Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Пьер лассаль грааль и вечная женственность, или мистерии софии

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница3/9
Дата09.04.2012
Размер2.42 Mb.
ТипРеферат
Грааль и вечная женственность
Что такое Вечная Женственность?
Женские образы в сказаниях о Граале
1. Аспект «Матери»
2. Аспект «Дочери», или «Девы»
3. Аспект «Святой Души», или «Супруги»
2. Вивиана и фея Моргана
3. Колдунья Кундри
1. Элейна, или Репанс де Шой
Бланшфлер, или Кондвирамур
От лунной женщины к солнечной
Принцесса звезд
Подобный материал:
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Глава 3


^ ГРААЛЬ И ВЕЧНАЯ ЖЕНСТВЕННОСТЬ


В своей работе Путь Грааля я рассказал о приключениях Парсифаля, а также других рыцарей, искавших Грааль, таких как Иосиф Аримафейский, Фейрефиц или Гаван. Здесь моей целью будет больше представить ту роль, что отведена в поисках Грааля женщинам. Углубившись в образы некоторых искательниц духовных приключений, вымышленных или реальных, я надеюсь помочь вам приблизиться к Вечной Женственности. Действительно, все эти женские персонажи символизируют собой определенные аспекты Вечной Женственности.


^ Что такое Вечная Женственность?


Во-первых, Вечная Женственность — это высокое духовное существо, обычно именуемое Софией Премудростью Божией, принадлежащее к иерархии Кириотетес, или Духов Мудрости. Последующие главы помогут вам лучше понять, кем является София, так что пока я этим ограничусь.

Во - вторых, Вечная Женственность представляет Душу человека (не «малую» душу в христианском смысле этого слова, но «великую» Душу, высшее, или еще духовное, «Я»). Тем самым, Вечная Женственность символизирует собой цель стремлений всякого индивида: Душу, с которой он должен соединиться в качестве «Я». Что есть цель и всякого духовного развитая. Действительно, со времени «Грехопадения», происшедшего в Лемурийскую эпоху (см. «L'Animal Interieur», гл.1, того же автора), человеческое существо воплощается в качестве «Я», но при каждой инкарнации оно должно разлучаться со своей Душой.

Единение может произойти лишь в духовном мире, более или менее сознательно — в зависимости от уровня развития людей.

Душа, или высшее «Я» — та божественная часть человеческого существа, которая слишком тонка, чтобы вынести земную инкарнацию, — остается в духовном мире (внутри солнечной сферы), тогда как «Я» сходит вниз, стремясь пережить тысячу и одно приключение. Лишь ночью «Я», возвращаясь в духовный мир, соединяется с Душой. Однако человек этого не сознает. Когда Душа соединена с «Я», вместе они образуют то, что называют Духом. В сущности, «Я» по своей природе принадлежит Духу, однако является лишь его частицей, или искрой. Оно в некотором роде посланник Души в земной инкарнации. Если вы представите себе свою Душу в качестве Солнца, тогда ваше «Я» будет его лучом.

Заботясь о ее защите, руководящие развитием человечества духовные существа приняли решение, что Душа не будет принимать участия в земной инкарнации, и одно лишь «Я» станет переживать там свои опыты. В противном случае возникла бы опасность, что Душа окажется в плену у существ тьмы, не имея необходимой силы, чтобы их одолеть.

С тех пор «Я» в каждой инкарнации пребывает на Земле словно бы в изгнании и тщетно ищет там свою утерянную половину. Благодаря женщине мужчина надеется добиться той полноты, к которой так стремится. Схожую надежду в отношении мужчины питает и женщина.

По сути, та полнота, что возможна в отношениях между мужчиной и женщиной, лишь частична и находится только на внешнем плане. Однако наш партнер может играть роль «зеркала» в отношении нашей внутренней, нас дополняющей ипостаси (см. мою работу «Astrologie et Relations Humaines», гл.2, о феномене «зеркала»). Действительно, каждый мужчина обладает внутренней женской ипостасью. Так же как и каждая женщина — внутренней мужской. Эта внутренняя персона (внутренний мужчина или внутренняя женщина) находится в эфирном теле, которое противоположно по своей полярности телу физическому.

Мужчина, таким образом, пользуется благами женского эфирного тела, тогда как женщина обладает мужским эфирным телом. Ученик - медитант может, следовательно, ощутить полноту в своем эфирном теле.

Обнаружить все это возможно во второй половине жизни, так же как и взяться за труд по раскрытию — уравновешенным образом — полюса, противоположного нашему полу, благодаря работе в эфирном теле (обычно, начиная, приблизительно, с тридцати лет, но еще более плодотворно — с сорокалетнего возраста).

Несмотря ни на что, это чувство полноты в отношениях между нашей мужской и женской ипостасью является только первым этапом на пути к той подлинной полноте, которую приносит комплементарность, возникающая из единения «Я» (мужской полюс ян) и Души (женский полюс инь). Такая полнота не имеет ничего общего с полом. Действительно, будь человек мужчиной или женщиной, его «Я» берет на себя «мужскую» роль, тогда как Душа играет роль «женскую». Цель — единение их обоих, чтобы отныне они составляли единое целое. Зачем? Дабы осуществить задачу земной эволюции: обрести совершенно свободную индивидуальность, действующую из самой всеохватывающей братской любви.

Мы, таким образом, в качестве «Я» должны стремиться к соединению со своей Душой, нашей вечной божественной частью, томящейся в солнечной сфере.


Вечная Женственность и есть эта Душа, которая ждет нас в духовном мире, и с которой мы стремимся соединиться.


Как мы можем этого достичь?

Мы приближаемся к этому всякий раз, как проявляем интерес к чему-то, нас превосходящему. В самом деле, то, что больше меня (как «Я»), и есть моя Душа. Когда я интересуюсь всеобщим, я словно бы интересуюсь собственной Душой.


  • Если я интересуюсь духовным миром (живущими в нем существами; странствием, которое мы там совершаем во время сна или в период между двумя жизнями), где живет моя Душа.




  • Если я проявляю интерес к истории человечества, которая далеко превосходит рамки моей теперешней жизни...




  • Если я интересуюсь эзотерическими знаниями, которые абсолютно выходят за пределы моего разумения...




  • Если проявляю интерес к карме и принципам развертывания судьбы...




  • Если я интересуюсь духовным развитием человечества, его будущим, также и самым отдаленным, медитируя над текстами, подобными Апокалипсису Иоанна...


...Тогда мои обусловленности трещат по швам, привычки улетучиваются, предрассудки рушатся, и я выхожу за пределы своей эгоистической жизни. Я поднимаюсь над самим собой, мое сознание расширяется, и я нахожу путь в сверхчувственное измерение, где могу встретиться с собственной Душой.


Напротив, если я не интересуюсь ничем, кроме своего тела, и моя жизнь вращается лишь вокруг него и вокруг тех средств, которые могут принести ему удовлетворение, у меня нет ни малейшего шанса приблизить свое духовное измерение. Точно так же, если в отношениях с другими людьми мне интересно лишь удовлетворение своих эгоистических желаний, то и это мне тоже ничего не даст.

Учтите, что обычно «Я» стремится к переживанию земных опытов, в то время как оно должно стремиться к самосовершенствованию и преобразованию собственной личности (мышления, чувства и воли), чтобы соединиться со своей Душой.


^ Женские образы в сказаниях о Граале


Каждый женский образ из сказаний о Граале являет некую грань Софии, или Вечной Женственности. При их изучении, мы можем откликаться на тот или иной из них, смотря по тому, что наша индивидуальность, наше «Я» решило развить или преобразовать в настоящей жизни (какова наша жизненная цель).

Эти «грани», по образу Троицы, можно отнести к трем категориям:


^ 1. Аспект «Матери», который соответствует в Троице принципу Отца. Данный аспект связан с волей (и ее одухотворением, преобразующим ее в доброту, внутреннюю силу и Интуицию). Его также называют духовным материнством. Целью становится самопожертвование, самоотречение и любовь к действию. В данной категории мы встречаем матерей, прорицательниц, а в негативном смысле — мачех (или «вампирш», питающихся энергией других), волшебниц и колдуний. В течении Грааля этот аспект может быть представлен Вивианой (Госпожой Озера), Герцелойдой (матерью Парсифаля), Кундри (раскаявшейся колдуньей) и Оргелузой, или Морганой (супругой Гавана, также раскаявшейся колдуньей).


^ 2. Аспект «Дочери», или «Девы», который в Троице соответствует принципу Сына. Этот аспект связан с чувством (и его одухотворением, претворяющим его в красоту, внутреннее слово и Инспирацию). Его также называют духовной непорочностью. Целью становится слушание, внутреннее безмолвие, почитание святого и созерцание. В этой категории мы встречаем дочерей, дев, жриц, а в негативном смысле — блудниц (которые самоотождествляются с эгоистическими влечениями и теряют собственное достоинство). В течении Грааля данный аспект может быть представлен Сигуной (жрицей небесного письма), Репанс де Шой (носительницей Грааля) и Марией Магдалиной, их вдохновительницей.


^ 3. Аспект «Святой Души», или «Супруги», который в Троице соответствует Святому Духу. Данный аспект связан с мышлением (и его одухотворением, преображающим его в истину, или мудрость, и Имагинацию). Его также именуют духовным браком. Цель — обрести любовь к познанию, или истине, соединяя мышление с сердцем с помощью медитации. В данной категории мы встречаем супруг, королев, воительниц, посредниц, вдов (тех, кто ощущает себя отрезанными от духовного мира и страдает от внутренней пустоты), а в негативном смысле — прелюбодействующих женщин (которые лгут, сомневаются и неверны собственному сердцу). В течении Грааля этот аспект может быть представлен святой Одилией (покровительницей Грааля), Бланшфлер, или Кондвирамур (супругой Парсифаля), Балкис (царицей Савской) и Гвиневерой (женой короля Артура).


«Матери» в течении Грааля


1. Герцелойда

Обратимся, прежде всего, к Герцелойде, матери Парсифаля.

Ее имя происходит от двух немецких слов, которые означают «боль сердца» (см. ту версию сказания, что принадлежит перу Вольфрама фон Эшенбаха «Парсифаль»). В то время, когда Герцелойда носила под сердцем Парсифаля, она потеряла своего мужа Гамурета, который, отправившись на поиски приключений на Восток, пал в битве. Герцелойда, страшась того, что Парсифаль, повзрослев, захочет стать рыцарем подобно отцу, сверх меры оберегает сына, пряча его от реалий мира: она становится матерью-наседкой! Она, таким образом, представляет тех авторитарных матерей, которые препятствуют своим детям расправить крылья и обрести самостоятельность.

Несмотря на все принятые Герцелойдой меры предосторожности, к концу своего отрочества Парсифаль встречает в лесу рыцарей и выражает желание стать одним из них. Приняв такое решение, он покидает семейный очаг и отправляется на встречу с королем Артуром, чтобы быть посвященным в рыцари. Отъезд Парсифаля разбивает сердце матери, которая, видя, как он уезжает, падает наземь и умирает от разрыва сердца (от сердечной боли, на которую указывает значение ее символического имени).

Заметьте, что Герцелойда — вдова, а значит — отрезана от духовного мира. Что необходимо для того, чтобы и Парсифаль оказался от него отрезан и мог начать свои поиски в полнейшей наивности


^ 2. Вивиана и фея Моргана


Познакомимся теперь с двумя ученицами Мерлина: Вивианой, Госпожой Озера, и феей Морганой, или еще Оргелузой. За фольклорным персонажем Мерлина (выставленным в известной степени посмешищем в мультфильме Уолта Диснея) мы должны видеть Посвященного.

Ведомый могущественным Архангелом Мирдином, Мерлин был связан с народом кельтов, являясь друидом и Посвященным кельто - артурового течения. В одной из своих предшествующих инкарнаций он, по всей видимости, был посвящен в Мистерии Гибернии (в древней Ирландии) — перед тем, как обосноваться на юго-западе Англии, где в Тинтагеле (британский Корнуолл) он учредил Круглый Стол, создавая около 1100 г. до Р.Х. артуровы Мистерии.

В то время Мерлин опирался на древние силы атавистического, или лунного ясновидения, что до Пришествия Христа было нормой. В посвятительных Мистериях, основанных Мерлином, духовный наставник носил символическое имя Артура, т.е. «короля - медведя», ибо это животное являлось у кельтов символом божественного. Медведь олицетворял силу и власть и был связан с созвездиями Большой и Малой Медведиц, именуемых также «Колесницей Артура».

В кельто-артуровом течении Мерлин инкарнировался не раз, и в нем сменили друг друга многочисленные короли Артуры. Один из них, Арвирагус, являвшийся «королем Артуром» первого столетия, оказал теплый прием Иосифу Аримафейскому, когда тот прибыл в Гластонбери в Англии.

Далее роль Мерлина состояла в том, чтобы подготавливать соединение артурового течения и течения Грааля. Действительно, артуровому течению было отпущено приблизительно две тысячи лет, прежде чем оно соединилось с течением Грааля. В V веке Мерлин воплотился вновь (около 450г.). Он стал духовным советником молодого короля Артура (482 - 562гт.) той эпохи, который стал известен под именем святого Армеля, или Артмаэля (см. работу Barber et Pykitt, «Journey to Avalon», chez Samuel Weiser). Святой Армэль был монахом - воином.

У Мерлина имелись две последовательницы, которыми мы теперь и займемся: Вивиана (называемая также Нимуэ и Госпожой Озера) и фея Моргана (или Оргелуза). С точки зрения символики, Вивиана — как Госпожа Озера — является ундиной, или элементарным существом воды. То же касается и Морганы, чье имя означает «рожденная из моря». Обе они, таким образом, представляют жизненные силы эфирного, или флюидического мира.

Вивиана, Госпожа Озера, является хранительницей Экскалибура, магического меча короля Артура, который она ему вверяет (через Мерлина), а затем снова забирает в момент его «смерти» (или скорее «упокоения»).

Весьма богата символика, связанная с мечом. В Мистериях Грааля он главным образом представляет мышление и свет. Так, меч Экскалибур изображает мощь индивидуального мышления, которое одним из первых приобрел король Артур. Действительно, образ молодого короля Артура, вырывающего меч из скалы (материи), показывает нам, что мышление стало человеческим. Прежде мышление было уделом богов, которые мыслили в человеческих головах. После пришествия Христа мышление, в некотором роде, «низверглось с небес», и человеческие существа смогли приобрести индивидуальное мышление (благодаря тому факту, что через Свое жертвенное Воплощение в человеке Иисусе Христос принес человеческому «Я» индивидуализацию).

Так, из небесного, каким оно было прежде, мышление сделалось земным. Человек больше не принимал в себя мыслей, исходящих от духовных существ, однако стал способен выковывать в себе свои собственные. Именно на это и указывает образ меча, вонзенного в скалу: Артур, вырывая меч из камня, показывает, что мышление пало на Землю, и необходимо им овладеть и сделать его своим — впредь нужно учиться мыслить самостоятельно, а не ждать от богов советов и свежих идей. Артур, стало бьггь, один из первых, кто стал пользоваться индивидуальным, или человеческим мышлением. Моргана связана главным образом с такой формой мышления.

Артур значительно опередил свое время (около 500г.), поскольку в данную эпоху развить подобное человеческое мышление было настоящим подвигом. Действительно, большинство людей приобрело начатки индивидуального мышления только к VIII - IX столетиям.

То, что меч, вверяемый Артуру Вивианой, всплывает из озера, предвещает новый этап развития человеческого мышления: мышления живого, или эфирного. В самом деле, вода символизирует эфирный мир. Таким образом, когда меч возникает из воды, а не оказывается вырванным из скалы, это означает, что мышление трансформируется и переходит от элемента «земли» (скала, материя) к элементу «воды» (эфирный мир). Из пленника материи (скалы, или земного элемента) оно становится свободным и живым (эфирный мир есть мир жизненной энергии).


Из чего можно заключить следующее:


Кульминационный пункт в эволюции артурового течения заключался в том, чтобы способствовать развитию индивидуального мышления, тем самым приводя человека от ясновидящего и зависимого от духовных существ мышления (дохристианского периода) к мышлению самостоятельному и земному (в христианский период).


Но артурово течение не могло пойти дальше, и потому пришло в упадок и исчезло. Однако прежде, чем исчезнуть, лучшее из него слилось с течением Грааля.

Миссия течения Грааля — привести человека от индивидуального, но материалистического мышления (скала) к мышлению духовному, или эфирному (вода).

Однако вернемся к двум последовательницам Мерлина: Вивиане и Моргане. Через Мерлина Вивиана вручила Артуру меч Экскалибур. Это значит, что Мерлин подготавливал переход от артурового течения к течению Грааля, или от земного мышления к мышлению эфирному. Вивиана выступает той, кто способствует будущему рождению течения Грааля и эфирного мышления. В чем также заключается и та причина, по которой она стала приемной матерью Ланселота Озерного, знаменитого рыцаря Грааля.

Что касается Морганы, или Оргелузы, то она тоже является ундиной, феей водного элемента. Начиная с того момента, как мышление сделалось земным, она также могла бы подготавливать течение Грааля, восходя к новому эфирному мышлению (связанному с водой). Однако она отвергает это усилие, связывает себя со злом и становится под именем Оргелузы сообщницей черного мага Клингзора. В конце концов она найдет искупление, соединившись браком с Гаваном. Моргана, или Оргелуза, связавшая себя со злом, представляет, таким образом, приходящее в упадок артурово течение, которое, утратив смысл своего существования, оказывается опутанным силами зла. Лишь благодаря состраданию Гавана, лучшего рыцаря из артурового течения, она будет «исцелена» и обретет свое искупление.

Вивиана делает выбор в пользу того, чтобы помочь Мерлину подготовить переход от артурового течения к течению Грааля, и становится «матерью» и посвятительницей Ланселота, рыцаря Грааля, тоща как Моргана, или Оргелуза, обращается против Мерлина и вступает в союз с черным магом Клингзором (длившийся до того момента, как она нашла искупление). В результате Моргана остается на стадии артурового течения, в то время как Вивиана поднимается до уровня течения Грааля. Моргане не удается возвести мост между двумя течениями, тоща как Вивиана в этом преуспевает. Моргана символизирует ту часть артурового течения, которая обречена либо на исчезновение, либо на то, чтобы оказаться поглощенной злом. Вивиана же представляет часть, которая преодолевает себя и соединяется с течением Грааля.

В имени «Оргелуза» («исполненная гордыни») нам указывается на то, что привело Моргану к падению. Когда время какого-либо духовного импульса истекло, он осуществил свою миссию и должен умереть (чтобы возродиться на ином уровне, часто — слившись с другим течением или импульсом), в нем всегда имеется некая часть, которая цепляется за прошлое и отвергает перемены: она либо умирает, либо делается «люциферической» и отставшей. Это значит, что она более не согласуется со своим временем: добро, которое она представляла, становится злом (так обстоит дело с древним ясновидением волшебницы Морганы). Подобное зло, носящее отсталый характер (нечто из прошлого, что желает продолжаться без необходимого на то основания), относится к разряду «люциферического» (та форма зла, что склонна мечтать, «парить», сожалеть о прошлом, противиться новизне и культивировать гордыню).

Отметьте, что это та самая Оргелуза, которая привела к падению Амфортаса, короля - рыбака, сделав его тем самым неспособным продолжать свое развитие.

^ 3. Колдунья Кундри

Обратимся теперь к тому загадочному персонажу, который представлен колдуньей Кундри. О том, что Кундри являлась перевоплощением Иродиады, матери Саломеи, повелевшей обезглавить Иоанна Крестителя, поведал Рихард Вагнер (который, согласно Рудольфу Штейнеру, был перевоплощением Мерлина). Этим черномагическим актом Иродиада выказала свою принадлежность к антиграалическому течению.

В IX веке она перевоплотилась как колдунья Кундри, последовательница черного мага Клингзора (инкар-нировавшегося под именем Ландульфа II из Капуи в IX столетии на Сицилии, в ту эпоху, когда сарацины отняли этот остров у греков, и заключившего дьявольский союз с люциферическим женским демоном Иблис).

Когда Кундри появляется при дворе короля Артура, чтобы высмеять Парсифаля и показать ему, что он потерпел полную неудачу своей миссии во время его первого появления в замке Грааля, на голове у нее шляпа, украшенная перьями павлина (напоминающая шляпу короля - рыбака Амфортаса). Это указывает нам на ее уровень развития: степень павлина (сфера Меркурия, или пятая посвятительная ступень — см. «Путь Грааля»).

Колдунья Кундри, несмотря на огромную эрудицию, не смогла завершить свое развитие из-за кармы предыдущего воплощения в качестве Иродиады. К тому же, судьба привела ее к встрече с черным магом Клингзором, который смог воспользоваться ее слабостями, чтобы некоторое время удерживать в своей власти. Он сделал из нее одну из своих искусительниц (подобно Оргелузе), которые сбивают с пути искреннего искателя и заставляют его впасть в самое разнузданное сладострастие. Клингзор, благодаря противоестественному союзу с женским люциферическим демоном Иблис, или Пилит (спутницей Люцифера), создал антиграалическое течение, поражающее человеческую любовь и низводящее ее до извращенной сексуальности (т.е. сексуальности, в которой любовь отсутствует). Когда голова отрывается от сердца и его затворяет, сексуальность являет себя лишенной любви, становясь звериной и антиграалической. Тем не менее, Кундри искренне стремится к Граалю, ибо знает, что именно там проходит путь ее искупления.

Столкнувшись с невинностью Парсифаля, она глубоко потрясена, и находит в себе достаточно внутренней силы, чтобы отречься от роли искусительницы, которую играет у Клингзора, тем самым обретая искупление. Тогда она начинает себя вести как* «стимулирующая» вестница по отношению к Парсифа-лю, который не найдет покоя, пока не достигнет своей цели — Грааля. В романах о Граале Кундри появляется как женщина с безобразной внешностью. В сущности, омерзителен не ее внешний вид, а внутреннее существо, подпавшее безнравственности. Именно это и воспринимают в ней рыцари короля Артура.

Приключения Кундри заканчиваются, когда она приходит возвестить Парсифалю, что он стал новым королем Грааля и ей поручено сопровождать его в замок Грааля. Ставшая благодетельницей Кундри даже может сопровождать Парсифаля к Граалю. Она искупила карму предшествующей инкарнации в качестве Иродиады.


«Девы» в течении Грааля


^ 1. Элейна, или Репанс де Шой

Репанс де Шой — это та, кто в духовном смысле «расточает радость», т.е. несет блаженство и полноту. Элейна, или Репанс де Шой, выступает носительницей чаши Грааля. Зачастую ее считают самой прекрасной из дев. Вольфрам фон Эшенбах сообщает, что она была свободна от всякой лжи, и именно потому могла держать Грааль. О нем не мог заботиться никто другой.

Элейна — это образ Софии, Вечной Девы Света. В «Парцифале» Вольфрама, Репанс де Шой — дочь короля-рыбака. В конце сказания явившийся с Востока сводный брат Парсифаля Фейрефиц влюбляется в прекрасную жрицу Грааля и женится на ней.


Этот брак носительницы Грааля и лучшего рыцаря Востока пророчески указывает на судьбу течения Грааля: имеющее своим источником восточную мудрость, затем христианизированное, течение Грааля распространилось на Западе. В будущем оно вернется на Восток, чтобы принести туда христианский импульс.


У Фейрефица и Репанс де Шой родится сын — Иоанн, — который станет легендарным пресвитером Иоанном. Он уйдет на Восток, сделавшись там наставником Грааля. Дева, несущая Грааль, символизирует заботу о священном, музу-вдохновительницу, созерцаемую в тишине сердца.


2. Сигуна


Дева Сигуна — кузина Парсифаля. В его приключениях ей отводится особое место. Сигуна знаменует собой переломные моменты в приключениях Парсифаля, когда он достигает более высокого уровня сознания. Она играет роль посвятительницы, открывающей Парсифалю его настоящее имя, его индивидуальность, а затем — знания относительно Грааля, чтобы помочь ему в его поисках. Она, кроме того, побуждает Парсифаля культивировать сострадание, что приведет его в конце сказания к исцелению Амфортаса.

Однако, сосредоточимся на ее собственной истории. Я уже давал ее краткое изложение в «Пути Грааля» (гл.7). Мы находим эту историю в произведении Вольфрама фон Эшенбаха «Титурелъ», где повествуется о том, что Сигуна (чье имя [Sigune], по всей видимости, указывает на «знак» [signe] или «подпись» [signature], т.е. связано с идентичностью и Мистериями человеческой индивидуальности) изучала небесное письмо, разгадывая смысл астрологических знаков, начертанных на чудесном поводке пса по имени Гардевиас (чье имя означает «стереги путь», т. е. оставайся на добром пути, ведущем в истинный духовный мир, а также «тот, кто охраняет вход в духовный мир»). Но пес сбегает, и Сигуна просит своего жениха его поймать, дабы она могла продолжить изучение. Имя Шионатуландер — так звали жениха — означает «пес песчаных равнин» (дань уважения Сириусу, звезде созвездия Пса, почитаемой у древних египтян). Погнавшись за псом, он встречает Орилуса, который, приняв того за Парсифаля, которому желает отомстить, его убивает. Сигуна оказывается вдовой еще прежде замужества.

Эта повесть — христианская версия истории Изиды и Озириса. Действительно, в изначальной легенде Озирис оказывается предан, а затем убит, и Изида, его подруга, остается вдовой. Таков конец древнего ясновидения и египетских Мистерий. Тем не менее, однажды эти Мистерии должны воскреснуть. И позаботиться об этом надлежит именно христову импульсу.

В этой жизненной драме Сигуна предстает перед нами как последняя хранительница древнеегипетской мудрости. На что указано как в имени ее жениха, отсылающему нас к звезде Сириус, объекту поклонения древних египтян, так и интересом Сигуны к звездному письму (астрологии). Сигуна являет собой одну из последних жриц, владевших мудростью древнего Египта. Ее встречей с Парсифалем, христианским Посвященным, подчеркивается тот факт, что эта мудрость должна бьггь христианизирована, и что в этом и состоит миссия нашего героя, ищущего Грааль.

В одной из своих прошлых инкарнаций в качестве юноши из Наина (см. «Путь Грааля», гл.9), Парсифаль прошел через особое Посвящение, дарованное ему Христом. Часть его будущей миссии заключалась в том, чтобы воскресить египетские Мистерии — христианизировав их и приспособив к европейской цивилизации. Что символически показано в его отношениях с кузиной Сигуной. Так, представляющая древнеегипетскую мудрость Сигуна помогает Парсифалю возродить течение Грааля, тогда как сам он интегрирует

это знание древности в пережитое им как христианским Посвященным. Сигуна символизирует собой восточную мудрость, которая, подобно сказочному подарку, лежит в колыбели новой западной христианской духовности.

Когда Парсифаль встречает Сигуну в первый раз, она держит на руках своего мертвого жениха: перед нами образ-архетип, напоминающий скульптуру Микеланджело Пъета. Эта сцена символизирует преодоление порога духовного мира, требующее мужества, чтобы столкнуться со смертью. Действительно, когда ученик преодолевает первый порог духовного мира, его сознание перемещается из физического тела, где оно обычно пребывает, в тело эфирное — подобно тому, как это бывает, когда человек умирает и покидает физическое тело. Как правило, при первых попытках медитировать верным образом, ученик ощущает страх смерти (или страх неведомого, что сводится к тому же).

Углубимся в детали того духовного опыта, который пережила Сигуна, и посмотрим, как она преобразовала ужасную драму в посвятительное переживание. Сигуна представляет жрицу, женщину-мага, стремящуюся к чтению небесного письма, т.е. духовной астрологии (изучению сфер сознания духовного мира, астрософии).

Дева встречает свою «великую любовь», Шионатуландера — одного из рыцарей Грааля и друга отца Парсифаля Гамурета. Однако Шионатуландер погибает еще прежде, чем их любовь обретает конкретную форму.





Мы оказываемся перед могущественным образом граалической Пъеты, который являет Сигуну, держащую на руках своего мертвого жениха. Так происходит первая встреча Парсифаля и его прекрасной кузины. Эта сцена архетипична: мы ее вновь находим, представив себе Марию, держащую на руках мертвого Христа, или Изиду со своим мертвым супругом Озирисом.

Данная Имагинация (или духовный образ) — важный этап всякого искания, цель которого — найти путь в духовный мир, в сферы сознания, и прийти к обращению области чувств. В начале духовных поисков образ Пьеты символизирует преодоление портала смерти, или первого порога (переход из физического тела в эфирное, или еще вступление в лунную сферу). Но эта Имагинация представляет также и гораздо более высокий план духовного мира, уровень Инспирации (или обращения сферы чувств, начатки которого дают себя почувствовать уже начиная со сферы Венеры, однако овладение которым достигается начиная со сферы Марса — см. «Путь Грааля», гл. 7 и 8, о ступенях Посвящения и сферах сознания).

Изида, Мария, Мария Магдалина и Сигуна являют собой такую возвышенную ступень обращения области чувств (или ее одухотворения): мертвый спутник на руках символизирует смерть эго, или чувства эгоистического. Подобное обращение сферы чувств символически часто изображается историей влюбленной женщины, теряющей в результате жестокого удара судьбы любимого человека, которая, однако, находит в себе силу обратить свою скорбь в еще более глубокую любовь, поднимающуюся над физической формой и являющую собой высокий духовный идеал.

Мы можем себе представить, как Сигуна, молодая женщина, стремящаяся взирать в духовный мир, читать мудрость звезд, прийти к познанию сфер сознания, переживает великую любовь, однако преждевременно ее теряет. Когда стихает первый, вполне понятный всплеск горя, дева концентрирует всю силу своей любви внутри себя. Так она интериоризирует в сердце всю ту любовь, которую дарила своему возлюбленному Шионатулан-деру. В результате этой драмы Сигуна избирает жизнь отшельницы, готовая претворить выпавшее на ее долю испытание во благо. Поскольку ее возлюбленный умер и находится теперь в сферах сознания духовного мира (в том «месте», которое более всего на свете она желает найти), Сигуна решает мысленно последовать за ним, обратив всю свою любовь внутрь себя (т.е. к духовному миру). Когда мы способны обратить, интериоризировать сферу наших чувств подобно Сигуне (а до нее — подобно Марии и Марии Магдалине), мы достигаем ступени Инспирации (см. мою работу «Путь Грааля», гл. 7 и 8).

Та сила любви, которой Сигуна дарила Шионатуландера, не имела более внешней опоры и изливалась в виде печали. Но у Сигуны хватает мужества и присутствия духа, чтобы запретить себе проявления печали — которая вполне естественна, однако ведет в тупик, — дабы вернуть эту энергию любви в сердце. Обратив ее от внешнего к внутреннему, она ощутила, как эта сила запылала в ее сердце и стала превращаться в кроткую внутреннюю умиротворенность. Погрузившись в океан безмолвия и слушания, она оказалась инспирирована духовным миром, который открылся перед ее внутренним взором.

Такая новая способность, обретенная Сигуной, позволила ей читать в сердцах других, отчего ее и повстречал Парсифаль, которому она смогла дать определенные откровения. Сигуна стала святой.

Эта история повествует о том, чем в себе необходимо пожертвовать, чтобы достичь Инспирации (мертвый друг символически на это указывает). То, чем нужно пожертвовать, — это эго, т.е. всевозможные грани собственного эгоизма (ожидания, эгоистические желания и т.д.). Всякий раз, когда мы способны отречься от частицы эгоизма в нас самих на благо другому человеку (проявляя к нему глубокий интерес), мы переживаем «маленькую внутреннюю смерть», очищаем сферу своих чувств от аффективных, эгоистических наслоений. Что и совершила Сигуна, однако в один-единственный прием, благодаря смерти своего друга.

На духовном пути мы, шаг за шагом, переживаем ослабление эгоизма — соразмерно внутренней силе, что растет в нас, и состраданию, которое расцветает в нашем сердце.

Я не стану подробно останавливаться на фигуре Марии Магдалины — хотя она и должна была бы занять свое место среди дев Грааля, — поскольку уже сделал это в «Пути Грааля» (гл.1 и прил. 2). Зато в главе 10 я опишу все ее посвятительное странствие в связи с христовыми и софианическими Мистериями. Если вы хотите узнать больше о Марии Магдалине, отсылаю вас к книге Brigitte Maffray, «Marie-Madeleine, ип modele pour notre epoque» (Editions De Mortagne).


«Супруги» в течении Грааля


1. Гвинивера


Супруги нередко выступают королевами. Как и в случае с Гвиниверой, вышедшей замуж за короля Артура. Ее имя значит «белый (или белокурый) прекрасный образ». Тем самым, Гвинивера представляет одно из отображений Софии, сочетая мудрость и красоту.

Ее отец Лодегранс — король Камиларда, местности, расположенной в Бретани. Во время одного из своих походов в Бретань король Артур впервые встречается с Гвиниверой и влюбляется в нее. Он спрашивает совета у Мерлина, который ему предсказывает, что красота Гвиниверы станет причиной конца его царства. Несмотря ни на что, король Артур на ней женится.

В романах артурового цикла Гвинивера представляет мудрость кельто-артуровых Мистерий. Вполне естественно, что она становится супругой короля Артура, который является их главным Посвященным. Брак Артура и Гвиниверы символизирует особую связь, гармонию, существовавшую между вождем артурового течения и инспирировавшим его духовным миром. Далее происходит эпизод, в котором изображена любовная связь между Ланселотом и Гвиниверой.

Как мы уже видели, Ланселот Озерный — чьей покровительницей выступает Вивиана, Госпожа Озера, — является лучшим рыцарем Грааля своей эпохи. Он прибыл из Франции (точнее — из Бретани), и его приезд в замок короля Артура и королевы Гвиниверы символизирует собой встречу артурового течения и течения Грааля.

Что же тогда собой представляет романтическая история любви Ланцелота Озерного — рыцаря Грааля — и королевы Гвиниверы, достойной представительницы Софии?


Тот факт, что Гвинивера оставляет короля Артура ради Ланселота, говорит нам о том, что мудрость и покровительство духовного мира отступают от артурового течения, чтобы перейти на течение Грааля.


Точно так же и все лучшее из артурового течения (его мудрость, красота, сущность всей его духовной работы, символизируемые Гвиниверой) соединяется с течением Грааля.

Любовная история Гвиниверы и Ланселота возвещает конец Круглого Стола и царства Артура. По сути, это конец артурового течения, которое должно исчезнуть во благо течения Грааля, предварительно с ним соединившись: такова реальность, скрывающаяся за бурным романом Гвиниверы и Ланcелота.

Тем не менее, подобный конец представляет собой не настоящую смерть, но скорее возрождение в иной, более приспособленной к эпохе форме. Артурово течение выполнило свою миссию, а поглотившее его течение Грааля готовится к своей.


^ Бланшфлер, или Кондвирамур


В романе Кретьена спутницу Парсифаля зовут Бланшфлер, у Вольфрама — Кондвирамур. Имя Бланшфлер указывает нам на лилию. Этот цветок символизирует преобразованную и одухотворенную гортань (и соответствующую ей гортанную чакру). Преобразование гортани и гортанной чакры — труд не одной жизни, который позволяет, выражать внутреннее слово. Гортань в форме лилии означает, что Посвященный обратил сферу своих чувств и может сочетать живое и духовное мышление с «теплотою - любовью» сердца и выражать это своей речью.

Такая речь способна исцелять, откуда и эпизод, в котором Парцифаль приносит избавление королю - рыбаку Амфортасу, просто задав тому вопрос. Поставленный Парсифалем вопрос — не только вопрос, разоблачающий нечто, позволяющий Амфортасу осознать содеянное им зло и выйти его победителем, но он также несет в себе силу внутреннего слова Парсифаля, Посвященного, сочетающего мышление с очищенным чувством.

В наши дни пока еще невозможно обрести гортанную чакру в форме лилии, ибо наше физическое тело является слишком плотным. Но все же Посвященный, добившийся овладения как мышлением, так и чувством, и способный соединять их с речью, может произносить слова, излучающие целительные силы, которые трогают сердца определенных людей, помогая им внутренне вновь обрести гармонию.

В отдаленном будущем (эры Козерога и Стрельца), сердце и гортань (духовно преобразованные и соединенные друг с другом) позволят нести другому человеку исцеление, и даже производить в нем глубокие превращения.

Бланшфлер символизирует подобный потенциал у Парсифаля: преобразование зла в добро кротостью, или искупление, приносимое исполненным любви словом.

У Вольфрама подруга Парсифаля носит имя Конд-вирамур, что, очевидно, есть искажение французского «conduire amour», т.е. «та, кто направляет любовью», или «ведет к любви».

Встреча Парсифаля и Бланшфлер /Кондвирамур соответствует для нашего героя определенному духовному опыту: раскрытию сердца. Бланшфлер /Кондвирамур представляет Душу, или высшее «Я» Парсифаля. Она внутренне направляет Парсифаля в его исканиях.

Перед самой первой встречей с Бланшфлер Парсифаль пересекает лес (т.е. вступает в медитацию). Затем он находит замок (концентрация на уровне головы) и замечает, что тот опустошен (он — в начале своих поисков и у него пока еще отсутствует внутренняя жизнь).

Там он встречает необыкновенно прекрасную молодую женщину с золотистыми волосами и серо-голубыми глазами. Такой эпизод характерен для первых ободряющих опытов, переживаемых в медитации начинающим учеником. Данный духовный опыт представляет из себя встречу с Ангелом, либо же Душой, или высшим «Я».

Кретьен подчеркивает, что Бог из Бланшфлер соделал Подательницу Чуда. Однако в оккультном лексиконе средних веков слово «чудо» указывает на духовные образы, или Имагинации. Бланшфлер, следовательно, — действительно та, кто дает Парсифалю возможность пережить духовный опыт, цель которого — ободрить ученика на его духовном пути.

Далее Бланшфлер / Кондвирамур рассказывает Парсифалю, что с давних пор ее замок осажден, и она просит его прийти ей на помощь. Данная сцена также символична: она указывает на ту очистительную работу, которую Парсифаль должен совершить, чтобы приблизиться к своей Душе, или высшему «Я». По сути, история любви Парсифаля и Бланшфлер /Кондвирамур раскрывает перед нами потенциал развития нашего героя: способность обратить сферу своих чувств, т. е. достичь Инспирации. Действительно, свидетельство тому — совершенство отношений, которого он достигает со своей подругой.

Среди «супруг» мы также встречаем Балкис, царицу Савскую, и святую Одилию, покровительницу Грааля. Однако я не буду останавливаться на этих фигурах, поскольку уже сделал это в «Пути Грааля» (см. о царице Савской гл. 1 и о святой Одилии гл. 2).


^ От лунной женщины к солнечной


Один из девизов Грааля — «идти вперед от Гавриила к Михаилу». В данном контексте это можно было бы передать следующим образом: прогрессировать от лунной женщины к солнечной. Представленные мной вам женские фигуры являются выразительницами солнечных качеств, которые позволяют женщине индивидуализироваться. Действительно, женское начало оберегает, сохраняет в памяти, воспроизводит себе подобных. Мужской принцип приносит новшества и индивидуализацию.

Гавриилическое влияние есть воздействие Луны, сохраняющее и оберегающее, но также и привязывающее, стремящееся к обладанию, и даже закрепощению. Оно несет любовь, однако слишком часто сочетает ее с собственнической привязанностью, порождающей ревность. Лунное воздействие ведет женщину к убеждению, что она создана лишь для того, чтобы производить на свет детей и беречь старые формы.

В столь крайне мужском (соответствующем принципу ян) по своему характеру обществе, в современной западной культуре женщина мнит, что вынуждена имитировать мужчину для достижения высокого социального положения. Хотя в XX столетии она и добилась определенных успехов, способствовавших ее независимости, однако, как это ни парадоксально, она еще глубже увязла в материалистической, мужской по характеру цивилизации, имитируя мужчину.

Подсознательно женщина хорошо чувствует, что должна пробудить в себе солнечные, «мужские» силы. Однако добьется она этого отнюдь не имитируя мужчину внешне. К своим женским качествам она должна сознательно добавить новые, которые обретет благодаря внутренней работе. Действительно, каждая женщина обладает в эфирном теле «внутренним мужчиной», которого должна учиться развивать.

Мужское, базирующееся на принципе ян западное общество рушится и без остатка сгинет в пропасти, если женщины не попробуют его уравновесить благодаря притоку новых женских, соединенных с солнечными, сил.

В настоящее время драма женщины в том, что она еще слишком сильно зависит от мужчины. Хотя женщина и многого добилась за последние десятилетия, она заимствует у мужчины еще слишком много, сил. Правда, наше общество не показывает ей ничего, кроме карикатуры на женщину: манекенщицу, которая есть лишь физическое тело, бездушная вещь, продающаяся тому, кто предложит наибольшую цену!

Женщина должна разорвать путы собственных обусловленностей и максимально индивидуализироваться, чтобы вырваться из темницы коллективного сознания, насаждаемого средствами массовой информации, без устали нашептывающими ей на ухо ложь: гонись за собственнической привязанностью («очаровательным принцем»!), вечной молодостью (рожать вплоть до пятидесяти или даже после!), мужским признанием, карьерой и т.д. Женщина стоит большего.

Не стоит с порога отметать лунные ценности: семью, продолжение рода, домашний очаг, нежность, тишину, самопожертвование, традиции, защиту, восприимчивость, братство, любовь... Однако жизненно важно соединить их с полностью поднятыми в сознание — дабы избежать риска подражания мужчине — солнечными ценностями.

Необходимо культивировать такие солнечные качества какиндивидуализацию, духопознание, творчество, самовыражение (посредством речи и письма), нравственность, свободу, открытость новизне и будущему, самосознание и связь с духовным миром, ведущую к претворению зла в добро (искуплению).

В разбиравшихся выше женских образах мы находим изобилие одновременно и лунных и солнечных свойств. Их изучение может помочь вам связать себя с этими качествами и ощутить их в тайнике вашего сердца. Далее потребуется мужество, чтобы культивировать их в вашей внутренней жизни, прежде чем открыто проявлять в жизни повседневной.

Среди «матерей» мы встречаем Кундри, символ той солнечной силы, которая претворяет зло в добро и тем самым дает возможность прийти к искуплению Грехопадения. В Вивиане, Госпоже Озера, мы видим женщину, раскрывающую себя будущему и участвующую в созидании течения Грааля, развивая новое мышление: мышление живое, или эфирное.

Среди «дев» нам встречается Сигуна, которая индивидуализируется, стремясь избавиться от классически лунной схемы несчастной жертвы, потерявшей возлюбленного. Так она обретает доступ к духовному миру и мудрости небесного письма, что позволяет ей направлять Парсифаля в его поисках. Сигуна сделала выбор в пользу того, чтобы освободиться от аффективной привязанности к своему возлюбленному и обратить испытание себе во благо.

Репанс де Шой олицетворяет не только женскую красоту, но излучает также и солнечные добродетели, став, таким образом, образцом, неким средоточием, точкой отсчета, к которой стремятся все, ибо она является хранительницей Грааля. Носительница Грааля воплощает ценности, противоположные современному идеалу манекенщицы, — она исполнена богатой внутренней жизни, позволившей ей соединиться с Граалем и стать образцом нравственности. Так она выплавила себе внутреннюю красоту, распространяющую вокруг нее сияние.

Среди «супруг» мы видим Бланшфлер, которая не только является женой Парсифаля, в совершенстве исполняя свою лунную роль, но и старается пробудить его, раскрыть ему сердце (поистине солнечный орган) и указать на то зло, которое необходимо преобразовать.

Эти реальные либо символические женские образы являют собой вехи на граалическом пути, ведущем от Гавриила (лунных сил прошлого, сил необходимости и кармы) к Михаилу (солнечным силам будущего, силам свободы и инспирированного творчества). Для построения будущего наше общество крайне нуждается в притоке солнечных сил, проявляемых женщинам.

Всякая женщина должна помнить, что лунные силы есть силы ее изначальной природы, т.е. ее «Я». Зато солнечные силы — это силы ее Души, высшего «Я». Если она действительно решит приняться за духовную работу, тогда ей сам Бог велел взять на себя задачу по развитию солнечных сил и тем самым прогрессировать от Гавриила к Михаилу. В итоге, путь Грааля будет для нее царственным путем, ведущим ее из лунной сферы в солнечную, навстречу Вечной Женственности.

В завершение настоящей главы предлагаю вам стихотворение — дань почитания Софии и Вечной Женственности, достичь которой стремится каждый из нас.


^ Принцесса звезд


О ты, прекрасная вдохновительница,

Чарующая муза откровения,

Пусть сможет творческий твой источник

Наполнить всякое мое творение.


Пылающий взор твоих златых очей,

Посланник кроткой небес голубки

Мне утешение и истину приносит

И возношусь я на крылах свободы.


Созерцая твою царственную прелесть,

Препоручаю себя любым трудам,

Ища познание одной царицы

Чтобы моей она стала у меня в сердце.


Возжигая в моем святилище свечу

Чтобы согреть в нем мудрость девы,

Ощущаю, как из моего сердца поднимается любовь,

В которой сливаются все силы воскресения.


О, ослепительная Дева Света,

Пусть сможет несомая тобой подобно молитве чаша,

Излить на мир свои Тайны,

Чтобы познать Того, кто умер ради нас на Земле.


Принцесса звезд и миров безбрежных,

Да поможешь ты родиться во мне Тому,

кто принес в жертву Свою жизнь,

Ибо хочу отдать мои тело и кровь

чтобы в Нем воскреснуть

И навсегда с тобой соединиться.


1   2   3   4   5   6   7   8   9

Скачать, 553.34kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru