Загрузка...
Категории:

Загрузка...

А зори здесь тихие

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница4/15
Дата09.03.2012
Размер2.67 Mb.
ТипДокументы
Валенки у девочек
Валенки у мальчиков
ВАНЯ Солнцев
Варежки у девочек
Варежки у мальчиков
Подобный материал:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

«В СТРАНЕ литературных героев» – образователь­ная радиопередача 1970-х – 1980-х гг. (авторы Станислав Рассадин и Бенедикт Сарнов) для детей сред. и ст. шк. возраста. В передаче рассказывалось о героях лит. произв-ий, слушатели знакомились с основами литерату­роведения.

«Таковы популярнейшие среди ребят передачи “В Стране лит. героев”, “Клуб знаменитых капитанов”, “О со­бытиях невероятных...” Легко ли объяснить… школьни­кам, что такое правда в искусстве, как разнообразны и необычны пути писателя к правде…, почему автор зачастую не может сладить с непослушным героем? Из ответов на подобные вопросы возникла серия занимательных бесед критиков Ст. Рассадина и Б. Сарнова в журнале “Пио­нер”. Бесед о взаимоотн-ии факта и вымысла; об исклю­чительном и характерном; о том, как на одинаковой сюжетной основе вырастают поэмы, романы и драмы во всех отношениях разные и по-разному предстает перед нами один и тот же герой... Откликаясь на вопросы ребят, критики почувствовали, что перед ними незримо сталкиваются два лица: тот, кто спрашива­ет, и тот, кто отвечает. Оба персонажа стали действующими ли­цами радиоцикла “В Стране лит. героев”. Точнее, ве­дущими радиопередач, где мальчишка-школьник и его мудрый советчик, оспаривая друг друга, комментируют действия героев. Сцены “В Стране лит. героев” как раз и начинают­ся с первой встречи двух лиц, которым суждено стать осн. персонажами – действующими ведущими цикла. Обыкн. школьника Гены, проникнутого неприязнью к лит-ре как предмету преподавания, и его доброжелателя, профессора Архипа Архиповича, выводящего мальчишку на верную дорогу. Кто такой Архип Архипович? Гена встречается с ним случайно, не предвидя, что они станут неразлучными друзьями, соратниками и собеседниками в необы­чайных путешествиях. Архип Архипович заинтересовывает Гену прежде всего как изобретатель. Именно его фантастич. изобретение становит­ся двигателем всего, что происходило до сих пор и еще, надо полагать, произойдет в “Стране лит. героев”. Что же изобрёл профессор? О, это нечто большее, чем “маши­на времени”. Передвигаться благодаря машине Архипа Архипо­вича собеседники могут не только во времени, но и в простран­стве. И главное – могут свободно встречаться с ожившими лит. персонажами! Машина снабжена всеми нужными кнопками, регуляторами, переключателями... Одна кнопка означает, скажем “век восем­надцатый”, другая – направление – “классицизм”, третья – место действия – “Франция”... Причём встречи разных эпох, столкновение стилей, мест действия, сбли­жение очень далеких по существу героев, столкновение противоположностей, дискус­сии между теми, кто никогда не встречался и встретиться не мог,– всё это возможно для участников и инициаторов путешествия в “Страну лит. героев”. Возможно даже большее! Если что-либо смущает юного путешествен­ника в лит. стране, вызывает его возражения – он вправе включить рубиль­ник произвольного измене­ния сюжета! Вправе выдви­нуть собств. вариант известного эпизода. Не для того, конечно, чтобы исправить его, а – чтобы глубже понять... Понять то, от чего отталкивают ребят безжизненные, казенные формулировки учебника с его “типичными представите­лями”... Зазубривая подобные формули­ровки, ученики теряют охоту к чтению произведений большого искусства. Вернее, этой охоты не приобретают. Привести их к обратному результату и стремят­ся авторы передач “В Стране лит. героев”. И вот звучит песня: “Не наяву и не во сне, / Без страха и без робости, / Мы снова бродим по стране, / Которой нет на глобусе... / Мы здесь бывали много раз / И время зря не тратили: / Герои книг встречают нас, / Как старые приятели...” Страна, которой нет на глобусе, и есть загадочная область путешествий недоверчивого Гены совместно с изобретателем велико­лепной машины. У машины Архипа Архиповича есть и своего рода помощник. Мы привыкли видеть его – или воображать себе – на дорогах старой диккенсовской Англии. Старинный дилижанс. В “Стране лит. героев” дилижанс выполняет опред. зада­чу – точно по расписа­нию он привозит в студию письма юных радиослу­шателей! Впрочем, в экстренных случаях почтовый дилижанс, сразу узнаваемый слушателями по песенке диккенсовского персонажа, принимает на себя и функции фантастич. машины Архипа Архиповича. В подобных случаях дилижанс ускоряет и упро­щает встречи лит. героев или встречи с ними... Цикл “В Стране лит. героев”» мы вправе назвать занимат. литературоведением. Одно из основных его средств – драматизация лит. проблем… Остроумны и внезапны в цикле “В Стране лит. героев” ситуации, дающие ребятам понятие о диалектике образа: о сходстве, обернувшемся коренным различием. Разве не наход­ка авторов передачи – радиовстреча капитана Грэя из повести Грина “Алые паруса” и героя... точнее, выросшего героя рассказа Чехова “Мальчики”... Чечевицына?.. В сценах радиопередач “В Стране лит. героев” видное место занимает проблема прототипа. И одновременно – вопрос о соотношении житейских фактов с худ. вымыслом и домыслом. Мудрый Архип Архипович показывает пораженному Гене сугубо разных Дон Жуанов…» (Бегак, 1982, 97–100).

О перв. пол. 1980-х гг.: «..В цикле радиопередач Ст. Рассадина и Б. Сарнова “В стране лит. героев”… знаменитый сыщик [Шерлок Холмс] часто подвизается как действующее лицо вместе со своим помощ­ником доктором Уотсоном. Подвизается в обычном своем амплуа, только загадки ему приходится разгадывать, конечно, необыч­ные – лит. загадки… О разнице между теми детьми, которые беспочвенно рвутся в неведомую даль таинственных похождений, и теми, кто соб­ственным суровым трудом осуществляет взлелеянную с ранних лет мечту, остроумно рассказано в одной из популярных передач дет. радиовещания из серии “В стране лит. ге­роев”. Авторы передачи Станислав Рассадин и Бенедикт Сарнов заставили встретиться капитана Грэя из феерии Александра Грина “Алые паруса” и героя... точнее, выросшего героя рас­сказа Чехова “Мальчики”... инспектора гимназии, надворного советника Чечевицы­на! Мальчик Артур Грэй осуществил свою грезу, потому что для него она была чаянием и стремлением всей жизни. Ученик второго класса Чечевицын, бывший Монтигомо Ястребиный Ко­готь, вырос верным слугой казенной системы нар. про­свещения, и приключенч. склонности его рассеялись как дым... Грэй силой воли и неустанного труда преодолел навыки чуждой ему среды и сохранил очарование детства. Мечта его выросла вместе с ним. Чечевицын растворился в воспитавшей его среде, для которой действенная фантазия была равноценна крамоле» (Бегак, 1985, 43–44).

См. также: Рассадин, 1979.

«В СТРАНЕ невыученных уроков» – сказочная повесть Лии Борисовны Гераскиной (р. 1910) о мальчике, оказавшемся в стране собственных школьных ошибок. Опубликована в 1966 г. Большую популярность обрёл одноименный мультфильм, снятый в 1969 г. (режиссер Ю. Прытков). Повесть неоднократно переиздавалась как в составе сборников (1991), так и отдельной книгой (1994, 1995, 1996, 1997 гг.).

О 1997 г.: «“В стране невыученных уроков” – одна из немногих книг, которые мне очень нравились. Эта книга про мальчика, который не учил уроки и попал в страну, где ему необходимо было решить все задачи, которые он не мог решить. Этим мне и понравилась эта книга» (176).

«В ТЁМНУЮ» бить – см.: Тёмная.

«В ТРАВЕ сидел кузнечик…» – песня на слова Н. Носова и музыку В. Шаинского из мультфильма «Приключения Незнайки и его друзей» (1971–1977).

О девочке 9 лет в с. Ново-Ильинское Петуховского р-на в 1994 г.: «Песня : “В траве сидел кузнечик, / Совсем как огуречик. / Зелёненький он был… / Представьте себе, / И с мухами дружил”. Дальше не помню, кто-то прилетел или прискакал и слопал кузнеца. Впервые эту песенку я услышала от своей старшей сестры, мне было тогда 9 лет. Эта песенка вызвала у меня бурю эмоций, мне было очень жалко кузнечика. Мне нравился мотив этой песенки» (011).

Об ученице 3 класса начальной школы в пос. Каргаполье в 1994 г.: «На уроках музыки мы обычно пели разные детские песенки. Особенно запомнилась песня “В траве сидел кузнечик”. Мне нравилось, как эту песню исполняла наша учительница музыки. У неё был звонкий мелодичный голос. Я старалась петь так, как она учила, но у меня это плохо получалось. Учительница аккомпанировала нам на пианино, отчего песня становилась более веселой, энергичной» (013).

«В ЭТОЙ корзинке» – см.: «Корзиночка».

«В ЭТОЙ маленькой корзинке…» – распространённая дет. считалка перв. половины ХХ века.

«Более удачным в создании считалок оказался опыт поэта и фольклориста Н.С. Ашукина. Одна из его считалок – парафраза считалки Ф.Б. Миллера [«Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять»], а считалки “В синем море-окияне / Зотой корабль плывёт…” и “В этой маленькой корзинке / Есть ромашки…”, как и считалка Ф.Б. Миллера, вошли в дет. традицию и стали бытовать как фольклорный текст» (Лойте, 2005, 47).

О середине 1920-х гг.: «Считалки широко распространены среди детей всех соц. слоев – городских и крестьянских. Нек. считалки носят отпечаток гор. происхождения, такова считалка, особенно любимая девочками, но постоянно встречающаяся и в записях, сделанных среди крестьянских детей: “В этой маленькой корзинке / Есть помада и духи, / Ленты, кружево, ботинки, / Что угодно для души”» (Капица, 1928, 128).

ВАГОН-ШКОЛА – см. Школа-вагон.

ВАЛЕНКИ – «зимняя обувь в виде сапог из войлока, выбитого и спрессованного на специальной колодке. Известны в России с ХVIII века. Валенки делали из некрашеной шерсти: белой, серой, чёрной… Изготавли­вали валенки кустарным способом, промышленное производство было налажено в 20-е гг. ХХ века. Валенки не вышли из обихода до нашего времени и используются как рабочая и детская обувь, а также повседневная обувь в сельской местности» (Терешкович, 1999, 40).

^ Валенки у девочек.

О 1950-х гг.: «[Вспоминает] Завьялова Л.Е. 1949 г. р.: “Зимой я носила валенки. Родители заказывали для нас валенки у сельского пимоката. Весной и осенью я носила валенки с калошами”…» (Завьялова, 2005, 10).

^ Валенки у мальчиков.

О мальчике 11–12 лет в Свердловске в конце 1940-х – начале 1950-х гг.: «Домой он вернулся потный, мокрый, волосы под шапкой слиплись, валенки полны снега, пальтишко – хоть выжимай» (Дробиз, 2004).

О первой половине 1960-х гг.: «…Джим…, успев обежать всех своих знакомых собак, потолковать с ними о том, о сём, разыскал ребят и уселся возле Мишкиных валенок, так славно пахнущих на морозе новыми галошами» (Зубавин, 1970, 37).

О первой половине 1960-х гг.: «Закутанный... ребёнок глухо плакал и дрыгал ногами в валеночках с галошами» (Котовщикова, 1966, 49).

О начале 1970-х гг.: «Вышел я на улицу, / гляжу: / я по лужам в валенках хожу!» (Беднов, 1976, 5).

«ВАЛЕНТИНКА» – открытка в виде символического «сердечка» для поздравлений.

О деревне Павелёво Далматовского района во второй половине 1990-х гг.: «В школе День Святого Валентина начали отмечать с 1995 года под руководством ответственного педагога-организатора. В этом празднике могли участвовать все, начиная с 8-го класса и старше. За неделю до этой даты в понедельник на утренней линейке ребятам напоминали, что скоро – День Святого Валентина, а затем на стену вывешивали ящик, который был празднично оформлен и носил название “Почта любви”. Ящик был размером 20х30 см, в верхней части ящика находилось отверстие, куда должны были спускать “валентинки”. “Валентинки” должны быть в форме сердечка, любого цвета. Изначально их делали самостоятельно: вырезали из цветной бумаги, либо из простой и потом перекрашивали. Впоследствии их стали покупать в магазине. Размер “валентинки” мог быть любым. На “валентинке” писали поздравления, пожелания, которые могли адресовываться любому человеку. Некоторые делали небольшие конверты и валентинки помещали сначала туда, а потом в ящик. 14 февраля на вечере, посвященному этой дате, подводились итоги. Во время дискотеки класс, ответственный за вечер, назначал двух учеников, и они раздавали “валентинки”. Получить поздравление, пожелание, признание в любви считалось очень престижным» (027).

О селе Красная Звезда в 1997–2000 гг.: «В краснозвездинской средней школе день святого Валентина стали отмечать примерно с 1997–1998 годов. Празднование этого дня было предложено учителем англ. языка. Она составила список учащихся школы, начиная с 7 класса, под номерами с 1 по… Список был вывешен возле кабинета, а в самом кабинете находился деревянный ящик размером 25 х 10 х 15 для “валентинок”. “Валентинки” (сердечки) мы выстригали из красной бумаги, размер сердечек каждый определял самостоятельно. Большинство были среднего размера 4 х 6, но были и с тетрадный лист, у кого насколько хватало фантазии. Ровно неделю до 14 февраля вся школа (с 7 по 11 класс) начинала писать “валентинки” и опускать их в ящик. 14 февраля, как правило, на уроке английского языка, наш класс открывал ящик и начинались сортировка сердечек. После урока мы относили “валентинки” по классам. В “валентинках” можно было писать признание в любви, симпатии, пожелание удачи, счастья в личной жизни. Одна девочка из младших классов писала “валентинки” сама себе, потому что получить сердечки 14 февраля считалось очень важным, престижным. С 2000 года “валентинки” стали продавать в магазинах, они были яркие, красочные, цветные, а самое главное, внутри были написаны стихи – готовые поздравления, т.е. можно было не придумывать. Самым главным и важным людям покупали магазинские сердечки, а всем остальным выстригали из бумаги. Бумажные сердечки склеивали клеем, а магазинские склеивали скотчем. Если в первые годы празднования 14 февраля допускались только красные сердечки (из красной бумаги), то потом их делали из розовой, желтой, белой бумаги. В нашем классе была девочка, которая умела хорошо рисовать, поэтому от нее всегда приходили самые оригинальные “валентинки”. Вечером 14 февраля обязательно было общешк. мероприятие, проводившееся в актовом зале. Выбиралась команда девочек и мальчиков и между ними проводилась игра. А после мероприятия была дискотека» (011).

О девочке 13–15 лет в с. Ново-Ильинском Петуховского р-на в 1998–2000 гг.: «“Валентинки” – это вырезанные из бумаги (картон, цветная бумага, альбомная) сердечки, разных размеров и цветов, предназначенные кому-либо в подарок с признаниями в любви. “Валентинки” мы начали делать в 6 классе. Для всех это было в новинку, поэтому было интересно. О существовании готовых сердечек мы не знали (может, их не было). Школа у нас средняя (9 классов), учеников не слишком много, все друг друга знали, поэтому дарили 14 февраля – в день Святого Валентина – лично в руки. Что это был за Святой, мы не знали, да никто не интересовался. Кто-то из учителей рассказал, что существует праздник, в который нужно дарить друг другу сердечки с признаниями. “Валентинки” я вырезала из картона, а сверху приклеивала такого же размера сердечко, вырезанное из цветной бумаги (другие раскрашивали красками, карандашами, фломастерами). Сердечки я делала обычные и волнообразной формы. Иногда рисовала мордочки на сердечках (глаза, ресницы, нос, губы). Главная фраза, которую писали все без исключения: “Я тебя люблю” и подпись – от кого. Другие писали пожелания счастья, здоровья, любви, то, чего желают на день рождения и др. праздники. Некоторые подписывали, от кого. Если я дарила “валентинку” подружке, она была в одном экземпляре, а если мальчику, то делала две: на одной писала своё имя, а на другой – его. Скрепляла их между собой при помощи цветной бумаги (некоторые использовали нитки, скотч). Вырезала полоску примерно 8 см в длину, сворачивала её ровно посередине, один конец приклеивала к одному сердцу, а другой – ко второму. Цвета были разные: красные, жёлтые, зелёные, коричневые, оранжевые и др. Девочкам я дарила сама с поздравлениями, если хотела подарить мальчику (который нравился), подбрасывала её в портфель, учебник, или просила постороннего человека передать (не писала от кого). Даже учителя получали “валентинки” с признаниями от учеников. Каждый хотел получить сердечко. Мы даже соревновались за то, кто больше получит сердечек. Валентинки мы перестали подписывать и делать к 9 классу (может, повзрослели и было уже неинтересно). Но на словах мы поздравляли друг друга с днём Святого Валентина» (143).

О Шадринске в 1999–2001 гг.: «“Валентинки” я начала писать в 7 классе (14 лет) школы № 15. Сначала готовых “валентинок” не было, поэтому мы выстригали небольшие сердечки (примерно с ладошку) из альбома и раскрашивали в красный или розовый цвет, а на обратной стороне писали, кому предназначена и от кого. Если “валентинка” дарилась подруге в знак уважения, то она подписывалась, а если понравившемуся мальчику, то писали: “от …”. “Валентинку” пытались подложить на парту незаметно. В 9 классе для “валентинок” стали клеить почтовые ящики возле кабинетов, закрепленных за классами. Например, если я училась в 9 классе, а валентинку хотела послать в 11 класс, то опускала её в ящик 11 класса. Потом, в конце дня 14 февраля учитель снимал коробку и раздавал “валентинки”. Не получить “валентинку” было позором, и некоторые девочки сами писали себе “валентинки”. Иногда мы в качестве розыгрыша подписывали “валентинки” от имени другого человека. Потом “валентинки” стали продаваться с уже готовым текстом в стихах. Сейчас появились плюшевые “валентинки”, конфетные “валентинки”» (012).

О середине 2000-х гг.: «Однажды, накануне Дня Валентина… […] с надписью “Вскрыть 14 февраля”. У [девочки] было как минимум три… мальчика, которые… могли подарить ей “валентинки”. А “валентинки” она любила. И заготавливала их заранее, аж за целый год до этого торжественного дня. Они красиво лежали на столе, сверкая блёстками и симпатичными сердечками» (Трубленко, 2006, 8).

ВАЛЕОЛОГИЯ – учебный предмет, вводившийся в некоторых в школах в конце 1990-х – начале 2000-х гг.; на занятиях рассматривались вопросы, посвященные формированию здорового образа жизни.

О Шадринске в 1999 году: «Когда мне было 13 лет, в нашей школе № 15 был введен новый предмет – валеология. (7 класс), который вел директор школы, ведущий здоровый образ жизни и, видимо, решивший из нас вырастить здоровых людей. На уроке, который шел один раз в неделю, мы проходили разные психологи­ческие тесты, измеряли свой рост и вес, измеряли силу рук и объём лёгких, делали дыхательную гимнастику. По предмету было три тонких тетради: в одну нами записывались данные, в другой мы рисовали картинки против курения, алкоголя, наркотиков, а в третьей писали, что такое здоровый образ, и как его соблюдать. Уже в 8 классе валеологии у нас не стало» (012).

ВАЛЬС – танец с трехдольным ритмом, состоящий в плавном поступательном кружении

О школьном вечере в 1944 году: «Радиола источала сладкие мотивы, но никто долго не решался первым выйти на середину. Наконец две пары за­кружились – девчонки с девчонками. Тогда и ребята реши­лись отделиться от стен. И вскоре весь спортзал заполнил­ся вальсирующими, среди которых поблескивали золотыми галунами погон неизвестно как сюда проникшие “спецы” – курсанты подготовительного военного училища» (Сиснев, 1970, 86).

О старшеклассниках в 1950–1952 гг.: «Нам не разрешали танцевать фокстротов. Нас заставляли танцевать занудистые падеграсы и падепатинеры, нам разрешали выбрыкивать мазурки. Единственным утешением были краковяк и вальс» (Бодров, 1966, 29).

О начале 1960-х гг.: «Одна старшеклассница из Краснодара рассказала мне: “На школь­ные вечера ребята ходить не любят… …У нас директор снача­ла сам все пластинки прослушает, а потом отберет штук шесть вальсов и краковяков – танцуйте. А в десять – все по домам…”» (Матвеева, 1966, 12).

«ВАМ бабушка прислала…» – детская словесная импровизационная игра. Аналог игр «Вам барыня прислала…»; «Барышня»; «Вы поедете на бал?».

О с. Понькино Шадринского р-на в 1980-х гг.: «Выбирается ведущий, остальные все королевы. Ведущая говорит: “Вам бабушка прислала коробочку соплей. Велела не смеяться, губы бантиком не делать, “да” и “нет” не говорить, чёрно с белым не носить, “р” не выговаривать». Затем ведущая начинала задавать вопросы. Первый вопрос обычно начинался: “Вы поедете на бал?” Все королевы должны ответить, однако придерживаясь правил игры, которые были сказаны вначале. Пока одна королева отвечает, другие её смешат, подсказывают прикольные ответы. Если королева не удержалась или нарушила какое-то другое правило игры, то она выходит из игры. Игра продолжается, пока все принцессы не ошибутся или самая стойкая может стать ведущей» (514).

«ВАМ барыня прислала…» – детская словесная импровизационная игра. Аналог игр «Вам бабушка прислала…»; «Вам барышня прислала…»; «Барышня»; «Вы поедете на бал?»

О 1988–1989 гг. в Шадринске: «В игру “Вам барыня прислала…” я играла лет в 8–9, причём играли не только девочки, но и мальчики. Слова: “Вам барыня прислала коробочку конфет, велела не смеяться, губы бантиком не делать, “да” и “нет” не говорить, чёрное с белым не носить… Вы поедете на бал? И т. д.” Задавались такие вопросы, чтобы поймать играющего на ошибке. (504).

«ВАМ барышня прислала…» – детская словесная импровизационная игра. Аналог игр «Барышня»; «Вам бабушка прислала…»; «Вам барыня прислала…»; «Вы поедете на бал?»

О Шадринске в середине 1980-х гг. в Шадринске: «Часто мы играли в игру “Вам барышня прислала коробочку соплей, велела не смеяться, губки бантиком не делать, “да” и “нет” не говорить. Вы поедете на бал?” Это были слова ведущего, а отвечающие должны были отвечать на его вопросы, соблюдая указанные условия. Дальше были такие вопросы: Какое у вас будет платье, синее? На чём вы поедете на бал? Кто с вами будет? Что вы там будете делать? И т. д. Выбывал из игры тот, кто нарушал оговоренные условия» (1001).

«ВАМ и не снилось» – фильм о подростковой любви, снятый в 1980 году режиссером Ильей Фрэзом по одноимённой повести Галины Щербаковой. По опросам журнала «Советский экран» кинокартина «Вам и не снилось» была признана лучшим фильмом 1981 года. Дополнительную популярность фильму обеспечила музыка Алексея Рыбникова и песня «Я улетаю, и время несёт меня с края на край» (слова Рабиндраната Тагора).

«ВАНЬКА Жуков» – рассказ А.П. Чехова, впервые опубликованный 25 декабря 1886 г. в «Петербургской газете» в разделе «Рождественские рассказы». На протяжении всего ХХ и в начале ХХI вв. входит в число произведений, подлежащих обязательному изучению в начальных классах школы.

ВАНЬКА-ВСТАНЬКА – детская игрушка, куколка с круглым или овальным туловищем (без ног), принимающая вертикальное положение, как бы её ни положили.

О середине 1870-х гг.: «Разнообразие в нашу жизнь вносили… поездки мамы… в город… Иногда они… предпринимали поездку в Троице-Сергиевскую лавру – “к Троице”, как было принято говорить. Мама… спрашивала: “Что тебе привезти от Троицы?” – и я неизменно просила: “Грибочек и вань­ку-встаньку”. Грибочки были разные, очень изящные, другой формы, чем те, которые изготовлялись в посаде позднее. Ваньки-встаньки были тоже иные – очень маленькие, почти крошечные, с свинцовым доныш­ком, прилепленным снаружи, и намалеванным лицом без туловища». (Харузина, [1919] 1999, 324)

О середине 1930-х гг. (стихотв-ие «Ванька-встанька»): «Уснули телята, уснули цыплята… / Один только мальчик – по имени Ванька, / По прозвищу Встанька – не спит никогда. / У Ваньки, у Встаньки – несчастные нянь­ки: / Начнут они Ваньку укладывать спать, / А Ванька не хочет – приляжет и вскочит, / Уляжется снова и встанет опять. / Укроют его одеялом на вате – / Во сне одеяло от­бросит он прочь, / И снова, как прежде, стоит на кровати, / Стоит на кровати ребенок всю ночь. / Лечил его доктор из детской больницы. / Больному сказал он такие слова: / “Тебе, дорогой, потому не лежится, / Что слишком легка у тебя голова!”» (Маршак [1937] 1968–1, 33).

^ ВАНЯ Солнцев – герой повести В. Катаева «Сын полка».

«Если спросить у школьника: “Кто твой любимый герой?” – он назовет много имен. В том числе Петю и Гаврика, Ваню Солнцева из книг В. Катаева, Мишу из “Кортика” А. Рыбакова, героев “Кондуита и Швамбрании” Л. Кассиля, героев А. Гайдара и прежде всего, конечно, Тимура…» (Лифшиц, 1964–2, 124).

О 1950-х – перв. пол. 1960-х гг.: «…Мысленно вернёмся к любимым образам нашей дет. лит-ры, вспомним Тимура, Ваню Солнцева, Володю Дубинина…» (Мотяшов, 1967, 59).

ВАР – варёная смола.

О вт. пол. 1940-х гг.: «У школьников был свой мир вещей… Любили жевать черный, как антрацит, вар, от которого беле­ли зубы. Вар варился на улицах для приготовления асфальта» (Андреевский, 2003, 382).

ВАРЕЖКА – вязаная рукавица с одним большим пальцем.

^ Варежки у девочек.

О середине 1940-х гг.: «Маша варежку надела. / “Ой, куда я пальчик дела?..” / Маша варежку сняла. / “Поглядите-ка, нашла!..”» (Саконская, [1948] 1961, 14).

О вт. пол. 1950-х гг.: «Однако пора в школу. Симочка с сожалением выбирается из сугроба, запихивает в карман мок­рые варежки и чинно идет по тротуару, словно и не она только что бросала во все стороны снежки, будто и не у нее мокрые чулки и варежки» (Кудряшова, 1961, 37).

О 1960-х гг.: «Зимой мы делали в сугробах пещеры, или катали друг друга на санках, или просто падали в снег – от кого лучше отпечаток получится. Я возвраща­лась домой с… задубелыми варежками, которые тяжело раскачивались на резинке…» (Ермакова, 2005, 24).

^ Варежки у мальчиков.

О 1910-х гг.: «…Только толстый Мара выходил иногда во двор с деревянной лопаткой и салазками. Поверх заячьей шапки у него был надет баш­лык, туго перетягивающий его толстые румяные щёки, на ногах – шерстяные рейтузы и резино­вые ботики с застёжками, на руках – варежки с тесёмками, продетыми в рукава. Ему было трудно двигаться в тяжёлой, длинной шубе» (Бродская, [1938] 1957, 119).

О Ленинграде 1941–1942 гг.: «[Четырехлетний] Валька… кротко терпел, пока [Таня] вытирала ему нос, застёгивала тугие крючки у шубки и надевала варежки на маленькие озябшие ручонки» (Карасёва, 1960, 22).

О второй половине 1950-х гг.: «А вот и враг – стоит под деревом в голубой шапочке, с пуши­стыми светлыми косами и бессовестно хохочет. Мальчишка только и сделал, что погрозил Симоч­ке кулаком в красной варежке» (Кудряшова, 1961, 37).

О четырехлетних мальчиках в 1959 году: «Как мы, мальчишки, были одеты. Плюшевое пальто, байковые шаровары…, шапка…, шарф… Бабушкины варежки на резинке с обсосанным в ледышку большим пальцем» (Киршин, 2002).

Об ученике начальных классов в г. Кемерово в начале 1960-х гг.: «Мороз был страшным: носы, щеки, подбородки прихватывало запросто, несмотря на варежки, вязанные мамой из овечьей шерсти, и валенки с носками и портянками, пальцы на руках и ногах, пока добежишь до тёплого дома, задеревенеют настолько, что не чувствуешь. А потом у печки, топившейся круглые сутки, греешь и ревёшь, когда отходят с болью» (Плющев, 2004, 5).

«ВАСЁК Трубачёв и его товарищи» – вышедшая в 1947–1952 гг. трилогия Валентины Александровны Осеевой (1902–1969) о школьниках. Пользовалась популярностью в конце 1940-х – 1950-х гг. В 1952 г. во второй части трилогии был поставлен фильм для детей «Отряд Трубачева сражается».

О конце 1940-х – 1950-х гг.: «Большую популярность приобрела у ребят и трилогия В. Осеевой “Васёк Трубачев и его товарищи”. Вышедшая в 1947 году первая часть книги рассказы­вала о школьниках подмосковного городка. Читатель вво­дился в жизнь четвертого класса “Б”, знакомился с председателем совета отряда Васьком Трубачевым и его товари­щами… Во второй части трилогии все названные лица оказались в гуще военных событий: отправившись в июне всем клас­сом на Украину, в колхоз “Червоны Зиркы”, ребята очути­лись за линией фронта, в немецком тылу. В труднейших условиях жизни в занятой фашистами деревне пионеры от­ряда Трубачева проявили мужество, силу воли, сплочен­ность… В последней части трилогии Осеева рассказала о возвра­щении своих героев… в родной город и об их помощи взрослым в трудных тыловых делах военных лет. Как уже было сказано, книга приобрела популярность у ребят, была очень высоко оценена критикой и удостоилась Гос. [Сталинской – Авт. сл.] премии 1952 года. Всё же нельзя не заметить, что удача Осеевой не так уж безоговорочна. По-настоящему хороша только вторая, воен­ная часть повести, передающая атмосферу первого года вой­ны. Здесь запоминающиеся образы взрослых, принявших горячее участие в судьбе маленьких москвичей…, здесь достоверность обстоятельств времени и, главное, достоверность дет. характеров, поставленных в условия суровые и необычные. Если же оценивать трилогию в целом, то масштаб замысла кажется несоразмерным с его худ. воплощением… …Конфликт, положенный в основу повести [первой части трилогии] оказался слишком незначительным, чтобы стать настоящим пробным камнем для формирующихся характеров. Во время урока в четвертом классе “Б” не оказалось мела. Учитель сделал замечание дежурным – Ваську Трубачеву и Саше Булгакову. …[Мел же] похищен… Колей Мазиным, пытавшимся таким способом выручить не знающего урока товарища, Петю Русакова. …Дежурные подозревают друг друга в нерадивости, возникает ссора. Васёк жестоко обижает приятеля. Объективный летописец шк. событий Коля Одинцов пишет в газету заметку о поступке председателя отряда. Чувствующий себя виновником разразившегося скандала Петя Русаков вычеркивает в заметке фамилию Трубачева. Теперь последний обвиняется не только в оскорблении и драке, но и в трусости. На помощь ребятам приходят вожатый Митя и учитель Сергей Николаевич, сумевшие объяснить питомцам существо их ошибок и помочь понять разницу между настоящей дружбой и “…ложным выручательством”... …Великий скандал из-за маленького кусочка мела произошёл в книге между ребятами, которых писа­тельница с первой страницы объединяет узами крепкой, за­кадычной дружбы. А главное – инициатором ссоры стано­вится “лучший из лучших”, по уверению писательницы, са­мый авторитетный в классе мальчик – предс. отряда Васёк Трубачев. Тот самый Трубачев, которому уготована автором роль ребячьего командира в тяжелые дни войны. Именно он совершает один за другим два скверных по­ступка: оскорбляет лучшего своего друга Сашу Булгакова и грубо толкает больного товарища Севу Малютина. А дома срывает злость на старой тетке, называя ее ведьмой. Придя на другой день в школу, Васёк, хотя ему “стыдно и нехо­рошо”, успокаивает себя: “А что такое? Фью! Больше бояться меня будут! Никто не полезет ко мне”. Васёк Трубачев задуман Осеевой как образ ребячьего во­жака. Именно таким изображен этот мальчик во второй и третьей частях повести. Первая часть, как и во многих дру­гих книгах рассматриваемого рода, призвана показать чи­тателю, что героями не рождаются, что героями становятся в трудных условиях совсем обыкн. мальчики и девоч­ки, не застрахованные от ошибок и заблуждений. Но ведь ошибка ошибке, заблуждение заблуждению рознь. Такой мальчишка, каким сделан в двух последних частях трилогии Васёк Трубачев, не мог в первой части ошибаться теми ошибками, которыми наградила его Осеева. Он наверняка мог поколотить какого-нибудь Мишку Квакина, но не больного товарища. Он, наверное, мог вспылить и поссориться с другом, но не из-за такого пустяка, как в книге, и не в такой форме. В критике Васька Трубачева усиленно сопоставляли с Ти­муром. А ведь на деле Осеева лишила своего героя как раз гл. качества, делавшего таким обаятельным и безот­казно подчинявшим своему влиянию героя Гайдара: гуман­ности. И самое парадоксальное в том, что все одноклассни­ки Васька, кому в книге выделена писательницей роль “ве­домых”, о которых взрослые говорят только как о товари­щах Трубачева, даже сорванец и постоянный нарушитель спокойствия Мазин, оказываются гораздо более чуткими, внимательными, человечными, нежели “вожак”. И, между прочим, все они очень правильно оценивают поступки Васька. “...Какая это дружба! Из-за одного куска мела все вдребезги! Я бы так Петьку не бросил”, – размышляет Мазин. И читатель понимает: в самом деле, Мазин в случае чего может своему Петьке по шее надавать (но только за дело!), зато он и рад каждой его радостью, и огорчен каждым его огорчением. Осеева, кажется, не заметила, что дружба Мазина и Русакова оказалась, по существу, противопоставленной непрочному союзу ее мнимо закадычных друзей… Что касается третьей части, то в критике справедливо отмечалась некоторая ее идилличность, снизившая естествен­ность и типичность детских характеров» (Лупанова, 1969, 366–370).

О конце 1940-х гг.: «Ученица III класса Люда К., прочитав “Васёк Трубачёв и его товарищи” В. Осеевой, пишет: “Как я рада, что Русаков сдал экзамен по русскому языку на “отлично”, но мне было стыдно, когда произошла ссора из-за мела. Ох, скорее бы вышла вторая книга» (Каиров, 1952, 11).

О вт. пол. 1940-х – нач. 1950-х гг.: «Анализ дет. писем и отзывов, присланных в Детгиз (кол-во их выросло с 6,7 тыс. в 1946 г. до 45 тыс. в 1951 г.), даёт основание сделать вывод, что первые места среди любимых книг сейчас занимают след. книги:… В. Каверин “Два капитана”, В Катаев “Сын полка”, А Фадеев “Молодая гвардия”, В. Осеева “Васёк Трубачёв и его товарищи“…, А. Гайдар “Тимур и его команда”…» (Дубровина, 1952, 46–47).

О 1950-х гг.: «Повесть В. Осеевой “Васёк Трубачёв и его товарищи” и повесть Н. Носова “Витя Малеев в школе и дома” много читаются учащимися V классов и принадлежат к числу книг, любимых пятиклассниками» (Гердзей-Капица, 1961, 111).

О 1950-х – 1960-х гг.: «У советских ребят из добрых друзей одно из первых мест… занимает… Тимур. Горячо любят они и… партизана Володю Дубинина, порывистого Васька Трубачева, …Витю Малеева… и… др. героев-сверстников» (Николаев, 1965, 150).

О 1960-х гг.: «Повесть “Васёк Трубачев и его товарищи” стала любимым произведением юных читателей. За это произв-ие писательница была удостоена Гос. премии» (Кремянская, 1969, 184).

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Скачать, 549.37kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru