Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Очерки российского сектоведения Сборник Издание 2-е, дополненное

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 10.55 Mb.
страница1/17
Дата09.03.2012
Размер10.55 Mb.
ТипДокументы
Содержание
Богословско-теоретический аспект.
Только лишь в Православии нет такой единой личности, кроме Самого Христа и Его апостолов…отсутствие во главе нашей Церкви единой
Необходима полная преданность… Не задавайтесь вопросами и не рассуждайте… Смысл полной свободы в том, что вы должны покориться…
То же самое говорят про секту Виссариона…
Джорджа Оруэлла «1984»
Содержательно-методический аспект.
Вывод II.
Вывод IV.
С 1993 года возглавляет Информационно-консультативный центр священномученика Иринея, епископа Лионского. С 1993-1999 годы
1. Радиостанция «Свобода» - дочка ЦРУ и Госдепа, или кто сын слона.
Я глубоко убежден, что работа «Свободы» сегодня, по большому счету, никому не нужна, кроме, пожалуй, ЦРУ
2. Русофобский и антироссийский характер деятельности радиостанции «Свобода»
4. Может ли А.Л. Дворкин признаться в связях радиостанции «Свобода» с ЦРУ?
Председатель Президиума Русского Геополитического Общества, кандидат философских наук С.А. Шатохин
Литература: Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви (в 4-х томах). М., 1994; Мейендорф прот. Иоанн. Введение в святоотече
Литература: Шмеман, Исторический путь; Chadwick; Walker; Болотов; Meyendorf, The Orthodox Church
Литература: Болотов; Мейендорф, Введение
Именно так понимали этот стих восточные отцы Церкви, так понимал его св. Иоанн Златоуст…
Можно сказать и о том, что со времени написания болотовской истории прошел целый век, обогативший историческую науку, и о том, ч
Я благодарю диакона Андрея Кураева, пригласившего меня читать курс истории Церкви в РПУ и настоявшего на его фундаментальном рас
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


Очерки российского

сектоведения


Сборник


Издание 2-е, дополненное


Санкт-Петербург
2006



Очерки российского сектоведения: Сборник / Сост.
Г.П. Климов. – Издание 2-е, дополненное. – Санкт-Петербург: Ревнители Православия, 2006.



Действительно ли сектоведение в Русской Православной Церкви должно строиться по американским лекалам, или сектоведение должно опираться на многовековой опыт Церкви? Что есть сектоведение, и кто есть сектовед? Может ли борьба с ересями быть прикрытием для пестования собственной ереси? Во всем ли прав «ведущий сектовед» А. Л. Дворкин? Как будет развиваться российское сектоведение в дальнейшем и может ли оно превратиться в «дубину» для расправы в первую очередь с православными?


Издание православного братства «Ревнители Православия», 2006


Оглавление



Рецензия директора Департамента геополитических исследований Института гуманитарного образования, кандидата философских наук С.А.Шатохина от 14.01.2001 на книгу А.Л.Дворкина «Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования»………….…………………………………………….……. 4


Исатов Ю.С. Мюнхенское сальто-мортале мудреца А.Л.Дворкина или несколько слов о родственниках слона ………. 56


Отзыв председателя Президиума Русского Геополитического Общества, кандидата философских наук С.А. Шатохина от 19.03.2003 о выступлениях А.Л.Дворкина ………………………….. 83


Рецензия профессора, доктора юридических наук М.Н.Кузнецова от 09.01.2001 на книгу А.Л.Дворкина «Сектоведение. тоталитарные секты. опыт систематического исследования» .….… 126


Рецензия кандидата философских наук Кольченко И. А. от 18.06.2003 на книгу А.Л.Дворкина “Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования” ………….……. 145


Отзыв кандидата философских наук, члена Президиума фи-лософского общества России И.А. Кольченко от 15.06.2005 на книгу А. Дворкина «Очерки по истории Вселенской Православной Церкви» …………………………………………………….…………… 175


Рецензия директора Департамента геополитических исследований Института гуманитарного образования, кандидата философских наук С.А.Шатохина от 14.01.2001 на книгу
А.Л.Дворкина
«Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования» (изд. Братства во имя св. князя Александра Невского, Нижний Новгород, 2000)



Наше общество, Россия ныне переживает трудные времена. Духовно-нравственный кризис, вызвавший крах коммунистического режима, бросил народ в уже более чем десятилетний период смуты. Страна оказалась расколота на обломки, ставшие условно суверенными друг от друга, но попавшие в тяжелую зависимость от иностранных государств. На фоне экономических трудностей для большинства трудящихся широко распространились всевозможные социальные пороки. Понижение уровня общественной нравственности и культуры стало целенаправленной политикой основных средств массовой информации. В этих условиях надежду на возрождение русского народа питает только Православие, Церковь. Это понимают враги нашего народа и государства. Известно, что маниакальный русофоб З.Бжезинский публично называл Русскую Православную церковь главным препятствием в реализации планов установления полного и долгосрочного господства над Россией.

Переживаемый русским народом период духовной «мутации» проходит не в вакууме. Никто не позволит нам спокойно изживать коммунистические утопии. Ныне в стране действуют тысячи религиозных и околорелигиозных сект, предлагающих свои рецепты «спасения» на любой вкус. Воинствующие атеисты, наследники и проводники преступной идеологии, стоившей жизни миллионам наших соотечественников, громко требуют от власти вновь «обуздать» Церковь. Формально находясь и действуя в церковной ограде, постоянно возникают разные неообновленцы, всегда готовые внести смущение в церковную жизнь, на чем угодно разделить православных. Легион хорошо оплачиваемых «левозащитников» всячески поддерживает и тех и других, и третьих, обеспечивая неограниченную свободу религий в нашей стране, вплоть до свободы вероисповедания самого изуверного сатанизма. Понимание, толкование и защита этой неограниченной свободы религий напрямую увязывается с каким-то «интересами» на нашей территории иностранных государств1. При всем этом не так важно, по каким духовно-религиозным сектам «разведут» русский народ. Будут ли это сотни маргинальных сект или группа западных «христианских» конфессий (римо-католичество и ряд протестантских деноминаций), которые в планах устроителей «нового мирового порядка» должны стать интегрирующим ядром новой «мировой религии». Скорее всего, будет использоваться и то, и другое – и деструктивное сектантство, и католическо-протестантский прозелитизм. Главное – Христианская Церковь в лице организации Русской Православной поместной церкви в России будет оттеснена на обочину общественной жизни в качестве «одной из равных конфессий», внутренне разделена на враждующие станы и разложена новыми обновленцами. Тем самым, парализована как единственная духовная основа возрождения нашего народа и восстановления могущества Российского государства.

Такое краткое введение мы посчитали необходимым предпослать отзыву на книгу А. Л. Дворкина «Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования» (Изд. Братства во имя св. князя Александра Невского, Нижний Новгород, 2000) потому, что несомненная актуальность темы современного религиозного сектантства в России не должна заслонять рационального анализа существа и особенностей ее раскрытия в данной книге или препятствовать всесторонним оценкам воздействия этого издания на читателя в общем контексте духовно-мировоззренческой и социально-политической ситуации в нашем обществе.

^ Богословско-теоретический аспект.

В предисловии к книге автор пишет, что «Эта книга появилась на свет в результате работы над лекционным курсом «Сектоведение», который автор читает в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте начиная с 1995 г.» (с. 7). Таким образом, книгу можно рассматривать в качестве учебного пособия, предполагая, что именно так – как учебное пособие - эта книга используется автором в его преподавательской деятельности в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте. С другой стороны, данная книга, попавшая в руки нецерковного читателя, будет рассматриваться им как отражающая понимание сектантской проблемы в Православной Церкви – ведь это, фактически, учебник Православного Свято-Тихоновского Богословского института. Это также надо иметь в виду при дальнейшем рассмотрении книги, особенно ее богословско-теоретической части.

Там же, в предисловии, автор делает оговорку, что «Лекции по сектоведению читались для студентов 4 курса Богословского института, уже прошедших полный курс догматических дисциплин и апологетики. Поэтому я стремился сделать курс наиболее информативным за счет сокращения антисектантской богословской полемики, рассчитывая на то, что студенты уже обладают достаточным богословским инструментарием для опровержения сектантских лжеучений. Я попытался лишь обозначить направления их аргументации» (с. 8).

Из приведенной цитаты понятно, что А. Л. Дворкин «сужает» теоретико-богословский аппарат книги, рассчитывая на богословские знания студентов 4 курса. Однако из нее не ясно, почему канонический церковный взгляд на религиозное сектантство он ассоциирует исключительно с антисектантской богословской полемикой. Также не ясно, к чему относится его выражение «Я попытался лишь обозначить направления их аргументации» - к антисектантской или к сектантской аргументации? К аргументации «сектантских лжеучений» или «опровержения сектантских лжеучений».

Студенты Православного Свято-Тихоновского Богословского института действительно изучают догматику, апологетику, историю Церкви. Усваивая к 4 курсу основы догматического Богословия и истории Церкви, они, действительно, при изучении сектоведения могут на эти знания опираться. Весь вопрос в том, чтобы содержание этих основных образовательных курсов в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте находилось в согласии с тем, что они услышат в дальнейшем на других кафедрах. В частности, на кафедре сектоведения А. Л. Дворкина.

Богословско-теоретический материал (сокращенный), который должен напомнить учащимся об отношении Церкви к религиозному сектантству в связи с дальнейшим информированием о его основных современных разновидностях в России, логично помещен автором в самом начале книги. В первой части книги под названием «Введение в религиоведение» после ее первой вводной главы «Религия, которая убивает», играющей роль литературно-эмоционального вступления, помещены главы 2 и 3 под единым названием «Тоталитарные секты: общие понятия» – Часть 1 и Часть 2.

Прежде всего, обратим внимание на замысловатое деление:

«Глава 2. «Тоталитарные секты: общие понятия». Часть 1.

«Глава 3. «Тоталитарные секты: общие понятия». Часть 2».

Из этого деления совершенно не ясно, в чем особенности «Части 1» и «Части 2». По какой причине вводный богословско-теоретический раздел надо было делить на две части (части в частях – поскольку основное деление книги идет по частям), а не на три или более. В чем особенности Части 1 и Части 2 этого богословско-теоретического введения? Но главное, что никакого собственного богословского теоретического введения эти главы уже по своему названию «Тоталитарные секты: общие понятия» не демонстрируют. Общие понятия о «тоталитарных сектах» не сводятся к общим положениям вероучения Церкви о религиозном сектантстве. Второе гораздо шире и содержательнее первого. И само религиозное сектантство вовсе не все и сплошь «тоталитарное».

Так уже простое исследование оглавления книги ставит читателя в тупик в отношении важнейшей ее части (как учебного пособия по сектоведению для православных учебных заведений) – а где, собственно, изложено отношение Христианской Церкви к феномену религиозного сектантства? Пусть хотя бы конспективно, на нескольких страницах из почти 700 в книге, учитывая знания студентов четвертого курса Православного Свято-Тихоновского Богословского института.

Рассмотрим теперь конкретнее содержание этого теоретико-богословского введения в книге А. Л. Дворкина «Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования» (Изд. Братства во имя св. князя Александра Невского, Нижний Новгород, 2000).

Во-первых, выясняется, что деление богословско-теоретического раздела книги на 2 главы совершенно необоснованно. Материал в этих главах расположен хаотично, в существенной части «перекрывает» друг друга. Например, во 2 главе подразделы с 4-7 и 9-10 (всего их 10) раскрывают особенности тоталитарных сект. А в 3 главе разделы со 2 по 10 (всего их 11) также посвящены, по сути, этому же вопросу. Складывается впечатление, что автор изначально имел два разных текста по одной теме и решил поместить их оба, что называется, «до кучи». В главе 2 по вопросу «что такое тоталитарная секта» он пространно цитирует материалы канадской организации «Инфо-Калт» (с. 41-44). А в главе 3 подобную роль ответа на тот же самый, по сути, вопрос о «признаках и характерных чертах тоталитарных сект» играет цитата из книги диакона А.Кураева «Сатанизм для интеллигенции» и перепечатка антисектантской листовки для школьников из ФРГ (с. 60-62).

Таким образом, получается, что собственно богословско-теоретическим обоснованиям сущности, происхождения и классификации религиозного сектантства в книге посвящены всего несколько страниц. Это подразделы 1-2 в главе 2 (подраздел 3 этой главы содержит оценки имеющейся литературы о сектах, а подраздел 8 – понимание автором истоков происхождения новых религиозных сект) и частично подразделы 1 и 11 в главе 3. Последний подраздел 11 во 2 главе посвящен, в основном, проблеме классификации религиозных сект. Путем исследования содержания текста первых двух глав книги можно выделить 5 основных логических позиций богословско-теоретического раскрытия автором феномена религиозного сектантства:

1) подразделы 1-2 главы 2 (с. 32-36) и одну страницу в подразделе 1 главы 3 (с. 58) условно можно отнести к собственно богословско-теоретическому обоснованию феномена религиозного сектантства;

2) подраздел 3 главы 2 содержит авторский оценочный перечень публикаций о религиозном сектантстве, изданных на русском языке;

3) подраздел 8 главы 2 содержит авторское понимание происхождения современных тоталитарных сект;

4) подраздел 11 главы 3 посвящен проблеме классификации религиозных сект и формулировке авторской модели классификации, предпосылаемой всему остальному информационному материалу книги;

5) все остальные подразделы 2 и 3 глав содержат описание характерных черт, признаков и особенностей тоталитарных сект, т.е. посвящены вопросу, который прямо не касается богословско-теоретического обоснования феномена религиозного сектантства и вполне мог быть выделен в отдельную главу перед описанием конкретных сектантских организаций и культов.

Очевидно, что подходы автора к проблемам и вопросам п.2-4 определяются его пониманием сущности религиозного сектантства и вытекают из его, авторского, изложения богословско-теоретического обоснования феномена религиозного сектантства (подразделы 1-2 главы 2 и стр. 58 в подразделе 1 главы 3). Поэтому мы рассмотрим вначале именно эту часть книги, а затем последовательно охарактеризуем содержание и особенности авторского подхода к проблемам и вопросам п.2-4.

А. Л. Дворкин начинает с утверждения о том, что святоотеческая, т.е. традиционная церковная аргументация «против древних сект, ересей и лжеучений» ныне не может обеспечить адекватное понимание феномена религиозного сектантства. Современные религиозные секты, как считает А. Л. Дворкин, приобрели некие совершенно новые черты, неизвестные Святым отцам Церкви. Причем эти черты - «главные».

«Но главные черты этих сект (новоявленных тоталитарных сект – прим. авт. отзыва) – вполне новы. Новое – это структура, организация, методы пропаганды и вербовки, а также способы контролирования сектами сознания своих адептов. Новы невиданные ранее синкретизм и эклектизм их доктрин… Новы приспособленность тоталитарных сект к массовой популярной культуре, агрессивное их распространение через профессионально отточенные методы маркетинга и рекламы, а также мастерское использование ими слабостей демократических систем современных государств. И, наконец, новым является тоталитаризм современных сект, их сращенность с международным бизнесом, СМИ, а зачастую с организованной преступностью, терроризмом и даже спецслужбами. … И значительная сложность заключается в том, что по этому поводу мы почти ничего не можем найти у Святых Отцов, так как с этими проблемами им практически не приходилось сталкиваться» (с. 32-33).

Характерно, что спецслужбы ставятся А. Л. Дворкиным на последнее место в ряду организованной преступности и терроризма – «…и даже спецслужбами». Если учесть, что А. Л. Дворкин является гражданином США и его трудовая деятельность в течение определенного периода времени была косвенно связана с американскими спецслужбами (принимая во внимание, согласно многим научным исследованиям, связь радиостанции «Свобода», где работал А. Л. Дворкин, с американскими спецслужбами; см. ниже), то это указание автора приобретает особую ценность. И если он говорит, что современные секты «зачастую» связаны со спецслужбами, т.е., фактически, с государственной властью ряда государств, то как это согласуется с тем, что они «используют слабости демократических систем» этих государств? По логике, получается совсем наоборот. Секты используют не «слабости», а «силу» этих государств (спецслужбы). Фактически же, современные деструктивные секты в отношении «демократических систем современных государств» являются, во многом, порождением самих этих «систем», результатом социального развития либерально-демократических обществ. И потому часто выступают «оружием» системы либерально-демократических государств как целого в отношении государств с другими общественными системами. Это подтверждает мало скрываемый факт сотрудничества наиболее одиозных деструктивных сект с правительствами наиболее одиозных же «демократий». Автору даже из сообщений СМИ наверняка известно о взаимоотношениях правительства США с сайентологами, о покровительстве интересам и других сект в нашей стране и в других странах, об использовании сектантских организаций в России и других странах в качестве инструмента разведывательных структур для сбора информации о событиях, людях и проч. Правительство США быстро и решительно расправляется с вышедшими из-под контроля сектами, о чем есть достаточно информации и в данной книге. А в нашей стране, которая расположена «на задворках» мировой демократии, они действуют совершенно свободно. О каком же «использовании слабостей демократических систем современных государств» здесь может идти речь?

По существу же, все перечисленные А. Л. Дворкиным «новшества» современных сект не являются никакими новшествами по существу. Жесткая структура, агрессивное распространение и даже связи со спецслужбами всегда (и ныне) характерны, например, для Ватикана. «Невиданные» синкретизм и эклектизм, стремление жестко контролировать сознание адептов – «родовые» черты протестантизма еще от Лютера и Кальвина. Изменилась только технологическая оснащенность в соответствии с развитием технической стороны цивилизации. И Святые Отцы писали не о маркетинге и рекламе, а о духовной сущности еретичества и сектантства, которая никак не меняется со временем.

И каких Святых имеет в виду А. Л. Дворкин, говоря о «древних сектах»? Что, разве Святые остались только в глубокой древности? Похоже, автор «Сектоведения» «не признает» Святых последних времен, у которых есть множество высказываний на тему религиозного сектантства. Разве не высказывались о ересях и сектах, как древних, так и вполне современных (в том числе тех, о которых идет речь в данной книге) Святые в XIX и уже в XX веке? Да и вообще, отношение Церкви к ересям и сектам может ли как-то принципиально меняться от того, когда это отношение высказывается и кем? Риторический вопрос, на который любой православный человек определенно ответит, – нет, не может. Но для сектоведа А. Л. Дворкина этот ответ не очевиден.

«В семинарских курсах сектоведения совсем еще недавно говорилось главным образом о протестантских сектах, а заканчивались эти курсы разговором о мормонах и иеговистах (которые протестантами не являются); таким образом все современные секты оставались для семинаристов практически неведомыми. Предлагаемое же изложение как раз начинается с мормонов и «Свидетелей Иеговы» (с. 33).

Если А. Л. Дворкин признает, что протестантские деноминации являются сектами (на самом деле – не признает, как это будет показано ниже), тогда сектоведение (любое) логически надо начинать с разговора, по крайней мере, о них. Еще лучше и правильнее – с отпадения в раскол Римской поместной церкви, которая превратилась из поместной церкви в секту-государство. И, наконец, для максимальной полноты изложения сектоведения в Новой эре – с первых веков Христианской Церкви, самых ранних ересей, монофизитских расколов и т.п. Ведь как справедливо указывает в другом месте сам автор: «Сектантское искушение постоянно присутствовало в истории Церкви» (с. 48).

Так и делается в «нормальных» курсах сектоведения, которые лишь завершаются разговором о современном религиозном сектантстве в заключительном разделе. Конечно, с выделением особенностей этого современного религиозного сектантства, поскольку каждая эпоха имеет свои особенности в этом отношении. «Плод греха» растет. И если 200-300 лет назад еще трудно было представить себе римского начальника, обнимающегося с колдунами, то ныне это стало обыденностью. Так же как женщины-священники или противоестественные браки у некоторых течений протестантов.

Но дело в том, что А. Л. Дворкин в принципе не согласен с этой традиционной схемой, и именно потому свою книгу о религиозных новообразованиях конца XIX – начала XX веков он назвал «Сектоведением», а не точнее и скромнее. Например, «Современные секты» или «Сектантство XIX – начала XX веков». Казалось бы, очень нужное и полезное дело – просто добавить в уже разработанный и традиционно ведущийся сектоведческий материал актуальный современный раздел, действительно очень имеющий свои особенности. Но особенности в рамках целостного православного богословского рассмотрения происхождения, развития и современного состояния религиозного сектантства.

Но дело тут не только в нескромности А. Л. Дворкина. Оказывается, цель автора книги «Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования» (Изд. Братства во имя св. князя Александра Невского, Нижний Новгород, 2000) совершенно иная.

Им ставится задача на материале раскрытия особенностей новейшего религиозного сектантства принципиально изменить принятые в Церкви представления на религиозное сектантство как таковое, вообще, в целом. Сформировать новый взгляд на этот предмет. Убедить православное общество в неправомерности традиционно принятого в Церкви понимания природы еретичества и сектантства. На каком основании? На традиционном основании всех обновленцев – мол, сейчас, в современных условиях, сложились какие-то принципиально новые реалии (маркетинг, реклама, тоталитаризм и проч. и проч.), которые обязывают нас изменить канонические взгляды на тот или иной аспект учения или Предания Церкви, отказаться от Святоотеческого понимания того или иного вопроса.

Надо сказать, что делает это А. Л. Дворкин не только не убедительно, но и этически некорректно, пытаясь по ходу дела унизить брата по вере, трудящегося для Церкви на той же ниве – священника О.Стеняева, руководителя Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий в Москве.

«В Москве есть известный священник-миссионер, занимающихся реабилитацией сектантов. Как публично, так и в частных разговорах он много раз заявлял, что между такими понятиями, как «инославный», «еретик» или «сектант» никакой разницы нет: католик, протестант, буддист, сайентолог, мунит, кришнаит – все они в равной степени вне Православной Церкви и все пребывают в глубоком заблуждении. Однако между всеми этими группами разница есть, и большая, более того – принципиальная. Как бы глубоко не заблуждались, скажем, протестанты, они по происхождению христиане. Конечно, они суть ветви, отпавшие от единого древа Вселенской Православной Церкви, но даже отпавшие ветви сохраняют подобие древа. И доколе сохраняется подобие, сохраняется и возможность вновь приживиться к этому древу. Свидетельство тому – частые переходы в Православие западных христианских общин, как протестантских, так и католических…» (с. 33).

Теоретико-богословская аргументация» А. Л. Дворкина здесь просто изумительна. Что лишний раз убеждает – любой человек, покушающихся разрушить каноническое церковное миропонимание, вынужден говорить просто глупости. Признавая, что все протестанты «суть ветви, отпавшие от единого древа Вселенской Православной Церкви» А. Л. Дворкин (преподаватель истории Церкви в православном вузе) демонстрирует вопиющее невежество. Протестанты отпали не от Вселенской Православной Церкви, а от папской организации, сформированной на основе отпавшей от Вселенской Православной Церкви Римской поместной церкви спустя века после ее (Римской церкви) отпадения. «Отпавшие ветви», выросшие от «отпавшей ветви» - вот такой абсурд. Лежит себе отпавшая ветвь, а на ней вырастают новые ветви. Вырастают и тоже отпадают… Такое перекати-поле.

Сложно представить, чтобы преподаватель истории Церкви в православном вузе не знал азов этой истории, и объяснить эту фразу невежеством. Просто А. Л. Дворкин считает Римско-католическую организацию принадлежащей Вселенской Православной Церкви.

Но в таком случае это - ересь, и преподаватель истории Церкви в нашем православном вузе – еретик.

Замечательное выражение А. Л. Дворкина о том, что «…отпавшие ветви сохраняют подобие древа. И доколе сохраняется подобие, сохраняется и возможность вновь приживиться к этому древу» это просто новое открытие в биологии. Что касается теологии, то тут на ум приходит скорее другое: «всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Матф. 3.10).

Что касается указания А. Л. Дворкина на факты присоединения к Церкви римо-католиков и протестантов, то присоединяются люди (далеко не «часто», как говорит об этом А. Л. Дворкин), которые сумели встать над заблуждением той ереси, в которой воспитаны и выросли и войти в общение с Православием, с Церковью. Здесь традиционная культура человека, во многом, выступает скорее препятствием обращению в Церковь. Тем более, если римо-католик или «традиционный» протестант начитаются таких «православных богословов» как А. Л. Дворкин и скажут себе: «если я уже «сознательный христианин» (см. ниже), то к чему мне еще куда-то обращаться».

«Кроме того, наша Церковь поддерживает официальный диалог с традиционными протестантскими деноминациями и католиками. Мы можем предпринимать с ними совместные действия (разумеется, не в богослужебном смысле), иметь какие-то общие программы, как-то сотрудничать – хотя бы по линии гуманитарной помощи обездоленным, да и по линии противостояния различным сектам» (с. 33-34).

Очевидное лукавство. Поправка в скобках о невозможности совместных богослужений явно недостаточна. А молиться вместе можно? Получается, для А. Л. Дворкина, можно. Об этом ничего не говорится. Лукавство А. Л. Дворкина в том, что он постоянно не договаривает, выкручивается, юлит. От этого весь теоретико-богословский раздел книги представляет какую-то неудобоваримую кашу, логически не связанную и внутренне противоречивую.

«Противостояние это проходит не на церковной почве, потому что сознательные христиане никогда ни в какую тоталитарную секту не попадут, а попадут туда люди, которые либо не имеют к Церкви никакого отношения, либо имеют отношение сугубо номинальное – крещены, но ничего о Церкви не знают. … Именно здесь сотрудничество с инославными деноминациями бывает очень полезным, как для разговора с журналистами или с представителями власти… важно показать, что не только православные, но и представители других традиционных (если хотите, культурообразующих) конфессий также выступают против деструктивных сект» (с. 34).

Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь здесь подменяется некоей «церковной почвой» (характерна смена измерений с вертикального на горизонтальное – не Столп, а почва) – это и есть Церковь в понимании А. Л. Дворкина. «Сознательные христиане», которые не пойдут в секты потому, что, как следует из контекста, они уже имеют «отношение» к Церкви и «крещены» - здесь кто? Православные христиане или католики и протестанты тоже? Из контекста цитаты можно вывести, что и католики, и протестанты тоже. Здесь «сознательными христианами» А. Л. Дворкин называет псевдоэкуменическую массу всех «христиан» по имени – от собственно церковных людей Вселенской Православной Церкви (15 поместных церквей) – до папы римского и множества других «культурообразующих» протестантов.

Чуть далее, на с. 40, содержится такое замечание: «Во многих храмах вернулись к каноническому древнему правилу и проводят специальные занятия с оглашенными, готовя их к таинству крещения и к СОЗНАТЕЛЬНОМУ вхождению в Православную Церковь». Слово «СОЗНАТЕЛЬНОМУ» выделено в тексте книги заглавными буквами. Акцентируется, что именно там СОЗНАТЕЛЬНО входят в Церковь, а в других храмах, значит – не сознательно. Это А. Л. Дворкин рекламирует неообновленческие общины, руководимые возгордившимися клириками, которые испытывают терпение церковного священноначалия и простого церковного народа. Которые возомнили себя, в духе «харизматиков» радикальных протестантских общин, некими «первохристианами». Не потому, что им очень хочется быть поближе к апостольским временам, а потому, что им очень хочется быть подальше от канонической иерархии Церкви.

Среди этих современных обновленцев и раскольников, спекулирующих на действительных проблемах нашей Церкви и творящих в нашей среде всякие бесчинства, также распространены убеждения о том, что они члены некоей «неразделенной Церкви», в которой нам брат и сват и папа римский, и лютеранин, и баптист. Что, мол, конфессиональные перегородки «не достают до Неба» и т.п. Это сектантские «перегородки», действительно, никуда «не достают», все ограничивается непонятной «церковной почвой». А Церковь Христова – Столп и Утверждение Истины – и есть Сама преграда всякой земной ереси и плотскому человеческому лукавству.

Далее приведем обширную цитату из книги (с. 34-35), содержащую «ядро» ее богословско-теоретического обоснования. Положениями, содержащимися в этой цитате, оно, собственно, и исчерпывается.

«Нужно помнить, что мы не можем (и не должны) всегда по всем вопросам противостоять всему миру… И еще будем помнить, что «инославные» «еретики» и «сектанты» – это не синонимы, этими словами обозначаются разные понятия».

Опять виляние – «не можем» или «не должны». Если не должны, то кому не должны? С Господом Иисусом Христом мы не только должны, но и можем духовно противопоставлять себя «миру сему» в любых его (мира) суевериях и заблуждениях – как прошлых, так и настоящих. И это вовсе не отменяет и не препятствует любви к людям и гражданского благочестия православных христиан.

«
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Скачать, 2402.56kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru