Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Александр Федоров

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница41/70
Дата09.03.2012
Размер4.09 Mb.
ТипДокументы
Необходимо время
Полет сквозь время
Подобный материал:
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   70
^

Необходимо время


В России все чаще появляются фильмы, авторы которых с гордостью говорят, что их работ не коснулась безжалостная редакторская правка, легко превращающая пушистую елку в отполированный до блеска телеграфный столб... Теперь можно, к примеру, безбоязненно показать, как в середине семидесятых по приказу чиновников была разогнана бульдозерами выставка молодых художников-«нонконформистов». Или сатирически высмеивать чиновников от культуры, с мягкой улыбкой запрещающих все мало-мальски творчески оригинальное. И даже страшно выговорить, — затронуть неприкасаемую» прежде профессию: персонаж в милицейской форме, оказывается, может быть, весьма далеким от хрестоматийного облика бесстрашного рыцаря без страха и упрека («Асса» Сергея Соловьева)... Говоря словами главного героя одного из этих фильмов — начальника Управления свободного времени, «теперь можно все»...

«Асса» при всех заемных сюжетных поворотах, как всегда у Сергея Соловьева и его оператора Павла Лебешева, отмечена печатью несомненного таланта, изысканностью изобразительного ряда, превосходным чувством композиции кадра, сочетания музыки, цвета и переменчивого освещения.

Разумеется, акцентированную мелодраматичность картин можно объяснить авторским стремлением к зрелищности, ориентацией на максимально широкую аудиторию, которая, внимая привычным любовным перипетиям, обратит внимание и на проблемные, критические моменты, неприглаженность тех или иных реплик и кадров.

Может быть. Только мне по душе иное: проникновенная атмосфера духовности «Ста дней после детства» (1975) Сергея Соловьева...

Сделанный в самом расцвете «эпохи застоя» «Спасатель» (1980) С. Соловьева кажется значительнее, искреннее и глубже, чем «бесцензурная» «Асса».

Не так давно довелось услышать печальный анекдот о талантливом художнике, который совершенно растерялся, когда ему в один прекрасный день сказали: делай, что хочешь... Раньше, он точно знал, что надо делать именно то, что не поощряется начальством. А теперь???

Именно такая. растерянность чудится мне о многих нынешних картинах. Вероятно, явление это вполне закономерное и преодолимое. Необходимо время, чтобы «привыкнуть» к новой ситуации. Вот тогда лозунги сменятся подлинными художественными образами, а поспешные «отклики»—выношенными; многозначными произведениями искусства.

Часто ведь как бывает? Актеры один популярнее другого, череда сцен с насилием, сексом, погонями и иными атрибутами жанра хоть отбавляй… Еще бы туда добавить профессионализма постановщиков и сценаристов. В этом смысле надо отдать должное Сергею Соловьеву и его коллегам, выпустившим в прокат шоу-кич-фильм «Черная роза – эмблема печали, красная роза — эмблема любви». Как и в прошлый раз, когда С.Соловьев выступал с рекламной программой ведущих рок-групп для «Ассы», «Черную розу...»

сопровождала нестандартная кампания в прессе с упором на то, что это «кино для 15-летних и 40-летних, бедных и богатых, шестидесятников и нет, для верующих и атеистов, для тех, кто за кооперативы и против...». Снова были подключены рок-группы, и даже Центральное ТВ на радость провинциалам дало прямую трансляцию с шоу-премьеры «Черной розы...». Так каждый завзятый киноман мог попасть в царство импровизаций, веселых розыгрышей, пародий, насмешливой иронии и, разумеется, кича, намеренно педалированного С.Соловьевым как в сценической версии, так и в основном киноварианте.

Устав от разоблачительно-обличительных «Шакалов» и «Мишеней», на сеансе «Розы...» можно было расслабиться, наслаждаясь ее раскрепощенностью, откровенной дурашливостью, не признающей идеологических и политических, жанровых и моральных догм. Феномен успеха «Черной розы...» — еще один довод в пользу создания шоу-кинопрограмм — одной из немногих надежд на выигрыш в соперничестве с ТВ и видео. Зрители часто готовы, простить фильму С.Соловьева любые недостатки ради того, чтобы хоть на два часа окунуться в атмосферу балаганного развлечения, при всей своей зрелищности и эпатажности «постмодернизма» отнюдь не лишенной интеллекта и «остающихся в осадке» печальных размышлений о том, к чему пришло наше общество к началу 90-х годов XX века..

Но один Соловьев в поле не воин. В целом, судя по цифрам кинопосещаемости, она продолжает падать, несмотря на сенсационные темы, попытки жанрового разнообразия. ТВ вкупе с видео все сильнее опустошает кинозалы. Плюс конкуренция рок-музыки и спорта. Мировая практика давно уже показала, что этот процесс закономерный и неизбежный.

Но тот же мировой опыт свидетельствует: кинотеатрам не грозит пока полное исчезновение! Свидетельство тому — создание альтернативного (клубного) проката для демонстрации сложных, проблемных фильмов и, напротив, существование, наряду с немногими престижными суперзалами, многозальных жанровых кинотеатров.

К несчастью, режиссеров, способных, подобно С.Соловьеву, запрограммировать и организовать зрительский успех своих картин, у нас можно, наверное, пересчитать на пальцах одной руки. Но, с точки зрения доходов, выход, вероятно, - именно в этом: помимо новых форм кинопроката с максимальной возможностью выбора репертуара, создание школы «крепкого профессионализма», ремесла.

Кассовый успех кинематографа определяется «среднестатистическим уровнем» жанровых фильмов.. Нашему кино нужны не только Тарковский и Хуциев, но и Спилберг, Лукас и Земекис…

Александр Федоров

1987-1989


^

Полет сквозь время


В фильмах Сергея Соловьева я всякий раз я сталкивался с одной и той же проблемой: как передать словами поэзию экрана, тончайшие нюансы человеческой души, изысканные цвета и композиции кадров «Ста дней после детства» (1976), «Спасателя» (1980) или «Наследницы по прямой» (1982)? Правда, в «Избранных» (1982) почерк режиссера, сохраняя прежнее обаяние, стал жестче. Иные сцены казались и вовсе непривычными для прежних картин С. Соловьева.

После фильма «Чужая белая и рябой» очевидно, что движение это было осознанным, неслучайным стремлением выйти к стилистике, близкой к натурализму, к абсолютной достоверности документа.

Уже в изобразительном решении фильма заложен контраст, если так можно выразиться, «былого» и «нынешнего» экранного мира Сергея Соловьева. В цветных, вернее, свето-цветовых кадрах, восхитительно снятых оператором Юрием Клименко, ощутим знакомый поэтический ракурс, меняющий суть обыденных вещей. Так, словно по волшебству преображается скромная комната, где подросток-казах играет на рояле, а его приятель, на какое-то мгновенье заглянув в стекло соседней двери, видит, как сушит промокшие русые волосы молодая обнаженная женщина. Контуры фигур, кажется, плавятся в световых потоках, струящихся из окон, за которыми слышен дурманящий шум дождя... И такой манящей желтизной окутаны фонари городского сада, и так восторженно сотни блестящих глаз смотрят на экран летней киноплощадки, что даже дождь не может помешать счастью: 1946 год, позади война, впереди — для тех, кто выжил, — целая жизнь.

Смотришь на эти поэтические кадры, и вспоминаются слова одного из героев фильма Алексея Германа: «Вот вычистим землю, посадим сад, и сами в том саду погуляем..,». Что же, мечта сбылась?

Но в одном монтажном ряду с этими сценами возникают черно-белые, вернее, желтовато-выцветшего оттенка эпизоды, вызывающие совсем иные чувства. Отец главного героя — бывший художник, а теперь однорукий военрук беспомощно бьется в конвульсиях на цементном полу грязного сортира. Окровавленный человек, в лицо и тело которого впилась колючая проволока того самого, еще недавно такого романтичного городского сада. Покончившая с собой женщина под белой простыней. Яростная драка подростков возле изуродованного каркаса боевого самолета.

В этих кадрах, снятых на контрастных перепадах света и тени, ощутимо влияние стиля картин Алексея Германа. Этот мир открывает нам творчество Сергея Соловьева незнакомой прежде гранью. Но необходимость именно такого решения оправдана тем нелегким и сложным для страны временем, в которое происходит становление личности главного героя — подростка по кличке Седой (Слава Илющенко).

Постижение Доброты, Сострадания, Противостояние злу. Говорить об этом языком минорной ностальгии было бы лишь частью правды. И в памяти сегодняшнего Седого, который смотрит на Землю из иллюминатора космического корабля, вспыхивают воспоминания тех далеких лет, когда почти все мужчины небольшого казахского городка были охвачены «голубиной эпидемией». В этой страсти голубятников переплетались добро и зло, дружба и вражда, любовь и ненависть. В ней были и мечта о счастье, желание самоутвердиться, хоть чем-то вознаградить себя за жизненные ухабы и неудачи, за раны, нанесенные войной.

А война изломала, искалечила судьбы многих героев фильма. Одних — мнимого «полковника» или сотрудника уголовного розыска Жуса лишила человеческого облика. Других — отца Седого, бывшую актрису камерного театра и ее мужа — радости творчества, оставив счастье только в воспоминаниях, картинах, фотографиях, письмах.

Но недаром в одну из горьких минут отец Седого прокричит, нервно взмахнув единственной рукой: «Никто не отнимет у нас права быть порядочными людьми!». Не сразу, обжигаясь и оступаясь, поймет Седой, как трудно, а порой и небезопасно сохранить это самое право. И когда в финале Седой сам отпустит заветную белую голубку, из-за которой он чуть не поплатился жизнью, он поймет, что есть на Земле истинные ценности, которые не заменит ничто: даже тысяча самых прекрасных голубей. Только освободив из волчьего капкана заклятого врага и увидев его ничтожность и опустошенность, Седой впервые ощутит свою духовную близость с отцом, пришедшим на помощь в трудную минуту.

И еще в одном Сергей Соловьев пошел вопреки своим прежним работам. Вместо известных мастеров, игравших у него в предыдущих картинах, он пригласил актеров, Не примелькавшихся и не профессионалов. Людмила Савельева, сыгравшая трагическую роль актрисы Ксении Николаевны, в гибели которой есть доля вины, пожалуй, всех главных героев фильма, — единственное исключение. Однако и роль у нее особая, требующая иной пластики и ритма.

Как всегда, у Сергея Соловьева хорошо играют юные исполнители, прежде всего Слава Илющенко. Он не фальшивит ни в одной сцене, не стремится понравиться зрителям. Вместе со своим героем он делает сложный выбор и совершает поступки человека, на наших глазах превращающегося в личность.

Александр Федоров

14.04.1987


1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   70

Скачать, 374.75kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru