Категории:

Н. С. Активные процессы в современном русском языке  оглавление предисловие   Принципы социологического изучения языка   Закон

Поиск по сайту:


страница30/31
Дата09.04.2012
Размер4.48 Mb.
ТипЗакон
Подобный материал:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31
Многоточию в «Правилах русской орфографии и пунктуации» отведено очень скромное место: отмечается лишь, что знак этот обозначает незаконченность высказывания, заминки в речи, а также пропуски при цитировании. На самом деле в современной печати употребление многоточия значительно шире и оно более значимо: оно связано с содержательной и эмоциональной стороной речи.

Развитие значений многоточия идет по пути углубления его содержательной значимости: указание на подтекстное содержание, алогизмы, указание на неожиданность и неоправданность каких-либо сочетаний слов и т.п. Вот некоторые примеры на употребление многоточия, указывающего на глубокое подтекстное содержание: Я перепугалась и смотрела в воду: может быть, ничего не увижу, а может, увижу, как это глубоко... (А. Грин); Если б теперь вернуться к Коле, вымолить прощение. Но Коля за стенами и замками... (В. Тендряков); Тогда, в 41-м... (Моск. комс., 1981, 11 ноября).

В примере Нужна ли ученому наука... (заголовок в газете - Моск. комс., 1981, 4 ноября) подчеркивается неожиданность высказывания, в какой-то мере абсурдность его.

Многоточие способно подчеркнуть алогизм, неоправданность сочетания каких-либо слов, указать на факты, противоречащие здравому смыслу. Вот примеры подобных заголовков в газетах: Туристские тропы... под землей (Комс. правда, 1981, 17 ноября); Роса... по заказу (Веч. Москва, 1981, 28 окт.); Громкая... тишина (Коме, правда, 1981, 25 окт.); О конкуренции и... равенстве (Комс. правда, 1981, 29 окт.); Целебная вода под... городом (Правда, 1981, 25 сент.); Разнообразие... по стандарту (Правда, 1982, 18 июля).

Многоточие - частый и незаменимый знак в текстах большого эмоционального накала, интеллектуального напряжения. Такое многоточие может заключать в себе очень большое и глубокое содержание, объяснимое лишь широким контекстом: Сердце выпрыгивало из груди, когда он наконец поспел вовремя. Ялик с прекрасным гребцом... белая рубашка, отложной ворот, кудри, высокомерный взгляд... на корме дама в широкополой шляпе с солнечным зонтиком... бочком, как амазонка, лица под полями не разглядеть... лодка с разгона, шурша, ткнулась в песок, юноша выпрыгнул и подтянул ее к берегу... стройный! подал руку и дама подняла лицо... заплаканное! Там они расстались, под соснами, на песчаной тропе. Игорь, как мог, остановил мгновение: Александр Александрович!!. чтобы в лицо... но это был уже кто-то совсем другой, хоть и тоже в белой рубашке, но с ракеткой под мышкой: стоял поближе к кустам и озирался направо и налево... (А. Битов).

Многоточие как знак эмоционального напряжения, как знак, помогающий скрыть мысль, не дать ее обнаженно, и вместе с тем наметить перспективу в восприятии и осмыслении текста, очень часто используется в поэтических произведениях:

Слезы... опять эти горькие слезы,

Безотрадная грусть и печаль;

Снова мрак... и разбитые грезы

Унеслись в бесконечную даль.

С. Есенин

Многоточие так популярно у поэтов, что подчас употребление его перерастает в некий композиционный прием, позволяющий скрепить части стихотворения в единую сложную форму, как, например, у А. Блока:

Твои движения несмелые,

Неверный поворот руля...

И уходящий в ночи белые

Неверный призрак корабля...

И в ясном море утопающий

Печальный стан рыбачьих шхун...

И в золоте восходном тающий

Бесцельный путь, бесцельный вьюн...

Это не означает, конечно, что в стихотворных текстах невозможно обычное употребление этого знака, например при передаче недосказанности речи, прерывистости, при передаче обычных разговорных пауз:

Ты знаешь,

Он был забавно

Когда-то в меня влюблен.

Был скромный такой мальчишка,

А нынче...

Поди ж ты...

Вот...

Писатель...

Известная шишка...

Без просьбы уж к нам не придет.

С. Есенин

Иногда многоточие ставится в начале абзаца, передавая разрыв в повествовании, резкий переход от одной темы к другой. Таким образом намечается пауза, помогающая переключить внимание читающего:

Он не помнил, почему они тогда поссорились. Шла кампания, которую Евгений называл «перетягивание каната».

...Евгений лег на землю, на душные душистые иголки, и, подложив ладони под затылок, стал смотреть в небо (В. Токарева).

Близко к этому употребление многоточия и в следующем примере, где разрыв в повествовании обнаруживается при переходе от описания единичного, конкретного факта к событиям последующим, данным уже в их длительности и постоянстве:

Он смотрел на гордую в посадке голову Ольги Николаевны, отягченную узлом волос, отвечал невпопад и вскоре, сославшись на усталость, ушел в отведенную ему комнату.

...И вот потянулись дни, сладостные и тоскливые (М. Шолохов).

Как видим, многоточие - знак достаточно емкий: он обладает способностью передавать еле уловимые оттенки значений, более того, как раз эта неуловимость и подчеркивается знаком, когда словами уже трудно что-либо выразить; это знак эмоционально наполненный, показатель психологического напряжения, подтекста. Именно в этом направлении идет развитие значений знака - расширение содержательных и эмоционально-экспрессивных качеств. Разумеется, знак не теряет при этом и своих традиционных свойств - передача недосказанности, недоговоренности высказывания, прерывистости и затрудненности речи, наконец, указание на преднамеренные пропуски частей высказывания. Словом, многоточие - знак активный в современной печати, особенно в некоторых видах и разновидностях литературы. Это художественная литература, а также публицистика - в малых и больших ее жанрах. В литературе официально-деловой и научной нет места многоточию (разве только для обозначения пропусков при цитировании). Это и понятно: в таких произведениях не может быть недоговоренности, двусмысленности, недосказанности, как недопустимо разное прочтение, предугадывание смысла и т.д.

11.6.

Функционально-целевое использование пунктуации

Современная пунктуация - достаточно гибкая система, способная обслуживать нужды письменного общения, преследующего разные цели, в связи с чем сама письменная речь оказывается неоднородной.

Общественная практика выработала определенный отбор языковых средств в соответствии с задачами общения. В научной статье, в газетной заметке, в официальном заявлении, в протоколе заседания, в жанрах художественной литературы и т.д. по-разному отбираются и сочетаются языковые средства общенародного языка, такие разные формы речевого общения специализировались как речь научная, официально-деловая, публицистическая, художественная.

В синтаксическом отношении каждая из разновидностей письменной речи обладает особенностями, более или менее ярко выраженными. А поскольку пунктуация прежде всего фиксирует синтаксическое членение речи, то она различается в разных по функционально-стилевой принадлежности текстах. В лингвистической литературе неоднократно подчеркивалась мысль, что пунктуация не одинакова для различных стилей письменной речи.

Содержание научного сообщения - это описание фактов, предметов, явлений действительности, их изучение, объяснение, обобщение. Задача научного сообщения - доказательство определенных положений, гипотез, их аргументация. Научная литература обычно содержит систему рассуждений и доказательств. Отсюда и особенности языка, в том числе и его синтаксического строя.

Синтаксис научной литературы довольно четок: отличается последовательной связностью отдельных предложений, их завершенностью и полнотой. Научный стиль «тяготеет к речевым средствам, лишенным эмоциональной нагрузки и экспрессивных красок», поэтому в синтаксисе научных произведений, рассчитанных не на эмоциональное, а на логическое, интеллектуальное восприятие, обычно отсутствуют предложения, передающие экспрессивные качества речи, смысловые и интеллектуальные тонкости. Не характерны для научного стиля эмоционально окрашенные предложения, всевозможные умалчивания, недоговоренности и т.п. Пунктуация этого вида литературы стандартизирована и лишена индивидуальной осмысленности. Преобладают знаки, покоящиеся на структурном основании: это знаки, членящие текст на отдельные предложения и части предложения (главная и придаточная, однородные члены; среди обособлений - только обязательные, т.е. вызванные структурными показателями).

Например:

Естественный человеческий язык, возникший в процессе выделения человека из животного мира, является, как известно, материальной формой выражения мышления, служащей для передачи и хранения информации. В отличие от естественного языка, употребляемого людьми в обыденной жизни, научный язык - это искусственный язык, специально разработанный для определения познавательных целей. Содержание языка науки составляют научные термины, выработанные для решения познавательных задач (Э А. Мариничев. Математика - язык науки).

В отличие от собственно научных в произведениях научно-популярных и публицистических, в соответствии со своеобразием синтаксического строя, пунктуация менее стандартна, допускает некоторые вольности, идущие от разговорной интонации и художественных средств выразительности, то же можно сказать и о газетных публикациях - статьях, сообщениях, репортажах, обзорах, заметках, очерках и т.д., где в разном объеме и в разных вариантах могут соединяться черты научного и художественного изложения. Вот, например, как разговорные интонации в выступлении Р. Рождественского фиксируются знаками:

Публицистичность - это характерная особенность всех жанров советской литературы. Всех. Без исключения. И все-таки не зря мы выделяем публицистику в отдельный жанр. Не зря называем этот жанр боевым. Точное понимание проблемы. Убежденность в своей правоте. Яростная полемичность и спокойный голос факта. Мужество. Порою - риск, в самом буквальном значении этого слова. Бой не для виду, не с тенью... Боевой жанр! Не декламационный, не выспренний, не ходульный. Потому что на ходулях воевать трудно.

Жанр публицистики останется боевым навсегда. Ибо невозможно предположить, что вдруг остановится наша жизнь, вдруг прекратится развитие нашего общества. Публицистика, словно увеличительное стекло, приближает к нашим глазам, к нашим сердцам конкретные проблемы людей, проблемы века.

В документах официально-деловых (докладах, приказах, отчетах, программах, протоколах, инструкциях, заявлениях и т.д.) синтаксическая структура более стандартна (чем в научных текстах). Для официально-деловой литературы характерны строгость и смысловая четкость в изложении. Индивидуализация речи здесь сведена до минимума. Отсюда и своеобразие синтаксического строя. Общепринятые (подчас единственно возможные) формы изложения и расположения материала приводят к сравнительной легкости пользования знаками препинания, их однообразию: знаки здесь ставятся в соответствии с грамматическим членением речи. Главная закономерность в употреблении знаков в официально-деловом тексте - отсутствие знаков, выражающих эмоциональные и экспрессивные оттенки речи.

Однако в оформлении деловых бумаг есть свои трудности, свои особенности. К таким особенностям относится, например, специальное выделение частей текста.

Содержание делового документа должно быть точным, недвусмысленным и вместе с тем обстоятельным, по возможности стандартной формы. Этим качествам деловых бумаг подчинены и их синтаксические особенности. Часто в одном предложении необходимо выразить все обстоятельства дела, отсюда - очень сложные предложения со многими придаточными, причастными и деепричастными оборотами, с перечислением однородных членов.

Самостоятельные части в документах делятся на разделы, которые должны быть четко выделены. Отсюда целая система рубрик, сопровождаемая сложной нумерацией. Таково пунктуационное оформление документов юридических, правительственных и партийных, международных договоров и соглашений и т.д.

Синтаксис разных деловых жанров имеет своеобразные черты: стиль закона, например, отличается от стиля военного устава или стиль международного договора отличается от стиля протокола заседания. Однако в любом случае «продуманность и четкость формулировок, нормализация и стандартизация необходимы в деловом документе», а это сказывается на пунктуации.

В деловых документах пунктуация предельно стандартизирована, так как опирается на структурный принцип. Четкость, логичность построения и оформления мысли в деловой бумаге выдвигается на первый план и становится самоцелью. В прямой связи с этим находятся те технико-пунктуационные правила, которые специфичны для деловой литературы. К таким правилам прежде всего относится соблюдение последовательности в использовании обозначений рубрик и четкости в членении текста.

Как задачи и цели общения подчиняют себе выбор языковой формы и соответствующих знаков, можно проследить, например, на рекламных текстах и заголовочных конструкциях. Известно, что обычно знаки становятся информативными вместе с вербальными средствами. Причем прослеживается такая закономерность: чем полнее представлены в сообщении вербальные средства, тем меньше требуется знаков, и наоборот, - чем меньше вербальных средств (при свертывании сообщения, вплоть до минимума слов-сигналов нового и потому необходимого смысла), тем больше знаков, помогающих восполнить отсутствующие звенья в сообщении.

В этом смысле очень показательны заголовочные конструкции газеты. Будучи более тесно связанными с текстом, чем другие заголовки-наименования, заголовки в газете должны дать максимум информации о тексте (тем более что часто ознакомление с газетой и завершается чтением заголовков), к тому же они еще должны и привлечь внимание, т.е. должны совместить в себе такие качества, как информативность и рекламность. Концентрация информационных качеств заголовка достигается путем сдвигов в его структуре, за счет экономии речевых средств, инверсии и т.д. В таких заголовках большую службу несут знаки препинания. Именно знаки оказываются здесь смыслоразличителями, тем каркасом, на котором располагаются слова соответственно заданным знаками функциям, т.е. знаки организуют само сообщение.

Своеобразием отличается и пунктуация в художественных текстах. Слово в художественном тексте не может быть «не мотивированным, с пустым, стертым, произвольно условным значением». Многозначность, экспрессивность языка художественной литературы сказывается и на ее пунктуации.

В художественных текстах многое зависит от умения автора с помощью знаков передать тончайшие оттенки смысла, которые не могут быть выражены только словами и только синтаксически, поэтому пунктуацию можно с полным основанием назвать одним из ярких средств повышения выразительности текста.

В художественной литературе, как ни в каком другом виде литературы, широко используются такие знаки препинания, которые выражают эмоционально-экспрессивные качества письменной речи и разнообразные оттенки смысла, хотя и здесь «структурные» знаки обязательны и непременны. Вся пунктуационная система полно, широко и многообразно служит в художественном тексте одним из существенных и ярких средств передачи не только логического, интеллектуального, но и эмоционального содержания. Возможность переосмысления слова в художественных текстах, многоплановость его звучания и т.д. приводит к синтаксической осложненности, выражающейся в обилии обособленных оборотов речи, пояснений, уточнений, выделений, подчеркиваний и пр. Всему этому служит пунктуация, которая обладает широчайшими возможностями для передачи смысловых, эмоциональных и интонационных тонкостей.

М. Светлов сказал: «Ученый употребляет слова в прямом значении. А в поэзии, как в живой речи, все решает интонация. Она может очень далеко отлетать от непосредственного смысла. В науке слова идут ровным шагом, в стихах - разбегаются, скользят, взлетают».

Интонация в художественном тексте может быть столь же многообразной, сколь многообразен и индивидуален писательский талант, сколь многообразен и индивидуален слог писателя, его стиль. А это не может не отразиться и на пунктуации, которая, опираясь на общественную практику, все же отражает индивидуальность пишущего.

Своеобразие синтаксического строя художественного текста, как отчасти и публицистического (особенно газетной публицистики), заключается в активном использовании разговорных конструкций, передающих непринужденность общения с читателем, экспрессивность речи, ее актуализацию и требующих особого пунктуационного оформления.

Трудность пунктуационного оформления разговорной речи, отраженной в письменном тексте, заключается в том, что с точки зрения синтаксиса она не укладывается в привычные, стандартные схемы и модели (часто простые предложения включают элементы сложного; вставки, замечания по ходу рассуждения врываются в главную мысль, лишая ее одноплановости, и т.д.). Все это требует особой комбинации знаков, учета не только их общих функций, но и возможности использования в сочетании друг с другом в данном, конкретном тексте.

Итак, способность пунктуации реагировать на функционально-стилевые и стилистические свойства текста отнюдь не означает, что каждый вид литературы имеет свою собственную пунктуацию; она едина и закреплена общественной практикой. Своеобразие пунктуации заключается в своеобразии самого синтаксического строя, который она обслуживает. И в этом смысле можно говорить о контекстуально и функционально обусловленной пунктуации.

11.7.

Нерегламентированная пунктуация. Авторская пунктуация

Наряду с пунктуацией, регламентированной правилами, существует пунктуация нерегламентированная. Последняя представляет собой разнообразные отклонения от общих норм. Отклонения в употреблении знаков препинания могут быть вызваны разными причинами, в том числе и своеобразием авторской манеры письма. В целом нерегламентированная пунктуация объединяет разные явления, среди которых вычленяется собственно авторская пунктуация, т.е. непосредственно связанная с индивидуальностью пишущего.

1. В пунктуации наряду с нормами общими, обладающими определенной степенью стабильности, существуют нормы ситуативные, приспособленные к функциональным качествам конкретного вида текста. Первые включаются в обязательный пунктуационный минимум. Вторые обеспечивают особую информационность и экспрессивность речи. Ситуативные нормы диктуются характером текстовой информации: знаки препинания, подчиненные такой норме, выполняют функции логико-смысловую (проявляется в разных текстах, но особенно в научных и официально-деловых), акцентно-выделительную (преимущественно в текстах официальных, частично в публицистических и художественных), экспрессивно-эмоциональную (в текстах художественных и публицистических), сигнальную (в текстах рекламных). Знаки, подчиненные ситуативной норме, не могут быть отнесены к авторским, поскольку они отражают общие стилистические свойства функционально различающихся текстов. Такие знаки регламентированы характером этих текстов и существуют наряду с общепринятыми.

2. Современная пунктуация - результат исторического развития русской пунктуационной системы. Поскольку пунктуация обслуживает постоянно изменяющийся и развивающийся язык, она также изменчива с точки зрения исторической. Именно поэтому в каждый период могут происходить изменения в функциях знаков препинания, в условиях их применения. В этом смысле правила всегда отстают от практики и потому время от времени нуждаются в пересмотре. Изменения в употреблении знаков происходят постоянно, они отражают жизнь синтаксической структуры языка и его стилистической системы.

Было уже показано, как в последнее время все чаще представлено тире (на месте двоеточия) между частями бессоюзного сложного предложения при обозначении пояснения, причины во второй части, при обобщающих словах перед перечислением однородных членов и т.д.

Схожее употребление знаков препинания найдем и у писателей, поэтов: У Блока было все, что создает великого поэта, - огонь, нежность, проникновение, свой образ мира, свой дар особого, все претворяющего прикосновения, своя сдержанная, скрадывающаяся, вобравшаяся в себя судьба (Б. Пастернак); Но вызывать сейчас огонь артиллерии было бессмысленно - огонь накрыл бы и наших разведчиков (Ю. Бондарев); Главный редактор газеты всячески избегает теперь встречи со мной, дозвониться ему невозможно, секретарша все ссылается на его занятость - то у него заседание, то планерка, то его вызвали в вышестоящие, как она любит подчеркивать, инстанции (Ч. Айтматов). Такие отклонения от правил отражают общие тенденции в развитии современной пунктуации и постепенно готовят почву для изменения или уточнения самих правил: индивидуально-авторскими они не являются. Это свидетельство отклика авторов на потребности сегодняшнего дня.

3. Среди не регламентированных грамматическими условиями предложений знаков препинания особое место занимают знаки, избираемые в зависимости от конкретных задач высказывания, знаки, проявляющие смысловой принцип пунктуации. Такие знаки контекстуально обусловлены, подчинены задачам авторского выбора. И все-таки «авторство» здесь заключается только в возможности выбора, выбор же диктуется отображаемой речевой ситуацией. И следовательно, разные авторы при необходимости передать одинаковую ситуацию могут воспользоваться данным вариантом. Индивидуально осмысленной может оказаться сама ситуация, а отнюдь не знак препинания. Это знаки, диктуемые условиями контекста, закономерностями его смысловой структуры, а не своеобразием выбора знака как такового. У разных авторов можно найти в текстах схожие ситуации: Все на нем было отглажено, франтовато. Кривоватые - тоже от отца - ноги приводили его в отчаяние (В. Каверин); Печь когда-то треснула, ее, по белому, замазали глиной (И. Бунин); И оттого, что он так охотно и радостно слушал, рассказывали - с радостью тоже - новые истории (М. Шолохов). Эта схожесть и фиксируется знаками препинания, хотя сами знаки в этих контекстуальных условиях и не подчиняются принятым правилам и нормам. Такие контекстуально-обусловленные знаки нельзя считать индивидуально-авторскими.

4. Нерегламентированная пунктуация часто обнаруживается и при
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31

Скачать, 37.18kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru