Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Окончание финансового оздоровления и его план 58 Заключение 60 Список использованной литературы 66 Введение

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/10
Дата09.04.2012
Размер1.01 Mb.
ТипРеферат
Содержание
Глава 1. Общие положения о банкротстве 1.1. Процедуры банкротства в конкурсном праве в дореволюционной России
1.2. Понятие и признаки несостоятельности (банкротства). Законодательство о банкротстве
Закон о банкротстве
1.3. Внешнее управление и финансовое оздоровление в системе процедур банкротства
1.4. Система процедур банкротства по законодательству зарубежных стран
Англия и США
Глава 1Внешнее управление как процедура банкротства 1.1Введение процедуры внешнего управления
1.2Внешнее управление как реабилитационная процедура несостоятельного должника, сравнительно-правовой анализ
1.3Последствия введения внешнего управления и окончание внешнего управления
Глава 2Финансовое оздоровление как процедура банкротства   2.1Введение процедуры финансового оздоровления и обеспечение при фина
2.2График погашения задолженности
2.3 Окончание финансового оздоровления и его план
Список использованной литературы
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Содержание


Введение 3

Глава 1. Общие положения о банкротстве 5

1.1. Процедуры банкротства в конкурсном праве в дореволюционной России 5

1.2. Понятие и признаки несостоятельности (банкротства). Законодательство о банкротстве 14

1.3. Внешнее управление и финансовое оздоровление в системе процедур банкротства 27

1.4. Система процедур банкротства по законодательству зарубежных стран 30

Глава 1 Внешнее управление как процедура банкротства 37

1.1 Введение процедуры внешнего управления 37

1.2 Внешнее управление как реабилитационная процедура несостоятельного должника, сравнительно-правовой анализ 40

1.3 Последствия введения внешнего управления и окончание внешнего управления 45

Глава 2 Финансовое оздоровление как процедура банкротства   47

2.1 Введение процедуры финансового оздоровления и обеспечение при финансовом оздоровлении 47

2.2 График погашения задолженности 56

2.3 Окончание финансового оздоровления и его план 58

Заключение 60

Список использованной литературы 66



Введение


Тема данной работы - Внешнее управление и финансовое оздоровление как процедуры банкротства

Российские традиции гражданско-правового регулирования банкротства необходимы, поскольку современный этап развития этого института представляет не что иное, как продолжение тех традиций, которые закладывались в России на протяжении многих столетий.

Своими корнями институт несостоятельности уходит в далекое прошлое. Первые отголоски конкурсных отношений можно обнаружить в римском праве. Ведь у древних отсутствовали развитые хозяйственные и имущественные связи, а также механизм оценки имущества, обеспечение обязательств в то время носило личностный характер: “...чтобы добыть кредит, плебею оставалось только заложить себя и детей в кабалу кредиторов”. С течением времени в римском праве появляются нормы, дающие право кредитору обратить взыскание на имущество должника, но, тем не менее, это не избавляло его от личной долговой расправы.

В России истоки зарождения института несостоятельности можно найти в “Русской Правде”. Так, например, статья 69 регулирует тот случай, когда у должника несколько кредиторов, и он не в состоянии им заплатить. Способом получения денег служила продажа должника на “торгу”, но при условии, что несостоятельность должника возникла вследствие несчастного стечения обстоятельств. Полученные денежные средства распределялись между кредиторами в соответствии с установленными правилами.

Переход страны в условия рыночной экономики и интенсивное развитие предпринимательской деятельности потребовали принятия законодательной базы, защищающей интересы участников экономического оборота от последствий систематического неисполнения недобросовестной стороной принятых на себя обязательств.

Можно уверенно сказать, что банкротство — это правовой процесс. Основная цель — ликвидация активов предприятия. Исторически во всех странах целями банкротства было не только финансовое наказание должника, а реорганизация несостоятельного предприятия в иную организационно-правовую форму.

Юридические лица и граждане вступают в многочисленные отношения друг с другом, с государственными, в том числе налоговыми органами, банками и другими организациями. В этих отношениях возникают денежные обязательства, определенные законом или договорами.

В тех случаях, когда денежный размер этих обязательств превышает определенный предел и очевидна невозможность погашения обязательства из стоимости имущества должника, такие лица могут быть объявлены несостоятельными (банкротами). Тогда их коммерческая деятельность прекращается, имущество реализуется для удовлетворения требований кредиторов, остальные требования считаются погашенными. Таким образом, банкротство является той гранью, которая предполагает прекращение конкретной коммерческой или иной деятельности должника

Неплатежеспособность должника может быть обусловлена различными причинами. Это и не получение средств за отпущенные товары и затоваривание собственного производства продукцией, не имеющей сбыта, неэффективная финансовая деятельность.

Цель данной работы- раскрыть содержание вопроса о внешнем управлении и финансовом оздоровление как процедурах банкротства

Задачи работы:

1.Рассмотреть:

а) историю становления российского правового регулирования банкротства.

б) международную практику правового регулирования банкротства

в) основные положения действующего закона РФ о банкротстве.

2. Изложить основные положения о процедурах внешнего управления и финансового оздоровления как процедур банкротства

3.Сделать выводы.


^

Глава 1. Общие положения о банкротстве

1.1. Процедуры банкротства в конкурсном праве в дореволюционной России


В ноябре 1992 года, после принятия Верховным Советом Российской Федерации Закона « О несостоятельности (банкротстве) предприятий», впервые в российской экономике постсоциалистического периода появились общие контуры института банкротства. Данный институт является новым для отечественной системы правового регулирования предпринимательских отношений лишь в относительном смысле.

В дореволюционной России более века существовало и широко применялось развитое законодательство о несостоятельности (банкротстве). Истории известно о существовании нескольких проектов Уставов о несостоятельности (1740, 1753, 1763, 1768 гг.), которые, не став законами, тем не менее, имели ограниченное применение на практике, а также два конкурсных устава – 1800 и 1832гг., которые применялись весьма широко. Однако традиции того российского законодательства в настоящее время практически полностью утеряны.

В русском праве (как и в западноевропейском) личная ответственность за банкротство первоначально определялась фактом несостоятельности; корни этого видятся еще в эпохе, когда несостоятельные должники поступали к своим кредиторам. С течением времени потеря свободы в пользу частного лица уступает место наказаниям государственным. При этом начинает учитываться степень вины несостоятельного должника.

Дореволюционное уголовное право России различало понятие несостоятельности и банкротства.

Несостоятельность выступала как родовое понятие, а банкротство являлось выделенным из него видовым понятием.1

Несостоятельность должника может быть, по терминологии дореволюционных русских юристов, «несчастная», «неосторожная», либо «злостная», «злонамеренная». «Несчастная» несостоятельность признавалась тогда, когда должник становился неоплатным не по своей вине, а вследствие непредвиденных обстоятельств, как, например, стихийное бедствие, начало военных действий, несостоятельность лиц, должных ему. В случае «несчастной» несостоятельности наступившее банкротство не влекло уголовной ответственности. Только в случае, когда судом установлены признаки «неосторожной» или «злостной» несостоятельности, лицо привлекалось к уголовной ответственности за банкротство.

Уголовное законодательство дореволюционной России выделяло банкротство «корыстное» или «тяжкое», и «расточительную несостоятельность» или просто банкротство. Под «корыстным» банкротством понималось умышленное сокрытие собственного имущества должником, впавшим в несостоятельность, с целью получить имущественную выгоду, избежав платежа кредиторам. К «корыстному» банкротству относилось только такое сокрытие имущества, которое было совершено при наступлении юридической несостоятельности или фактического состояния неоплатности, которое должно привести к несостоятельности.

Наказуемость «корыстного» или «тяжкого» банкротства различалась для производящих торговлю и не производящих ее: первые подлежали ссылке на поселение, вторые – лишению свободы на срок от 1,5 до 2,5 лет (статьи 1163, 1166 Уголовного Уложения 1885 года).

Простое банкротство по законодательству дореволюционной России выражалось в двух видах:

  1. впадение в несостоятельность вследствие расточительности, то есть в чрезмерности, по состоянию имущественных средств виновного, расходов, производимых им лично для себя, по дому или торговым операциям (например, на рекламу) и даже на благотворительные дела;

  2. в несоблюдении обычных мер осторожности, необходимых для сохранности своего имущества (например, нестрахование груза) или в легкомысленном ведении дел, что и привело к неоплатности.

Преступность этого деяния определялась тем, что виновный не соблюдал элементарных требований, которые должен соблюдать каждый добросовестный хозяин, чем и подверг опасности имущественные интересы доверившихся ему кредиторов. Наказывалось простое банкротство тюремным заключением на срок от 8 до 16 месяцев, как гласил закон «по требованию и усмотрению заимодавцев» (ст. 1165 Уголовного Уложения).

Между тем в литературе высказывалось мнение, что банкротством следует считать несостоятельность, сопряженную с таким виновным поведением должника, которое причиняет или имеет целью причинение вреда кредиторам. Такого мнения придерживались некоторые русские ученые конца ХIХ - начала ХХ века, в частности Г.Ф. Шершеневич, П.П. Цитович, А.Ф. Трайнин, но начало формироваться оно значительно раньше.

Е.В. Смирнова приходит к выводу о том, что несостоятельность по русскому дореволюционному праву была аналогом современного банкротства. При этом банкротством считалась другая ситуация, связанная с совершением преступления.2

Серьезная попытка дифференцировать указанные понятия была сделана в Уставе 1800 г. В ст.131 данного Устава указывается: "для отличения беспорочного банкрота от прочих называть отныне пришедшего в несостояние упадшим, которое звание означает в нем несчастного, а не бесчестного человека; неосторожного и злостного называть банкротом".3

Очевидно, уже тогда начало формироваться мнение, что банкрот нечестный человек, имевший умысел на причинение вреда кредиторам. Окончательно этот вопрос не был решен и в Уставе 1832 г., но из анализа его положений можно сделать вывод, что банкротство не является обязательным признаком несостоятельности. Такого мнения придерживались многие русские юристы. Так, П.П. Цитович, говоря о способах прекращения юридических лиц, отмечал, что "компания может быть объявлена несостоятельною, конечно, без квалификации несостоятельности в банкротство".4

Г.Ф. Шершеневич писал, что "под банкротством следует понимать неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества".5

Таким образом, Г.Ф. Шершеневич считал, что банкротство предполагает несостоятельность, при этом для констатации банкротства необходимо только одновременное наличие несостоятельности и преступных действий, причинную связь между ними искать не следует. Несмотря на то, что четкого законодательного разграничения между понятиями не существовало, многие законы, регулирующие Эта сложность состава банкротства чрезмерно затемняет его юридическую природу".отдельные проблемы, по-разному относились к несостоятельным и банкротам. Так, в Законе "О правах и обязанностях семейственных" ясно прослеживается это разграничение.6

Как отмечал П.П. Цитович, несостоятельность торговца может оказаться банкротством, а сам он - банкротом с видами на тюрьму, если не на лишение всех прав состояния и ссылку.7

А. Ф.Трайнин в своей работе "Несостоятельность и банкротство" (Санкт-Петербург, 1913 г.) писал: "Банкротство- деликт своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность)понятие гражданского права, другой (банкротское деяние)- понятие уголовного права.

В связи с этим возникла дискуссия о том, с какого момента должны применяться уголовно-правовые нормы к банкроту. С одной стороны, утверждалось, что уголовное преследование не должно зависеть от решения гражданского суда, причем для возбуждения уголовного дела достаточно наличия признаков преступления при факте прекращения платежей, поскольку преступление должно преследоваться непосредственно после его обнаружения. Но если вопрос о банкротстве будет решаться уголовным судом до решения гражданским судом вопроса о несостоятельности, то возможно столкновение двух юрисдикций.

Г.Ф. Шершеневич считал, что если "лицо, относительно которого гражданский суд отверг наличность несостоятельности, будет осуждено как банкрот уголовным судом, и наоборот, когда лицо, объявленное несостоятельным от имени гражданского суда, будет освобождено от уголовного преследования, несмотря на обнаружившиеся в конкурсном процессе улики, то такая ситуация будет вести к подрыву судебного авторитета и многочисленным ошибкам, вызванным хотя бы тем, что гражданский суд гораздо более компетентен в вопросах несостоятельности, чем уголовный".

По мнению Шершеневича, компетенция уголовного суда должна начинаться с момента признания несостоятельности и определения ее свойства судом гражданским.

Таким образом, в дореволюционном конкурсном праве обязанности по определению свойства несостоятельности лежали на органах конкурсного производства. Вопрос о наличии признаков банкротства (преступных действий) должника решался сначала конкурсным управлением (причем тогда, когда все гражданское производство было окончено), затем общим собранием кредиторов. Окончательно этот вопрос решал гражданский суд, решения которого были принципиальными для возбуждения уголовного преследования.

Однако на практике такое решение вопроса о банкротстве не имело положительного значения: поскольку конкурсное управление должно было осуществлять не свойственные ему функции публичного обвинения, оно бездействовало в этом направлении. Так, А.Ф. Трайнин приводит интересные данные: с 1902 по 1908 г. в среднем по России за банкротство из общей массы дел было осуждено менее 2% человек, причем количество оправданных по обвинению в банкротстве составило 87,7, в то время как средний процент оправданных по остальным преступлениям равнялся 36,5.8

Эти факты говорили о том, что решить дело было крайне сложно, поскольку все материалы попадали в уголовный суд слишком поздно, уже на завершающем этапе конкурсного производства.

Некоторые ученые утверждали, что нельзя предоставлять органу конкурсного управления и собранию кредиторов возможность решать вопрос о свойстве несостоятельности, поскольку это означает "перенесение судебных функций с суда государственного на установление частное, что никоим образом не может быть допущено".9

Кроме того, "обсуждение в порядке конкурсного производства вопроса о виновности должника в банкротстве, с одной стороны, излишне усложняет конкурсное производство, а с другой - без всякого основания стесняет преследование должника в уголовном порядке".

А.Ф. Трайнин видел решение данной проблемы в необходимости установления вмешательства прокурора в дело непосредственно после объявления судом о несостоятельности, с тем чтобы освободить конкурсное управление от необходимости решать вопрос о свойстве несостоятельности и не потерять время, необходимое для доказательства факта банкротства.10

На основе дореволюционного российского конкурсного права Е.В. Смирнова11 делает совершенно справедливые выводы, что в законодательстве того времени выделялись четыре существенных признака банкротства, с которыми (при некоторых корректировках) следует согласиться.

Во-первых, поскольку банкротство представляло собой действие, совершенное несостоятельным должником, то обязательным его признаком было наличие несостоятельности.

Во-вторых, банкротство считалось преступлением и тогда, когда в основе преступного деяния лежала неосторожность должника. В этом случае речь шла об обычном (простом) банкротстве. Если же преступные деяния совершались с умыслом на причинение вреда кредиторам, банкротство являлось злостным и каралось намного строже, чем неумышленное банкротство.

В-третьих, банкротство как преступление существовало, только если вред причинялся кредиторам.

В-четвертых, вред, причиненный кредиторам, представлял собой уменьшение либо сокрытие ценностей, принадлежащих имуществу должника.

В годы Советской власти факты банкротства предприятий не фиксировались. Осуществление социалистическим государством через банки плановой аккумуляции, распределения и использования денежных ресурсов позволяло долгие годы существовать нерентабельным, неплатежеспособным предприятиям за счет других прибыльных организаций, способных платить кредиторам по своим обязательствам.

В результате централизации планового и административного руководства народным хозяйством в СССР исчезли не только органы и механизмы банкротства, но и сами понятия о них.

Начало возрождения института несостоятельности в нашей стране было положено принятием в 1992году указа президента №623 «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применения к ним специальных процедур». Однако на практике этот указ имел весьма ограниченное применение из-за содержавшихся в нем ошибок. Указ должен был действовать до момента принятия Закона «О банкротстве», который и был принят в ближайшее время- 19 ноября 1992года. Однако постепенно практика применения Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» выявила существенные его недостатки. Несомненно, он имел и положительный эффект. Прежде всего, появилась принципиальная возможность признания банкротом нерентабельных хозяйствующих субъектов. Количество рассмотренных арбитражными судами дел увеличилось со 100 в 1993г до 1035 в 1996г., а в 1997году, по данным Федеральной службы по делам о несостоятельности было 3700 банкротств предприятий.12

И тем не менее, прогнозы о волне банкротств с принятием закона 1992 года не сбылись. Вероятно, здесь следует говорить как об экономических и организационных, так и о чисто правовых причинах нечастого обращения предприятий и организаций, выступающих в роли должников и кредиторов, в арбитражные суды с заявлениями о возбуждении дел о своей собственной несостоятельности либо о банкротстве контрагентов по договорным обязательствам.

Одной из причин служит неблагоприятные условия для работы законодательства о банкротстве – это общий кризис неплатежей, поразивший нашу экономику. В условиях, когда все должны всем, каждому участнику экономических отношений трудно, а иногда и невозможно дать объективную оценку финансовому состоянию конкретного контрагента по договорному обязательству. Такая оценка может быть дана лишь в ситуации, когда общим правилом имущественного оборота является своевременная оплата проданных или поставленных товаров, выполненной работы, оказанных услуг. Только лишь на таком фоне определение неплатежеспособности отдельных предприятий, задерживающих оплату, представляется легко решаемой задачей.

В ряду организационных причин нельзя не назвать проявление обычной российской проблемы: Закон 1992 года «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» «был введен в действие без всякого механизма его реализации».13

Так, закон предоставил возможность применения «прокредиторской» и «продолжниковской» системы, не указав, как это должно реализовываться на практике. В частности, порядок рассмотрения дела по заявлению должника ничем не отличается от порядка рассмотрения такого же дела по заявлению кредитора, впрочем так же, как и все процедуры банкротства, применяемые к должнику.

Говоря о недостатках Закона 1992 года, необходимо выделить и то, что само понятие и признаки банкротства, которыми оперировал Закон, не отвечают современным представлениям об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам.

Как известно, согласно указанному закону под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника (ст. 1 Закона от 19.11.1992).

Кроме того, представляется принципиально неправильным абсолютно одинаковый, одномерный подход ко всем категориям должников при применении к ним процедур банкротства, как это имело место в ранее действовавшем законодательстве. Закон не делал никаких различий между юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем; между крупным (зачастую градообразующим) предприятием и посреднической организацией, не обладавшей собственным имуществом; торговым предприятием и крестьянским (фермерским) хозяйством; промышленным предприятием и кредитной организацией. Одинаковыми были признаки банкротства таких должников, применяемые к ним процедуры и т.п., хотя было совершенно ясно, насколько различны последствия их применения.

Существенным недостатком прежнего закона была так же неприспособленность его к многообразию ситуаций, в которых могут оказаться должник и его кредиторы. К примеру, арбитражным судам нередко приходилось сталкиваться со случаями, когда руководитель организации-должника отсутствует и место его нахождения установить невозможно, когда должник не располагает имуществом, необходимым даже для покрытия судебных издержек и т.п. Во всех аналогичных случаях арбитражный суд должен был, как предписывал закон, объявить должника банкротом, открыть конкурсное производство и для его осуществления назначить конкурсного управляющего. Естественно, ни один из кредиторов не соглашался перечислить на депозитный счет арбитражного суда денежную сумму, необходимую для выплаты конкурсному управляющему вознаграждения (хотя бы в порядке аванса). Решения арбитражного суда о банкротстве таких должников в принципе было невозможно реализовать, поэтому суды хранили такие дела в сейфах, а должники, признанные банкротами, продолжали числиться в реестре юридических лиц.14

Огромное количество пробелов, содержащихся в Законе 1992 года послужило причиной принятия многочисленных подзаконных актов. Достаточно сказать, что к моменту принятия нового закона в области несостоятельности (банкротства) действовало уже свыше 30 указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации и ведомственных нормативных актов.

Таким образом, практика реализации процедур банкротства в первые годы действия этого Закона складывалась неоднозначно:

Во-первых, коммерческие кредиторы оказались не готовы применять процедуры банкротства к несостоятельным должникам для реализации своих интересов. Монополизированная структура российской экономики того периода ставила любого кредитора, которому должник отказывался платить за поставленную продукцию, сырье, материалы и прочее, перед вопросом: если сегодня обанкротить должника, то с кем работать завтра? В результате число арбитражных процессов по делам о банкротстве в 1993-1994гг было ничтожно мало и не соответствовало реальным потребностям российской экономики. Например, в первом полугодии 1994 года в арбитражных судах по всей стране рассматривалось лишь 128 заявлений о признании предприятий несостоятельными; 30 из них были признаны таковыми15 (для иллюстрации отметим, что только в Курской области в 1999 – 2000 годах банкротами было признано 107 предприятий). В то же время участились случаи, когда недобросовестные организации, чувствуя полную безнаказанность, намеренно отказывались от оплаты поставленной им продукции. Крупнейшие из таких организации стали теми отправными точками, от которых пошли волны неплатежей по всему народному хозяйству.

Во-вторых, стало очевидно, что полномасштабная реализация, соответствующая фактическому состоянию платежеспособности российских предприятий, повлечет крупные негативные социальные последствия, в результате чего у государства может просто не оказаться необходимых ресурсов для решения возникающих в связи с этим проблем. К тому же своевременное выявление кризисных симптомов в финансовом состоянии организаций и осуществление комплекса мер, направленных на предотвращение их реального банкротства, может привести к существенно меньшим последствиям как в социальном, так и в экономическом аспектах.

Вместе с тем, государство не может самоустраниться от процессов банкротства и связанных с ним проблем, поскольку их последствия неизбежно затрагивают его интересы и влияют на политическую и экономическую стабильность общества. Поэтому государство должно осуществлять регулирование и контроль этих процессов, располагая для этого необходимыми ресурсами и организационными возможностями.

20 сентября 1993 года в соответствии с постановлением Правительства РФ №926 было создано Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) и финансовому оздоровлению при Госкомимуществе России, основными задачами которого стали разработка и осуществление комплекса мер, направленных на эффективную реализацию законодательства о несостоятельности, а также на предотвращение негативных последствий реальных банкротств предприятий и организаций.

Дальнейшая судьба этого органа складывалась следующим образом. Выйдя в марте 1997 года из состава Госкомимущества и получив самостоятельность, управление стало называться Федеральной службой по делам о несостоятельности. А уже с сентября 1999 года – Федеральной службой России по финансовому оздоровлению и банкротству. В настоящее время значение службы оценивается специалистами достаточно высоко. ФСФО выполняет важную общественную функцию; не дублируя другие ведомства, служба заняла пустовавшую ранее нишу. У ФСФО свое, отличное от других органов направление деятельности, свои функции; служба использует особые механизмы.

Основной задачей ФСФО России является проведение государственной политики по предупреждению банкротств, а также обеспечению реализации процедур банкротства, осуществляемых в отношении несостоятельных организаций. Однако теперь компетенция службы не ограничивается, как раньше, кругом государственных предприятий и распространяется на организации вне зависимости от их форм собственности.

Среди функций ФСФО отчетливо просматриваются как функции, направленные на обеспечение реализации процедур банкротства, так и функции, имеющие главной целью финансовое оздоровление неплатежеспособных организаций. Такое разделение выглядит весьма условным, поскольку общепризнанно, что процедуры, предусмотренные законодательством о банкротстве, являются одними из самых эффективных процедур финансового оздоровления организаций или какой-либо части их бизнеса и представляют собой не что иное как реализацию принципа нового старта («fresh start”)16.

Наиболее важной из всех функций службы является создание организационных, экономических и иных условий, необходимых для реализации процедур банкротства.

Дальнейший этап развития законодательства о банкротстве представлен принятием в 1998 году нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», который значительно отличается от действовавшего ранее, и включает в себя целый ряд положений, являющихся новыми для российской правовой действительности. ФЗ от 8.01.98 «О несостоятельности (банкротстве)» не является, однако, отредактированным вариантом Закона РФ от 19 ноября 1992 года, поскольку «в его основу заложена совершенно иная идеология, основанная на отказе от принципа неоплатности долга при определении критерия банкротства»17. В основу критерия банкротства законодатель в новом Законе заложил принцип неплатежеспособности.

Кроме вышеуказанного Закона за последние годы был принят еще целый ряд законодательных актов, регулирующих правоотношения связанные с банкротством. Среди них особое место занимают два Федеральных закона – ФЗ от 25 февраля 1999 года «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса» от 24 июня 1999 года.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Скачать, 329.68kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru