Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Литературное объединение им. Лебединского коллективный сборник стихов и прозы коллективный сборник стихов и прозы

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/10
Дата08.04.2012
Размер2.35 Mb.
ТипДокументы
Содержание
Спасибо горисполкому г. Свердловска и его голове Шмальцу А.И. за выделение средств для издания этого сборника.
Тихотворения а.я.лебединского
Стихи о военвраче
Баллада о двух геологах
Анатолий Алексеевич Мостепаненко
Лучшие свои годы отдал нелегкому шахтерскому труду. Об этом его лучшие стихи: предельно откровенные, простые и одновременно слож
Мама умерла, отец погиб на фронте, детский дом, путевка комсомола на Донбасс – думал: еду ненадолго, а остался навсегда, и об эт
Люди в белых халатах
Пятнадцатого марта
Я влюбленный
Мы и вальс
Делайте себе парад
Не ради славы
Земляку Яну Табачнику
От Родины ключи
Владимирова Валентина Ивановна
Ваша Владимирова
Демчук Афанасий Афанасьевич
В городе Свердловске с 1965 года, после службы в Армии.
С юбилеем – город мой!
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ им.ЛЕБЕДИНСКОГО

КОЛЛЕКТИВНЫЙ СБОРНИК СТИХОВ И ПРОЗЫ








коллективный сборник стихов

и прозы


г. Свердловск

2006 год


Сборник стихав и прозы «Свердловск – мой край родной» является очередным сборником наших поэтов, истинных любителей поэзии.

И еще он издается в честь 45-летия нашего литературного объединения имени А.Лебединского.


Члены литобъединения им. А.Лебединского

Желаю всем крепкого здоровья, счастья, успехов, ну и, конечно же, песенного настроения.

^ Спасибо горисполкому г. Свердловска и его голове Шмальцу А.И. за выделение средств для издания этого сборника.

А.Мостепаненко


@ Составитель Анатолий Мостепаненко

Под редакцией членов литературного объединения им. А.Лебединского.

Спонсор издания – Свердловская городская государственная администрация (голова – Шмальц Александр Иванович)


С^ ТИХОТВОРЕНИЯ А.Я.ЛЕБЕДИНСКОГО


Р
одился в 1937 году в г.Свердловске. Работал на шахте лесогоном, машинистом электровоза, учился в вечерней школе. Был матросом на Балтийском флоте. Окончил горнометаллургический институт. Первые стихи опубликовал в 1956 году в альманахе «Балтийская слава». Стихи его о нашей донецкой земле, о советских моряках. Первый сборник «Координаты сердца». Стихи мужественны и не могут не взволновать читателя, любителя стихов.



Память

Нам сказок не рассказывали в детстве,

Ведь не до сказок было всем тогда,

Нежданно получили мы в наследство

Военные голодные года.

Кормили нас

из дымных котелков

На запад уходящие солдаты,

Любой из нас

был в бой идти готов,

Чтобы настал скорее

час расплаты.

И сутками

на перекрестках стоя,

Надеялись мы повидать отцов своих…

Но выходил солдат

в бинтах

из строя

И странно называл меня: «Жених!».


И хлопал, как большого, по плечу.

Я самопал свой прятал под рубахой.

И требовал:

- На фронт хочу!

Он вкладывал в ладонь мою

сухарь и сахар…

Махорку очень горькую курил

И долго,

жадно воду пил у тетки,

Но, поглядев на хату без стропил,

Стал быстро перематывать обмотки,

Хотя его

никто

не торопил.

Давным-давно

затих последний бой,

Войдя в века

и в бронзовые даты,

А в памяти моей –

передо мной –

идут,

идут,

идут солдаты…

Вот потому их праведность святая

Живет во мне.

И я поныне с ней:

Служил и я,

покой оберегая,

На дальних рубежах

страны моей.

И в памяти храню я также свято –

лицо

в бинтах

небритого солдата,

Спешившего ко мне

сквозь рев огня,

спасителя

от смерти и от страха,

Хранившего в подсумке для меня

ржаной сухарь и белый-белый сахар.

^ Стихи о военвраче

Бойцов к нему вносили полумертвых.

Когда он скальпель брал –

сходились брови…

Как жесть гремели гимнастерки –

от крови.

Работал он бессменно,

исступленно,

боль чувствуя

и в сердце,

и в плече…

Как жаль,

он не запомнил поименно

Юнцов безусых,

бравых усачей!..

Вот у одних –

что крылья рукава,

А у других – пусты штанины.

Недавно в бой ходившая братва

Сдержать не может

матерщины!

В них жар сраженья

не остыл,

и врач

ничуть

не удивлялся,

Но, чтоб заснуть,

пил на рассвете спирт,

и от кошмаров

в полусне метался.

Крутил солдатам самокрутки

И сводки совинформбюро читал.

От радости ему

комбат безрукий,

как пятерню –

культяшку подавал.

К домам,

фронтам

Звала их вновь необходимость,

Врач снова был в работе

ночь

и день…

И уезжали

пареньки

к любимым

с пустыми рукавами

под ремень.


Еще кровоточат

былые раны,

Хоть дни сражений

вдаль годов ушли,

Ведь до сих пор

стерильные туманы

Бинтуют голову Земли,

седую

голову

Земли.

И ветеранам

к непогоде

не спится

по ночам…

Все меньше инвалидов

год от года,

но костыли

тяжелые

стучат!

Стучат в планету.

Больно отдаются.

Вы слышите?-

грохочут костыли!

От них следы,

как раны, остаются

На теле

нашей матери-

Земли.


Друзья

Вся бригада – парней пятнадцать

Разночубых,

горластых,

лихих.

Их ничем не смутишь,

разве только овацией,

Когда в праздники чествуют их.


Отдадут и рубаху последнюю,

И последний глоток воды,

Над любой насмеются сплетнею

Так, что вздрогнут от смеха пласты!


Если нет вагонеток порожних,

Про такое начнут вспоминать,

Что шабашников

крупной дрожью

Станет в лаве

страх пробирать.


Травят им о качке в сто баллов,

А тут кровля –

трах-бах! –

по металлу.

(А вообще,

она мигом садится,

Но об этом

ни слова – ша!)


Вся бригада

мгновенно меняет позиции,

Хоть не в пятках шахтера

душа…

Чей-то крик:

- С косою старуха!

Мы бросаемся в

рештаки.


А порода вослед

и гремит,

и ухает.

Впереди –

метеорами! –

новички.

Дополна тогда в лаве

и пыли,

и грохота…

Новичкам

так охота

«замамкать».

Умирают парни

от хохота,

Когда б нужно от страха

плакать.


^ Баллада о двух геологах

Пес видел,

как молча хозяин упал

На те минералы,

что годы искал.


- Должна здесь быть шахта…

грохочущий штрек!.. –

Сказал, умирая, седой человек.


Другой растирал обмороженный лоб,

На мертвого глядя у холмика проб.


Не верит он в это.

Не верит до слез!

Лишь понял сиротство

вздыхающий пес.


Вдали неприступный дымился утес.

И друга, и камни напарник понес.


Геолог в пути

восемь суток не спал,

И мертвый живого

в пути обнимал.

Их солнце щадило,

не слало лучи,

Сгорала луна, как огарок свечи.


Ручей на привале

просил:

«Ну, пойдем!

Мы дойдем!».

Геолог взбирался на новый подъем.


Извилистый путь был по тундре далек,

Геолог с собакой делил свой паек.

Последняя спичка

уже сожжена,

А с фото глядит молодая жена…


Есть точка на карте,

в три строчки письмо…

И мечется грач – привиденье само, -

И падает камнем на солнечный лед…


В зените, качаясь, повис вертолет!..

- …Клянусь,

что прорубим мы к золоту штрек! –

Сказал поседевший в пути человек.


^ Анатолий Алексеевич Мостепаненко





^ Лучшие свои годы отдал нелегкому шахтерскому труду. Об этом его лучшие стихи: предельно откровенные, простые и одновременно сложные, как и сам шахтерский труд.

Родился в Одесской области, село Каменный Мост Лиманского района.

^ Мама умерла, отец погиб на фронте, детский дом, путевка комсомола на Донбасс – думал: еду ненадолго, а остался навсегда, и об этом не жалею.


Друзья – шахтеры

Друзья, работяги – шахтеры,

Прошу, поднимите фужеры.

Примите-ка к сердцу мой совет:

Прошу выпить за тех, кого нет.

За ушедших из жизни вчера,

Что не поднялися на-гора,

Что остались под толщей пород,

Пусть в вашей жизни вам повезет.

Звените, фужеры, звените,

Шахтеры, друзей помяните.

Тех, что с вами шли в забой,

Чтобы уголь добыть под землей.

Налейте, еще раз налейте!

Пока живы, любите, пейте.

Жизнь шахтера, она коротка,

Пусть будет сильной ваша рука.

^ Люди в белых халатах

Перед глазами у меня

Мелькают белые халаты.

А на земле гудит война,

И кругом лежат солдаты.

В землянках узкие проходы,

По бокам все ноги, ноги,

А над ними бревен своды,

И врачи, как будто, боги.

Они без устали хлопочут,

Не жалея своих сил,

Небылицы нам торочат,

Кто терпенья им вселил?

Кто им сердце дал такое?

Доброту, искусство рук?

Дело делают святое,

Избавляют нас от мук.

А наверху грохочет небо,

Бедняжка ахает земля.

Большое вам, врачи, спасибо,

Что я живу, что выжил я.


^ Пятнадцатого марта

Я иду в средине марта,

Предо мною снег хрустит.

Предо мной Свердловска карта,

И во мне огонь горит.

Здесь зима уперлась рогом

И не хочет отступать.

Гололеды на дорогах,

Ноги можно поломать.

Весна где-то задержалась,

Явно ей невмоготу.

Да, зима перестаралась,

Гибнут птицы на лету.

Почки налились у вишен,

Распуститься им пора.

Нету аистов на крышах,

Что же это за игра?


Женщине

Женщина – вечная девочка,

И неважно, сколько ей годов:

Всю жизнь, как в колесе белочка,

Как цветенье весенних садов.

Женщина – песня неспетая,

Загадочная, вся на виду,

Сердцами мужскими согретая,

От рожденья до смерти в цвету.

Женщина – нежность, любовь, гордость,

Огонь яркопылающих губ.

В ее сердце вечная молодость,

Незабудка средь огненных клумб.

Женщина – восход солнца, утро,

Мать, невеста, сестренка, ну и

Всегда в душе ее уютно,

Богом созданная для любви!


^ Я влюбленный

Кругом цветут пионы,

Наш город украшают.

Я такой влюбленный,

Душа поет живая.

Стоят красиво клены,

Погода золотая.

Поют гитары струны,

Любовь, она такая.

А поют они о той,

Что с косою золотой,

У которой чудо-взгляд,

Губки – сладкий виноград,

Что все смотрят на меня,

Чудо-голосом звеня.

Ах, как я ее люблю,

Судьбу с нею разделю.

Ах, как смотрится она,

Вижу, тоже влюблена,

Только виду не дает,

О любви что-то поет.

И слегка прищурив бровь,

А во взгляде том любовь.

С детских лет ею дышу,

Стать моею попрошу.


^ Мы и вальс

В ритме вихристого вальса

В белом платье кружила ты.

Звучала музыка Брамса,

И был я в плену красоты.

Свечи горели лучисто.

В руке ты держала цветы,

Пела нам скрипка игристо,

И мы – на олимпе мечты.

А сколько радости было,

В глазах столько было любви!

Мы с тобой в вальсе кружили,

Улыбки от счастья цвели.

Весна, затаив дыханье,

Глядела нам радостно вслед,

Сделав друг другу признанье,

И нынче счастливей нас нет.


Поговорили

Я устала тебя ждать,

Не могу больше молчать.

Ты приходишь раз в три дня,

Нет, не любишь ты меня!

Знаю, ты авторитет,

Но тебя для меня нет.

Не хочу я быть такой,-

До свиданья, дорогой!

До свиданья, уходи

И мозги мне не крути.

Все, все, все, все, все, все, все,

Горе горькое мое,

То, что было, все прошло,

Наше солнышко зашло.

И, как в мире говорят,

Над судьбой завис закат.

Ну все, миленький, прощай,

Ты уж больно не серчай, -

Понимаю я тебя,

Но и ты пойми меня:

Не хочу, чтобы мне вслед:

«У нее стыда, мол, нет» -

Говорили. Не любя,

Отпускаю я тебя.


Согласие

Мы пили росу тюльпанами,

Где-то в чаще кричала сова,

От счастья мы стали пьяными,

Я говорил о любви слова.

Ты меня с гордостью слушала:

Разговор, в общем, шел о тебе.

Барьер недоступа рушила,

Подчинившись впервые судьбе.

Говорил я, что ты красива,

Что я о такой всегда мечтал,

Что будешь со мною счастливой,

Руку, сердце тебе предлагал.

Ты краешком губ улыбалась,

Хитровато жмурила глаза,

Потом, закрыв глаза, сказала:

- Ну что, коли так, то я «за!»


^ Делайте себе парад

Цветы, улыбка, песня сердец

Природой даны нам неспроста.

Тот, кто с цветами, молодец,

И совесть пред жизнью чиста.

Цветы дарят настроения,

Там, где цветы, живется краше.

Любимым на день рождения!

Да, цветы – достоинство наше.

Цветы цветут и умирают,

Так же, как и люди на земле.

Когда помрут, никто не знает,

Живя в этом жизненном дупле.

И там, где цветы, там красиво,

Там весело, и песни звучат.

Любите, живите счастливо,

Своей жизни делайте парад.


Мы дети

Мы – дети Галактики,

Быть ими нам нравится.

Земные романтики,

Нам это не кажется.

Мы в этом уверены,

И говорим всем о том,

Нам судьбы доверены,

Земля – любимый наш дом.

Не зря же мы родились

И все прижилися здесь

И любить научились,

Жизнь – судьба наша, честь.

Спасибо Галактике

За силу, терпенье,

За девичьи бантики

И взгляды весенние.


^ Не ради славы

Пишу стихи не ради славы,

Мне сердце говорит: «Пиши!

Ты на это имеешь право,

Ведь ты же пишешь от души».

И я беру тетрадь и ручку,

И в дело включаю мозги,

И рисую за строчкой строчку,

Слова цветут, как васильки.

И мне нравится это делать,

Слова группировать в стихи.

Ко мне муза ходит обедать,

Серчает, когда есть грехи.

На душе радостно, приятно,

Если чуден родился стих,

И под гармонь неоднократно

Я для друзей пою своих.

Но всем невозможно угодить

И не всем стихи по нраву.

Я буду лелеять и любить

Мной написанные главы.


^ Земляку Яну Табачнику

Ян Табачник – парень бравый,

Он настоящий одессит,

Он Одессе принес славу,

Весь мир об этом говорит.

На своем аккордеоне

Он всю планету покорил.

Не за славой он в погоне,

Он в себя музыку влюбил.

Его любят, уважают,

При встрече руку ему жмут,

А когда он заиграет,

Все за здоровье его пьют.

Честь тебе, хвала и слава,

За чудо-музыку твою,

Я тебя хвалю по праву

И высший класс тебе даю.


^ От Родины ключи

Уходят в даль морскую корабли,

И за бортом уж не видать земли,

В машинном песни дизеля поют

О том, как дома близкие их ждут.

О том, как смотрят любимые в даль,

Ночью на плечи накинувши шаль.

О том, как море влюбленное в них,

Как они с моря ждут мужей своих.

Что делать, у нас всех жизнь своя,

И каждый жизни отдает себя.

Будь он в море или же под землей,

У каждого отлив есть и прибой.

И вот уж рейс в загранку позади,

Родные, порт родимый впереди,

Одесский порт и встречи горячи,

В каждом сердце от Родины ключи.


Семь – ноль

Вот и мне уже семь – ноль,

Волосы на мне, как соль.

На глазах моих очки,

Приустали зреть зрачки.

Не хожу я в казино,

Чтобы выпить там вино.

И на танцы не хожу,

С перебоями дышу.

Сижу тихо во дворе,

Тону в шахматной игре.

Каждый день стихи пишу

И на молодняк гляжу.

Пью с друзьями иногда,

Деть себя мне некуда.

Доживаю жизнь свою

В судьбой даденном краю.

Я по жизни солнцеруб,

Знаю, что такое вруб.

Лав немало я прошел,

Знаю Шубина укол.

Не везло мне с детских лет,

Было много всяких бед.

Грудь мамину не сосал

И отец в Берлине пал.

Но живу, дышу, пою,

Себя жизни отдаю,

С передрягами дерусь,

Над придурками смеюсь.

Вот такая жизнь моя,

У меня свое есть я.

Я горжусь собой порой,

Своей жизненной игрой.

Горжусь тем, что у меня есть,

Уважаю гордость, честь.

Уважаю силу, ум,

Не люблю отпетых шум.

Так я вкратце о себе

Прошвырнулся по судьбе.

Я поведал вам о том,

Уже прожитом своем.

Я хочу, чтоб знали вы,

Не боюся я молвы.

В жизни всем не угодишь,

Даже тогда, когда спишь.

Ну, за все спасибо вам,

Что вы в этот пришли храм,

Что послушали меня

В разгаре такого дня.

Так подняли бокалы,

Спасибо вам за калы

И спасибо за слова,

Кругом идет голова.

И звенит моя гармонь,

Во крови горит огонь.

Дожил до такого дня –

День рожденья у меня.





^ Владимирова Валентина Ивановна





Родилась в г.Ровеньки в середине XX века. Стихи пишу с детства. Уже тридцать лет живу в г.Свердловске. Работаю с детьми в детском саду. Вырастила двоих сыновей. Один работает, а другой – учится. Посещаю занятия литобъединения, пишу, издаю и снова пишу.

^ Ваша Владимирова


Лілея кохання

Який смуток тебе все, серце, крає?

Яка туга заснути не дає?

Чи є на світі доброта – не знаю,

Чи є кохання тяжче, ніж моє?

О, твої очі, болісно омріяні,

Вони, як зорі, сяють крізь туман.

Не вірю я, що ви мене покинули,

Не вірю я – це болісний обман.


Я знаю, ви повернетесь до мене

Крізь дні страждань, надії та туги.

Моє кохання ніжне, як лілея,

Горить для тебе полум’ям жарким.

2.12.1975р.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Скачать, 309.56kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru