Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Государственное учреждение

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 173.3 Kb.
Дата02.04.2012
Размер173.3 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Компьютерная верстка
Лиханов, А. Слетки: роман / Альберт Лиханов // Наш современник. – 2009. - № 2, 3.
Подобный материал:





Государственное учреждение

«Детско - юношеская библиотека Республики Карелия»


«Чтение – праздник души»


Рекомендательный список

Вып.6


Петрозаводск


2010

УДК 02

ББК 91.9: 83

Ч-77


Чтение – праздник души : рекомендательный список. Вып.6. / Детско-юношеская библиотека Республики Карелия ; [сост. Е. В. Корнякова]. – Петрозаводск : Детско–юношеская библиотека Республики Карелия, 2010. – 14 с.
УДК 02

ББК 91.9 : 83


Ответственный за выпуск: В. А. Сакина, директор ДЮБ РК

Составитель : Е.В. Корнякова, ведущий библиотекарь ДЮБ РК

Редактор: С. В. Золотова, зам. директора ДЮБ РК

^ Компьютерная верстка: С.П. Шестакова, гл. библиотекарь ДЮБ РК


Отпечатано в Детско-юношеской библиотеке Республики Карелия:

185035 Республика Карелия, г. Петрозаводск, пр. Ленина, д. 1

Тел. / факс: (8142) 78-32-29

E-mail: dubrk@library. karelia.ru

Тираж 25 экз.


© Детско – юношеская библиотека

Республики Карелия, 2010.


Уважаемые читатели!

Предлагаем Вашему вниманию субъективные заметки о лучших, на взгляд составителя, произведениях, опубликованных в «толстых» журналах в 1 квартале 2009 года.

«Чтение лучше всего выводило из организма отраву беспрерывного зрелища, оставляло один на один с собой и с тем, что читаешь, вопросы придумывало – ищи, мол, ответы».

А. Лиханов «Слетки».


1. Верещагин, Е. Сказка о заколоченном доме / Егор Верещагин // Октябрь. - 2009. - №4. - С. 28-31.

Впервые толстый литературный журнал собрал воедино писательские свидетельства об одном из ярких проектов последних лет «Литературный экспресс. Москва – Владивосток». Журнал «Октябрь» не только участвовал в самом проекте, но и подвиг писателей поделиться своими путевыми впечатлениями.

Сорок ведущих российских литераторов, сменяя друг друга, проехали на экспрессе «Россия» от Москвы до Владивостока, останавливаясь как в крупных городах, так и в областных центрах. Они посещали библиотеки, воинские части, детские дома, школы, редакции газет, книжные магазины, встречались с местными творческими силами. Писатели не только рассказывали о своем творчестве, но и сами знакомились с необъятными просторами своей страны и с людьми, которые эти просторы населяют. Среди авторов номера – Алексей Варламов, Андрей Геласимов, Виктор Ерофеев, Валерий Попов, Роман Сенчин, Дмитрий Новиков, Захар Прилепин…Редакции показалось интересным соединить под одной обложкой произведения писателей «Литэспресса» и писателей регионов, с которыми проходили встречи – например, «Сказку о заколоченном доме» Егора Верещагина.

Давным – давно собрались со всей великой Руси богатыри, чтобы извести проклятого Змея Горыныча, но осталась его мать вместе с двенадцатью его женами, и решили они во что бы то ни стало отомстить людям. Черный знахарь поведал им, что через несколько веков Горыныча можно оживить – нужно к телу приставить двенадцать голов разных нехристей, отступившихся от Бога и Божьих дел. И все бы у них получилось, если бы не мальчик Степка пяти лет от роду. Порубил он нечисть своим деревянным мечом, а Горынихи ничего против него сделать не могли, поскольку греха в нем – на один грош, и того не будет.

В 2009 году «Октябрю», одному из старейших литературных журналов, исполнилось 85 лет. Все, что прочтет читатель в этой журнальной книге, – яркое свидетельство жизнеспособности современной отечественной словесности.


2. «Воспоминания об этом времени у каждого свои»: дети и взрослые о Советском Союзе // Дружба народов. - 2009. - №3. - С. 185 -197.

Не прошло и двух десятков лет с тех пор, как перестал существовать Советский Союз, а уже не только в воображении детей, родившихся после, но и памяти людей взрослых и это государство, и эта жизнь стали мифом. Возможно ли воспитание гражданина без его интереса к родной истории, к политическим событиям, без его умения давать самостоятельную оценку происходящему в мире? Мы видим, как наши дети все больше хотят участвовать в делах Отечества.

«2008 год. Последний день первой четверти, оценки уже выставлены, а уроки проводить все-таки надо. Неожиданно выяснилось, что десятилетним гражданам России не очень понятно, что это за праздник – 4 ноября, а про 7 ноября пятиклассники ответить и вовсе затруднились. И я, учитель со стажем и опытом, прошу написать сочинение «Что я знаю о Советском Союзе и причинах исчезновения этого государства». Прочитав ответы, я соблазнилась задать этот вопрос и в шестом, и в седьмом классе.

Катя, 7 класс: «СССР для меня – время спокойного жития народов. Тогда правительство заботилось о людях».

Анна: «По рассказам моей бабушки, когда был Советский Союз, им жилось гораздо лучше. Там были маленькие цены, все было дешево. Не было столько убийц. Люди не боялись поздно ночью ходить по темным улицам, а сейчас так делать страшно. В Советском Союзе появились первые космонавты, было много спортсменов. Почти все люди читали. Милиция была честная и добросовестная. В институтах не брали взяток. А в школах никто не собирал с учеников деньги».


3. Георгиев, С. Шапито из провинции / Сергей Георгиев // Москва. - 2009. - №1. - С.122-131.

Невероятные цирковые истории. «Мартышка»: в одном провинциальном цирке шел номер с мартышкой, одетой матросом. Обезьяна жонглировала ложками и стаканом, уморительно плясала «Яблочко», а в конце выступления свистела. Как–то на представление пришел пожилой адмирал с женой. Мартышка сразу разглядела моряка среди зрителей, но виду не подала. С блеском доработала номер, а вот после сквозь щель в занавесе долго внимательно разглядывала широкие адмиральские лампасы, фуражку с золотым крабом и большие сверкающие звезды на погонах.

- Нет, все равно не понимаю, - после размышлений сказала мартышка сама себе. – Вот когда я стану старенькой и закончу выступления, в цирк я больше не приду! Ни за что! Даже если мне и подарят потом самую красивую фуражку на свете!


4. Дурылин, С. Сударь кот: семейная повесть / Сергей Дурылин // Москва. - 2009. - №2. - С. 9 -75; №3. – С. 123-158.

Жизнь Сергея Дурылина (1886-1954) – и биография, и творчество – таит множество загадок, долгое время даже дата и место рождения вызывали разночтения. Будучи еще молодым, вошел в противоречивую культуру Серебряного века: был секретарем Религиозно–философского общества; привлек в литературу Бориса Пастернака, но и пережил разочарование его творчеством; был в кругу «толстовцев», а в 1905 году познал российскую тюрьму как революционер; опубликовал книгу «В школьной тюрьме» (1906г.) и всю жизнь занимался педагогикой.

После 1917 года Дурылин весь устремлен к церкви, принял сан священника (1920г.), прошел аресты и ссылки, а в начале 30-х годов вошел в литературоведение как исследователь русско-европейских культурно-исторических связей и творчества русских классиков. Позднее стал и одним из самых известных театроведов, профессором ГИТИСа, историком русской драматургии. Ключевое его произведение – повесть «Сударь кот» (1924) написана в тяжелые для Дурылина времена - высылка из Москвы в Челябинск после долгого тюремного заключения.

«Сударь кот» - повесть о любви, напряженных духовных и нравственных исканиях, даже о подвигах в личной жизни. Воспоминания о детстве, родной семье присутствуют совершенно четко с первых строк, образы преданно и глубоко любимых людей легли на страницы. Художественная ткань «Сударя кота» пропитана московскими впечатлениями. Удивительно чистое и возвышенное повествование, оно способно поразить современного читателя и посодействовать укреплению возвышенных качеств души сокровенным русским словом.


5. Жидков, Ю. В тишине, на окраине / Юрий Жидков // Знамя. – 2009. - №2. - С.165 -175.

Очерк, страшный своей обыденностью. Начало ХХI века, Россия, областной центр, городская инфекционная больница. «Я – врач в этой больнице, анестезиолог – реаниматолог. В реанимационном отделении ремонта мы, как открылись, не видели. Кафельная стена рушится каждый третий год - дефект залатывают. Один лечебный бокс постоянно затопляет сточными водами с верхнего этажа.

Район у нас эпидемичный по клещевому энцефалиту и болезни Лайма. Способ профилактики, как и основной способ лечения – противоклещевой иммуноглобулин, а в сезон его нет – закончился. А используй иммуноглобулин вовремя да в нужных дозах, - и не было бы тех смертей, не было бы тех инвалидов – ни ножку приволакивающих, ни на голову слабых.

Необходимой аппаратуры как не было двадцать лет назад, когда я начинал работать, так и нет. У нас один дыхательный аппарат для искусственной вентиляции легких, и тот почти всегда занят. А попади к нам в это время второй нуждающийся в нем больной – опять будем врать, что он помер от тяжести заболевания. У нас и наркозного аппарата нет. Нет ни одного корпуса, чтобы крыша не текла, ни одной палаты, чтобы краны работали. Прогнивший линолеум на полу, тараканы в шкафах, только в реанимации мы убиваем одну-двух крыс и несколько мышей каждый год. «Закрыть легче, чем отремонтировать», - говорит начальник департамента.

- Это не очерк, - подытоживает матушка, закончив читать мой опус, - это докладная записка министру здравоохранения.

- Он не поймет, - замечаю без всякой иронии, - он у нас без медицинского образования».

6. Кедрина, С. «Верните нам социализм» : из дневников начала 90-х годов / Светлана Кедрина // Наш современник. - 2009. - №3. –С. 217- 231.

Дочери большого русского поэта Дмитрия Кедрина Светлане – писательнице, поэтессе, оригинальному художнику – аппликатору по призванию, человеку, посвятившему всю свою жизнь делу увековечивания памяти отца – довелось, как и всем нам, пережить новое «страшное» время – эпоху разгрома и распада нашей Державы. 1991год. «На каждом человеке лежит отблеск истории, - прочитала я у Юрия Трифонова, и эти мои дневниковые записи, кажется мне, подтверждают эту мысль».

«Вечные эксперименты в России, вечно кто-то протаскивает свои идеи, а народ платит за это кровью, недоеданием, потерей того немногого, что имел».

1992 год. «Я счастлива, что это смутное время не замутило высокой поэзии Дмитрия Кедрина. Люди тянутся к его правде, к его боли за Родину, приникают, как к роднику, к его стихам о России. Ради этого жила моя мама, ради этого теперь живу я… В 1937 году отец пишет отчаянное стихотворение, в котором огромная жажда жизни и предчувствие ранней гибели:

Жить вопреки всему! Жить вопреки обидам

И счастью вопреки, что от тебя бежит!

Жить грязным червяком! Жить нищим инвалидом!

И все же, черт возьми, не умирать, а жить!

Не помогло ему это заклинание, хотя дамоклов меч опустился на его голову не в 30-е, а в сентябре 1945-го».

1995 год. «Бедная моя Родина, бедный мой народ, бедные мои дети и я, которой Бог дал много, но это никому не нужно…Жизнь не может не изменится, а коли я живу, значит – не все исполнила в жизни, что мне предназначено. Работать мне еще и работать, растить внучку, выпускать папины книги. Жизнь продолжается».


7. Клоэтта, И. Моя жизнь с Грэмом Грином. В поисках начала: фрагменты книги / Ивонна Клоэтта // Иностранная литература. -2009. - №3. - С.176 - 212.

Чем человек сложнее, талантливее, тем, вероятно, меньше сходства между его портретом и автопортретом. Со стороны мы видимся совсем не такими, какими кажемся самим себе. Ивонна Клоэтта, подруга и секретарь Грэма Грина, прожила вместе с ним тридцать два года, до его смерти. Эта книга не претендует на то, чтобы называться биографией писателя. Но, возможно, именно таким незамысловатым рассуждениям любимой и любящей женщины и стоит доверять. Все остальное есть в книгах самого Грина. «Просто он умел любить».


8. Кульчицкий, В. Хай-тек и колокола: русские судьбы / Владимир Кульчицкий // Москва. - 2009. - №2. - С. 212-226.

Автор – профессор, в настоящее время президент группы компаний «Прогресстех».

«Мои родители с детских лет научили меня бережно относиться к истории своей семьи, истории наших предков. Пройдет время, многое сотрется из памяти или забудется, и то, что ты помнишь и знаешь, уже не напишет никто».

Удивительно, что, спасшись от голода на Украине, семья моего отца оказалась в Ленинграде, где им выпали новые испытания. Выжить в блокадном городе – это был беспримерный мученический подвиг каждого, кто смог его совершить.

Бабушка, похоронив мужа и младшего сына в блокадном Ленинграде, долго не могла смириться с такой тяжелейшей утратой, а потом поняла, что жизнь продолжается, что она еще нужна тем, кто жив. Меня всегда удивляла и восхищала в ней та естественность, с которой она делала добро. Особенно поражало ее отношение к голодным и бездомным. Бабушка чем могла всегда им помогала. Ибо помнила страшнейший голод на Украине, Ленинградскую блокаду. И там, и там – невосполнимые потери родных и близких, но она не озлобилась, а сохранила любовь и к жизни, и к людям. Добро, которое мы делаем, согревает не только тех, для кого оно предназначено, но и нас самих.

Сегодняшний мир глобален, и в силу его глобальности создать обособленный остров на земле уже невозможно. Особенно когда это касается технологических возможностей. В настоящее время ни один интеллектуально емкий продукт уже не создается в одиночку. Наша национальная гордость заключается не в том, чтобы говорить: «Я – самый-самый», а в том, чтобы быть им. А чтобы быть им, надо впитать в себя все лучшее и передовое, что уже создано и активно используется в мире. Патриот не тот, кто говорит, что у нас все лучше, а тот, кто хочет, чтобы люди жили лучше, чем сегодня.


9^ . Лиханов, А. Слетки: роман / Альберт Лиханов // Наш современник. – 2009. - № 2, 3.

Всем своим литературным творчеством и общественной деятельностью (председатель Российского детского фонда) Альберт Анатольевич призывает противостоять людскому равнодушию, старается по крупице, по песчинке собирать золото народного добросердечия, любви, самоотверженности. Роман «Слетки» - о братьях, Борисе и Глебе. «Неужели и впрямь вы страстотерпцы не только по именам вашим? Неужели я родила вас на беду вашу?». Борис, снайпер, ставший мусульманином в чеченском плену, служит во Французском легионе. А Глеб, любящий безмерно брата своего, будет воспитывать его ребенка и хочет «просто защищать таких вот детей. Ведь должен же кто-то надежный и верный сохранять и спасать слабых и малых».


10. Макгрегор, Й. Что видят небеса: рассказ / Йон Макгрегор // Иностранная литература. - 2009. - №3. - С.145 -160.

Английский писатель родился в 1976 году, лауреат премии Сомерсета Моэма.

«Я не верю в Бога, но я знаю, что такое грех. Я знаю, каково это – нести в себе бремя, скрывать его от дневных лучей, из последних сил удерживать в дряхлеющей оболочке. Я также знаю, что рано или поздно оболочка прорвется, и бремя спадет, и земля откроет небу свои секреты». И я рассказываю жене, что много лет назад, в ту ночь, когда я впервые поцеловал ее в машине моего отца, на пути домой я сбил насмерть человека и зарыл его в этих полях. «Среди равнин, под куполом ясного синего неба, я ждал ее слова».


11. Мустонен, Р. Год петуха, или бортовой журнал Риты Ч. / Раиса Мустонен // Север. - 2009. -№3/4. - С.8 - 50.

Раиса Мустонен – автор пяти книг прозы, нескольких пьес, которые ставились в театрах Петрозаводска, Архангельска, Стокгольма. Вместе с соавторами она с успехом пишет детективные сценарии для популярного телесериала «Улицы разбитых фонарей». «А вот прозу, и тем более стихи, - писать в соавторстве, мне кажется, невозможно. Когда пишешь прозу, то будто пишешь письма – очень сокровенные и личные, - говорит Мустонен. – Сочинение сценариев – это профессия, ремесло, в нем важна «техника», выстроенность. Проза – очень личное, потаенное творчество. Я всегда писала прозу, мысленно обращаясь или к Богу, или к человеку, которого на тот момент любила…Мне хочется писать с улыбкой и слезами про свою жизнь, которая была временами нелегкой, но всегда интересной и местами очень смешной. Я работала и маляром, и почтальоном, и кондуктором, и портнихой, и стюардессой, и журналистом, больше четверти века – редактором отдела прозы в «Севере».

У героини этой повести и радости, и беды, как у всех нас, только у светлого и доброго человека получается воспринимать жизнь с юмором. Часто взволнованная героиня сочиняет «блямсы».

Блямс №9 (ностальгический).

«Я тоскую по Родине, и мне снится она – незнакомая, светлая, дорогая страна. В той стране люди добрые, дети сыты, и в ней не оставят в роддоме сыновей-дочерей. Власти умные. Мысли трезвые, во главе – Голова, все решает по совести, а не так – «трын – трава». Старики все ухожены, молодежь весела. Руки чистые, речи – неложные, неформальные все слова. Дружба – верная, и, наверное, там любовь до конца – без измен. Чувства искренни, страсти истинны и, конечно же, - без подмен… Я тоскую по Родине, мне лишь снится она – незнакомая, милая и родная страна».


12. Пулинович, Я. Наташина мечта: монолог / Ярослава Пулинович // Современная драматургия. - 2009. -№1. - С.81- 88.

Уникальный номер: большая часть его материалов связана одной темой - юбилеем А.П.Чехова. В январе 2010 года общественность страны и всего мира отметила 150-летие со дня его рождения. «Мы считаем естественным долгом внести свой вклад в подготовку к юбилею «драматурга века». Особое место здесь занимают оригинальные пьесы, написанные по мотивам чеховских произведений, заново раскрывающих события жизни писателя, характеры и судьбы людей, окружавших его. Известные российские режиссеры рассказывают о своем опыте работы над пьесами Чехова. В связи с главной темой номера выглядит символичным, что новые пьесы, публикуемые нами, были представлены на молодежном фестивале «Любимовка», - например, «Наташина мечта».

Автору пьесы Ярославе Пулинович немного за двадцать, жила в Сибири, в школе училась неважно, на уроках писала стихи, с трудом представляя, чем займется дальше. По совету сестры, поступила на театральный курс Николая Коляды, о котором до тех пор ничего не слышала. С этого момента началась совсем другая жизнь: ее пьесы получают премии, их ставят театры.

Монолог «Наташина мечта» написан куцым, спотыкающимся языком детдомовской девочки-подростка. Она полюбила – первого и единственного в жизни человека, который проявил к ней сочувствие и интерес. Молодой журналист написал о ней заметку в газету, когда она сдуру выпрыгнула в окно с третьего этажа. «И тогда я поняла, что он мой…Что я его никому теперь не отдам, потому что у меня никогда ничего еще моего не было, а теперь есть. Только это не так мое, как заколочка или там джинсы, или тетради там… Это такое мое, что это в карман не засунешь, и не выкинешь, и не надоест никогда. Это что-то прям мое-мое-мое и все тут». И когда увидела его с другой, сначала захотела умереть, а потом такая злость накатила! «Какое право она имела с ним целоваться? Какое право имела его отбирать? У нее все есть, все, у нее родители есть, она в доме живет, у нее сережки есть, косметика, помада, сотик, одежда всякая, она, поди, печенье килограммами лопает… Я первая его нашла, я первая в него влюбилась!». Собрала детдомовских, проучили ее. «Мы не хотели, чтоб все так!!! И не было никакого предва… Предварительного сговора, как тут говорят. Мы не хотели, чтобы она в кому впадала, не хотели ей эти…особой тяжести наносить, как их там… Это все следователь так написал. Ведь она же не умерла, в конце концов, она выживет, че, из комы не выйдет, что ли? У родителей еенных денег много, мне говорили, вылечат ее. А мне теперь из-за шмары этой на зоне сидеть, да? А в чем я виновата? Просто я Валеру любила, просто хотела, чтобы он был мой, чтобы мы с ним вот так гуляли, чай пили, а потом он подошел бы и сказал: «Наташа, ты самая реально клёвая девчонка на земле, выходи за меня замуж!» Просто такая мечта. Разве у вас нет мечты?».


13. Романов, Б. Вестник, или жизнь Даниила Андреева / Борис Романов // Москва. – 2009. - № 3 - 5.

Даниил Андреев так ощущал бессмертие и вечность, или распахнутость времени во все концы, что свою земную жизнь представлял лишь краткой частью пути. «Но в земной жизни поэта есть свои пробелы, тайны, загадки. Не только потому, что пропали, сожжены бумаги, что свидетели умерли, не оставив показаний. Нет, всё объяснить, всё описать в чьей-то жизни – это значит воскресить её. Совершить чудо. Но не человеческое это дело – покушаться на чудеса».


14. Сент -Экзюпери, А. Манон, танцовщица: новелла / Антуан де Сент -Экзюпери // Иностранная литература. - 2009. - №1. - С.131-148.

Это первое законченное произведение Сент-Экзюпери (1939г.) при жизни автора так и не было опубликовано. Девчонка-танцовщица – игрушка мужчин, она в их власти, вещица, кусок мяса. Мечтает встретить любовь. А исполнение мечты иногда куда страшнее, «он понятия не имеет, какая невиданная роскошь любовь для жалких девчонок вроде Манон».


15. Сенчин, Р. Елтышевы : роман / Роман Сенчин // Дружба народов. - 2009. - №3. - С.52-108; №4. - С.132 -175.

Как, почему так получается? Хорошая, кажется, была семья: жена – библиотекарь, муж – милиционер, двух сыновей вырастили, нормально жили. Любви не хватало, радости, смысла жизни? Николай Михайлович Елтышев, траванув поначалу газом зарвавшихся алкоголиков в вытрезвителе, впоследствии оказывается способен избавиться от дряхлой тещи, занимающей необходимую ему и жене жилплощадь, а в итоге становится убийцей собственного непутевого сына Артема. «Бессмысленно и глупо текла их жизнь, глупыми были их страсти и любови, глупой оказалась и гибель».

Главная трагедия современного человека – утрата смысла жизни, утрата веры. Глубинная болезнь современного общества и отдельного человека: бесцельность, бессмысленность существования. Отсюда пьянство, тупое равнодушие, потеря нравственных ориентиров… Только вера и духовность могут вывести из тупика.


16. Слаповский, А. У нас убивают по вторникам: киноповесть / Алексей Слаповский // Новый мир. - 2009. - №1. - С. 49-80.

Алексей Иванович Слаповский родился в 1957 году, по образованию филолог, работал теле- и радиожурналистом, редактором, грузчиком… Начинал как драматург, им написано и поставлено около 40 пьес. Автор многих романов, он широко известен и как киносценарист («Остановка по требованию», «Участок», «Ирония судьбы. Продолжение» и др.).

Итак, представьте: идет заседание то ли ведомства, то ли министерства, то ли вообще правительства.

- Зарвались вы, ребята. Как хотите, но что-то надо делать. Сажать за воровство – тогда уж всех, а кто работать будет? Хорошо бы приличное политическое убийство. Надо кого-нибудь из нас убить, чтобы другим стало хоть чуточку стыдно.

Бросили жребий.

-Вариант неплохой. Ты, Быстров, у нас сидишь на культуре, а на культуру кого угодно можно посадить, ума много не надо. Но фигура все-таки заметная.

Оконфузились большие люди. Быстров-то выкинул фортель – сбежал. А был тихий, послушный человек. Розыск объявлен, операция «Перехват»…Выход Быстрову подсказала милая девушка – библиотекарь: «А вы увольтесь. У нас вот в библиотеке есть вакансия заведующего, образование у вас подходящее. Я не слышала, чтобы кто-то когда-то убил библиотекаря, хоть по политическим мотивам, хоть по экономическим».


18. Сычева, Л. Муж и жена, обнаженные, перед зеркалом / Лидия Сычева // Север. - 2009. - №3/4. - С. 216-222.

Светлый и грустный рассказ о любви. «Все пройдет, не будет ни нас, ни этих ветреных мучительных дней, ни-че-го. Будет только любовь. Свет, сотканный из частичек наших далеких душ».

В мире много красоты, но она открывается только через любовь, через человека. «Но шли годы, и я поняла, что не бывает ничего постоянного, в том числе и счастья. Что за каждым жизненным поворотом нас ожидают испытания. Боже мой, какая это мучительная штука – жизнь. Она наполнена таким страданием! И моим личным – тоже, которое я никогда не отважусь описать. В жизни, конечно, и счастье было, и красота. Но кто из окружающих близких мне людей не страдает? Не могу вспомнить. И круг страдания будет сжиматься, душить мое сердце, пока не померкнет свет, и кто-то Великий скажет мне наконец, зачем он меня так мучил, зачем все это…зачем…».


19. Уварова, Л. Полюс сравнительной доступности: повесть / Людмила Уварова // Мы. - 2009. - №1. – С.14-41.

Людмила Захаровна Уварова (1918-1990) – одна из самых популярных писательниц 70-80-х годов. Эта повесть о непростом периоде взросления, о любви и предательстве, о взаимопонимании с близкими. «Мне много всего думалось сказать деду – о том, что я ужасно страшусь потерять его, потому что ближе деда у меня нет никого на всей земле, и о том, как мне хорошо с ним, и ещё сказать ему просто в лицо: «Я тебя люблю, дед!».

Как приятно прочитать вещь, в которой нет присущей многим современным произведениям ни пошлости, ни грязи.


20. Чванов, М. «И я буду настойчив» / Михаил Чванов // Москва. – 2009. - №1. - С.170 -178.

Побывав на полярных окраинах России во время подготовки экспедиции на «Фраме», Фритьоф Нансен не просто полюбил русский народ, но, как великий провидец, увидел, что за Россией - будущее не только Европы, но и всей планеты. Нансен безоговорочно поверил в Россию как во всемирную надежду. И когда в нее пришла беда, Нансен, отбросив все свои дела, пришел России на помощь.

В начале ХХ века в обескровленной войной и революцией России оказались сотни тысяч военнопленных. В Гражданскую войну они жили в ужасных условиях и тысячами умирали от голода и болезней. Помимо пленных, в России накопилось около 30 тысяч интернированных. В то же время более 200 тысяч русских пленных томились в лагерях за рубежами России. Нужен был человек, которому доверяли бы правительства большинства европейских стран, в том числе большевики, и которому оказалось бы по плечу такое грандиозное предприятие. Лига наций решила, что это может сделать великий норвежский полярный исследователь Фритьоф Нансен.

Занимаясь обменом военнопленных, Нансен увидел, что на Россию надвигается голод, война, разруха и страшная засуха. Большевики скрывали беду, пока она не переросла в общенациональную катастрофу. Нансену удалось организовать и наладить доставку продовольствия в голодающие районы России. От частных лиц и организаций чуть ли не со всего мира стекались посылки с подарками и денежные переводы. Масштабы и результаты деятельности, возглавляемой Нансеном миссии, были поистине грандиозны. Когда работа набрала полную силу, то ежедневно помощь оказывалась почти 2 миллионам человек, голодающим в четырнадцати районах России. Нансеновская миссия работала с сентября 1921 по август 1923 года и спасла от голодной смерти 6,4 миллиона детей и почти полмиллиона взрослых, не говоря уже о том, что миссия учредила много детских домов.

Но только помощью голодающим деятельность Нансена в России не ограничилась. В 20-х годах прошлого века нансеновский паспорт спас жизнь сотням тысяч людей. Этот паспорт был введен Лигой Наций в 1922 году по предложению Нансена для определения правового статуса беженцев из России. Он предоставлял несчастным людям право на существование в странах, в которых они оказались по воле судьбы.

Фритьоф Нансен был прост, мудр и велик. Он явил собой пример возможности создания международного механизма, предотвращающего войны и социальные катаклизмы. Мир по большому счету оказался недостойным его. По величине, по масштабам содеянного добра (злых гениев хватало с избытком) рядом с Нансеном в ХХ, а теперь уже и в ХХI веке некого поставить.

В обзоре использованы журналы из фонда сектора делового чтения ДЮБ РК (Кирова,3).


Скачать, 91.24kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru