Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Реферат русская общественная мысль в первой половине 19 века

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 374.68 Kb.
страница1/3
Дата08.03.2012
Размер374.68 Kb.
ТипРеферат
Содержание
Живопись и скульптура.
Архитектура и градостроительство.
Подобный материал:
  1   2   3



РЕФЕРАТ


Русская общественная мысль в первой половине 19 века


Содержание

стр.

1. Русская общественная мысль в первой половине 19 века 3

2. Русская культура первой половины 19 века 12

Список литературы 21


Русская общественная мысль в первой половине 19 века


Первая половина XIX века ознаменовалась началом мировоззренческих дискуссий о будущем России, о русском пути, о русском предназначении. Мощный импульс им давали важные политические события той поры: победа в войне с Наполеоном, мятеж декабристов, восстание в Польше в 1830 году Осмысление русской судьбы становится основной темой пробуждающейся светской общественной мысли. И снова, как некогда в XV-XVI веках, с полной отчетливостью в русском культурно-общественном сознании встал религиозный вопрос. Трудно было игнорировать русское историческое своеобразие, некую историческую противопоставленность "Европе", что с самого начала стало осознаваться как различие в религиозной судьбе. В наиболее острой форме это было сформулировано П. Я. Чаадаевым в 1830-е годы, но значительно раньше тема специфичности национального исторического опыта была обоснована и впервые сформулирована у крупнейшего русского историка первой половины XIX века Н. М. Карамзина. Можно смело утверждать, что ни один из выдающихся русских знатоков прошлого никогда - ни раньше, ни потом - не оказал на сознание и современников, и потомков такого огромного воздействия, как Карамзин, которого применительно к первым десятилетиям XIX века заслуженно можно назвать первым интеллектуалом России.
Николай Михайлович Карамзин (1766-1826) обладал многими дарованиями. Он являлся и журналистом, и писателем, и общественным деятелем. Однако запечатлел он свое имя в анналах истории в качестве выдающегося русского историографа, создавшего обширный многотомный труд по истории России от времен Киевской Руси до начала XVII века - "История Государства Российского" (Т.1-12, 1816-1829).
Революция 1789 года во Франции, варварство якобинского террора, утверждение у власти Наполеона, череда кровавых войн, сотрясавших Европу в конце XVIII - начале XIX веков, меняли политический порядок вещей и представлений. "Кипение живой истории" разрушало многие иллюзии. Человеколюбивые идеи Вольтера, Монтескье и Руссо привели на их родине не к тожеству государства общественного благоденствия, а к гильотине, к кровавой диктатуре черни. На смену одной несправедливости пришла другая, еще более жестокая, но на сей раз прикрывавшаяся лозунгами добра и счастья.

Став императором, Александр I, разорвал союз с Францией и объявил, что будет править в соответствии с заветами Екатерины II. Новый император на протяжении всего царствования разрывался между своими реформаторскими замыслами и неготовностью дворянства принять перемены. Именно с Александра в российской истории начинается череда бесконечных секретных комитетов, которые в тайне от широкой общественности готовили разнообразные планы переустройства России.

Уже летом 1801 года при царе был создан негласный комитет, в который вошли ближайшие друзья юности Александра: граф Строганов, граф Новосильцев, белорусский князь Чарторыйский и граф Кочубей. Главной целью этого кружка была разработка конституции, однако пока до этого дело не дошло, так как император обсуждал вопрос об отмене или ограничении крепостного права. Были рассмотрены несколько проектов, но все заканчивалось изданием 20 февраля 1803 года указа «О вольных хлебопашцах», который разрешал помещикам отпускать крестьян с землей на основе выкупа. Еще в 1802 году купцам и мещанам было разрешено покупать землю, что ранее являлось исключительно дворянской привилегией. м

Примерно с 1810 года главной внешнеполитической задачей Александра стало уничтожение герцогства. Чтобы предотвратить оккупацию герцогства, в 1812 году Наполеон первым напал на Россию. Первоначально французы планировали занять территорию Беларуси вплоть до Смоленска, после чего встать на зимние квартиры и начать переговоры с Петербургом. Однако, поскольку Наполеону не удалось поодиночке разгромить армии Багратиона и Барклая де толи, он вынужден был продолжать наступление в глубь России. Для французов кампания 1812 года закончилась полной катастрофой, которая положила начало падению Наполеона.

В 1818 году в большой тайне под руководством Новосильцева велась работа над проектом конституции для России. Документ под названием «Краткое изложение основ конституционной хартии российской империи» был дважды изучен императором, и, в конце концов, был положен под сукно.

Поворот к реакции был неизбежен, и он произошел около 1820 года. Александр I, объясняя неудачу своих реформаторских замыслов, которые в большинстве случаев не выходили за стены петербургских кабинетов, отсутствием подходящих людей, отказался от идей своей молодости. Теперь на первый план вышел граф Алексей Аракчеев, глава Канцелярии Его Величества, со своей программой создания военных поселений. Суть этой идеи заключалась в том, чтобы размещать солдат по деревням, наделять их собственными хозяйствами, чтобы они работали вместе с крестьянами, одновременно занимаясь военной подготовкой. Однако эта реформа оказалась неудачной, поскольку совмещение крестьянского и военного труда оказалось невозможным.

Правда, Александр вернул в столицу Сперанского, который к тому времени уже был генерал-губернатором Сибири, но с реформами было окончательно покончено. Император погрузился в религиозный мистицизм, даже подумывал об отречении от престола, и последние годы его правления прошли неспокойно.

Неожиданно для всех 19 ноября 1825 года Александр I скончался в Таганроге. Поскольку он не оставил мужского потомства, по праву рождения новым императором должен был стать Константин, которому 27 ноября присягнуло население страны. Однако, будучи наместником в Польше, великий князь Константин, еще в 1819 году отказался от своих прав на российский престол, чтобы иметь возможность жениться на польской аристократке графине Иоанне Грудзинской. Это решено было сохранить в тайне до конца правления Александра, в результате чего после его смерти в империи возникло замешательство. Теперь 13 декабря должна была состояться присяга Николаю, третьему сыну Павла I. Северное общество решило воспользоваться этой ситуацией, чтобы поднять в Петербурге мятеж.

Карамзин рассматривал историю страны в неразрывном единстве с историей царской власти. Он во весь голос заявил, что сильная государственная власть есть залог силы и процветания России. В истории государства и монархии он установил два важных периода: единодержавия и самодержавия. Под единодержавием он подразумевал политический строй, когда монарх выступал как глава удельных князей. Самодержавный период - нераздельная власть одного царя. Переход от одной формы к другой совершился в процессе образования Русского централизованного государства в XIV-XVI веках.

Монархическая власть возвеличила Россию в киевский период истории. Раздел же власти между князьями стал трагической политической ошибкой, приведшей к раздробленности и татаро-монгольскому игу. Эта ошибка была исправлена государственной мудростью московских князей - собирателей Руси. Благодаря этому стране удалось освободиться от иностранной зависимости и преодолеть последствия чужеземного ига.

Второе событие большой общественной значимости, давшее сильный импульс философским исканиям, - мятеж декабристов в 1825 году. Именно в последекабрьский период у одних возникает стремление отгородиться от внешнего мира русской самобытностью, а у других - желание отвергнуть русский мир вообще. Понадобилось менее двух десятилетий, чтобы наметившееся ранее расхождение в восприятии исторической действительности стало походить на непреодолимый мировоззренческий разлад. Если церковные раскольники XVII века, по образному выражению Н. А. Бердяева, "бежали в обряд", то "светские раскольники" конца 20-30-х гг. XIX века бежали из настоящего в утопию. Одни - "из культуры" к "природе", в первобытную цельность, в патриархально-буколическое прошлое. Другие же "уносились в предчувствиях небывалого будущего, вдохновленного и радостного". Политические условия той эпохи причину двухмерного разъединения не исчерпывали; здесь заметно сказывался и этнопсихологический момент. Бескомпромиссность национального характера, русский духовно-мировоззренческий максимализм окрашивал это "бегство в утопию" в два несовместимых контрцвета.

Первоначально, на стадии оформления, "славянофилов" и "западников" не разделяли неодолимые преграды. По своему воспитанию и образованию и те, и другие были "западниками", разделявшими лишь несхожие представления. На первом этапе контуры фракций довольно нечетки, не всегда наличествуют надежные рубежные, "партийные" знаки. Здесь еще встречаются "пограничные фигуры" (например, А. И. Герцен).

С 1828 года Николай I начал вмешиваться в управление Царства Польского, нарушать его автономию и конституцию, которую стремился отменить. Толчком для восстания, захлестнувшего Польшу, Беларусь и Литву, стало известие, что Николай I собирается двинуть польские войска на подавление революций во Франции и Бельгии.

Польшу, Беларусь и Литву захлестнула волна террора. Конституция 1815 года была отменена, ее заменил «Огранический статут» Царства Польского, лишавший страны остатков автономии. В Вильно был закрыт университет. Учитывая, что Полоцкая академия была уничтожена Александром I еще в 1820 году, Беларусь осталась без высших учебных заведений. Николай I перевел белорусский и литовский языки с латинского шрифта на кириллицу и запретил само использование слова «Беларусь» - его заменили понятия Северо-Западный край или западные русские губернии. Белорусы превратились в «западных русских».

Столь бурное начало правления Николая I заставило его задуматься о необходимых преобразованиях. В результате, все его царствование носило свойственные характер. Стараясь максимально консервировать существующие порядки и состояние общества, император один за другим создавал секретные комитеты для обсуждения проектов возможных преобразований. Уже 6 декабря 1826 года собрался секретный комитет во главе с Кочубеем и Сперанским, который должен был ответить на вопрос Николая I: «Что ныне хорошо, чего оставить нельзя и чем заменить?». Однако все предложения комитета так и остались на бумаге. После этого Сперанский стал работать над изданием «Полного собрания законов Российской империи» и «Свода законов».

Установив режим открытого террора в России, Николай I, желал выступать как жандарм и в Европе. В 1830 году освободительное восстание в Польше и Беларуси сорвало его планы подавления европейских революций, но в 1849 году император смог вмешаться в германские события и спасти Австрию от полного краха. Российские войска под командованием Паскевича подавили восстание в Венгрии, а Николай I путем грубого давления не позволил Германии объединиться с Пруссией.

Подавляя сопротивление местного населения в Чечне и Дагестане, Николай I продолжал оказывать давление на Турцию и Иран. В конце концов, так называемый «восточный вопрос» и погубил императора, но в 1826 году, когда Россия вновь напала на Иран, до этого было еще далеко. Поводом для новой войны было восстание, вспыхнувшее в Азербайджане. Разбив иранцев, войска Паскевича сразу же начали другую войну, на этот раз против Турции.

В 1827 году Англия, Россия и Франция подписали Лондонскую конвенцию о совместной борьбе за предоставление Греции автономии, после чего объединенная эскадра трех держава атаковала стоянку турецко-египетского флота в Наварине. Военно-морские силы Османской империи были почти полностью уничтожены, а возмущенный нападением султан объявил России священную войну. Весной следующего 1828 года русская армия Витгенштейна атаковала турок на Дунае, а в Закавказье Паскевич начал наступление на Карс. Боевые действия в Румынии развивались очень успешно, и в 1829 году Витгенштейн был заменен Дибичем. Новый командующий взял крепость Силистрию, перешел через Балканские горы и занял Адрианополь. Дорога на Стамбул была открыта. Чтобы предотвратить захват столицы, султан пошел на мирные переговоры, в ходе которых уступил России устье Дуная и восточное побережье Черного моря до Батума включительно.

На протяжении всех 40-х годов XIX века Россия вела секретные переговоры с Великобританией о разделе Османской империи. Когда в начале 1850 года начался спор о контроле над христианскими святынями в Иерусалиме, принадлежавшем тогда туркам, Николай I использовал это как повод для новой войны.

Но уже в 40-е годы, когда властно заявляет о себе "разночинец", имевший совершенно иную социальную генетику и психологию, разногласия начинают приобретать форму конфронтационной вражды. Наступает время не просто мировоззренческих дискуссий, но и личной неприязни, идейные расхождения оборачиваются взаимной непримиримостью. По словам исследователя, "все стало прочитываться через призму "друг или враг", "быть или не быть", "кто виноват" и "кого казнить". Людям консенсуса, согласия, гармонии и солидарности почти не оставалось места в рамках такой культуры". В истории русской общественной мысли применительно к эпохе 30-40-х годов принято выделять два главных мировоззренческих направления: славянофильское и западническое. Точнее же все-таки говорить о трех течениях, имея в виду, что в это время обозначилась и государственная доктрина, обычно определяемая как "теория официальной народности".
Родоначальниками и наиболее известными деятелями славянофильства являлись представители старинных дворянских фамилий: А. С. Хомяков (1804-1860), братья И. В. (1806-1856) и П. В. (1808-1856) Киреевские, братья И. С. (1823-1886) и К. С. (1817-1860) Аксаковы, Ю. Ф. Самарин (1819-1876). Сосредоточением славянофильства стала Москва, где в гостиных барских особняков велись оживленные споры о России, о ее историческом пути, о ее месте в мире.
Людям, искренне любившим Россию, не принимавшим ни в какой форме насильственные политические действия, было отнюдь не безразлично, что ждет страну в будущем. Размышления по этому поводу сформировали исторические и политические представления славянофилов. Их они распространяли в книгах и статьях. Издавали славянофилы и свои периодические издания. Наиболее известными являлись газеты "Москвитянин", "Русь", "Молва", "День" и журнал "Русская беседа". Время "цветения славянофильства" наступило в 40-50-е годы. В предыдущей период лишь осмысливались некоторые исходные социально-исторические понятия, формировалось то, что позже будет названо "концептуальным кругом представлений".
Исходная же точка начала диспута о России обозначена вполне точно: 1836 год. Именно в октябре того года в журнале "Телескоп" появился пространный философский трактат, облеченный в форму послания к даме. Письмо-трактат не имело подписи, и было датировано 1829 годом. Однако ни для кого не являлось секретом, что сие сочинение принадлежит перу известного московского "любомудра" Петра Яковлевича Чаадаева (1794-1856). Публикация стала громкой сенсацией своего времени.

"Окиньте взглядом все прожитые нами века, все занимаемое нами пространство, - писал автор, - вы не найдете ни одного привлекательного воспоминания, ни одного почтенного памятника, который властно говорил бы вам о прошлом, который воссоздавал бы его пред нами живо и картинно. Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя. Мы принадлежим к числу тех наций, которые как бы не входят в состав человечества, а существуют лишь для того, чтобы дать миру какой-нибудь важный урок". "Философическое письмо" содержало столь резкие и уничижительные пассажи касательно России, ее истории, ее настоящего и будущего, которые никогда не появлялись в печати. Кары властей последовали незамедлительно: журнал был закрыт, цензор уволен, а автор был заключен под домашний арест и, над ним была учреждена врачебно-психиатрическая опека.

Древняя, допетровская Русь им представлялась государством мирным и патриархальным, не знавшим социально-политической борьбы. Именно тогда существовало единение царя и народа, "земли", "земщины" и "власти". Резко отрицательно относились славянофилы к Петру I и его политике "европеизации". Они были убеждены, что в начале XVIII века совершилось насилие над страной, которой были навязаны чуждые порядки, нормы и обычаи. Тогда императорская власть противопоставила себя "земщине", государство встало над народом, а дворянство и интеллигенция оторвались от национальной почвы, начали усваивать заграничные вкусы и традиции, пренебрегать русским языком. Все это, как считали славянофилы, противоречило исконному "народному духу". По их мнению, Петр I расколол страну на два чуждых друг друга мира. Один - эта основная масса населения, русское крестьянство - «основание всего общественного здания страны". Другой, антирусский мир, олицетворяли государственные чиновники ("бюрократия"), дворянская аристократия и интеллигенция.

Славянофилы призывали к сближению с народом, к изучению его быта и культуры. Ими самими немало было сделано в этой области. Они собирали памятники культуры и языка, а затем издавали книги и сборники документов. Славянофилам Россия обязана первым сборником русских народных песен П. В. Киреевского и уникальным словарем "Словом живого великорусского языка" В. И. Даля. Они высказывались за отмену крепостного права сверху, за развитие торговли, промышленности, банковского дела, за строительство сети железных дорог. Но при этом государство должно твердо стоять на страже национальных интересов, поддерживать и поощрять лишь отечественных купцов и промышленников.
В оценках славянофилов было много верного, их деятельность была важной для понимания и формирования национального самосознания русского народа. Многие их взгляды разделяли русские государственные люди, начиная с самого императора Николая I. Однако славянофилы не стали союзниками царского правительства, не превратились в опору власти. Слишком многое их разделяло.
Во-первых, они резко отрицательно относились к реально существовавшей государственной системе, видя в ней засилье "бюрократического элемента", проводящего политику, "чуждую народу". Во-вторых, их критика Петра I и его реформ не отвечала официальным представлениям. Никто из наследников царя-реформатора, занимавших престол и в XVIII, и в XIX веке, никогда не ставил под сомнение важность петровской политики, хотя не всеми царями она, безусловно, одобрялась. Оценка эпохи Петра I не только принципиально развела славянофилов и западников, она стала для самих славянофилов непреодолимым барьером в их социоисторических размышлениях. Они не только не могли оправдать "империю", но и не сумели объяснить логику ее существования. Они страстно мечтали вернуться назад, в эпоху "самодержавно-земского строя", который был якобы близок к осуществлению в Московской Руси. Для них это был путь "домой". Однако было бы упрощением, как это нередко делается, считать, что славянофилы своим любованием прошлым, своими призывами "вернуться встарь" выступали как реакционеры. Они были слишком образованными и достаточно трезвомыслящими, чтобы не понимать, что вернуться в минувший уклад невозможно. Их историософская мысль, как и вообще русская историософия, была обеспокоена поиском социального идеала, который они и разглядели в стародавних временах. Поэтому они и призывали не просто повернуть вспять, а стать на дорогу, ведущую к идеалу.
Одновременно со славянофилами формировалось и другое общественное течение, представителей которого называли западниками. Наиболее известными фигурами здесь являлись писатели В. П. Боткин (1811-1869) и И. С. Тургенев (1818-1883), историки, профессора Московского университета Т. Н. Грановский (1813-1855), Б. Н. Чичерин (1828-1904), К. Д. Кавелин (1818-1885). Западники выступали и против "теории официальной народности", и против славянофилов. Они считали, что Россия должна идти тем же путем, что и западноевропейские страны, что изменения неизбежны, необходимы и чем быстрее в России "будет как в Европе", тем лучше. Их особенно восхищали порядки в Англии и Франции, общественное устройство которых они считали примером для России. Западники беспощадно критиковали порядки в своей стране, возмущались крепостным строем, самоуправством чиновников, отсталостью экономического устройства. Они ратовали за бурное развитие капитализма, за установление буржуазных свобод.

Если славянофилы идеализировали далекое русское прошлое, видя в нем ориентир для будущего развития страны, то западники, или, как их еще называли, "русские европейцы" в том прошлом не находили ничего поучительного. Им казалось, что там "все темно", "все элементарно". По их представлениям, "свет прогресса" идет в Россию с Запада, и поэтому они однозначно и восторженно относились к делам Петра I.

Если славянофилы обращали главное внимание на специфические особенности России, на уникальный строй ее культурной и политической жизни, то западники, наоборот, совершенно игнорировали эти особенности. В этом проявлялась идеологическая слабость западничества. Ничего конструктивного, созидающего западники не предлагали. Свой интеллект, свою энергию они тратили на пропаганду буржуазно-парламентского устройства в Англии и Франции и на беспощадную критику общественных порядков в России. Различные направления западничества неизменно критически воспринимали русский исторический опыт, а крайние его фракции, например, марксизм-ленинизм, вообще безоглядно отвергали его.

В начале 1853 года Россия вновь предложила Лондону разделить турецкие владения. Царь предложил англичанам оккупировать Египет и Крит взамен на Сербию, Болгарию, Валахию и Молдавию. Великобритания не только не согласилась на такой передел Османской империи, но и вступила в союз с Францией, целью которого стала защита Стамбула от российских притязаний. Тогда в июне того же года российская армия начала оккупацию Молдавии и Валахии. После безрезультатных переговоров в Вене Турция перешла в наступление на Дунае и в Закавказье. Началась Крымская война.

В начале 1855 года у союзников было 120 тысяч солдат, у Меншикова – 100 тысяч солдат. По приказу из Петербурга Крымская армия попыталась взять Евпаторию, главную базу снабжения союзников, но вновь была разбита. Узнав о поражении под Евпаторией, Николай I, окончательно понял, что война проиграна. 3 марта 1855 года он приказал лейб-медику выдать ему яд, принял его и вскоре скончался. Последним своим распоряжением, умирающий Николай I заменил Меншикова Горчаковым. Через несколько дней новым императором России стал Александр II.

После падения Севастополя Англия и Франция предложили России заключить мир. Некоторое время Александр II колебался, но когда Австрия предъявила ультиматум, угрожая присоединиться к союзникам, согласия сесть за стол переговоров. 18 марта 1856 года в Париже был подписан тяжелейший для России мирный договор. Александр II, получил обратно Севастополь в обмен на Карс. Черное море объявилось нейтральным, то есть Россия не могла иметь на нем военно-морской флот, укрепления и военные-склады. Дарданеллы объявлялись нейтральными и закрытыми для прохода военных судов. Сербия, Молдавия и Валахия оставались под властью султана.

Крымская война показала полную нежизнеспособность системы управления Николая I, который сам признал этот факт, покончив жизнь самоубийством, первым шагом при вступлении на престол Александра II была амнистия декабристам и петрашевцам. Среди прочих был помилован и Достоевский, который, отбыв каторгу в Омске, служил солдатом в Семипалатинске. Кроме того, всем политическим осужденным вернули их титулы, дворянское достоинство и конфискованные имения.

Осенью 1857 года виленский военный губернатор Владимир Назимов от имени землевладельцев Виленской, Коневской и Гродненской губернии подал императору прошение об освобождении крестьян без земли. 20 ноября 1857 года Александр I повелел Назимову создать в этих губерниях дворянские комитеты для подготовки проекта отмены крепостного права. Поскольку в Беларуси и Литве российский образец крепостного права был введен чуть более полувека назад, и последние несколько десятков лет эти земли были полигоном для испытания идей Киселева, логично было начать реформу именно оттуда.

Так появился на свет документ под названием «рескрипт Назимову», который был разослан для ознакомления всем губернаторам империи и опубликован в печати. Губернаторы прекрасно поняли, чего от них ожидают, и к концу 1858 года во всех губерниях, кроме Архангельской, где не было крепостных, образовались дворянские комитеты.

Плоды своего творчества губернские дворянские комитеты сдавали в земской отдел МВД, которым заведовал Милютин. Затем они передавались в редакционные комиссии, созданные при Главном комитете по крестьянскому делу (бывшему секретному комитету Орлова). Когда летом 1859 года текст «Положения о крестьянах» был готов, его еще раз отредактировали депутаты от дворянских комитетов, после чего он был направлен на утверждение в Государственный совет. 19 февраля 1861 года Александр II подписал «Положение» и освобождение крестьян началось.

Поражение в Крымской войне стало настолько явным признаком слабости царизма, что вызвало новый всплеск освободительного движения в Польше, Беларуси и Литве. К началу 1860-х годов польско-белорусское общество раскололось на две партии: «белых» и «красных». Обе группировки выступали за восстановление независимости Речи Посполитой в границах 1772 года, отмену крепостного права и демократическую форму правления. Кроме того, «красные» считали необходимым создание федерации, в которой будут равноценно представлены поляки, белорусы и литовцы, а также намеревались передать крестьянам землю бесплатно, расплатившись с помещиками за счет государства. «Белые» считали, что преобразований можно добиться мирным путем, тогда как «красные» были сторонниками вооруженного восстания.

В области образования и культуры власти начали политику тотальной русификации, заставляя народ забыть свой родной язык и историю. В 1867 году был принят закон, запрещавший печатать книги на белорусском языке даже кириллицей. Беларусь и Литва оказались незатронутыми многими реформами Александра II, поскольку вплоть до начала ХХ века здесь сохранялось военное положение. Польша лишилась последних остатков самоуправления. Само название Царство Польское было заменено на «Привисленский край». Польский язык был полностью вытеснен из делопроизводства русским.

1 января 1864 года Александр II подписал подготовленное комитетом «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». В соответствии с этим документом в уездах России создавались выборные уездные земские собрания, которые избирали из своего состава уездное земское собрание и депутатов в губернскую земскую управу. Эти органы местного самоуправления занимались вопросами здравоохранения, транспорта, строительства, развития торговли и промышленности, сбором средств на земские нужды. В 1870 году было издано «Городское положение», по которому городские думы, введенные еще Екатериной II, превращались в бессословные органы самоуправления, выборы в которые проходили на основе имущественного ценза.

Одним из самых важных достижений правления Александра II стала судебная реформа. Ранее в России не существовало судебной системы в цивилизованном понимании этого слова. Созданные Екатериной II отдельные суды для каждого сословия были насквозь коррумпированы и не исполняли своих функций. Полностью неподконтрольные обществу суды времен Николая I на закрытых заседаниях без участия сторон выносили приговоры, менее всего руководствуясь законом. Все решали взятки, личные пристрастия и открытый произвол судейских чиновников. 20 ноября 1864 года были утверждены новые судебные уставы, по которым отныне все судились в одних и тех же судах, по одним и тем же законам и при одном и том же порядке судопроизводства. В России появились адвокаты, которые защищали подсудимых, дела которых рассматривались на открытых заседаниях в присутствии присяжных заседателей. Суды стали независимыми, а самих судей чаще, а не назначали. В 1863 году были отменены телесные наказания, которым подвергали солдат по приказу офицеров и обывателей по приговорам судов.

Поражение в Крымской войне наглядно продемонстрировало несовершенство и отсталость российской военной машины. 1 января 1874 года в российской империи была введена всеобщая воинская повинность. Рекрутские наборы отменялись, срок службы в армии сокращался с 25 до 6 лет в сухопутных войсках и 7 – на флоте. Отныне все молодые люди по достижении 20 лет должны были являться на призывные пункты, где из годных по состоянию здоровья по жребию выбирали тех, кто будет служить. Людям с образованием предоставлялись различные льготы, сокращался срок службы. Обладатели высшего образования и единственные кормильцы в семье не призывались. В армии была отменена палочная дисциплина и суровая муштра, вводилось обязательное обучение неграмотных солдат.

Освобождение крестьян и некоторое ослабление полицейского режима в России вызвали бурное развитие оппозиции правящему режиму. Лидер демократического движения Николай Чернышевский объявил реформу обманом и призывал к крестьянской революции. Летом 1862 года по столице прокатилась волна пожаров, в организации которых правительство обвинило революционных демократов. Чернышевский был арестован, спустя 2 года осужден к 14 годам каторги и сослан в Сибирь. Жестокое подавление восстания в Польше и Беларуси, разгул реакции внутри России вызвали к жизни тайную организацию Ишутина, созданную в Московском университете в 1863 году. Члены этого кружка считали себя учениками Чернышевского и пришли к мысли, что убийство царя даст толчок для начала народной революции. 4 апреля 1866 года ишутинец Каракозов несколько раз стрелял в Александра II, но промахнулся, был схвачен и повешен. Организация Ишутина была разгромлена. А в стране усилена цензура.


Русская культура первой половины 19 века


Проникновение элементов капиталистических отношений в экономику усилило потребность в грамотных и образованных людях. Города стали основными культурными центрами. Культура развивалась на фоне возрастающего национального самосознания русского народа. Существенное влияние оказала Отечественная Война 1812г. Однако консервативные тенденции в политике императоров Александра I и Николая I сдерживали развитие культуры.

  1   2   3

Скачать, 189.39kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru