Загрузка...
Категории:

Загрузка...

«Письма в газету «Кировская правда» в годы Великой Отечественной войны»

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 334.06 Kb.
Дата02.04.2012
Размер334.06 Kb.
ТипКурсовая
Содержание
Да здравствует Союз Советских Социалистических Республик. Да здравствует наша непобедимая Красная Армия».
На митинге в автоматическом цехе выступил награждённый на днях орденом Красной Звезды начальник цеха тов. Зарецкий.
1.2. Неопубликованные письма
2.1. Письма сельских корреспондентов
С приветом Зав. Сельхозу Филимонов».
2.2. Письма корреспондентов-фронтовиков
С приветом /Козьминых/.
2.3. Письма раненых и больных
3.1. Особенности подборок писем собственных корреспондентов газеты «Кировская правда»
3.2. Корреспонденция Д. Лянгузова
3.3. Корреспонденция В. Саморуковой
3.4. Корреспонденция М. Вахнина
Список литературы
Подобный материал:


Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Вятский государственный гуманитарный университет»


Курсовая работа на тему:

«Письма в газету «Кировская правда» в годы Великой Отечественной войны»


Работу выполнил:

студент группы И-31

Долгих Дмитрий Евгеньевич.

Научный руководитель:

к.и.н., доцент

Машковцев Андрей Анатольевич.


Киров

2010

Содержание

Введение 3

2.1. Письма сельских корреспондентов 18

Приложение 1 33

Введение


«Кировская правда» — еженедельная общественно-политическая газета, старейшая из ныне существующих в Кировской области. Она была основана 21 декабря 1917 года и носила название «Вятская правда». 8 декабря 1934 года, после переименования города Вятка в Киров, газета получила своё новое название — «Кировская правда». Издание во всё время своего существования являлось одним из самых точных источников информации о различных событиях жизни города Кирова и области. Годы Великой Отечественной войны вряд ли могут явиться здесь исключением. Неудивительно, что как раз таки в эти годы в отдел писем редакции «Кировской правды» стало приходить огромное количество корреспонденции.

В ГАСПИКО сохранилось великое множество эпистолярных источников тех лет, которые помогают нам объективно рассматривать те или иные события сквозь призму военного времени. Письма в «Кировскую правду» в годы Великой Отечественной войны являются ценными документами, обладающими значительным информационным потенциалом. Письма детализируют картину войны региональным конкретно-историческим материалом. Всего же за 1941-1945 годы «Кировская правда» получила несколько тысяч писем. Многие из этих писем публиковались, что-то не проходило в печать сквозь тернии цензуры, кое-какие материалы направлялись для расследования в организации (домоуправление, радиоузел и т.п.) и даже следственные органы. Как бы то ни было, письма в «Кировскую правду» в годы войны – это уже большой комплекс исторических документов, требующий детального изучения.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1941 по 1945 гг. и обусловлены начальной и конечной датой Великой Отечественной войны. Исследование проводилось на примере и в рамках города Кирова и Кировской области.

Актуальность работы обуславливается источниковедческой и исторической важностью изучения писем в «Кировскую правду» в годы Великой Отечественной войны (тема эта достаточно малоизученна). Это подчёркивается тем, что данные источники могут хорошо отобразить картину жизни во время войны (как на фронте, так и в тылу). И, несмотря на то, что рассматриваемые источники, как источники личного происхождения, могут дать лишь фрагментарное представление о событиях военных лет и ретроспектива этого исторического периода на Вятке возможна лишь при тщательном сравнительном анализе различных групп исторических источников, письма в «Кировскую правду» - источник очень интересный и информативный, и его изучением пренебрегать невозможно. В год 65-тилетия Победы в Великой Отечественной войне очень важно помнить о великом деле наших дедов и прадедов, следовательно, мы должны сохранить любую (но первостепенно – объективную) информацию о военном времени. А это значит, что данная работа может послужить ещё одним мостиком между современностью и рассматриваемой эпохой.

Объектом исследования могут являться собственно письма в газету «Кировская правда». В данной работе произведена попытка детально изучить их, провести анализ. Предметом исследования является отражение жизни фронта и тыла через изучаемые письма в годы Великой Отечественной войны.

Основными задачами работы являются нижеследующие:

  1. Собственно описание писем в «Кировскую правду»;

  2. Определение главных особенностей писем как письменного исторического источника;

  3. Выявление тенденций в написании и тематике писем;

  4. Описание интересных экземпляров корреспонденции, встречавшихся в ходе работы с документами.

При работе с письмами приходилось сталкиваться со многими проблемами. В первую очередь – это неразборчивость почерка, использовавшегося в рукописной корреспонденции. Особенно это относится к фронтовым письмам и письмам сельских корреспондентов. Изучение многих писем проблематично и по той причине, что многие из них написаны простым карандашом, а это значит, что текст не очень хорошо виден на бумаге и чересчур подвержен стиранию. Потёртости бумаги, иные повреждения документов не дают разобрать части текстов, что негативно отражается на целостном изучении писем. Ещё одной особенностью корреспонденции является то, что заметки в ней зачастую написаны весьма безграмотным языком. Редакция прямо на оригиналах писем делала исправления, в большинстве своём не оставляя возможности прочитать первоначальные кусочки текстов. Однако, несмотря на все существующие проблемы, письма в «Кировскую правду» в годы Великой Отечественной войны были изучены. В данной работе описаны основные виды корреспонденции в газету во время войны, отмечены наиболее интересные письма, отображены некоторые особенности корреспонденции, связанные именно с военным временем.

Глава 1. Корреспонденция в «Кировскую Правду» в годы Великой Отечественной войны: эволюция её основной тематики

1.1. Опубликованные письма

1941 год. В начальный период войны в редакцию «Кировской правды» поступило немалое количество патриотических писем от советских воинов-фронтовиков и тружеников тыла. Уже в первые дни войны в редакцию газеты стали приходить письма, в которых люди выражают своё негативное отношение в войне, к «гитлеризму», зачастую бурно возмущаясь хамскому вторжению немецких войск на территорию Советского союза. Есть в этих письмах и громкие заявления, и конкретные обращения к землякам, и просто пафосные высказывания по поводу скорейшего выдворения неприятеля с территории нашей Родины. Обращает на себя внимание письмо, датированное 22 июня 1941 года (авторы - зам. политруки-пограничники призыва 1940 года Кировской области: Поглазов, Шабалин, Замятин, Овчинников, Рогачев, Михеев, Головизнин, Доможиров, Кальсин) «Призыв пограничников-земляков и колхозников Кировской области множить ряды стахановцев как протест против германского фашизма» (здесь и далее даны отрывки из писем, лучше всего отражающие их суть):

«Мы, пограничники северозападной границы, прослушав радио выступление заместителя председателя СНК СССР и народного комиссара иностранных дел тов. Молотова о наглом нападении германской фашистской воещины на Советский Союз, ещё больше усилили бдительность по охране границ Союза ССР и готовы в любую минуту дать сокрушительный отпор тем, кто посмеет нарушить священные и неприкосновенные границы нашей Родины, а если потребуется и готовы дать жизнь за дело коммунизма. Мы обращаемся с призывом к своим землякам, колхозникам Кировской области, ещё сильнее сплотиться вокруг советского правительства».1

<…>

^ Да здравствует Союз Советских Социалистических Республик. Да здравствует наша непобедимая Красная Армия».1

Вообще в фондах ГАСПИКО находится множество писем, в которых граждане призывают земляков сплотиться в борьбе против фашистских оккупантов. Причём писали как солдаты и офицеры из действующей армии, так и граждане, в годы войны, не проходящие службу (в том числе женщины и даже дети). Впрочем, агитационная нотка в публикуемых письмах чувствуется с первых военных номеров газеты и до самого 1945 года. Понятно, что наряду с письмами «Кировская правда» широко публиковала материалы массовых собраний, отчеты о партийных, комсомольских и производственных собраниях. Регулярно печатая эти важные материалы, газета постоянно вела борьбу за развертывание агитационно-массовой работы, по пути определяя её основное содержание. Всю агитационную и организационную работу по развертыванию помощи фронту «Кировская правда» строила при широком участии в ней самих трудящихся и фронтовиков. Одной из многообразных форм этого участия, связи газеты с массами явилась как раз таки работа с письмами трудящихся и фронтовиков, размеры и значение которой возросли в годы войны. В опубликованных письмах первых месяцев войны мысль о пропаганде идеи «всенародной помощи фронту» прослеживается особенно чётко. Ярким примером тому может служить письмо М. Прилетской «О митингах первых дней войны», в котором очень лаконично и в то же время доступно рассказывается о настроениях граждан, и, главное, говорится о необходимости сплочения народа во время наступившей войны.2 Известно, что уже днём 22 июня 1941 года, после выступления по радио В.М. Молотова, по всему Кирову прошли массовые митинги (в одном лишь Молотовском районе города состолось 78 митингов, на которых присутствовало почти 23 тысячи человек).1

Следует отметить, что в 1941 году в редакцию газеты пришло немалое количество писем, в которых ярко описываются случаи, связанные с самоотверженностью тыловиков, говорится об их трудовых подвигах и инициативах. Во многих письмах упоминается о сборе средств для действующей армии, часто пишется о необходимости и целесообразности этих сборов (правда редко встречаются открытые призывы, побуждения к сбору средств). О сборе пишут как из различных предприятий города и области, так и из абсолютно не промышленных организаций. Примером тому может явиться письмо П. А. Махневой, заведующей столовой военторга (опубликовано в № от 30 ноября 1941 года):

««Коллектив Кировского отделения военторга единодушно отозвался на призыв комсомольцев Кировской области по сбору средств на танковую колонну «Кировский комсомолец».2

Или же, например, письмо, датированное 10 декабря 1941 года от Л. Татариновой, секретаря РК ВЛКСМ по военной работе:

«С большим желанием комитеты комсомольской организации при исполкоме Шабалинского райсовета встретили обращение и поддержали инициативу комсомольцев меховой фабрики «Белка» о сборе средств на строительство танковой колонны «Кировский комсомолец».3

Интересно заметить, что ко второму письму прилагается просьба от автора его опубликовать:

«Заметку прошу поместить в газету «Кировская правда», так как члены союза госучреждений и несоюзная молодёжь принимает очень активное участие в сборе средств».1

Вообще такого типа просьбы – не редкость в найденных в архиве письмах. Гражданам было необходимо, чтобы именно их корреспонденция была опубликована в «Кировской правде», что, несомненно, указывает как на значимость публикации в газете, так и на желание граждан проинформировать кировчан о готовности и способности быть нужными фронту.

Большое количество писем от комсомольских работников – ещё одна интересная тенденция. В «Кировской правде» практически под каждым номером публикуются заметки работников комсомола. В пример – публикация тов. Перевозчиковой, инструктора Обкома ВЛКСМ «Лальские комсомольцы в дни войны»:

«В период военного времени в комсомольских органах Лальского района значительно улучшилась внутрисоюзная и производственная работа. Среди комсомольцев и активистов заметно повысилась организованность, дисциплинированность и ответственность за порученное им дело».2

В письмах первого года войны можно найти огромное количество материала об ускоренном обучении молодёжи различным профессиям, о переквалификации кадров. Свидетельства тому, например, – письмо тов. Коркиной «Девушки поведут автомобили»3, заметка «Домохозяйки у станков»4, а также письмо А. Девятовой со статьёй «Патриотический подъём среди учителей»5, в котором помимо прочего говорилось о наборе на курсы по уходу за больными.

1942 год. Ко второму году войны возросла и до того немалая доля писем, в которых рассказывается о достижениях местных тыловиков-труженников. Всё больше писали трудовых подвигах граждан и, конечно, о социалистических соревнованиях. Примерами того могут служить письмо А. Филипповой «Об итогах соцсоревнования в артелях и мастерских системы промкооперации кожев[…]мехсоюза», опубликованное 17 ноября 1942 года,1 или письмо тов. Власова «Усиливать помощь фронту (об итогах соцсоревнования в тресте Лузтранслес)», опубликованное 9 ноября 1942 года.2

Передовикам производства посвящено множество писем, встречающихся в архиве. Среди документов есть как краткие заметки о выдающихся тружениках и их значимости, так и целые очерки о трудовых буднях отдельных тыловиков, разумеется, с описанием их достижений. Одним из наиболее интересных является, например, письмо П. Шувалова, работника одной из заводских газет «Полный ход», о передовиках соцсоревнования, в котором ярко описываются заводские будни, и говорится о целесообразности трудовых подвигов в военное время. Ещё одним интересным документом является письмо Ф. Гусева, начальника отдела организации труда Кирсинского металлзавода, с заметкой «О рекорде прокатчика бригады тов. Казаринова» (датировано 4 апреля 1942 года):

«Кирсинские металлурги борются за первенство во всесоюзном социалистическом соревновании, дают металл сверх программы. Особенно хорошо работают <…> прокатчики, где начальником цеха [является] тов. Петриченко. Они 2 июня намного перевыполнили суточный график по выпуску готового проката. Образцы трудового героизма показывают рабочие смены тов. Моргина. На заготовочном стане бригад тов. Шутова вновь установленную норму по прокату выполнила на 155 проц. Выход годного металла составил 23 проц. более плана. В этой же смене на мелкосортном стане участники бригады тов. Казаринова добились рекордной выработки готовой продукции, выполнив сменное задание на 190,5 процентов».1

В текстах писем 1942 года наблюдается уже меньше пафоса. Всё меньше становится прямых призывов и обращений. Однако всё ещё значительную долю писем занимают те, в которых описываются события с митингов, в т.ч. заводских. Митинги проводились зачастую в дни каких-либо важных событий. Высокую гражданскую активность, судя по письмам, вызвало подписание договора между СССР и Великобританией (как известно Договор о союзе в войне против гитлеровской Германии и её союзников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи был подписан 26 мая 1942 года).2 Примером тому может служить такое письмо:

«Вчера в большинстве цехов завода, где директором тов. Дикарев, прошли митинги, посвящённые заключению договора между Советским Союзом и Англией о союзе в войне против гитлеровской Германии и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.

^ На митинге в автоматическом цехе выступил награждённый на днях орденом Красной Звезды начальник цеха тов. Зарецкий.

«Заключённый в Лондоне договор, – сказал он. – ещё более укрепляет боевое сотрудничество 2-х великих демократических государств. Этот исторический документ вселяет в сердца всех свободолюбивых народов и народов, стонущих под игом фашизма, уверенность в том, что гитлеровская военная машина будет сокрушена в 1942 году».3

Однако события, описанные в этом документе, не являются столь уникальными. Об аналогичных митингах пишет Д. Кузнецов в заметке «Союз 2-х великих держав»:

«Во всех цехах завода, где директором тов. Яковлев состоялись митинги, посвящённые заключению договора о совместных военных действиях Советского Союза и Великобритании против гитлеровской Германии.

В обеденный перерыв можно было видеть, как в пролётах, буфетах и на заводских скверах группы рабочих оживлённо обсуждали радиосообщение о договоре. К вечеру были получены газеты с полным текстом Договора с речами т. Молотова и г. Идена».1

1943 год. Письма третьего года войны отмечаются тем, что среди них становится всё больше фронтовой корреспонденции. Всё меньше встречается писем о производстве, однако, как и в предыдущие годы, часть их всё же посвящены труженикам-передовикам, социалистическим соревнованиям. К примеру, вот фрагмент текста одного из писем (текст опубликован рядом с фотографией в качестве развёрнутой подписи):

«Молодая патриотка, комсомолка Елизавета Кузнецова (Н-ский завой оборонной промышленности) изготовляя одну из сложных деталей для артиллерийских снарядов, она выполнила нормы на 300%».

В письмах 1943 года встречается и немало информации о награждённых фронтовиках. Пример тому – письмо с заметкой «Орденоносец Николай Страбыкин»2, с описанием героического подвига нашего земляка. Вообще о боевых заслугах кировчан в 1943 году пишут много, причём пишут не только друзья-сослуживцы, родственники героев, но и офицеры действующей армии.

Немалое количество писем, найденных в архиве, прислано в «Кировскую правду» от родственников убитых на войне солдат. В письмах содержатся просьбы опубликовать информацию о погибших, а также посодействовать в поиске этой самой информации.

Особый интерес представляет история с заметкой, в которой был опубликован текст письма юной Мани Бакиной (дата публикации – неизвестна):

«Дорогой мой защитник! У меня нет ни мамы, ни папы. Их убили немцы. Я в первом классе. Я живу в детдоме. Я учусь хорошо. Пожалуйста, напишите мне письмо. Я буду читать ваше письмо, как от папы. Желаю вам убить больше немцев. Мой адрес: Кировская область, Верховинский район, дер. Ежово, детдом, БАКИНОЙ М.»1

В номере от 30 апреля 1943 года в «Кировской правде» было опубликовано письмо почтальона Вали Окишевой «350 писем Мане Бакиной»2, пришедшее в редакцию газету и рассказывающее, как следует из названия, об огромном ажиотаже со стороны фронтовиков, сумевших прочитать заметку с текстом письма от Мани Бакиной. Такого рода случаи при рассмотрении их в контексте военного времени могут считаться уникальными и потому интересными.

1944 год. Немалая доля писем четвёртого года войны, находящихся в ГАСПИКО, – письма с фронта. Большинство из них – это уже содержательные рассказы о земляках-фронтовиках, очерки (например, очерк лейтенанта Красной Армии М. Хазипова «Первая схватка»3). Пишут сами солдаты и, в немалом количестве, о них самих их командиры (часто не имеющие никакого отношения к Кировской области). Есть среди писем и привычные обращения к землякам. Одно из них – обращение-призыв «через газету к партийной, комсомольской организациям и трудящимся города Кирова» командира в/ч Ярменко, прилагамое к очерку о герое Г.В. Серкове (воевал в боях за Великие Луки):

«Пусть каждый рабочий, служащий, колхозник, прочитав это письмо, почувствует гордость за своего земляка и сам с новой энергией будет работать, увеличивая выпуск продукции для Родины и своей Красной Армии».1

К 1944 году увеличивается доля писем из госпиталей от раненых и больных. В письмах встречаются интересные рассказы о героизме наших земляков на полях сражений, в том числе о погибших.

За 1944 год очень небольшая доля опубликованных писем – от граждан-тыловиков. В последний полный год войны, видимо, проблемы тыла были не так актуальны для публикации в газете, как письма о фронтовиках. Возможно, это связано с тем, что читателям просто интереснее была информация о победах Красной Армии, чем о существующих проблемах местного масштаба. Однако же те письма тыловиков и о тыловиках, которые публиковались в «Кировской правде», зачастую никак не переплетались с темой войны. По прежнему пишут о соцсоревнованиях, о достижениях тружеников и т.п. В целом тематика писем нем сильно изменилась, однако интересных случаев, достойных особенного рассмотрения встречается всё меньше, что просто связано с малой долей публикуемых писем о мирной жизни.

1945 год. Письма о мирной жизни к 1945 году начинают вытеснять письма военной тематики (даже в начале года их доля становится равной примерно половине от всего объёма). Вообще, тематика писем 1945 года уже намного шире. Граждане пишут о своих знакомых, о семьях фронтовиков и семьях оставшихся без кормильца. Во многих письмах корреспонденты пытаются делать какие-то выводы военного времени: в статьях часто обобщённо рассказывается о заслугах рабочих Кировской области с начала войны. Пишут граждане, например, о работе женсоветов, о встречах с фронтовиками и о многом-многом другом. С заводов, привычно уже, пишут о соцсоревнованиях. Пишут о производстве, о тыловиках, однако уже без такого пафоса, как, например, в начале войны. Особняком стоит письмо М. Розина, опубликованное 13 января 1945 года, с заметкой «Героический советский тыл»:

«Красная Армия находится на исходных позициях для решающего наступления на логово фашистского зверя, отсюда лозунгом советских людей остаётся «Всё для фронта».1

В преддверии победы писем с громкими заявлениями, статьями нет. О победе пишут мало. Вместо этого в редакцию с каждой неделей приходит всё больше писем о мирной жизни. В корреспонденции встречается больше литературных и исторических очерков. Например, 8 мая 1945 года в «Кировской правде» опубликован очерк о А.В. Суворове, приуроченный к 145-летию со дня смерти (хотя, как известно, тот умер 6 мая).2

Из этого всего следует одно: тематика опубликованных писем военных лет за 4 с лишним года войны эволюционировала, причем, иногда достаточно быстро. Как видно, за годы войны больше всего корреспонденции приходило от тружеников тыла, а также с фронта. Наибольше всего упоминания в текстах писем всех военных лет о серьёзных достижениях передовиков производства. Успех промышленности военных лет достигался не только за счёт умелой организации труда, но и благодаря трудовому энтузиазму рабочих, а об этом всегда было интересно читать.

^ 1.2. Неопубликованные письма

Немалый объём писем оказывался за пределами полос газеты «Кировская правда». Такие письма встречаются в архиве с частично незаполненным паспортом корреспонденции или вообще без него. Зачастую письма попросту не соответствовали требованиям публикаций, в том числе и из-за отсутствия острой актуальности проблем поднятых в них (читателям иногда просто не интересно было читать про «неработающую радиоточку» или «испорченный санузел»). Реже – письма не проходили сквозь тернии цензуры, о чём не редко напрямую сообщалось корреспондентам в соответственной форме.

Впрочем, большинство писем всё же находили свой адресат: отдел писем пересылал материалы в организации, на которые жаловались граждане, к которым обращались через газету для решения каких-либо проблем. Часто редакция вступала в переписку с организациями и читателями, являлась посредником в разрешении возникающих конфликтов (впрочем, это и в меньшей степени касалось опубликованных писем). Иногда при решении различных вопросов редакция высылала выдержки (выписки) неопубликованных статей. Возможно, оригинальной корреспонденции в некоторых случаях сейчас не сохранилось, однако о её содержании мы знаем из такого типа писем. Достаточно много в годы войны корреспонденции с «неактуальным» для публикации материалом приходило и с фронта (об особенностях неопубликованных писем фронтовиков – ниже), с заводов, от сельских корреспондентов. Банальные, но от того не менее важные проблемы всегда присутствовали в нашей жизни. Военные годы – не исключение. Вот, например, неопубликованное письмо гр. Коротковой (датировано 12 апреля 1945 года):

«Я пенсионерка, сижу дома, но крайне интересуюсь радиосообщениями, но к великому сожалению я лишена этого, как равно и некоторые другие жители дома. За репродуктор радиоузел наш уважаемый знает только деньги вперёд собирать, а ремонтировать радиосеть не считает своим долгом.

<…>

Убедительно прошу Вас, т. редактор, помогите мне воздействуйте на наш радиоузел, чтоб отремонтировали радиоузел точку у меня в квартире и некоторых других квартирах нашего дома по улице Герцена, 9 № 1».1

Среди неопубликованных писем времён войны – большое количество писем с просьбами вмешаться в какой-либо конфликт между гражданами и организациями. Встречаются открытые призывы к редакции придать конфликт огласке. Часто вместо публикации редакция вела собственное расследование. Иногда дело не ограничивалось однократным обращением в какую-либо инстанцию: в делах ГАСПИКО имеются целые подшивки такого рода расследований, включая переписку редакции и организаций. Представители организаций в очную переписку с гражданами, как видится, не вступали. Редакция, как было выше сказано, являлась посредниками между этими двумя субъектами. Пример – письмо из прокуратуры «Младший советник юстиции прокурор Ждановского р-на г. Кирова отвечает студенту Шабалину»2. В редакцию в ответ корреспондентам не редко приходили даже документы или их копии (чаще справки). Здесь же примером может явиться справка «По жалобе жильцов дома №41-а по ул. Дрелевского» от инженера Горжилуправления Кропотова.3

Количество сохранившихся неопубликованных писем гораздо меньшее, чем опубликованных, так что мы можем предположить, что в годы войны редакция публиковала значительный объём присылаемой корреспонденции.

Глава 2. Особенности некоторых видов корреспонденции
^

2.1. Письма сельских корреспондентов




Как уже говорилось во введении к работе, основной проблемой изучения писем сельских корреспондентов во время войны явилось то, что часть из них были написаны весьма безграмотным языком. В оригинальных текстах содержится очень большое количество поправок редактора. Интересным примером здесь может явиться письмо с заметкой «Хлеб фронту» от секретаря Бисеровского райкома ВКП (б), опубликованное 5 мая 1943 года1: в ней практически отсутствуют оригинальные речевые обороты автора, исправления внесены кардинальные. Недостаточная грамотность, а иногда банальное неумение писать статьи у некоторых корреспондентов, может считаться главной особенностью этого вида писем, однако не главной тенденцией: многие письма ничем не уступают иной корреспонденции, как с точки зрения грамотности, так и сточки зрения содержания, выразительности языка.

Письма сельских корреспондентов, что само собой разумеется, по своей специфике доходили до редакции иногда достаточно поздно (в том числе письма терялись на почте). Актуальность проблем, поднятых в них, в таких случаях часто пропадала. Иногда редакция просто не могла опубликовать присланный материал из-за того, что он не был полностью адекватен дате ближайших номеров газеты: глупо бы было под Новый год публиковать материал о начале сбора урожая. Достаточно много в фондах ГАСПИКО сохранилось примерно таких ответов на письма корреспондентов:


«Тов. Колбин!

Вашу корреспонденцию редакция получила 3 июня. Как видите, она [затерялась] на почте, устарела, в газету не попадёт. Пишите, как МТС начала вспашку паров.

^ С приветом Зав. Сельхозу Филимонов».1

или же, например, таких:

«Тов. Бричин!

Присылаемую вами информационную заметку о вручении переходящего Красного знамени Тужинскому райисполкому в газету поместить не можем. Знамя вручено, как вы пишите, 20 декабря, а корреспонденция получена лишь 5 января, и сейчас об этом писать поздно».2

В письмах сельских корреспондентов зачастую достаточно мало выразительных и ярких статей, в большинстве своём попадаются сухие заметки о работе колхозов, работе местных отделений ВКП (б) и комсомола. Но, однако, не все заметки не интересны с точки зрения особенности или уникальности описанных фактов. Вот, например, письмо, опубликованное 2 ноября 1943 года, «Подарки балтийцам»:

«Бюро Унинского РК ВКП (б) одобрило иннициативу колхозников и колхозниц сельхоз артели «Искра» Котельнического района о сборе подарков к XXVI годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции для №-ской дивизии, которой командует наш земляк из Котельнического района – ГСС подполковник тов. Михалицын. Сейчас во всех колхозах начался сбор подарков <…>.

с. Уни, редакция газеты «Унинский коммунар». П. Сидоркин».3

^ 2.2. Письма корреспондентов-фронтовиков

Письма с фронта – весьма специфический и, главное, интересный источник по истории Великой отечественной войны. Что представляли из себя такие письма? Это, прежде всего, – немаркированные иллюстрированные односторонние почтовые карточки. На лицевой стороне их написано: «Почтовая карточка» или «Воинское». После слов «Обратный адрес» следовали надпись «Полевая почта» и линии для указания обратного адреса. Для рисунка оставалась всего половина лицевой стороны, поэтому рисунки были весьма лаконичны, плакатны, с кратким выразительным текстом. Однако, как известно, конвертов на фронте не хватало. Часто с фронта приходили письма-треугольники. Отправляли их абсолютно бесплатно. Треугольник (или «треуголка») – это обычный лист из тетради, который сначала загибали справа, потом слева направо. Оставшуюся полоску бумаги вставляли внутрь треугольника.

Письма содержали определенную зашифрованную информацию в почтовых штампах. Всего их было три. Первый вид – это штампы полевой почты СССР, где указывались полевые почтовые номера. Помимо пятизначного номера здесь присутствовал символ советской власти – пятиконечная звезда, в центре которой были изображены серп и молот. Полное название войск, род войск, место расположения и другие подробности, как в мирное время, так и во время войны, не разглашались и являлись военной тайной.1 Письма от гражданского населения, из тыла или из других воинских частей посылались исключительно на полевой почтовый номер части. Именно поэтому и конверт, и почтовая карточка фронтовика всегда содержали такой номер. Он позволял почтовым службам идентифицировать место отправления и место назначения. Кроме штампа полевой почты, почтовая карточка иногда содержала штамп места назначения с индексом почтовой службы, принявшей карточку – это второй вид штампов. Третий вид штампов – это штампы военного цензора: все письма с фронта в обязательном порядке просматривались, любые спорные места вымарывались чёрной краской.1 На почтовые отправления ставился штамп «Проверено военной цензурой».

Письма с фронта рассказывают, как правило, о каких-либо выдающихся фронтовых эпизодах, о подвигах наших земляков, в них выражается благодарность врачам и медперсоналу госпиталей и т.д. Многие письма бойцов написаны бесхитростным языком, в основном о том, что их волновало. Часто в таких письмах рассказывалось о тяжёлой судьбе солдат и офицеров в годы войны, не редко высказывались даже пацифистские идеи. Однако большинство из писем корреспондентов-фронтовиков пронизаны чувством патриотизма, гордостью за успехи армии нашей Родины и злостной ненавистью к врагу, к «гилеризму».

Среди писем, пришедших в редакцию газеты «Кировская правда» встречаются и достаточно интересные. В первую очередь это – обращения к землякам (иногда просто «приветы») и даже личные. Встречаются даже такие экземпляры, как, например, «Обращение к девушкам Кировской области» от лейтенанта П. Федюнина:

«Эх девушки, девушки, вы даже не знаете, как читаются ваши письма на фронте. Здесь каждую букву, а не то чтоб каждое слово, пьют как чай с [вишнями]».2

Кроме того, следует выделить заметки о боевых буднях и подвигах фронтовиков-кировчан (в том числе от их товарищей, например капитан Якимов написал заметку о ст. лейт. В.В. Солянике3): они приходили в редакцию в большом объёме и составляют основную часть фронтовых писем. Встречаются случаи, когда к таким заметкам прилагались номера фронтовых газет с опубликованным материалом о героях-фронтовиках. Пример – письмо от политрука М. Сазонова с номером газеты «На защиту Родины» (№ 143 от 7 октября 1942 г.) с опубликованной заметкой о нашем земляке Иване Наймушине.1

Помимо простых заметок приходили даже целые литературные произведения (в основном очерки). Такого рода письма были наиболее интересны читателям. Однако опубликованными, как мы понимаем, оказывались не все письма такого типа, и уж тем более не все оставшиеся. На многие из них отправлялись такого типа ответы:

«Уважаемый тов. Дегтев!

Вы прислали очень интересное по тематике письмо, но жаль, что в нём упущен очень существенный вопрос – показ наших земляков-кировцев в боях с немецко-фашисткими захватчиками. Надо было рассказать не только о себе, но главным образом о товарищах, вместе с которыми вы участвовали в боях, о их героизме, бесстрашии и мужестве при защите Родины».2

Или, например:

«Уважаемый тов. Хомяков!

Вашу заметку получили. Не можем её напечатать из-за того, что вы, рассказав о себе, почти ни словом не обмолвились о боевых делах своих товарищей, а это очень важно. Именно больше надо было написать о товарищах, а не о себе. Желаем Вам дальнейших успехов в боях с гитлеризмом.

^ С приветом /Козьминых/.3

Степень достоверности и полноты информации в письмах была различной в зависимости от условий и целей их написания. Понятно, что письма, адресованные в «Кировскую правду», иногда были недостоверными, в них, иногда, присутствовали искажения и вымысел. Однако мы можем с уверенностью утверждать, что это не могло являться общей тенденцией. В отдельных письмах корреспонденты-фронтовики попросту не лгали, а недоговаривали. Информационные возможности фронтовых писем как исторического источника достаточно велики, однако в годы войны существовал перечень запрещенных тем, которые не должны были фигурировать ни на страницах фронтовых писем, ни на страницах периодических изданий (само собой, в том числе «Кировской правды»).1 Под запретом оказались различные сюжеты, связанные с мобилизацией, организацией, дислокацией, боевой подготовкой, боевыми действиями, в том числе военно-географическое и статистическое описание военных действий, сведения по их подготовке, оперативной ёмкости и описание операционных направлений, прямые, косвенные или частичные данные об общем плане операции или боя, о районах и плане сосредоточения и развертывания войск для предстоящих действий и др. Нельзя было писать о боевых действиях партизан, о вооружении, о дисциплине и политико-моральном состоянии войск. Под запретом также оказались сообщения о материальном обеспечении армии, о путях сообщения, о санитарных и ветеринарных вопросах, об оборонительном строительстве, об организациях, содействующих обороне страны. Эти ограничения отразились на информативности и степени полноты фронтовых писем. В «Кировской правде», практически отсутствуют точные данные о том, где и когда проходили события, описанные в письмах фронтовиков. Читателям приходилось довольствоваться такими обрывистыми фразами как «в ходе одной из операций», «в одном из боёв» и т.п.

^ 2.3. Письма раненых и больных

В ГАСПИКО содержатся исключительные подборки писем раненых и больных в газету «Кировская правда» времён Великой Отечественной войны, однако в делах архива можно встретить и отдельные экземпляры. В этих письмах содержится достаточно интересного материала о жизни раненых и больных в госпиталях, о порядках в самих учреждениях. Кроме этого в письмах можно не редко встретить и письма исключительно фронтовой тематики: раненые бойцы писали о подвигах своих товарищей, о заслугах их боевых друзей и их личных. Часто в таких письмах встречаются целые повествования, очерки – в госпиталях у бойцов было гораздо больше времени для написания такого рода писем.

Зачастую бойцы Красной Армии, получая ранение и направляясь в госпиталь для прохождения лечения, теряли связь со своими родными (письмо «Потеряли связь с близкими» от 27 июля 1944 года):

«В редакцию газеты «Кировская правда».

Мы, находясь в Красной Армии, потеряли связь со своими родными и знакомыми. Просим поместить в газету наши адреса.

<…>

Соколов Анатолий Петрович, Коломнец Дмитрий Арсеньевич».1

Во многих письмах по обыкновению просто выражается благодарность лечащим врачам, медсёстрам госпиталей, санитаркам. Раненые из госпиталя № 1018, например, писали:

«При поступлении в госпиталь тяжело раненого больного сначала Вам бросится в глаза, что он как бы уже не жилец. Но стоит только посмотреть ведущему хирургу доктору медицинских наук Богданскому, приложить руки и инструменты, как ранбольной возвращается в жизнь и в строй… После выздоровления мы никогда не забудем такой неоценимый труд врачей...»1

Такого рода письма были не редкостью и публикации чаще всего не придавались. Чаще же всего из госпиталей приходили письма, в которых говорилось о насущных для раненых бойцов проблемах – обеспечении нормального лечения, условий пребывания в госпиталях. Среди наиболее интересных – письмо старшего лейтенанта Горантмана от 15 января 1945 года «Кто шествует над госпиталями»2, где он требует от редакции газеты «Кировская правда» провести расследование по фактам недолжного содержания одного из госпиталей и дать ему подробное разъяснение по этому вопросу. К одному из писем «О безобразии в госпитале» прилагается рапорт о недолжном поведении одного из парикмахеров при лечебном учреждении:

«Мы просим вас, товарищ полковник, проверить лично и положить конец безобразию, какое творится в госпитале 4017. В госпитале есть парикмахер Слуцкий, какой получает зарплату и обязан обслуживать больных, а на факте парикмахер Слуцкий занимается мародёрством и требует от раненого бойца, какой получает всего 8р. 50к. зарплаты, за каждый раз бритья 5 или 10 руб».3

Ответ по данному письму содержал информацию о том, что парикмахер был уволен. Кстати сказать, расследования, как показывает проведённая работа, по таким вопросам проводилось достаточно тщательно: почти по всем вопросам в аналогичных письмах редакция добивалась не только ответов компетентных лиц, но и дальнейших действий с их стороны. Различные проблемы раненых не могли оставить редакцию в покое, о чём говорит, что немалая доля такой корреспонденции публиковалась.

Глава 3. Письма собственных корреспондентов газеты «Кировская правда» в годы Великой отечественной войны

^ 3.1. Особенности подборок писем собственных корреспондентов газеты «Кировская правда»

В ГАСПИКО собрано большое количество писем собственных корреспондентов газеты «Кировская правда». На листах дел можно натолкнуться на превеликое множество подписей к статьям в газету: «собственный корреспондент». Такие статьи обычно писались на специальных бланках редакции «Кировской правды», где в «шапке» были написаны краткие сведения о газете, а также указывались данные о статье в газету, её отправителе. Однако подборки в фондах посвящены корреспонденции не всех авторов такого рода присланных статей. В архиве вообще отсутствуют какие-либо комплексные собрания таких писем и объединённые в дела вплоть до 1945 года (во всяком случае, это касается военного времени): все собранные воедино письма собственных корреспондентов касаются лишь последнего года войны.

В фонде Р-6777, опись №7, есть несколько замечательных дел, в которых подобраны исключительно документы, касающиеся работы собственных корреспондентов. Среди них есть несколько авторов статей, чья работа не вписывается в хронологические рамки данного исследования, ибо все они датированы серединой и даже концом 1945 года. В настоящей работе представлены письма нескольких собственных корреспондентов «Кировской правды»: среди них Д. Лянгузов, В. Саморукова и М. Вахнин. Их корреспонденция различна по содержанию и особенности написания, однако, вся она написана практически в одно время – начало 1945 года, поэтому интересно сравнить тематику писем в едином хронологическом контексте, да ещё и на примере различной географии написания (все корреспонденты работали в разных районах области).

^ 3.2. Корреспонденция Д. Лянгузова

Подборка писем Д.Г. Лянгузова1 представляет из себя большой комплекс документов, датированных началом и концом 1945 года. На последние месяцы войны приходится основная часть корреспонденции.

Из содержания текстов писем можно выделить, что собственный корреспондент газеты «Кировская правда» Д.Г. Лянгузов работал в городе Уржуме (именно об Уржуме и Уржумском районе написано большинство статей и небольших заметок Лянгузова). Тематика писем последних месяцев войны – неоднородная. Лянгузов писал о том, как тяжело приходилось тыловикам-труженникам в годы войны (в том числе несколько статей с попытками комплексного анализа жизни в районе в военные годы). Д.Г. Лянгузов посвятил несколько статей рассказам об учителях Уржуского района, об их тяжёлом труде в годы войны и в мирное время, о функционировании школ в годы борьбы с гитлеровской Германией:

«В настоящее время, несмотря на суровые годы Отечественной войны, Козьмо-Демьянская школа живёт и работает в замечательной обстановке. Много лет эта школа держит первенство в районе по учебно-воспитательной работе.»2

Письма Д.Г. Лянгузова зачастую пронизаны иронией: пишет он достаточно интересно, живым и ярким языком. В № 25 от 23 апреля 1945 года в газету «Кировская правда» поступил «Фельетон» о районном прокуроре (копия письма Д.Г. Лянгузова вместе с его «творением» была отправлена Областному прокурору Пунгину).

Таким образом, письма собственного корреспондента Лянгузова достаточно интересны по содержанию и форме написания, и в то же время они зачастую реально отражают проблемы людей в Уржумском районе.

^ 3.3. Корреспонденция В. Саморуковой

Из текстов собрания писем собственного корреспондента газеты «Кировская правда» В Саморуковой1 видно, что она работала в Котельниче и Котельническом районе. Письма корреспондента Саморуковой отличаются тем, что они написаны, в общем-то, безграмотным языком. На большинстве из них практически не виден за исправлениями и дополнениями редакторов газеты «Кировская правда» первоначальный текст статей, тем более что данные письма Саморукова печатала на машинке.

В последние месяцы войны В. Саморукова достаточно много писала о тружениках тыла в городе Котельниче, часто подводя некоторые итоги военных лет. Стоит заметить, что немалое количество писем посвящено работе в годы войны Котельнического мотороремонтного завода: она пишет об успехах туженников завода в последние годы и месяцы, об участи завода в социалистических соревнованиях. В большом количестве (в том числе и в послевоенной корреспонденции) встречаются письма Саморуковой о работе колхозов:

«Сейчас в колхозах сельсовета идёт деятельная подготовка к весне. Каждый колхоз, каждая бригада и звено хотят быстрее и лучше выполнить социалистические обязательства».2

«Успехи Красной армии на фронте борьбы с гитлеровской Германией вызывает у колхозников р-на патриотические чувства, желание оказать наибольшую помощь семьям героев-воинов».3

Саморукова, в отличие от других собственных корреспондентов, достаточно много пишет о победе, о том, как её встретили труженики тыла в Котельниче. Например, в № от 10 мая 1945 года опубликовано сразу 2 статьи собственного корреспондента газеты «Кировская правда» В. Саморуковой.

^ 3.4. Корреспонденция М. Вахнина

Наверное, самая интересная подборка писем собственных корреспонденов газеты посвящена М.С. Вахнину. Большинство его писем – рукописные, что создаёт достаточно серьёзные проблемы для их изучения, так как почерк Вахнина достаточно неразборчивый. Судя по письмам, М.С. Вахнин в начале 1945 года работал в Верховинском районе (оттуда практически все его письма). Однако со временем всё больше писем приходило из города Слободского (первое письмо, найденное в подборке датировано 5 февраля 1945 года – статья о комбинате им. Ленина – «одном из крупнейших обувных предприятий страны»1). Из Слободского Вахнин писал о местном производстве в годы войны и мирное время: много писем о Слободской меховой фабрике «Белка», о Каринском торфопредприятии. М.С. Вахнин немало писал и о колхозах, об их достижениях и жизни колхозников в годы войны. Вот отрывок из статьи М.С. Вахнина «Слободской вступил в соревнование с Белой Холуницей»:

«Состоялось совещание председателей колхозов и сельсоветов с участием партийно-советского актива Слободского района. Выступивший на совещании председатель райисполкома тов. Арасланов рассказал о ходе подготовки к весне».2

Интересно заметить, что М.С. Вахнин практически ничего не пишет о войне. Вот небольшая хронология присланных писем Вахнина в последние дни войны: 5 мая – статья «О плохой работе депутатов горсовета», 10 мая – статья о том, как встречали весть о победе на заводах города, 11 мая – вновь абстрагированная от военной тематики статья «О яблоках…».

Вообще же письма М.С. Вахнина отличаются тем, что они написаны интересным языком, с большим количеством средств выразительности.

Заключение

В годы войны в газеты Кировской области приходило достаточное количество писем, однако в фондах ГАСПИКО сохранилась наиболее интересная коллекция военной корреспонденции именно из писем, присланных в газету «Кировская правда». Письма эти сами по себе очень интересны по содержанию, но, прежде всего, они интересны исследователю для получения из них информации по истории военного времени.

Письма граждан-тыловиков, фронтовые письма, письма раненых и больных – это ещё и документы огромной нравственной силы, которые никого не могут оставить равнодушным. Огромная информация содержится в данных письмах: изучаемые эпистолярные документы являются ценными источниками и могут составить базу для изучения, по крайней мере, двух проблем. Во-первых, динамики изменения тематики писем, его написания, а, во-вторых, особенностей «диалога» между читателями газеты и редакцией посредством писем, сознания граждан-читателей в годы войны. Тексты писем времён Великой Отечественной войны зафиксировали представления о военной действительности, которые формировались в повседневной жизни, смыслы и значения, которыми как тыловики, так и фронтовики наделяли события военного времени. Повседневность, отраженная в письмах выражена описаниями существующей жизни, деятельности и предметно-вещного мира.

Проблем, как уже говорилось выше, по ходу работы возникало огромное множество. Однако, несмотря на них, письма в «Кировскую правду» в годы Великой Отечественной войны были изучены. По ходу работы отображены некоторые особенности военной корреспонденции, связанные с региональным историческим материалом. В исследовании описаны основные виды корреспонденции в газету: письма граждан-тыловиков (включая в немалом числе тружеников тыла), письма корреспондентов-фронтовиков, письма сельских корреспондентов, раненых и больных фронтовиков. В работе были отмечены наиболее интересные экземпляры писем, содержание которых иногда попросту удивляет. Кроме того, выяснилось, что тематика писем военных лет за 4 года войны менялась, иногда достаточно быстро: в разные годы войны превалировали разные темы. Причины публикации или отказа в ней отдельных писем тоже достаточно разнятся: есть достаточно объективные (тема, поднятая в письмах, не соответствовала требованиям реалий и т.п.), есть исключительно субъективные (редактору просто могла не понравиться присланная статья). Однако, исходя из результатов исследования, мы можем утверждать, что отдел писем в редакции газеты «Кировская правда» работал достаточно тщательно: публиковались самые интересные и актуальные заметки и статьи, полученные в корреспонденции.

Основным выводом исследования следует выделить то, что письма в «Кировскую правду» действительно являются информационноёмким источником по истории военного времени на Вятке. Источник этот очень ценный, и от того достаточно важный для того, чтобы не пренебрегать им. Правильно будет сказать, что изучаемые письма являются ещё одним отражением эпохи военного времени, времени достаточно интересного для его всестороннего изучения.

^ Список литературы

  1. Алексеев, В. В. Письма в газету как источник для изучения общественного сознания рабочего класса СССР на современном этапе [Текст]: Автореф. дисс. канд. ист. наук / В. В. Алексеев. – М., 1989.

  2. Бердинских, В. А. История города Вятки [Текст]: очерки / В. А. Бердинских. – 2-е изд., испр. и доп. – Киров, 2008.

  3. Вятский край с древности до наших дней [Текст]: научный сборник / Под ред. В. В. Бердинских. – Киров, 2006.

  4. Загвоздкин, Г. Г. Цена Победы: Социальная политика военных лет [Текст] / Г. Г. Загвоздкин. – Киров, 1990.

  5. Мунчаев, Ш. М. История России [Текст]: учебник для ВУЗов / Ш. М. Мунчаев, В. М. Устинов. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М., 1998.

  6. Русский архив: Великая Отечественная: Приказы Народного комиссара обороны СССР (1943 – 1945 гг.) [Текст]: Т. 13 (2 – 3). – М.: Терра, 1997.

  7. Системная история международных отношений в двух томах [Текст]: Т. 1. События 1918-1945 гг. / Под. ред. А. Д. Богатурова – М.: Культурная революция, 2007.

  8. Хрестоматия по истории Кировской области [Текст]: учебное пособие / Под. ред. Е. И. Кирюхиной и А. В. Эмаусского. – Киров: Волго-Вятское книжное изд-во, Кировское отд., 1982.

  9. Чудиновских, Е. Н. Фронтовые письма [Текст] // Режим доступа: http://gaspiko.ru/html/front.



Приложение 1






Рис. 1. Паспорт корреспонденции. Схематическое изображение. Лицевая сторона.





Рис. 2. Паспорт корреспонденции. Схематическое изображение. Оборотная сторона.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 5 Л. 57-59.

1 Там же. Л. 59.

2 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 5 Л. 133-135.

1 Машковцев А.А. Кировская область в годы Великой Отечественной войны // Вятский край с древности до наших дней: научный сборник / Под ред. В. В. Бердинских. – Киров, 2006. – C. 285.

2 Там же. Л. 23.

3 Там же. Л. 26.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 5 Л. 26.

2 Там же. Л. 2.

3 Там же. Д. 5 Л. 82.

4 Хрестоматия по истории Кировской области: учебное пособие / Под. ред. Е. И. Кирюхиной и А. В. Эмаусского. – Киров: Волго-Вятское книжное изд-во, Кировское отд., 1982. – С. 142.

5 Там же. Д. 5 Л. 83.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 14 Л. 16-17.

2 Там же. Л. 18-21.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 14 Л. 63-64.

2 Системная история международных отношений в двух томах. Т. 1. События 1918-1945 гг. – М.: Культурная революция, 2007. – С. 463.

3 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 14 Л. 108-109.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 14 Л. 110-112.

2 Там же. Д. 19 Л. 47.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 19 Л. 1-6.

2 Там же.

3 Там же. Д. 23 Л. 23-25.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 23 Л. 39.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 26 Л. 34.

2 Там же. Л. 256.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 42 Л. 150.

2 Там же. Л. 60.

3 Там же. Л. 215.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 22 Л. 11-12.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 22 Л. 39.

2 Там же. Л. 18.

3 Там же. Л. 27-28.

1 Приказ НКО № 0105 от 6 февраля 1943 г. «О порядке адресования корреспонденции в Красной Армии и правилах сношения войсковых частей и соединений с гражданскими организациями и частными лицами» // Русский архив: Великая Отечественная: Приказы Народного комиссара обороны СССР (1943 – 1945 гг.). Том 13 (2 – 3). – М.: Терра, 1997. – С. 62.

1 Чудиновских, Е.Н. Фронтовые письма // Режим доступа: http://gaspiko.ru/html/front.

2 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 42 Л. 150.

3 Там же. Л. 153.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп. 7 Д. 17 Л. 121-123.

2 Там же. Л. 25.

3 Там же. Л. 151.

1 Приказ НКО № 0451 от 16 декабря 1943 г. «О введении в действие «Положения о военной цензуре в Красной Армии (на военное время)» // Русский архив: Великая Отечественная: Приказы Народного комиссара обороны СССР (1943 – 1945 гг.). – Том 13 (2 – 3). – М., 1997. – С. 235.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп.7 Д. 57 Л. 38.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп.7 Д. 55 Л. 122.

2 Там же. Д. 57 Л. 48.

3 Там же. Д. 57 Л. 41.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп.7 Д. 60.

2 Там же. Л. 2.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп.7 Д. 62.

2 Там же. Л. 15.

3 Там же. Л. 16.

1 ГАСПИКО Ф. Р-6777 Оп.7 Д. 58.

 Там же. Л. 9.

2 Там же. Л. 15.


Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru