Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Ремесленные и торговые корпорации в раннее новое время (по материалам Реймса)

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/4
Дата09.04.2012
Размер1.08 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
Содержание
Общая характеристика работы
Предметом исследования
Цель исследования
Основные задачи
Хронологические рамки и регион
Методологическая основа и методы исследования.
Степень изученности проблемы
Практическая значимость работы
Апробация материалов исследования
Структура работы
Основное содержание работы
Первая и вторая главы
Первая глава
Четвертая глава
Подобный материал:
  1   2   3   4


На правах рукописи


Кириллова Екатерина Николаевна


РЕМЕСЛЕННЫЕ И ТОРГОВЫЕ КОРПОРАЦИИ

В РАННЕЕ НОВОЕ ВРЕМЯ

(по материалам Реймса)


специальность 07.00.03 – всеобщая история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Москва

2009

Работа выполнена в Отделе западноевропейского Средневековья и раннего Нового времени Учреждения Российской академии наук Института всеобщей истории РАН


Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Н.А. Хачатурян

доктор исторических наук В.Н. Малов

доктор исторических наук, доцент Л.Н. Чернова


Ведущая организация – Ставропольский государственный университет


Защита состоится «___» апреля 2009 г. в 11 часов на заседании Диссертационного совета Д002.249.01 при Учреждении Российской академии наук Институте всеобщей истории РАН по адресу: 119334, г. Москва, Ленинский пр-т, д. 32а


С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете Учреждения Российской академии наук Института всеобщей истории РАН.


Автореферат разослан «___» ____________ 2009 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат исторических наук Н.Ф. Сокольская

^ Общая характеристика работы.

Актуальность исследования. Вопрос о том, что представляли собой ремесленные и торговые корпорации, во французской традиции – corps et communautés des arts et métiers или присяжные ремесла (métiers jurés), имеет принципиальное значение для истории раннего Нового времени. Этот тип организации существовал на протяжении многих веков, в разных экономических и политических условиях. Однако была ли причиной этого гибкость института, его способность меняться в соответствии с изменением общества, либо он был неким пережитком Средневековья, чей «золотой век» давно миновал и чье существование прекратилось бы само собой как у всякого случайно затянувшегося явления, если бы корпорации не оказались инструментом в руках центральной власти, воспользовавшейся ими в своих целях?

Ремесленные и торговые корпорации охватывали не всю городскую экономику и далеко не все ремесло: во Франции, как и в Европе в целом, в сельской местности, в небольших городках и для многих специальностей крупных городов ремесло было и вплоть до конца XVIII в. оставалось «свободным», что в данном случае равнозначно отсутствию корпоративных форм организации, но не бесконтрольности или отсутствия норм, необходимость выполнять которые была безусловной1. Корпорации представляли наиболее организованную и на законодательном уровне упорядоченную часть ремесла, составляя органическую часть корпоративного мира Средневековья и раннего Нового времени. Позднее они воспринимались, несмотря на свою очевидную неуниверсальность, в качестве квинтэссенции мира средневекового ремесла и торговли, как и ремесла и торговли раннего Нового времени. У этого явления множество разноплановых причин. В первую очередь это интерес, который к ним проявляла королевская власть (несмотря на общеизвестный фискальный характер этого интереса). Это идеальный образ корпораций как организаций, которые сумели обеспечить социальную стабильность, благоденствие, мир и порядок2. И не в последнюю очередь причина такого восприятия ремесленных и торговых корпораций – состояние источниковой базы: история корпораций наиболее обеспечена источниками, известными и изученными специалистами, в то время как история ремесел, не знавших корпоративной организации, может опереться на весьма немногочисленные (в сравнении) опубликованные и архивные материалы.

Ремесленные и торговые корпорации привлекают особое внимание исследователей на протяжении уже нескольких столетий. Знания о том, какими были корпорации, в большинстве своем происходят из регламентов, ставших одной из основных характеристик любой корпорации и одним из главных доказательств факта ее существования. Многие регламенты являлись (по форме) королевскими ордонансами и потому рано привлекли внимание специалистов, занимавшихся политической историей. Регламенты были опубликованы первыми из источников по истории ремесла – и первыми начали изучаться. Другие законодательные и документальные источники традиционно играют в исследованиях вспомогательную роль; интерес к контрактам, нотариальным актам и другим документам возник значительно позднее, практически все эти материалы не опубликованы. В то же время регламенты остаются слабо изученными в источниковедческом плане: процедура и мотивация их создания, проблема авторства, мотивы включения или изменения правил и другие проблемы в большинстве своем не привлекали внимания специалистов, что ограничивает корректность использования этих источников.

Термин «корпорация» (corporation) появился относительно недавно. Это слово английского происхождения стало употребляться во Франции, где предпочитали говорить о «сообществах», в том числе о «сообществах искусств и ремесел» (communautés des arts et métiers), лишь во второй половине XVIII в.3 Необходимость в новом слове отразила новое понимание института, существовавшего уже много столетий, осознание таких его характеристик, которым прежние обозначения перестали соответствовать.

В отечественной историографии принято говорить о корпорациях, когда речь заходит об обобщениях, о гильдиях по отношению к средневековым купеческим объединениям, а в отношении ремесла – о цéхах. Предпочтение термина «цех» имеет, как представляется, два основания. Это труды дореволюционных отечественных специалистов, во многом ориентировавшихся на немецкоязычную традицию, где термины Zünft, Zunftzwang (цех, цеховое принуждение) употреблялись в источниках, и труды К. Маркса и Ф. Энгельса. В англоязычной литературе предпочтительным термином является «гильдия», не только для торговой, но и для ремесленной сферы. В современной французской историографии принято употреблять как исторически корректные термины: «ремёсла», «сообщества» и др. (métiers, communautés, corps de métiers), так и термин «корпорация» – в качестве не менее корректного и общепринятого в исторической науке обобщения. Этот термин позволяет говорить о корпорациях в разных сферах жизни средневекового общества – в ремесле и торговле, в религиозной сфере (капитулы, ордена, братства), в образовании (университеты), о разного рода территориальных объединениях (коммуны, земли) и т.д., и самое главное – о корпоративности всего общества.

^ Предметом исследования является история ремесленных и торговых корпораций во Франции в раннее Новое время на примере Реймса: их становлению; профессиональным, организационным, социальным и мировоззренческим аспектам их истории; изменениям, происходившим в корпорациях во второй половине XV – XVIII вв., и специфике их правового воплощения.

^ Цель исследования состоит в том, чтобы определить роль и место, которое ремесленные и торговые корпорации занимали в социальной и экономической жизни французского общества в XV-XVIII вв. – в конце Средневековья и в раннее Новое время; выявить особенности этого института, позволившие ему существовать на протяжении многих столетий, и в разных условиях. Изучение социальной и экономической истории корпораций невозможно без обращения к правовому, историко-антропологическому и другим ее аспектам. Ключевой в этом контексте становится проблема определения и самоопределения, мировоззренческих установок действующих лиц, в первую очередь – членов ремесленных и торговых корпораций.

^ Основные задачи. Для достижения указанной цели требуется решить ряд взаимосвязанных задач. Прежде всего, необходимо выявить особенности становления и институционализации ремесленных и торговых корпораций в позднее Средневековье и раннее Новое время, определив воздействие на этот процесс и взаимодействие таких факторов как юридическое оформление сообщества, его организационное оформление и формирование представлений о профессиональном сообществе. Особого внимания заслуживает роль клятвы, которую приносили члены сообщества, поскольку по своей природе ремесленные и торговые корпорации относились к таким сообществам, важнейшая роль в конституировании которых принадлежала клятве.

Отдельную задачу представляет собой выявление воздействия королевского законодательства о ремесле и торговле на распространение присяжных корпораций и воздействия на ремесло и торговлю идей унификации, выраженных в королевских эдиктах и ордонансах, в ремесленных регламентах для всего королевства, в мануфактурных регламентах.

Изучение процедуры составления и утверждения уставов, их текстологический анализ направлены на углубление представления о регламентах, их возможностях как исторического источника. Это также позволяет выявить степень участия должностных лиц ремесленного или торгового сообщества, рядовых мастеров, городских или королевских чиновников в составлении и формулировке текстов.

Одновременно подобный анализ направлен на то, чтобы определить соотношение и изучить взаимодействие обычаев с правилами, установленными в регламентах, – устной и письменной традиций; установить, как, почему и для чего именно такие правила оказались зафиксированными в уставе; почему в какой-то момент нормы из устных – и нередко даже не из устных, а из неосознанных – становятся письменными; а также, что происходит с обычаем в момент записи и посредством ее (он создается, утверждается, укрепляется или, возможно, уничтожается).

Особую задачу составил анализ профессиональных ограничений и специфики регулирования корпорациями профессиональной сферы. И поскольку каждая ремесленная мастерская была семейным предприятием, эти сюжеты изучены не столько в русле традиционной экономической истории, но в ракурсе исследования роли и положения членов семьи мастера; семейных стратегий мастеров и членов их семей; стратегий личного выбора и отношения членов корпораций к своей профессии и профессиональной деятельности.

Отдельной задачей является определение особенностей корпораций в период возникновения мануфактур и изменений в положении мастеров и подмастерьев в XVII-XVIII вв.

^ Хронологические рамки и регион. Хронологические рамки работы охватывают период позднего Средневековья и раннего Нового времени: с середины XV в. по 1774 г., что обусловлено как целями и задачами исследования, так и состоянием источников. Привлечение материалов, выходящих за указанные хронологические рамки и расширяющих их нижнюю границу до конца XIII в., позволило рассмотреть вопрос о преемственности норм и традиций, получить более полную картину развития ремесленных и торговых корпораций, в целом экономической и социальной сферы.

Становление и развитие корпораций, изменения, происходившие с ними на всем протяжении их долгой истории, особенно ярко и отчетливо видны при их изучении на примере истории одного города. На конкретно-историческом уровне выявляется не только специфика, но и нерешенность целого ряда общих проблем истории ремесла, что позволяет взглянуть на них в ином контексте. Реймс – крупный экономический и культурный центр Франции, важнейший религиозный центр королевства дает уникальный материал для такого рода анализа. Этот город часто определяют как «церковную столицу», поскольку именно архиепископ и герцог Реймса, первый пэр Франции, один из влиятельнейших иерархов королевства обладал привилегией короновать французских монархов. Все это позволяет говорить о Реймсе как об уникальном явлении в истории Франции, но в то же время – как об одном из множества французских городов, не являвшихся важными административными центрами.

Источники. Насыщенная политическая и экономическая жизнь Реймса хорошо освещена в дошедших до настоящего времени исторических документах. Сохранившиеся представительные и разноплановые источники позволили исследовать организацию ремесла и торговли в городе на большом этапе его истории и применительно к разным профессиям.

Ремесло и торговля регулировались сложившимися в данной местности обычаями, и со временем все больше – письменными правилами, которые условно можно разделить на три уровня: в рамках корпораций, города и государства. Разные виды регламентации возникли не одновременно, и сферы их действия пересекались не полностью. В Реймсе первые ремесленные уставы относятся к концу XIII – XIV вв.; активная их запись началась с середины XVI в., в то время как в масштабах королевства она приобрела массовый характер с середины XV в.4, во многом вследствие государственной политики их распространения.

В основу исследования были положены материалы середины XV – XVIII вв.5 Большая их часть была опубликована П. Вареном в середине XIX в. Круг источников был расширен за счет текстов, опубликованных в редких и малодоступных изданиях, и архивных материалов, часть из которых впервые вводится в научных оборот. В их числе: регламенты реймсских аптекарей 1552 г.6; шорников 1581 г.7; седельщиков и каретников 1592 г.8; бочаров 1700 г.9; музыкантов 1700 г.10 Возможность существенно расширить представления об организации ремесла и торговли в городе дают судебные постановления и делопроизводство ремесленных и торговых корпораций (как опубликованные, так и архивные материалы), в том числе регистры ряда корпораций (суконщиков, аптекарей, бакалейщиков, бочаров), счета, книги доходов и расходов, расписки и другие документы.

Важное место в работе занимает анализ законодательных источников: ордонансов французских королей, посвященных урегулированию ремесла и торговли в королевстве, прежде всего – генеральных ордонансов второй половины XVI в.; королевских эдиктов и патентов для отдельных реймсских ремесел; а также городских ордонансов о ремесле и торговле, которые появились в Реймсе в XIV в., изменялись и дополнялись в XVII и XVIII вв.

С середины XVII в. стали составляться ремесленные регламенты, действовавшие в масштабах всего французского королевства, и в том числе – в Реймсе. Они, как и мануфактурные уставы второй половины XVII в. позволяют выявить специфику корпораций раннего Нового времени, скорректировать их общие характеристики и уточнить местные особенности.

^ Методологическая основа и методы исследования. Методологическую основу диссертации составляет принцип историзма, требующий рассмотрения явлений в динамике их становления и изменения, в связи с конкретно-историческими условиями их существования; соблюдения исторической точности и корректности во всех и в каждой составляющей исследовательского аппарата и хода исследования: в изложении фактов, в используемой терминологии, в формулировке тезисов, предположений и выводов.

Изучение организации и функционирования сложного общественного института, каким являлись ремесленные и торговые корпорации, требует применения системного подхода, направленного на раскрытие целостности этого института. Исследование массового и индивидуального поведения, межличностного и межгруппового взаимодействия основано на методах исторической антропологии, включая экономическую антропологию, занимающуюся изучением мотивов экономического поведения людей в прошлом.

Гендерный анализ, как и другие современные новые научные подходы позволяют глубже оценить специфику взаимоотношений внутри корпораций, что не может не влиять на понимание социальных и экономических проблем эпохи и обогащает возможности исторического исследования в такой традиционной области как история корпораций.

Разные методы работы с источниками: терминологический анализ, анализ формул и системы умолчания, количественные методы и др. – позволяют исследовать на основе уставов ремесленных и торговых корпораций такие вопросы, для решения которых традиционно привлекались источники другого рода (завещания, списки налогоплательщиков, нотариальные акты и др.). Это расширяет возможности регламентов как традиционных источников по истории ремесла и позволяет под другим узлом зрения осветить поставленные вопросы. Так, анализ системы умолчания (систематическое отсутствие в ремесленных регламентах информации о женщинах, профессионально занимавшихся ремеслами, неупоминание сыновей мастера в ситуациях, связанных со смертью отца) дает возможность оценить специфику представлений о некоторых принципиально важных для социальной истории явлениях, о системе ценностей и господствовавших стереотипах.

Решение конкретных источниковедческих задач: какие сведения и каким способом можно извлечь из источника, как «разделять» разные значения одного и того же термина в пределах одного выражения или одного текста; о чем говорит перестановка слова в формуле; каковы методы анализа разного рода канцеляризмов и др. позволило отработать разные методики исследования, и в то же время способствовало более точному пониманию исторической эпохи и особенностей изучаемого явления.

Специфика регламентов как нормативных актов состоит также в отсутствии «автора», хотя для решения многих задач необходимо знать, кто именно включил то или иное правило, как и при каких обстоятельствах оно было сформулировано. Анализ структуры текстов и ее изменений позволил высказывать обоснованные предположения об «авторстве» отдельных правил, а также о возможных мотивациях.

Корректный анализ и обобщение обширного и разнопланового материала источников были невозможны без составления специальных аналитических таблиц, посвященных сквозным темам и отдельным сюжетам. В зависимости от поставленной задачи в таблицы включались сведения из всего комплекса источников (об именованиях сообществ, публичных чтениях регламентов, общих собраниях и др.) или только из регламентов (правила о качестве изделий, упоминания о мастерицах, женах мастеров и вдовах; формулы клятв и др.). Отдельное место занимали хронологические таблицы, главной из которых является сводная таблица о времени записи регламентов и времени их изменений (табл. 1). На основе этой и других обобщающих таблиц составлялись более частные, посвященные отдельным вопросам и использовавшиеся как исключительно при написании текста (о брачных стратегиях и др.), так и в качестве визуального ряда. Это таблицы о традициях смены присяжных в реймсских корпорациях (табл. 4), о специфике регламентов 1570-1582 гг. (табл. 2), о вступительных клятвах мастеров (табл. 5).

Использование таблиц обеспечивало точность при работе с массовым материалом, позволив обнаружить заимствования, неочевидные при простом прочтении источников, выявить генетические связи текстов и общие тенденции изменений в городском ремесле, точнее учесть специфику отдельных ремесел в разные годы и одновременно – общие черты ремесленных и торговых корпораций.

Интерес к междисциплинарным исследованиям и активное использование методов, свойственных точным наукам, являются важной чертой исторической науки в настоящее время. К ремесленным и торговым регламентам в работе были применены некоторые методы анализа номинальных данных. Для построения типологий был использован коэффициент квадратичной сопряжённости 2 (хи-квадрат), позволяющий оценить степень взаимозависимости норм и требований и установить закономерности в их сочетании, определить эти сочетания и степень их устойчивости (насколько одна норма определяет появление или отсутствие в этом же тексте другой нормы). Корректность полученных результатов обеспечивалась соблюдением правил, полагающихся при проведении формализации и подсчетов, учетом статистических погрешностей, а также проведением контрольных подсчетов для уменьшенного (хронологически) комплекса текстов.

Следует особо подчеркнуть, что такой в значительной мере «технический» этап работы как процедура формализации данных дал максимально возможное знание об источниках. Подобного рода работа в корне отличается от простого прочтения текстов и использования их в качестве примеров и иллюстраций, так как требует точной и корректной оценки как формулировки правила, так и его содержания, с учетом специфики профессии, особенностей исторической эпохи, а также сходных правил и формулировок из других регламентов, действовавших в это время в городе.

^ Степень изученности проблемы. Традиция изучения ремесел и торговли в Средние века – раннее Новое время насчитывает несколько столетий и включает огромное количество работ, посвященных как отдельным городам, регионам и государствам, так и Европе в целом. Стабильный, хотя и не всегда ровный интерес исследователей к этим сюжетам связан с изменениями, которые происходили в этот период в экономике и социальной сфере, поскольку история ремесла и торговли – одна из основных тем экономической и социальной истории. В то же время это один из ключевых сюжетов городской истории – важнейшей и традиционной области исследований в мировой исторической науке. Изучение проблемы города зародилось на рубеже XVIII и XIX вв. одновременно с политическим возвышением и утверждением буржуазии, с формированием ее идеологии. До начала XX в. исследования в основном шли по линии изучения политической истории городов и их административных учреждений, хотя уже во второй половине XIX в. специалисты обратились к явлениям экономической и социальной жизни, в том числе к це́хам (корпорациям) в городе: как и почему они возникли, что из себя представляли и как развивались.

В работах второй половины XIX – первой половины XX в. значительное место занимает характеристика существовавших в Средние века и раннее Новое время типов организации ремесла, которая принята и в современной науке. Исследователи указали на необходимость обобщающей характеристики ремесленных корпораций11, но скорее ставили такую проблему, чем стремились решить ее. В соответствии с методологическими установками позитивизма, историк должен был максимально следовать источнику при минимуме собственных догадок, на источнике не основанных, и функцию обобщения, аналитической характеристики зачастую выполняла сама организация текста – структура работы. С учетом принятого в то время обильного цитирования источников все это позволяло читателям развивать мысли и предположения авторов, активно участвовать в создании концепций, воспринимая их при этом не столько даже как собственные идеи, а скорее как общепринятые и «общеочевидные» точки зрения, убедительно доказанные и всесторонне подтвержденные.

В научном плане критика этих идей и даже частичный их пересмотр значительно затруднялись подобным их восприятием – в том числе специалистами, многие десятилетия продолжавшими плодотворно развивать положения, высказанные во второй половине XIX в. Основные обобщения достигнутых результатов во французской историографии были сделаны лишь к середине XX в. В 1938 г. вышла «Корпоративная организация во Франции Старого порядка» Ф. Оливье-Мартена, в 1941 г. – «Корпорации во Франции до 1789 г.» Э. Корне12. О высоком общественном интересе свидетельствует неоднократное переиздание «Истории ремесленных корпораций» Э. Мартена-Сен-Леона 1897 г.: в 1909, 1922 и 1941 гг.13 Эти труды, неоднократно переиздававшиеся, к которым следует добавить менее цитируемую, но также значимую обобщающую работу 1943 г. бельгийского историка Э. Лусса об обществе Старого порядка14, вплоть до настоящего времени являются важнейшими в области истории корпораций, завершившими собой целый этап в их изучении.

Работы историков XIX – начала XX вв.15 породили живой интерес к корпорациям как феномену общественной жизни. Средневековые ремесла оказались весьма привлекательными в условиях конца XIX – первой половины XX в., особенно в таких своих чертах как взаимопомощь, коллективизм, общность производственной и религиозной жизни. Обобщения, которые были сделаны исследователями и вслед за ними – читателями, точнее даже, тот образ корпораций, который они увидели, стали одной из основ для далеко идущих выводов, повлиявших на всю политическую и социальную историю XX века16. Экономисты и политики обратились к ремесленным корпорациям в поисках таких общественных институтов, которые могли бы обеспечить социальную стабильность, взаимодействие классов и социальных слоев. Стремление к воплощению в жизнь некоторых элементов корпоративной организации Средневековья и, в частности, опыт правительства Виши, привели к разочарованию в средневековых корпорациях17. Воспоминания о фашизме вызывали живую реакцию против корпоративизма, хотя это движение существовало и после Второй мировой войны. В научной среде это отразилось в неприятии многими учеными термина «корпоративизм», что привело, в свою очередь, к недооценке самого явления18.

Применительно к истории ремесленных и торговых корпораций можно даже говорить о «катастрофическом» характере кризиса историографии, если переносить на эту область типологию, предложенную известным немецким историком Й. Рюзеном для кризисов исторической памяти19, – как о кризисе, препятствующем восстановлению идентичности. Во второй половине XX в. ремесленные организации как одна из важнейших составляющих жизни средневекового общества и общества раннего Нового времени не оставались без внимания французских историков, но работ, посвященных именно организации ремесла, несмотря на накопление огромного фактического материала, не было создано. В то же время следует говорить о ряде плодотворных попыток обобщения образа корпораций, и не только ремесленных20. Важным достижением французской историографии второй половины XX столетия стало стремление вписать историю корпораций в более широкие рамки истории ремесла (не ограниченного только лишь корпоративными формами), в чем большую роль сыграла посвященная ремеслам юга Франции монография А. Гурона (1958 г.)21, а также в рамки истории труда22. Несомненное влияние на эти тенденции развития историографии оказали монументальные работы Ф. Броделя.

Следующее поколение исследователей стремилось вписать ремесло и торговлю в целостную картину мира, показать их место в повседневной жизни в Средние века и Новое время23, в противовес традиционному для предшествующей историографии выделению и обособлению этой сферы, что приводило к исключению ряда немаловажных сюжетов и недооценке связанных с ними проблем24. Большая работа была проделана в 60-90-е гг. исследователями, обратившимися к количественным методам25.

Изменения, происходившие в последней трети XX в. в гуманитарных науках, выразились в том, что особое внимание специалисты стали обращать на оценки и критерии, существенные не столько для современности, сколько для изучаемого ими времени. Применительно к истории средневекового ремесла большую роль в этом сыграла вышедшая в 1982 г. работа Б. Шевалье, акцентировавшего тот факт, что для средневекового человека деление ремесел на почтенные, которые были объединены с торговлей, и остальные ремесла – «arts d’industrie» и «métiers de labeur», богатые и бедные ремесла – имело более важное значение по сравнению с делением мастер-работник. «К выгоде, которую давал доступ к торговле, к власти, которую давала возможность покупать работу другого, добавлялась способность организовываться, создавать корпорацию (сообщество) и пользоваться некоторой автономией»26.

Большое влияние на исследователей, занимающихся историей ремесла в Средние века и Новое время, оказала и вышедшая чуть ранее, в 1980 г., работа В. Сьюэлла, возможно, еще и потому, что профессиональные интересы автора лежали в несколько иной области. Анализируя рабочие организации XIX в., В. Сьюэлл пришел к выводу об их архаичной структуре и их концентрации в тех городских ремеслах, которые при Старом порядке были организованы в корпорации27, что и привело исследователя к истории ремесленных корпораций.

Разноплановый фактический материал по истории ремесла в Западной Европе в Средние века и раннее Новое время был изучен и обобщен отечественными исследователями28. Кризис, пережитый отечественной наукой на рубеже XX-XXI вв., привел к расширению тематики исследований, к активному апробированию новых, положительно зарекомендовавших себя в западной историографии подходов к изучению истории. Однако не в последнюю очередь отход от единой теоретико-методологической установки, весьма ограниченно понимаемой, проявился в том, что специалисты позволили себе больше доверять собственному пониманию изучаемых источников, а также явлений и процессов, что привело к изменению ракурсов исследования и совершенно иному пониманию целого ряда традиционных сюжетов истории ремесла29.

В последние годы настоятельно подчеркивается необходимость в пересмотре устоявшихся точек зрения на историю ремесла и экономическую историю в целом. Тематические выпуски ведущих исторических журналов специально посвящаются ремеслам, корпорациям, традициям обучения и ряду других «обычных» сюжетов из истории ремесла и торговли в Средние века и при Старом порядке30. При этом на основе новых источников и новых подходов исследователи ставят задачу скорректировать «историографические мифы» о корпорациях и других формах организации ремесла и торговли, анализируя обучение и регулирование рынка труда в рамках корпораций и за их пределами; проблему органичности корпоративных структур; семейные стратегии; экономические и политические интересы корпоративных и городских элит и другие вопросы, как представлявшиеся давно решенными, так и впервые поставленные.

По сравнению с рубежом XIX-XX вв. и с первой половиной XX в. общее количество работ по экономической истории Средних веков и раннего Нового времени (в том числе – по истории ремесла) сократилось, как и их доля в исторических исследованиях, что характерно и для отечественной, и для зарубежной историографии. При этом потребность в новом и обновленном фактическом материале, как и в его обобщениях, не исчезла, поэтому, обращаясь к данным сюжетам, исследователи (и читатели) активно используют литературу вековой давности. Выполненные на высоком для своего времени научном уровне, эти работы незаменимы как в отношении фактического материала, так и в отношении первичных обобщений и итоговых концепций. Труды, вышедшие 50 лет назад, на их фоне считаются «новыми». Обоснованное возражение, что для исторической науки работы, созданные даже 1000 лет назад, не могут однозначно рассматриваться в качестве устаревших, выглядит здесь не совсем корректным, поскольку речь идет о современном уровне развития науки. Обращаясь к подобным сочинениям, исследователь всегда ощущает временную дистанцию и осознает – мировоззренческую. Быстрота «устаревания» концепций и подходов в области, например, интеллектуальной или гендерной истории несравнима с историей ремесла, которая во многом живет идеями рубежа XIX-XX вв., а то и середины XIX в. – не дистанцируясь от них, и если даже иногда «смущаясь» от их возраста, то не имея концепций, способных их заменить. Специфика объекта исследований как явления из истории longue durée – лишь одна из причин, вполне закономерных. Другая состоит в том, что многие так называемые «устаревшие» теории, среди которых не в последнюю очередь следует назвать положения К. Маркса, по-прежнему обладают большим объяснительным потенциалом.

Теории, способные обновить понимание социальной истории и истории экономики, рождаются в таких областях как гендерная история. Гендерные исследования «добавили» к картине мира пол как социокультурную категорию и указали на ущербность характеристики общества, когда она не опирается на информацию, касающуюся обоих полов31. В то же время нельзя не отметить, что гендерная история как очень молодая исследовательская область занимается больше критикой, чем созиданием32, и потому к настоящему моменту нельзя говорить о сложившейся целостной концепции в области, например, истории городской экономики Средних веков и Нового времени, хотя нельзя не отметить многие важные достижения и особо выделить внимание этого направления к роли, мнениям и позициям женщин и детей, что принципиально для истории ремесла.

Провокационность – не только способ привлечь внимание, но и реальный путь изменить представления научного сообщества. Подобное несколько провокационное и в то же время программное название «Конец корпораций» носит вышедшая в 2001 г. работа известного специалиста по истории парижского ремесла XVIII в., американского исследователя С. Каплана, представляющая собой взгляд «с другой стороны». Точкой отсчета для автора является XVIII в., и даже Французская революция; его обращения к более ранним сюжетам ретроспективны, как, в значительной степени, его оценки и выводы33. Он анализирует период 1776-1791 гг., с реформы Тюрго – неудавшейся, но не прошедшей бесследно попытки отменить корпорации, уделяя особое внимание явлению, обозначенному им как «новый» корпоративизм. Оно характеризовалось отчетливым стремлением центральной власти к стандартизации корпораций и к прямому контролю над ними. Корпорации, в свою очередь, сопротивлялись такому «восстановлению», означавшему конец прежних более или менее автономных сообществ, живших в соответствии с издавна ими самими установленными правилами и традициями.

* * *

История Реймса, роль города и горожан в истории Франции, его архитектурные памятники освещены во множестве исследований и обобщающих работ. В то же время конкретные сюжеты занимали преимущественно местных энтузиастов, библиотекарей и архивистов, и очень многие темы остаются неизученными до настоящего времени.

К ним относится и история ремесленных и торговых корпораций, существовавших в городе в XIII-XVIII вв., хотя отдельным ремеслам посвящен целый ряд исследований и публикаций. Важнейшей для истории города публикацией архивных документов и материалов является вышедшее в середине XIX в. издание П. Варена34, выполненное на очень высоком уровне и широко использующееся специалистами.

Публикациями архивных документов занимались также Ш. Лорике, хранитель библиотеки и архивов Реймса, посвятивший отдельные исследования обивщикам (ковровщикам)35 и художникам36, Л. Демезон, подготовивший новое издание источников о средневековом сукноделии37, и П. Госсе, занимавшийся городскими аптекарями38.

История городского ремесла и торговли в целом освещены в соответствующих разделах общих работ по истории Шампани и Реймса. Их развитие в XIII-XIV вв. было подробно проанализировано П. Депортом39, изучившим немногочисленные регламенты этого времени и множество других архивных и опубликованных документов, свидетельствовавших о торговле в Европе (в Италии и Испании преимущественно) реймсскими тканями и другими товарами, об уровне жизни и семейных связях купцов и ремесленников, районах их проживания в Реймсе и его округе.

Реймс был родным городом крупного французского государственного деятеля Ж.-Б. Кольбера, министра Людовика XIV в 1661-1683 гг., почти четверть века ведавшего экономикой Франции и поощрявшего организацию мануфактур, связанных со внедрением новых отраслей производства и новых технологий, а также развитие традиционных отраслей40. Для Реймса это были, соответственно, кружевная мануфактура, появившаяся в 1665 г.41, и изготовление шерстяной кисеи и саржи (в 1666 г. получило почетный титул королевской мануфактуры).

Среди работ, вышедших в последние годы, следует отметить монографию Р. Бенуа 1999 г., посвященную жизни в Реймсе в 1580-1720 гг.: демографическим, политическим, административным и экономическим аспектам истории города42. Еще бо́льший период почти в четыре столетия – 1450-1830 гг. – охватывает работа С. Симиза 2002 г. о братствах и традициях благочестия в трех епископских городах Шампани: Реймсе, Шалоне и Труа. Автора особо интересуют основания столь продолжительного существования братств, как и изменения, происходившие в эпоху Религиозных войн и Просвещения; запрет во время Великой французской революции (декрет 18 августа 1792 г.), их восстановление и обновление в первой трети XIX в. Многие тенденции и особенности развития братств близки изменениям, происходившим с ремесленными и торговыми корпорациями, и многие поставленные автором проблемы касаются истории корпораций: резкое увеличение числа братств между XIV и началом XVI в. (особенно после 1450 г.); сочетание усилий прихожан и церковных властей и усиление влияния последних и контроля с их стороны на протяжении четырех столетий. Особое внимание автор уделяет вопросу о том, как возраст и пол перестали быть препятствием для вступления в братство (в XVII и особенно в XVIII в.) и они все больше и больше стали делом всей семьи.

Таким образом, комплекс реймсских ремесленных и торговых регламентов никогда не был предметом специального исследования ни в зарубежной, ни в отечественной историографии, как и в целом история корпораций Реймса в конце Средневековья – раннее Новое время. Использовавшиеся в качестве иллюстративного материала отдельные примеры из истории городских корпораций43 позволяли лишь наметить отдельные особенности города и обозначить с их помощью общие характеристики эпохи.

  1   2   3   4

Скачать, 233.04kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru