические особенности.
Свидетеля психология на суде.
Физические недостатки.
Судебно-психологическая экспертиза мотивов изменения показаний обвиняемых и подсудимых на суде.
Судьи психология деятельности.
1) познавательный
2) поисковый
3) коммуникативный
4) воспитательный
5) конструктивный
6) удостоверительный
Третейский суд
В.Н. Китаева)
Подобный материал:
1   2   3   4
Прокурора психология деятельности в гражданском судопроизводстве. Специфика деятельности П. в гражданском процессе оп­ределяется предметом его деятельности, ее направленностью. П. может выступать или как предъявитель иска (обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц), или вступать в дело для дачи заключения. В первом случае П. принимает участие в судеб­ных прениях, подчиняется требованию равенства сторон. Во втором случае речь П. носит итоговый, обобщающий характер, его оценки даются от лица государства. Эти оценки должны быть всесто­ронне обоснованными и убедительными, они должны иметь общесо­циальное значение, давать основание для частного определения. Од­нако психическое состояние П., дающего заключение по делу, его внутреннее убеждение зависит от достаточности доказательств. Анализируя причины гражданского правонарушения, П. содей­ствует укреплению основ социо-нормативной регуляции.

Его психологические характеристики должны быть научно-компе­тентными, обстоятельства, относящиеся к психологической характери­стике личности должны быть достоверными и типичными. Личностные выводы не могут быть сделаны из случайных, эпизодических фактов.

В случаях, когда иск предъявлен П. в судебных прениях он выступает первым. Поддерживая иск, П. обосновывает необхо­димость его удовлетворения. В заключении он оценивает доказательства, приводит установленные, по его мнению, факты, делает вывод о необхо­димости применения соответствующей правовой нормы. Однако в свя­зи с его двойным выступлением возникает некоторая этическая колли­зия, связанная с дилемой - следует ли ему приберегать доводы для свое­го заключения? Вряд ли такая линия будет этически выдержанной: «при­берегая свои доводы для заключения, П. тем самым лишает пред­ставителя ответчика возможности полемизировать с ним, приводя свои контрдоводы. Может создаться впечатление, что П. уклоняется от полемики, а это было бы нежелательным и ослабило бы силу воздей­ствия его выступления.

Наряду с этим однообразное повторение одних и тех же своих аргу­ментов дважды также психологически не желательно — утрачивается признак новизны сообщения, снижается интерес аудитории. Возникает необходимость изменения формы подачи материала при повторном его воспроизведении. Если же П. не возбуждает иска, а вступает в дело лишь для дачи заключения, то он не принимает участия в прениях и вы­шеозначенная дилема в этих случаях не возникает. В заключении П. в этом случае даются итоговые оценки, формулируется возможное и необходимое решение, обусловленное позицией государственного представителя. П. акцентирует внимание суда на информации, являющейся основой для вынесения частного определения, осуществ­ляет анализ причин данного гражданского правонарушения.

Литература: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 1996. С. 272 - 273.

^ Раскаяние и покаяние подсудимого (см. Последнее слово подсудимого).

Речи адвоката психология. Средство осуществления им своей защитительной функции, предназначенное для подведения итога судебного разбирательства, анализа с позиции защиты собранных по делу материалов, их правовой оценки, высказывания доказательств, опровергающих предъявленное подсудимому обвинение, смягчающих его вину, соображений относительно возможной меры наказания и других вопросов, подлежащих решению суда.

Анализ речи крупнейших адвокатов (Плевако Ф.Н., Сергеича П. (Пороховщиков П.С.), Кисенского И.М. и др.) свидетельствует о глубоком психологизме, проникновении в сокровенные, интимные механизмы человеческого поведения, рас­крытии социально-психологических основ поведения отдельных социальных групп.

Общепринятых правил построения защитительной речи не существует. Для нее противопоказаны шаблон, однообразие, зара­нее установленный трафарет поскольку выступление с защитительной ре­чью — дело творческое, живое. Содержание и структура Р.А. зависят от результатов судебного следствия, избранной позиции, характера предъявленного обвинения, особенностей доказательственного материала. На построение защитительной речи большое влияние оказывает обвинительная речь. Защитник выступает в суде после прокурора и поэтому не может не учитывать тех доводов и аргу­ментов, которые приведены прокурором. Он обязан представить на рассмотрение суда свои доводы и соображения, привести свои аргументы (Шиханцов Г.Г.).

Защитительная речь должна но­сить полемический характер, быть органически связана с развер­нувшимися судебными прениями. Возражая против необоснован­ных утверждений прокурора, подвергая критическому анализу приведенные им доказательства, защитник отстаивает свою точку прения, приводит контрдоказательства в подтверждение правиль­ности своих рассуждений. Доказательства, используемые адвокатом в пользу подсудимого, могут предъявляться двумя способами: по нарастающей, небольшими частями, подготавливая позицию суда к вынесению желательного для подзащитного приговора; массивом, посредством эмоционального взрыва в тактически оправданном моменте судебного заседания. Активная тактическая линия защиты может быть реализована и в начале судебного заседания, когда защитник заявляет ряд ходатайств, каждое из которых содержит аргументы в пользу невиновности или смягчения вины подсудимого.

Целесообразно приводить контраргументы защиты следующим образом (Шиханцов Г.Г.): если нельзя оспорить обвинение целиком и сразу, то уместно его оспаривать по частям и с разных сторон; обвинение, изложенное в обвинительном заключении, целесообразно раздробить на ряд фрагментов по субъекту, объекту, объективной и субъективной стороне; подвергнуть анализу достоверность получения доказательств по каждому из элементов; подвергнуть сомнению обоснованность выводов следствия по отдельным следственным действиям; выводы защитника могут быть целенаправленно обращены как на эпизоды и обстоятельства, уже рассмотренные судом, так и на те, которые в дальнейшем будут рассматриваться судом; форма аргументации целесообразна, если эмоционально насыщенна, этична и компромиссна.

Наиболее тщательно анализируются защитником особенности личнос­ти подзащитного, акцентуации его характера, его повышенную реак­тивность на отдельные эмоциогенные ситуации. Центральное место в характеристике личности подзащитного за­нимает анализ его мотивационной сферы и конкретного мотива совер­шенного деяния, выяснение подлинного смысла действий данного челове­ка (к чему он стремился, чем руководствовался. Подлинные побужде­ния индивида определяют форму его вины, выступают как смягчаю­щие или отягчающие ответственность обстоятельства. Адвокат обеспечивает понимание судом тончайших нюансов в поведении подзащитного.

(И.И. Аминов)

Литература: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 1996; Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Избр. произведения в 2 томах. Т.1. - М., 1959; В.В. Романов Юридическая психология. - М., 1998; Соркин В.С. Стратегия и тактика защиты по уголовным делам. - Гродно, 1997; Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. - М., 1998.

^ Речи прокурора психология. Средство осуществления им обвинения от имени государства, на основе конкретных фактов, неопровержимых доказательств и индивидуализации состава правонарушения. В РП из­ложение фактических обстоятельств носит аналитичес­кий, а не повествовательный характер. Особенно тщательно прокурором анализируется оправдатель­ные версии, выдвинутые защитником и подсуди­мым. Из каждой версии выводятся все возможные логические следствия, которые сопоставляются с имеющимися доказательствами.

Если подсудимый отрица­ет свою виновность, то обязанность прокурора — детально рассмот­реть приводимые подсудимым доводы, сопоставить их с другими нео­провержимыми доказательствами, показать их несостоятельность. Анализу подлежат и все экспертные заключения. Особенно тщательное исследование производится в случаях, когда обвинение основано на косвенных доказательствах. Взаимосвязь этих доказательств скрыта, опосредована промежуточ­ными обстоятельствами. Прокурор призван сделать эти связи очевид­ными. Им раскрывается содержание соответствующей статьи уголовного кодекса, обосновывается правильность ее применения, раскрываются объективные и субъективные стороны соответствующего состава преступления, его цели и мотивы.

При психологической характеристике подсудимого целесообразно ориентироваться на структуру личности, включающую в себя: систему базовых ценностных ориентаций личности, ее направлен­ность, иерархию устойчивых мотивов ее поведения; психодинамические особенности ее психической саморегуляции; экстравертность или интровертность (ориентацию на внешние обстоятельства или внутренние устойчивые позиции), полезависимость или поленезависимость (зависимость или независи­мость от ситуативных обстоятельств); обобщенные способы поведения, характерологический тип лич­ности; способы поведения, существенные для адекватной адаптации в расследуемой критической поведенческой ситуации; личностные акцентуации — «слабые места» в психической саморегуляции данного индивида; наличие у индивида возможных психических аномалий (неврозов, психопатических расстройств); дефекты социальной адаптации личности, степень нарушенности ее правосознания и криминализации.

Убедительнее всего звучат не собственные психологические оцен­ки, данные обвинителем или защитником, а независимые экспертные оценки — отзывы о подсудимом и потерпевшем хорошо знавшими их людьми.

Кроме личностных характеристик на суде часто возникает необ­ходимость в нравственно-психологическая оценке поведения подсудимого, что составляет ито­говую концовку основной части РП. Здесь необходимо дать ответ на вопрос: какие факторы детерминировали преступное поведение (ценностные ориентации, потребности, желания, стремления, психические состояния, стечения обстоятельств, различные условия неблагоприятного формирования личности и т.д.). При этом раскрывается и личность самого прокурора, его отношение к людям, понимание их проблем, отношение к их горю. Характеризуя ан­тисоциальную, десоциализированную личность, прокурору необходимо показать возможности ее ресоциализации.

Анализ события преступления прокурором направляется на доказательство того, что со­бытие преступления имело место и в совершении его виновен подсу­димый. При этом не очевидность дела, ни признание вины под­судимым не снимает с прокурора обязанности доказывания обвине­ния. На основе совокупности доказательств прокуро­ра формируется внутреннее убеждение аудитории в обоснованности и законности обвинения.

РП воспринимается обычно на фоне зна­чительного психического напряжения, в условиях острой судейской борьбы и призвана отвечать определенным социальным ожиданиям. РП имеет существенное общепредупредитель­ное значение. Однако наступательность обвинительной РП ничего общего не имеет с нервозностью, крикливостью, фразерством. Опора его речи - система неопровер­жимых доказательств, а украшение - не общие слова, а конкретные факты.

(И.И. Аминов)

Литература: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 1996; Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Избр. произведения в 2 томах. Т.1. - М., 1959; В.В. Романов Юридическая психология. - М., 1998; Соркин В.С. Стратегия и тактика защиты по уголовным делам. - Гродно, 1997; Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. - М., 1998.

^ Речи судебной психология. Средство словесного убеждения посредством це­ленаправленной систематизации фактов рассматриваемого события, убедительной их оценки на основе результатов судебного следствия. Различается вступительная, основная и заключительная части Р.С.

Психологичес­кая задача вступления - вызвать обостренное внимание судебной аудитории, вызвать ее инте­рес, установить с ней коммуникативный контакт, обеспечить ее дове­рие, подготовить аудиторию к принятию основной позиции оратора.

В основной части РС излагаются фак­тических обстоятельств дела. Здесь целесообразен не скучный пере­сказ фактов, а живая, динамичная картина возникновения и развития расследуемого события. Обстоятельства дела могут быть изложены в хро­нологической последовательности или в систематизированном виде: так, как событие развивалось в действительности, или так, как оно было ис­следовано в судебном следствии. Способ изложения фактических обсто­ятельств дела избирается в зависимости от объема и характера доказа­тельств, установленных в ходе судебного следствия.

Анализ доказательств и их оценка — центральная часть РС. Все доказательства выстраиваются в систему, опровергающую одни версии и подтверждающие предлагаемую оратором версию. Доказа­тельства выстраиваются по их нарастающей значимости. Особое место в судебной речи занимают личност­ные доказательства — психологические характеристики личности под­судимого и потерпевшего.

^ Заключение речи должно содержать итоговое определение позиции судебного оратора и обращение к суду с четко выраженной просьбой, содержать элементы доверительности, об­ращенности, авансирование доверия суду.

Кони А.Ф. в статьях «Приемы и задачи обвинения», «Искусство ре­чи на суде» отмечал, что для того, чтобы хоро­шо говорить на суде надо знать хорошо предмет, о котором говоришь, изучив его во всех подробностях, надо знать родной язык с его богатством, гибко­стью и своеобразностью так, чтобы не искать слов и оборотов для своей мысли и, наконец, надо быть искренним. Надо готовиться к выступлению: собрать интересное и важное, составить сжатый, по возможности полный план и «пройтись» по нему несколько раз. Еще лучше - написать речь и, тщательно отредактировав ее в стилистическом отно­шении, прочитать вслух. Рекомендуется одеться просто и прилично.

Говорить следует громко, ясно, отчетливо, не монотонно, по возможности выразительно и просто. Тон речи может повышать­ся или .понижаться в связи со смыслом и значением данной фразы и даже отдельного слова. Жесты оживляют речь, но ими следует пользоваться осторожно и соответственно сказанному. Во время лекции не следует ходить по сцене, делать однообраз­ные движения. Полезно всматриваться в отдельные группы слушателей, особенно в маленьких аудиториях. У оратора не должно быть одной какой-то точки, к которой вес время при­влекается его взор. Оратор должен быть достаточно освещен: лицо «говорит» вместе с языком. От него требуются большая выдержка и умение владеть собой при всех неблагоприятных обстоятельст­вах; никакие отвлекающие причины не должны на него дейст­вовать. Нужно избегать шаблона речи. Форма речи должна быть простая, понятная. Иностранные слова можно употреблять, но их следует тотчас же объяснить, не задерживая надолго движение речи. Лирика допустима, но ее должно быть мало (тем она ценнее); она дол­жна быть искренней, как и вся речь вообще. Элемент трогатель­ного, жалостливого может быть в речи, но говорить об этом нужно спокойным тоном. Необходимо вызвать обостренное внимание судебной аудитории, вызвать ее инте­рес, установить с ней коммуникативный контакт, обеспечить ее дове­рие, подготовить аудиторию к принятию основной позиции оратора.

Окончание речи должно быть связано с ее началом. Надо помнить, что конец выступления - разрешение всей речи. О заключительной части речи А.Ф. Кони пи­шет: «Лучшие речи просты, ясны, понятны и полны глубокого смысла. При недостатке собственной «глубокой мысли» дозво­лительно пользоваться мудростью мудрых, соблюдая меру и в этом, чтобы не потерять собственного лица между Лермонто­выми, Толстыми, Диккенсами...».

(И.И. Аминов)

Литература: Алексеев Н.С. Макарова З.В. Ораторское искусство в суде. - М., 1989; Колонтаевская И.Ф. Педагогические идеи в трудах А.Ф. Кони // Правовые воззрения А.Ф. Кони и современность. Материалы межкафедрального научного сбора. - М., 1994;.Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 1996; Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста. – М., 2000

^ Речь судебная в гражданском процессе. Речь прокурора (его заключение) и речь ад­воката (представителя истца и представителя ответчика) имеют ряд осо­бенностей, обусловленных их предметной направленностью: они наце­лены на разрешение гражданского спора. Здесь прокурор не обвиняет, а делает заключение по делу, адвокаты не защищают, а оказывают в качестве представителей сторон юридическую помощь этим сторонам. В от­личие от уголовного процесса речи юриста в гражданском суде более ла­коничны, в них, как правило, отсутствуют личностные характеристи­ки, анализ причин и условий возникновения деликта. По своему содер­жанию эти речи менее эмоционально насыщены. Обыденность анали­зируемых явлений обязывает ораторов в гражданском суде использовать ряд речевых приемов, направленных на поддержание устойчивого вни­мания судебной аудитории. Однако эти речевые приемы не могут быть искусственными - они должны органически вытекать из цели судебной речи. Так адвокат, представитель стороны стремится доказать суду необ­ходимость вынесения решения.

Литература: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 1996. С. 274 – 275.

^ Решения судебного психологические особенности. Акт волеизъявления, складывающийся на основе рационального познания причинно-следствен­ных связей между фактами объективной действи­тельности, ценностного к ним подхода, их соотношения с запретами норм права, чувственного переживания полученных процессе судебного разбирательства результатов познания, сде­ланных из них правовых выводов.

Принятие судьей разнообразных решений организационного харак­тера в виде постановлений, определений, например о принятии дела к своему производству, о назначении дня слушания дела, вызове свидете­лей и т.п., как правило, не вызывает особых затруднений.

Судебные ошибки организационного, процессуального характера, которые все же встре­чаются при принятии подобных решений, скорее связаны с недостаточной квалификацией, нежели со сложностью решаемой задачи.

При принятии групповых решений составом суда, определяющих окон­чательные результаты рассмотрения гражданского, или уголовного дела, роль социально-психологи­ческих закономерностей межличностного, группового взаимодействия людей значительно весомее. Провозглашенная в законе независимость воле­изъявления судей как один из основополагающих принципов осущест­вления правосудия с психологической точки зрения не всегда реально достижима. Как отмечают Васьковский Е.В., Морщакова Т.Г., конформизм при принятии групповых реше­ний составом суда бывает обычно выше, когда дело касается сложных вопросов, например, определение виновности подсудимого, и намного ниже при обсуждении более простых вопросов, в частности меры наказания.

Стремясь как можно сильнее смягчить возможное негативное воздействие на членов суда социально-психологических факторов, законодатель предусмотрел целый ряд гарантий, соответствующих пра­вил поведения судей, входящих в состав суда, определенные процедуры в их взаимоотношениях: а) равенство всех членов суда при решении любых вопро­сов, возникающих при рассмотрении дела и постановлении приговора; б) решение всех вопросов по делу простым большинством голосов; в) оглашение председательствующим своего мнения последним; г) право на осо­бое мнение судьи, не согласившегося с решением большинства; д) обязательный отвод судьи, заинтересованного в деле.

Среди факторов, влияющих на формирование Р.С. видное место занимает психологическая установка. По мнению Морщаковой Т.Г., установка предшествует всем, в том числе и познавательным процессам, влияет на их течение, направляет восприятие, внимание, память, мышление субъекта в соответствии с определенными условиями, представляя собой готовность к определенной форме реагирования в различных видах деятельности. Но она выполняет не только положительную функцию, но и отрицательную - может подталкивать судью к ошибочным выводам и решениям. В подобных случаях психи­ческая установка судьи нередко бывает связана с психологической значимостью предыдущих решений и выводов предварительного следствия. Это, в свою очередь, по мнению Морщаковой Т.Г., приводит к: а) окончательному формированию внутреннего убеждения судьи часто задолго до момента удаления суда в совещательную комна­ту; б) непроизвольному свертыванию исследования обстоятельств дела, вследствие чего какие-то де­тали в познавательном плане становятся недоступными для адекватного воспри­ятия.

Для нейтрализации негативного влияния психической установки необходимо, чтобы она была достаточно гибкой и подвиж­ной. Но это во многом зависит от психологических свойств самого человека.

Серьезное влияние на появление ошибочных Р.С. оказывают также психические состояния, которые может испытывать судья. Необходимо выделить состояние сомнения в момент принятия решения по делу, утомление, психическое напряжение (стресс), существенно ослабляющих познавательную активность судьи, проявление профессио­нально значимых способностей, опыта. Судье необходимо постоянно сохранять на должном уров­не самоконтроль за своим эмоциональным состоянием, настроением, поведением, особенно в процессе общения с окружающими его людьми, участниками процесса, с коллегами по работе. Ничто, в том числе и его личностные качества не должны вызывать у граждан сомнений в его объективности, справедливости и беспристрастности в отправлении правосудия.

(И.И. Аминов)

Литература: Морщакова Т.Г. Психологические истоки судебных ошибок и внутреннее убеждение судей // Эффективность правосудия и проблема устранения судебных оши­бок. - М., 1975. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. - М., 1998; Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 1996;

^ Свидетеля психология на суде. Участник судебного разбирательства, располагающий сведениями об обстоятельствах дела и вызванный для дачи показаний суду.

Еще в конце XIX в. некоторые зарубежные и отечественные ученые-юристы (В. Штерн «Психология свидетельских по­казаний»; О. Гольдовский «Психология свидетельских показаний», А.Ф. Кони «Свидетельские по­казания на суде» и др.) на основании ряда проведенных экспериментальных опытов доказали несовершенство и ненадежность свидетельских показаний, данных на предварительном следствии, усиленно стараясь «объективизировать» уголов­ный процесс.В этих исследованиях говорилось о некоторых важных признаках, характеризующих личность С. и определяющих специфику его поведения на суде.

Темпераментю У сангвиника в показаниях преобладают лич­ные переживания, граничащие с преувеличениями и искажениями фактов. При его допросе необходимо быть терпеливым, не выражать согласие или неодобрение его показаниями, по­скольку сангвиник может быть склонным к приспособленчеству и резко менять данные ранее показания, подстраиваясь под желаемое. Меланхолик часто драматизирует события. Необходимо помнить, что большинство меланхоликов — эгоцентрики, по­этому контакт с таким С. возможно установить лишь через интерес к его собственной личности. Холерик невнимателен, его взгляд поверхностен. Поскольку он эмоционально не сдержан, взрывоопа­сен, необходимо быть особенно осторожным при допросе с целью предупреждения кон­фликтов в зале суда. Флегматик — наиболее обстоятельный С. Но он обычно стремится избежать встреч с властями, неохотно выполняет свой свидетельский долг.

^ Физические недостатки. Авторы указывали на то, что у С., обладающего ими, показания одно­сторонни, в то же время они могут быть уникальными и значимыми для суда. На­пример, у слепых чрезвычайно тонко развит слух, а у глухих - зрение. Прищуривание С. может быть обусловлено близорукостью, а не презрением к членам суда; отворачивание лица – стремлением повернуть здоровое ухо (последствие некоторых ревматических заболеваний мышц или же тугоухости).

Пол. У мужчин более развиты обоняние, слух, зрение; у женщин — вкус, вазомоторная возбудимость. Мужчинам время кажется длиннее на 35 %, а женщинам — на 111 %. Установлено, что органы обоняния и слуха у женщин развиты гораздо лучше, чем у мужчин. Зато последние более восприимчивы к светлому цвету и гораздо лучше воспринимают от­дельные детали. Женщины меньше забывают, но гораздо чаще, чем мужчины искажают событие. У женщин меньше чем у мужчин развита способность к сомнению, женщины более склонны под­тверждать свои показания под присягой. Причем доказательством веры женщин в свои показания оценивается чувствами, а не анали­зом события.

Возраст. Дети ближайшие фак­ты помнят сильнее отдаленных; наоборот, память стари­ков сохраняет воспоминания отдаленных лет и юности отчетливо и слабеет относительно ближайших событий. Особой деликатности требует допрос свидетелей-детей относительно преступлений, совершенных на сексуаль­ной почве, событий, касающихся взаимоотношений ро­дителей и близких родственников.

Поведение. Смущение, замешательство не всегда означает желание скрыть истину. Улыбка или смех при даче показаний не служат признаком легко­мысленного отношения к выполнению свидетельских обязанностей. С. может страдать навязчивыми состояниями не иметь навязчивых идей. С. может быть глуп, но глупость необходимо отличать от своеобразности и своенравия, которые также могут отразиться на показаниях. При общении на неродном могут проявляться существенные неточности, усиливаться иллюстративные жесты, мимика, пантомимика и пр.

(И.И. Аминов)

Литература: Морщакова Т.Г. Психологические истоки судебных ошибок и внутреннее убеждение судей // Эффективность правосудия и проблема устранения судебных оши­бок. - М., 1975; Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб, 2001; Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. - М., 1996; Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. - М., 1998.

^ Судебно-психологическая экспертиза мотивов изменения показаний обвиняемых и подсудимых на суде. Назначается в тех случаях, когда требуется всесторонняя оценка показаний правонарушителя, данных им в разное время и содержащих проти­воречивые сведения.

В ходе расследования вес и значение мотивов, которыми руководствует­ся обвиняемый, постоянно меняется. Накопление уличающих доказательств, осознание реальности грозящего наказания, приближение начала его исполне­ния, усиление или ослабление эмоциональных переживаний, приобретение но­вых знаний и опыта, возрастание посторонних влияний заставляют подследст­венного переосмысливать аргументы «за» и «против» избранной позиции и, соответственно, изменять мнение о том, какие показания для него предпочти­тельны.

Наиболее распространенными мотивами дачи ложных показаний явля­ются боязнь наказания и желание избежать его последствий для себя и своих близких; боязнь огласки, общественного осуждения и стыд от сознания амо­ральности и противоправности своего поступка; боязнь раскрытия связанных с расследуемым преступлением интимных сторон жизни обвиняемого; боязнь мести со стороны заинтересованных лиц; недоверие допрашиваемого к право­охранительным органам (суду).

Не менее трудно устанавливать мотивы ложных показаний, в которых допрашиваемый признает себя виновным или обвиняет других. Типичными мотивами самооговора выступают стремление избавить от наказания действи­тельного виновника, которое формируется под влиянием родственных, друже­ских чувств, групповых интересов, угроз или иного воздействия со стороны заинтересованных лиц в отношении зависимого субъекта (обвиняемого); бо­язнь огласки компрометирующих обвиняемого или его близких сведений; же­лание получить от заинтересованных лиц материальную выгоду; стремление обвиняемого уклониться от ответственности за более тяжкое преступление; желание смягчить обстановку расследования, облегчить свое положение в де­ле; желание завоевать преступный авторитет; стремление отомстить кому-либо, оговорив его и себя.

Наконец, еще одной психологической причиной изменения показаний обвиняемым является психологическая защита, которая однако, присуща не только виновному, но и каждому, кто должен защищаться от каких-либо подозрений или обвинений. Если мотивы ложных показаний и самооговора могут быть выявлены в большинстве случаев следователем или судьей самостоятельно, то для обна­ружения психологической защиты требуется помощь психолога, так как прие­мы такой защиты нередко носят подсознательный характер.

По мнению ряда авторов, оценка показаний обвиняемого составляет ис­ключительную компетенцию следствия и суда. Согласно противоположной точке зрения, эксперт-психолог вправе устанавливать объективность показа­ний и причины их изменения. Оценка показаний допрашиваемого носит почти исключительно психологический характер. Систематическое изучение психи­ческих факторов, определяющих содержание показаний, позволяет дать пра­вильную оценку показаниям. Эксперт-психолог не подменяет собой судебно-следственные органы, поскольку при одном и том же объекте исследования (обвиняемый, материалы уголовного дела) он использует методы, отличаю­щиеся от тех, которые применяет юрист.

(В.Н. Китаева)

Литература: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. Учебное пособие. - М., 1961. С. 200-203; Китаев Н.Н., Тельцов А.П. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств. - Иркутск. 1992. С. 130-134: Катаева В.Н. Судебно-психологическая экспертиза при отказе от прежних показа­ний \\ Законность. 2000. №10. С.11.

Суда присяжных психологические особенности. Суд, в состав которого входят один или несколько постоянных судей и присяжные заседатели, назначенные для данного судебного процесса – представители народа. Присяжные и постоянный судья, как правило не образуют единую судебную коллегию, их функции строго разграничены. Присяжные заседатели в уголовном процессе обычно выносят вердикт о виновности или невиновности подсудимого, в гражданском процессе решают только вопрос факта. Закон, предоставляющий присяжным право решить вопрос о виновности по внутреннему убеждению, без мотивирования вердикта, представляет им право невменения деяния, по причинам, которые они не обязаны высказывать. П.С. может не признать подсудимого виновным просто потому, что обстоятельства и состояние его души не могут быть признаны обыденным явлением среди людей (Владимиров Л.Е.).

Присяжные, представляя в суде общество, вершат справедливость от его имени, привносят в суд то представление о справедливости, которое присуще обществу. Присяга требует от них выносить справедливое решение по внутрен­нему убеждению, принимая во внимание все разумные сомнения. Поэтому ответ­ственность за судьбу человека заставляет их все время искать эти со­мнения, чтобы не усомниться в собственной справедливости. Отсюда проявленные присяжными снисхождения к судьбе подсудимого. Еще А.Ф. Кони называл П.С. выразителем общественного сознания, народной совести, «веления которой коренятся в глубине правового миросозерцания народа и в каждом данном случае применяются к совокупности всех обстоятельств дела». Особенности «миросозерцания» присяжных во многом определя­ют те итоговые решения, которые они выносят. Если в ходе судебного следствия выясняется, что подсудимый чистосердечно раскаялся в совершенном деянии; случайно получил ранения, совершая пре­ступление; добровольно до суда возместил какие-то убытки потерпевшему, присяжные могут решить, что он уже расплатил­ся за свое преступление, и учесть это в своем вердикте, в вопросе о снисхож­дении. Иногда подсудимого считают пострадавшим за чужие грехи; виновным не больше других. Это также серьезно влияет на снисхождение и даже его оправдание. Сомневаясь по любому из пунктов, присяжные сомневаются и в умышленности действий подсудимого.

Действиям человека могут приписываться не только его личностно-психологические, но ситуативные характеристики. Присяжные обращают внимание (Краснопольский И.А.): насколько тесно определенное поведение человека связано с ситуацией; насколько оно постоянно во времени; насколько оно сходно с поведени­ем других людей в аналогичной ситуации.

Если поведение подсудимого не слишком разнится с повседневным, его действия воспринимаются не как умышленные, а скорее как привычные. Кроме того, при сильном несоответст­вии обычного поведения подсудимого и действий в момент наступления собы­тия его могут счесть давлением обстоя­тельств. Приписывание причин преступления личности подсудимого обычно ведет к его обвинению, ситуации и среде — повышает шансы на оправдание.

Еще одним способом решения неочевидной ситуации является припи­сывание части вины жертве преступления или смягчение отношения к под­судимому за счет умаления личности жертвы. Например, если жертва на мо­мент преступления была в нетрезвом состоянии или вообще плохо характе­ризовалась по материалам следствия, шансы подсудимого на оправдание или снисхождение повышаются. Положение подсудимого ухудшается, когда образ жертвы выглядит как страдальческий, например, если жертва — инвалид, ста­рик или ребенок.

Есть и иные психологические факторы, влияющие на вердикт коллегии присяжных (Краснопольский И.А.): личность государственного обвинителя и защитника, чей успех зави­сит от того, насколько они вызывают доверие, привлекательны (знакомы, похожи, симпатичны), обладают атрибутами власти, престижа; особенности коммуникации сторон с присяжными (открытость, оби­лие невербальной коммуникации); то, как преподносятся сторонами доказательства (наглядность, эмо­циональность, «разжевывание», порядок аргументации, повторение);

Выносимый коллегией присяжных заседателей вердикт состоит из отве­тов на три основных вопроса: 1) доказано ли событие преступления (деяния), 2) доказано ли совершение преступления подсудимым и 3) виновен ли он в нем, а также на вопрос о снисхождении. Как правило, если ответ на эти три вопроса утвердительный, присяжные выносят обвинительный вердикт. Если коллегии присяжных заседателей при обсуждении не удалось достигнуть единодушного решения в установленный срок, то обвинительный вердикт считается принятым, если за утвердительные ответы на каждый из поставленных в нем трех основных вопросов проголосовало большинство присяжных заседателей. Оправдательный вердикт считается принятым, если за отрицательный ответ на любой из поставленных в нем трех основных вопросов проголосовало не менее шести присяжных заседателей. Ответы на прочие вопросы определяются простым большинством голосов присяжных заседателей. Если голоса разделились поровну, то принимается наиболее благоприятный для обвиняемого ответ.

(И.И. Аминов)

Литература: Краснопольский И.А. Психологические особенности суда присяжных //Прикладная юридическая психологи. - М., 2001.; В.В. Романов Юридическая психология. - М., 1998; Соркин В.С. Стратегия и тактика защиты по уголовным делам. – Гродно. 1997; Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 1998.

^ Судьи психология деятельности. Должностное лицо, наделенное в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие, разрешающее дела в суде вынесением законного приго­вора на основе накопления, анализа и оценки необходимой юри­дически значимой информации.

Деятельности С. присущи следующие психологические компоненты:

^ 1) познавательный – получение доказательного материала для вынесения приговора. Материалы предварительного следствия уже дают суду готовую модель исследуемого собы­тия. Однако эта версия должна восприниматься только как вероятная истина, подлежащая проверке и исследованию в каждом ее отдельном элементе. Познавательная деятельность С. должна быть направлена на изучение не только доказательных фактов, но и источников их происхождения, что заставляет углубленно изучать личностные и поведенческо-психологические особенности подсудимых, свидетелей, потерпевших и др. лиц. Эта деятельность постоянно усложняется необходимос­тью принятия частных решений по той или иной совокупности фактов. Краткость времени восприятия информации в суде приводит к необходимости особой дисциплины мыслительной деятельности;

^ 2) поисковый – истребование новых документов, вызов ранее не допрошенных свидетелей на предварительном следствии и т.д. Только подвергнув сомнению версию предварительного следствия, испытав ее на прочность и достоверность, суд может установить истину. Наличие исходной модели события в материалах предварительного расследования создает возможность осу­ществления поисковой деятельности суда по четкому, заранее определенному плану. Путем изучения уже собранных данных вновь планируется порядок анализа и синтеза отдельных элементов фактов, выдвигаются и разрабатываются возмож­ные версии, другие возможные модели того же события, действия. Обязательно по­строение версий о личности подсудимых, об их участии в событии, о причинах оп­ределенного поведения, об условиях поведения, действий и т. д.;

^ 3) коммуникативный - построение правильных взаимоотношений с участниками судебного разбирательства, аудиторией, которые необходимо строго регулировать, направлять в единое русло, в целях установления истины. С. необходимо внушать к себе уважение, соз­давать убеждение в своей правоте, решать слож­ные дела и судьбы людей. Главное в его коммуникативной деятельности — умение своим видом показать желание досконально разобраться во всех обстоятельствах дан­ного дела. Именно это внушает уважение к правосудию в целом, является стимулом для всех участников процесса тщательно, подробно излагать факты, свою оценку, свое понимание тех или иных фактов;

^ 4) воспитательный - исправление, перевоспитание преступников, воспитание граждан в духе уважения к самому процессу осуществления правосудия, соблюдения законов и нравственных норм поведения. «Анализ судебной практики свидетельствует, — отмечает К В. Леоненко, - что процессуальное упрощенчество, отступление от предписаний процессуальных правил ….. создает у граждан впечатление о формальном отношении суда к выполнению своих обязанностей, о его предвзятости, что снижает воспитательно-предупредительное воздействие правосудия». Залогом воспитательного воздействия норм уголовного закона и конкретных актов его применения является справедливость;

^ 5) конструктивный – принятие решений по возникающим спорным вопросам, вынесение приговора, определение меры наказания виновному, решение вопросов, связанных с порядком отбывания наказания. Особенность данной деятельности заключается в том, что суд может принять окончательное решение с учетом фактов, обстоятельств, не закрепляемых удостоверительной деятельностью (принятие во внимание поведения подсудимого в судебном зале, глубины и искренности раскаяния в содеянном). Для успешного осуществления конструктивной деятельности судом создаются специальные условия. К ним А.В. Дулов относит: коллегиальное принятие решения; обеспечение невмешательства в принятие решения; законодательное гарантирование свободы личного убежде­ния судьи, лежащего в основе каждого принятого решения; требование непрерывности рассмотрения дела;

^ 6) удостоверительный - приведение всей добытой в ходе процесса инфор­мации в специальные, предусмотренные законом формы: приговор, протокол, определение, решение и др. Преодолению субъективизма судейского убеждения при вынесении приговора и исследовании материалов дела способствуют такие факторы, как участие народных заседателей в отправлении правосудия, коллегиальное вынесение приговора, принцип состязательности.

Успешное выполнение перечисленных видов деятельности зависит от личностных качеств судьи.

(И.И. Аминов)

Литература: Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // Избр. произведения в 2 томах. Т.1. М., 1959; Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996; В.В. Романов Юридическая психология. М., 1998; Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 1998.

^ Третейский суд (см. Арбитражный суд).

Учет судом психологической характеристики подсудимого при назначении меры наказания. Неразрывно связан с применением психологических познаний при установлении обстоятельств, характеризующих личность виновного. В уголовном процессе, на любом этапе которого в центре внимания находится человек со всеми индивидуально-психологическими особенностями, их недооценка усложняет поиск истины и может повлечь несправедливое судебное решение.

Еще в 1901г. известный русский юрист Л. Владимиров настойчиво заявлял о необходимости введения психологической экспертизы в суде. В США, Германии, Франции, Венгрии, Польше по отдельным категориям дел предусмотрено обязательное судебное участие эксперта-психолога, предметом исследования которого является и вид назначаемого судом наказания.

Для российских судебных органов научно обоснованная оценка личности подсудимого выступает в качестве предпосылки установления обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности (т.е. смягчающих и отягчающих вину), предусмотренных соотвествующими статьями Уголовного Кодекса РФ. В соответствии с его положениями при назначении наказания судом могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью 1 настоящей статьи, а такими нередко являются обстоятельства, характеризующие личность виновного. Согласно ч.3 ст.60 УК РФ, при назначении наказания суд должен осуществлять индивидуальный подход, с учетом, среди других факторов, и личности виновного. Еще более сложный процесс- назначение наказания не одному, а группе преступников, среди которых есть лидеры-организаторы, исполнители, пособники. Здесь крайне важен дифференцированный подход к оценке содеянного соучастниками. Нередко индивидуальный подход к назначению меры наказания затруднен без глубокой и всесторонней оценки личности подсудимого, что требует применения специальных познаний в сфере психологии в форме проведения судебно-психологической, или психолого-психиатрической экспертизы.

Перед экспертами обычно ставятся вопросы по выявлению: 1) индивидуальной психологической характеристики подсудимого (обвиняемого); 2) наличия у виновного лица определенных психологических особенностей (склонности к жестокости, повышенной агрессивности или внушаемости и т.д.); 3) возможности индивидуально-психологических особенностей подсудимого (обвиняемого) существенно влиять на его поведение (до совершения преступления, во время криминального деяния и в посткриминальный период).

Изучение судебной практики показывает, что с конца 80-х годов суды в различных регионах России все чаще ссылаются при мотивировке меры наказания на заключения экспертов-психологов. Особенно выражено это по делам о преступлениях против жизни и здоровья, взяточничеству, деяний преступных организованных групп. Так, Иркутский областной суд неоднократно обосновывал вынесение смертных приговоров активным членам банд, совершившим умышленные убийства, ссылками на подробные психологические характеристики подсудимых, выявленные в процессе судебно-психологических экспертиз.
^

(В.Н. Китаева)


Литература: Васильева Я.Ю. Понятие и классификация обстоятельств, отягчающих наказание по российскому уголовному праву. - Иркутск. 2000; Китаев Н.Н. Тельцов А.П. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств. – Иркутск. 1992; Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. - Воронеж. 1987.

1 Психология гражданского судопроизводства остается пока малоразработанной отраслью знаний. Среди правоведов, психологов можно указать лишь не многих исследователей в этой области: Резниченко И.М. Основные проблемы психологии гражданского процесса. – Владивосток, 1978.; Психологические аспекты искового производства. – Владивосток, 1989; Еникеев М.И. (Основы общей и юридической психологии. - М., 1996; О современном состоянии и перспективах развития юридической психологии //Психологический журнал. Т.3, №.3, 1982..

2 Сахнова Т.В. Зачем суду психолог? - М., 1990. С. 3.

3 Ратинов А.Р. Судебная психология как наука // Юридическая психология: Хрестоматия. – М., 2000. С. 9-32.
1   2   3   4

Скачать, 21.61kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru