Категории:

Происхождение названий улиц и фамилий жителей села рябки ведерникова Юлия

Поиск по сайту:


Скачать 369.3 Kb.
Дата09.04.2012
Размер369.3 Kb.
ТипРеферат
Содержание
Глава 1. происхождение названий улиц села рябки 6
Глава 2. происхождение и история появления
Глава 3. история появления и развития фамилий
3.З Образование фамилий от прозвищ 25
Объект исследовательской работы
I. Подготовка к проведению научного исследования
II. Проведение научного исследования.
1.3. Возраст улиц.
1.4. Происхождение названий улиц.
Глава 2. происхождение и история появления русских фамилий
Борис, от протоболгарского Богорис
Ярослав, Мсти­слав, Ростислав
Добрыня, Добрило
Пётр Сорока
2. 3 Патронимические фамилии
Патронимические фамилии в форме родительного падежа.
2.4. Непатронимические фамилии
Фамилии в форме существительных.
3. 1 Общие для русских именований процессы
3.2 Влияние на формирование фамилий коми-пермяцкого и коми-зырянскогоо языка.
...
Полное содержание
Подобный материал:


XXVII РАЙОННЫЙ КОНКУРС ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ УЧАЩИХСЯ УЧРЕЖДЕНИЙ ОБЩЕГО И ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ЧЕРНУШИНСКОГО РАЙОНА

НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО УЧАЩИХСЯ


Лингвистические аспекты

русского языка


ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЙ УЛИЦ


И ФАМИЛИЙ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛА РЯБКИ


Ведерникова Юлия

МОУ «Рябковская СОШ»

7-б класс


Шестакова Т.Ю.

учитель русского языка

I квалификационной

категории

МОУ «Рябковская СОШ»


Чернушка - 2007

СОДЕРЖАНИЕ


Введение 3


^ ГЛАВА 1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЙ УЛИЦ СЕЛА РЯБКИ 6

1.1. Топонимика. 6

1.2. Годонимы. 7

1.3. Возраст улиц. 7

1.4. Происхождение названий улиц. 8


^ ГЛАВА 2. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ

РУССКИХ ФАМИЛИЙ 10

2.1. Личные имена 10

2.2. Патронимы 14

2.3 Патронимические фамилии 18

2.4. Непатронимические фамилии 20


^ ГЛАВА 3. ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ФАМИЛИЙ

В ПЕРМСКОМ КРАЕ 23

3. 1. Общие для русских именований процессы 23

3.2 Влияние на формирование фамилий коми-пермяцкого

и коми-зырянского языка. 24

^ 3.З Образование фамилий от прозвищ 25

3.4 Образование фамилий на -ихин. 26

3.5. Словарь антропонимов 27

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 29

ЛИТЕРАТУРА 30

ПРИЛОЖЕНИЕ 31


ВВЕДЕНИЕ


У каждого из нас есть малая родина – то место, где мы родились, где жили наши предки. У одних это большой город, у других – небольшое село, у третьих – маленькая деревенька. К сожалению, сейчас эти исторические корни основательно забыты. Многие наши соотечественники не знают даже, откуда они родом, как звали их прадедов, не говоря уже о тех предках, которые жили в 17-18 веках и были основателями их фамилий.

В последнее время начал пробуждаться интерес к прошлому. Но история неумолима, так как и в наши дни исчезают мелкие населённые пункты, существовавшие порой по 300-400 лет. Гибнут документы, домашние архивы, а вместе с ними углубляется разрыв между прошлым и будущим. Сохранить этот разрыв необычайно трудно. В данной работе представлен материал, изученный при сборе информации о происхождении названий улиц и фамилий жителей села Рябки Чернушинского района Пермского края, т.к. ни в районном архиве, ни в местном музее практически нет никаких материалов о названиях улиц и систематизированных данных о фамилиях наших предков.

Просматривая списки учеников в классных журналах, можно увидеть, что образование многих фамилий понятно и легко объяснимо, что она обозначает, но есть фамилии, значение которых нелегко определить. Мы подумали, что ребятам, да и взрослым, интересно узнать, как появились их фамилии, как они образовались, что обозначают. Все это изучает наука антропонимия.

Происхождение географических названий изучает наука топонимика. Один из разделов этой науки изучает годонимы, и мы решили обратиться к тем источникам, которые помогут нам при рассмотрении вопроса о названиях улиц.


^ Объект исследовательской работы - названия улиц и фамилии села Рябки.


Цели: определение закономерностей при назывании улиц и способов образования самых распространенных фамилий жителей села Рябки.

Задачи исследования:

  • проанализировать списки фамилий жителей села Рябки;

  • выявить самые распространенные фамилии в Рябках;

  • проанализировать литературу по данной проблеме;

-сделать выводы о способах образования фамилий путем словообразовательного анализа;

- выявить закономерности при назывании улиц.

Выдвинули гипотезу: если существуют общие закономерности при назывании улиц и способы образования фамилий, то и происхождение названий рябковских улиц и фамилий подчиняется этим правилам.

Методы исследования:

1. Изучение литературы по теме.

  1. Изучение архивных материалов.

  2. Беседы.

  3. Систематизация материала.

  4. Словообразовательный анализ.

  5. Синтез полученных результатов.

Этапы исследования:

^ I. Подготовка к проведению научного исследования:

  1. Определение темы, проблемы и актуальности исследования

  2. Поиски, изучение научной литературы и уточнение темы;

  3. Определение гипотезы;

  4. Определение целей и задач исследования;

  5. Определение методов исследования;

^ II. Проведение научного исследования.

  1. Выявление самых распространенных фамилий села Рябки по спискам в Администрации Рябковского поселения;

2. Словообразовательный анализ образования фамилий.

  1. Синтез полученных результатов.


III. Оформление результатов исследовательской работы.

1. Написание списка наиболее распространенных фамилий села Рябки.

2. Написание черновика исследовательской работы.

  1. Редактирование работы.

  2. Оформление исследовательской работы

7. Защита работы на школьной конференции научно-исследовательских работ.

Исследовав фамилии жителей села Рябки, мы имеем возможность предоставить материал для уроков русского языка при изучении тем «Собственные имена существительные», «Притяжательные имена прилагательные», «Словообразование», для занятий на кружке «Краеведение», при изучении темы по географии «Население Чернушинского района», как познавательный материал для внеклассных занятий.

Для изучения данной проблемы были использованы научные и научно-познавательные источники. Свои поиски мы начали с книги Евгения Николаевича Шумилова «Тимошка Пермитин из деревни Пермяки». Используя материалы раздела «Пермские фамилии», нашли информацию лишь о нескольких фамилиях (Шестаков, Ведерников). Также небольшую информацию нашли в «Словаре Пермских говоров» (фамилия Азанов). Из книги Унберга «Русские фамилии» взяли материал об истории появления и образования русских фамилий. Но самым ценной находкой стала книга Е.Н.Поляковой «К истокам пермских фамилий», где мы получили подтверждение своей гипотезе, а также очень интересную информацию о происхождении пермских фамилий. Все проанализированные материалы мы представляем в работе.


ГЛАВА 1. Происхождение названий улиц села Рябки


1.1. Топонимика.


Имена географические, собственные названия географических объектов – топонимы – встречаются нам всюду: в городах, сельских местностях, во время поездок, на уроках географии или литературы. «Топос» по-гречески означает «местность», «онома» - «имя».

Обычно мы пользуемся географическими названиями, не задумываясь. Они нам привычны. Об их происхождении не всегда знают даже местные жители.

Кому не встречались, например, названия Туров, Турово, Турино? Казалось бы, их происхождение связано с крупным рогатым животным – туром, ныне вымершим. Но истоки имён могут быть разными. Турами называли на севере печные трубы, а в некоторых краях лукошки, в военном деле – осадные башни. И таких примеров много.

Изучает географические названия наука «топонимика». Она связывает воедино географию, историю и языкознание. Интересует она не только учёных, но и краеведов, каждого любознательного человека. Имена географические – топонимы создаются народами сотнями, а то и тысячами лет. Названия возникают и живут по своим законам. Это – память народная о событиях давнего и недавнего прошлого, о победах и поражениях, о торговых и культурных связях.

Ещё в прошлом веке русский учёный Н.И.Надеждин писал: «Топонимика – это язык Земли», а академик Я.К.Грот отметил: «Топографическое имя никогда не бывает случайным и лишённым всякого значения. В нём по большей части выражается или какой-нибудь признак, или намёк на происхождение предмета, или, наконец, какое-нибудь обстоятельство, более или менее любопытное для ума и воображения».

Изучаются топонимии комплексно, группами, относящимися или к небольшой по площади территории (микротопонимика), или к обширной (макротопонимика). Сопоставляя разные названия, сравнивая их с теми или иными словами из разных языков, удаётся выяснить не только историю топонимов, но и историю народа, государств, языков, природных объектов. Топонимика помогает восстанавливать прошлое не только государства, но и отдельных ландшафтов. Это наука непростая и требует очень кропотливых исследований.


1.2. Годонимы.


В нашей работе мы попытаемся рассмотреть вопрос о годонимах, т.е. об истории появления улиц и происхождении их названий. В настоящее время в Рябках насчитывается 11 улиц:

  1. 50 лет Октября

  2. Пушкина

  3. Советская

  4. Набережная

  5. Полевая

  6. Молодёжная

  7. Лесная

  8. Нагорная

  9. Строителей

  10. Луговая

(См. приложение.)


^ 1.3. Возраст улиц.

Возраст этих улиц различен. В разных источниках говорится о том, что вначале появились две улицы: Советская и Пушкина. Они протянулись параллельно, разделены рекой. А соединены центральной улицей – 50 лет Октября, которая застраивалась двухквартирными домами в 70-80-е годы ХХ века. Старожилы рассказывали, что на современной улице Пушкина жили татарские семьи, а по Советской – русские, и между ними постоянно происходили стычки.

В связи с политикой правительства в конце 60-х – в начале 70-х годов ХХ века начинается укрупнение сёл, поэтому и в Рябки начали перевозить свои дома жители небольших деревень. Село очень быстро начало расти. Стали длиннее улицы. В конце 70-х – начале 80-х годов начинается интенсивное строительство. Сначала появляется улица Луговая. Первым вырос дом, построенный для директора совхоза «Рябковский» Вяткина, поэтому место называлось директорской горой. Дома на этой улице были выстроены из кирпича.

Около 20 лет назад начали достраивать улицы Молодёжную и Лесную. 7-10 лет назад появилась улица Полевая, 5-7 лет – улица Строителей, которая застраивается до сих пор.


^ 1.4. Происхождение названий улиц.


В научных источниках описаны четыре способа образования улиц:

  1. Названия, связанные с историческими событиями.

  2. Названия, связанные с именем известного деятеля культуры, политики и т.д

  3. Названия, связанные с особенностями улицы

  4. Названия, связанные с географическими объектами

Происхождение названий улиц села Рябки условно можно разделить на четыре группы:

  1. Названия, связанные с историческими событиями: улица 50 лет Октября.

  2. Названия, связанные с именем известного деятеля культуры, политики и т.д.: улица Пушкина.

  3. Названия, связанные с особенностями улицы: улица Советская (долгие годы на этой улице находилось здание сельского совета); улица Зелёная (на ней росло много тополей и черёмух, летом улица утопала в зелени); улица Молодёжная (в дома этой улицы заселились молодые семьи); улица Строителей (застраивается и в настоящее время).

  4. Названия, связанные с географическими объектами в селе: улица Луговая (отстраивалась на большом лугу); улица Полевая (строилась в поле); улица Лесная (расположилась возле леса); улица Набережная (тянется вдоль берега реки).

Из вышесказанного можно сделать вывод, что происхождение названий улиц села Рябки подчиняются общим правилам. Но часть улицы от больницы до кладбища в народе называют Варваринской, т.к. первый дом на этой стороне улицы построила Варвара Кружкова.


^ ГЛАВА 2. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ РУССКИХ ФАМИЛИЙ


2.1. Личные имена

В дохристианскую эпоху, то есть почти до конца X в., в среде восточных славян (предков современных русских, украинцев и белорусов) использовались только личные имена, которые давались детям при рождении. Это были языческие славянские имена, в целом ясные по значению и этимологически очевидные. Как и повсюду в славянском мире, большинство имен представляло собой так называемые двухосновные, или сложные имена, состоящие из двух корней, связанных соединительным гласным. Вторыми элементами этих имен, как правило, были -слав 'славный' (Ярослав 'сильный и славный1), -мир , от -мир 'большой, славный1 (Остромир 'острый и славный') или -волод 'владеющий, богатый' (Всеволод 'все и владеющий').

К славянским именам прибавилось несколько скандинавских имен, привнесен­ных в период язычества викингами-завоевателями, как, например, Рюрик, Олег ('святой'), Игорь ('молодой'), Глеб (эквивалент нем. СоиНеЬ), Рбгволод.

Единственным языческим именем тюркского происхождения было, вероятно, имя ^ Борис, от протоболгарского Богорис, если это не аббревиатура имени Борислав.

После христианизации Руси в 988 г. каждый восточный славянин получал от священника крестильное имя. Крестильные имена соответствовали именам святых и были, следовательно, обычными христианскими именами.

Однако эти имена не славянского, а греческого происхождения. К восточным славянам они пришли из Византии через Болгарию, где христианство было принято еще раньше, в 865 г. Македонский диалект болгарского языка, возведенный в IX в святыми Кириллом и Мефодием в ранг языка церковного ритуала, стал с этого времени языком религии всех православных славян. Этот язык известен как старославянский, а примерно с XII в.— как церковнославянский. Таким образом, византийские имена, которые могли быть греческого, древнееврейского или латинского происхождения, распространились в церковнославянской форме среди восточных славян. Большинство крестильных имен распространялось также в народной, мирской форме, которая слабо отличалась от официальной церковнославянской. Эта народная форма, обязанная своим возникновением либо а) естественному искажению официальной формы восточными славянами, либо б) прямому заимствованию разговорной болгарской формы (которая сама основывалась на разговорной средневековой греческой форме), избежала вмешательства церкви и ее языкового посредника — церковнославянского языка. Имя, данное при крещении, обозначалось в древнерусском словом имя.

Практика давать ребенку в дополнение к официальному крестильному имени еще одно, некрестильное, тем не менее удерживалась вплоть до XVII в. В древнерусском для обозначения внутрисемейных обиходных прозваний сначала использовалось выражение мирское имя в противоположность слову имя, обозначавшему подлинное имя, полученное при крещении. Но вскоре термин мирское имя был вытеснен термином прозвище. Другие древнерусские термины, например, прозвание или прирок, употреблялись довольно редко.

В ономастических и исторических работах часто встречается термин некалендарное имя. Он означает имя, которое нельзя найти в церковном календаре, где значились лишь христианские имена, то есть имена святых православной церкви. Естественно, в древнюю эпоху этот термин никогда не использовался русскими. Первым текстом, о котором достоверно известно, что он был написан на Руси, было Евангелие, переписанное в 1056-1057 гг. для новгородского посадника, который в приписке был обозначен в крещении Иосиф, а мирское Остромиръ. Если крестильное имя было обязательным, поскольку крестили каждого ребенка, то прозвище не являлось обязательным, и форма его полностью зависела от родителей. И все же большинство детей нарекалось, по-видимому, двумя именами. В тех случаях, когда оба имени соотносились с одним лицом, первым всегда называлось крестильное.

После XVII в. прозвища в России уже не сохранились. За немногими исключениями исчезли также древние языческие славянские и скандинавские имена. Эти имена могли стать крестильными только в том случае, если принадлежали святым, признанным православной церковью. В XI -XII вв. к лику святых было причислено несколько князей. Все они были канонизированы под христианскими, то есть греческими именами; Владимир как Василий, Борис как Роман, Глеб как Давид (все трое умерли в 1015 г.), Всеволод как Гавриил (умер в 1138 г.), Игорь как Георгий (умер в 1147 г.). Любопытно, однако, что их христианские имена были забыты, и сейчас они известны как святые только под языческими именами. Произошло это довольно скоро. Уже в середине XI в. св. Владимир/Василий приводится церковью как Владимир. У великого князя смоленского Мстислава Романовича (ум. в 1223 г.) было христианское имя Борис.

Позже церковь признала и четыре других славянских имени — ^ Ярослав, Мсти­слав, Ростислав и Святослав, хотя эти имена никогда не давались святым даже в качестве второго имени. Впоследствии еще два имени были приняты церковью: одно славянское — Вячеслав, русский эквивалент имени чешского святого X в. Вацлава (Уасlay), и одно скандинавское — Олег, хотя никогда не было святого с таким именем. Кроме этих исключений, вся русская официальная роспись имен была церковнославянской, то есть византийско-греческой по происхождению.

В России долгое время имя человеку могла дать только церковь, лишь в 1905 г. эта прерогатива церкви была несколько ослаблена. С 1917 г. стало возможным называть ребенка любым именем, без каких бы то ни было ограничений. Но этот последний период уже не имеет отношения к становлению русских фамилий.

Дохристианские славянские двухосновные имена, фигурировавшие в ранний период русской истории, после принятия христианства стали употребляться парал­лельно. Этот тип имен за редким исключением имел отношение только к князьям, и поэтому часто назывался княжое имя. Та же судьба оказалась и у нескольких скандинавских имен. В целом же в XIV в. ни одна из этих категорий не сохранилась.

Уменьшительные формы древнеславянских имен, например, ^ Добрыня, Добрило (от Доброслае или Доброгость), Путйло (от Путислав). Жидята (от Жидислав) и т.д., имели, по-видимому, большую популярность и соответственно шире использовались, чем полные имена. Они в значительной мере сохранились, объединившись с одноосновными именами, представленными широким рядом нарицательных существительных и прилагательных, запас которых всегда неисчерпаем. Использование этих вторых имен позволяло выделить индивида в постоянно растущей массе носителей одинаковых крестильных имен из-за ограниченного числа последних.

Вторым именем могло стать прозвище, данное не только родителями, но и сосе­дями или даже индивидом самому себе. Существенное различие между крестильными и всеми другими именами состоит в том, что крестильное имя служило только одной цели — обеспечить человека личным именем. Это имя присваивалось ему священником во время официальной церемонии крещения. Прочие имена давались уже неофициально, без церемоний, либо родителями, либо соседями. Крестильные имена были обязательны и численно ограничены, тогда как остальные имена основывались лишь на традиции и число их практически могло быть безграничным. Среди последних могут быть четко выделены две группы: имена по профессии и по месту жительства.

Итак, согласно традиционному древнерусскому способу именования, почти у каждого русского могло быть два имени — крестильное и/или второе имя, которое могло быть самого разного происхождения, а по форме -существительным или прилагательным.

Однако более специфическая система именования получалась путем добавления имени отца, то есть патронима, к христианскому (крестильному) имени или ко второму имени, либо к тому и другому вместе.

2.2. Патронимы

Имя отца могло функционировать в качестве патронима (слова отчество в русском, как и более раннее, но редкое отчина, произведены от слова отец), лишь подвергнувшись морфологическому или грамматическому изменению. Если имя отца было (1) существительным, от него образовывалось специальное суффиксальное производное— (а) прилагательное или (б) существительное. Если же имя отца было (2) прилагательным, то его нужно было поставить в форму родительного падежа.

В случае (1а) образовывалось особое суффиксальное прилагательное — притяжательное.

Обычными суффиксами притяжательных прилагательных были -ов(-ев) и -ин. Употребление любого из них регулировалось чисто морфологически. Суффикс -ов использовался, если имя отца оканчивалось на твердый согласный или -о: Братов (брат), Петров (Пётр), Данилов (Данйло). Его вариант-ее использовался, если имя оканчивалось на мягкий согласный или -е: гостев (от гость), Гринёв (уменьшит, от имени Григорий), Горев (от Горе как прозвища) . После имен, оканчивающихся на или -це/о, -ч, или -че, -ш, или -ше -ж, или -лее, -щ, или -ще, теперь следует -ев, если он в безударной позиции, или же -ев (традиционное написание) -ов (современное написание) , если он под ударением. Под ударением конец патронима произносится как -ов независимо от написания -ов или -ев.

Суффикс -ин использовался при образовании патронимов от имен женского или мужского рода с окончанием -а, -я и от имен женского рода, оканчивающихся на мягкий согласный или -ш, -ж: сестрин (сестра), Фомин (Фома), мышин (мышь).После ц притяжательный суффикс имел форму -ин (традиционное написание) или -ын (современное написание), но во всех случаях произносился как -ын: Лисицын или Лисицын (лисица).

Третий притяжательный суффикс - ий - использовался при образовании патро­нимов от существительных мужского рода с окончанием на согласный, при этом -ий- исчезал, вызывая в большинстве случаев изменение предшествующего конечного согласного, например: Епископль (от епископ), Ярославль (от Ярослав),Всёволож (от Всеволод) , Ивань (от Иван) , Бориш (от Борис) . Этот тип образования встречался редко и рано вышел из употребления. Словообразовательные типы на –ов\-ев и -ин, напротив, могут рассматриваться как притяжательные прилагательные. Когда последние использовались в качестве патронимов, то за ними обычно, но необязательно, следовало слово сын: Иван Петров сын или Иван Петров; Фёдор Никитин сын или Фёдор Никитин. Обе части такого патронима склонялись.

Если у отца было два имени, то второе также могло быть включено в патроним, уже после слова сын. Допустим, отец назывался ^ Пётр Сорока, а его сын Иван мог быть описан или как Иван Петров сын, или как Иван Петров сын Сорокин. Иногда патроним, образованный от второго имени, использовался в форме родительного падежа (окончание -а) : Иван Петров сын Сорокина, Этого никогда не случалось с первым патронимом, тем, который был образован от крестильного имени. Один из двух патронимов мог быть опущен, тогда вышеуказанный Иван назывался Иван Петров или Иван Сорокин сын. Если у Ивана, о котором идет речь, было второе имя, как например, Третьяк (т.е. 'третий'), он мог быть представлен своим собственным именем и именем своего отца двенадцатью различными способами:

1.Иван Петров сын

2.Иван Петров сын Сорокин

3.Иван Петров сын Сорокина

4.Иван Сорокин сын

5. Иван третьяк Петров сын

6.Иван Третьяк Петров сын Сорокин

7. Иван Третьяк Петров сын Сорокина

8. Иван Третьяк Сорокин сын

9. Третьяк Петров сын

10. Третьяк Петров сын Сорокин

11. Третьяк Петров сын Сорокина

12. Третьяк Сорокин сын

Если имя Третьяк в формах 5 – 8 передвинуть на последнее место, то можно получить четыре новые комбинации. Если опустить слово сын, то может быть образовано шестнадцать новых вариантов.

Патроним можно также образовать от уменьшительной формы крестильного имени. Так, от имени Пётр могли получиться не только Петров, но и Петряев, Петрищев, Петюнин и др.

Если речь шла о двух или нескольких лицах, патроним употреблялся во множественном числе, а слово сын заменялось словом дети: Иван да Андрей Петровы дети.

Как было отмечено выше, патроним может быть также производным существительным. Для этого к притяжательному прилагательному на –ов/-ев и –ин присоединялся суффикс –ич, например: Иван Петрович (Иван – сын Петра), Семен Фоминич (Семён – сын Фомы). Этот тип патронимов был распространен в Новгороде и Пскове в период их феодальной независимости (соответственно до 1475 и 1510гг.), особенно (но не исключительно) в верхних слоях общества. Патроним такого типа обычно образовывался от крестильного имени, но встречается ряд примеров, когда в основе его лежало и второе имя: Иван Карманович (Псков,XIVв.).

В Московском государстве XVI и XVII вв. патронимы на –ович/-евич указывали на принадлежность к высшему классу. Только бояре и окольничие так же, как и некоторые придворные сановники, имели право «писаться с вичем», то есть иметь имена на -вич. Власть осторожно пыталась ограничить

эту привилегию, издав в XVII в. несколько специальных декретов. Уложение 1649 г., например, предписывало думным дворянам, то есть членам царской думы, не употреблять суффикс -вич. В конце XVII в., однако, уже обозначилась тенденция к употреблению патронимов на -ович/ -евпч в качестве вежливой формы при обращении к людям высокого социального положения.

Если имя имело форму полного прилагательного (причем крестильных имен в такой форме никогда не было), то патронимическую функцию оно выполняло, принимая форму родительного падежа, например: имя отца было Борис Смирной, его сын Фёдор назывался Фёдор Борисов сын Смирного или Фёдор Смирного, если опускалось крестильное имя отца. В последнем случае слово сын обычно также опускалось. Родительный падеж адъективного патронима оставался неизменным во всей парадигме: род. Фёдора Смирного, дат. Фёдору Смирного.

Обозначение того или иного лица патронимом в дополнение к одному или двум личным именам способствовало более точной его идентификации. Еще большая точность достигалась, если патроним образовывался от двух имен — первого, крестильного, и второго, прозвища. Точность могла стать выше, если патроним отца добавлялся к патрониму сына. Тогда имя состояло из трех элементов, которые относились к трем поколениям — сыну, отцу и деду. Эта система стала общепринятой с XIV в. Последний элемент - патроним отца - всегда был в форме родительного падежа и оканчивался на -а. Таким образом, если имя сына было Иван, отца - Пётр и деда - Фома, полное трехэлементное имя сына выглядело Иван Петров сын Фомина. В качестве любого из этих трех элементов могло использоваться и некрестильное имя (прозвище). В этом случае оно чаще всего появлялось в основе третьего элемента, например: Иван Петров сын Боброва (бобр) или Андрей Семёнович Горбатого (горбатый). Иногда добавлялся патроним деда, и имя становилось четырехэлементным: Иван Петров сын Боброва Жданова (ждан 'жданный').

Какой бы точной ни была эта система, она страдала очевидными недостатками. Первый из них состоит в том, что не всегда ясно, относился ли третий элемент - если это некрестильное имя — ко второму имени отца или к его патрониму: в имени Иван Петров сын Боброва - Бобр можно считать как вторым именем отца, так и именем деда, если оно стояло в родительном падеже. Поскольку патроним от крестильного имени в родительном падеже никогда не употреблялся, последний элемент в имени типа Иван Петров сын Фомина мог быть истолкован как относящийся к деду Фоме не только по форме родительного падежа, но и потому, что у русского не могло быть два крестильных имени.

Второй, более серьезный недостаток этого типа имен состоял в необходимости вносить изменения в имя каждого поколения. Так, Никита, сын человека по имени Иван Петров сын Боброва, очевидно, назывался Никита Иванов сын Петрова, а внук Александр Никитин сын Иванова. Это несоответствие было крайне неудобным для общества, где в XVI - XVII вв. большое значение придавалось генеалогии. Напрашивался естественный выход - сделать один из двух патронимов постоянным наследственным именем, то есть фамилией в полном смысле этого слова. Этот процесс стал осуществляться в XVI в. и поначалу затронул семьи высших социальных слоев.

^ 2. 3 Патронимические фамилии

Патронимические фамилии на –ов\-ев и -ин. В трехэлементном имени типа Иван Петров сын Боброва или четырехэлементном типа Иван Петров сын Боброва Жданова третий и четвертый элементы выступали в форме родительного падежа. Пока они оставались в этой форме, их можно было рассматривать как патронимы. Лишь когда родительный падеж был замещен именительным, третий или четвертый элемент мог быть уже признан настоящей фамилией (прозвание в древнерусском, фамилия в современном русском), то есть только когда Иван Петров сын Боброва стал Иван Петров сын Бобров. С этого момента Бобров становится наследственной фамилией. В написании имен русского боярства и дворянства это изменение прослеживается примерно с середины XVI в. Однако и позже форма родительного падежа нередко еще использовалась несколькими поколениями, то есть постоянно меняющемуся патрониму оказывалось предпочтение перед постоянной фамилией. Любопытный пример последнего содержится в родословной боярской семьи, представитель которой в 1613 г. стал первым царем из династии Романовых. Известно, что в течение XVI в. члены этой семьи трижды меняли свое имя: Кошкин на Захарьин, далее на Юрьев и, наконец, на Романов.

И хотя эти имена употреблялись в именительном падеже, их скорее следует рассматривать как патронимы, чем настоящие фамилии. Вероятно, это необычное отступление от общей модели считалось особой привилегией высокопоставленного незначительного меньшинства.

Далее с середины XV1 в. подавляющее большинство русских фамилий постепенно усвоило застывшие патронимические суффиксы -ов/-ев и -ин. Это преимущественно русский тип фамилий.

Фамилии не были зафиксированы для всех слоев русского общества того времени. Естественно, что аристократия здесь опережала другие социальные классы. Буржуазия появилась позднее: большинство богатых купцов и торговцев получило официальные фамилии в XVII в. Остальных сословий этот процесс коснулся только в XVIII и даже XIX вв. У крестьян за немногими исключениями не было наследственных фамилий вплоть до отмены крепостного права в 1861 г.

Если личный патроним на -ов/-ев, -ин не признавался представителями высшего общества, то этого никогда не происходило с таким же патронимом отца. Вот почему те, кто имел право на патроним с -вич, не возражали также против получения фамилии на –ов\-ев, -ин. Например, князь Дмитрии Иванович Житков мог считать свою фамилию на -ов столь же благородной, как и свой патроним на -овин.

Распространение некогда аристократических окончаний -ович, -инич в низших социальных слоях иногда сопровождалось сокращением (при небрежном произношении) их формы путем пропуска слогов -ов и -ин, например: Фоминич, Лукинич, Ильинич - Фомич, Лукич, Ильич. Это изменение закрепилось на письме, и в результате формы на -инич полностью исчезли. Любопытно, что суффикс -ин-удерживался в женских отчествах, как, например, в Фоминична, Лукинична, Ильинична. В разговорной речи отчества на -ович/-евич могут терять слог -ов/-ев, но только в случае, если он безударный; далее -ич после твердого согласного выступает как -ыч, например, Павлович, Степанович, Григорьевич, Алексеевич дают Павлыч, Степаныч, Григорьич, Алексеич. Этот тип отчеств, особенно отчеств на -ыч, в настоящее время ограничен сферой разговорной речи.

Теперь между фамилией и отчеством нет возможной двусмысленности, за исключением нескольких фамилий на -вич украинского и белорусского происхождения. Но даже в этих случаях различаются по ударению две группы.

^ Патронимические фамилии в форме родительного падежа. Патронимы в форме родительного падежа прилагательного, как было сказано, совпали с фамилиями на -ов. Но некоторые из них сохранились и могут считаться устаревшими в живом фонде русских фамилий.

Другой вполне установившийся тип образуют фамилии, в которых прилагательное зафиксировано в форме род. п. мн. ч. и, следовательно, оканчивается на -ых/-их. Это типично северные фамилии, появляющиеся в текстах с конца XVI в. Им присуще значение «из дома, из семьи таких-то». Они большей частью произошли от патронимических фамилий и указывали на отношение или зависимость от них: Воейковых, Строгановых, Фёдоровых и т.д. Тип фамилий на -ых/-их и теперь необычен, большинство их образовано от прилагательных: Черных (чёрный), Широких (широкий), Токарёвских (Токарёвский, прилагательное, образованное от фамилии Токарев < токарь) и т.д. Еще до того, как эти фамилии вышли из употребления в северной России, они были занесены колонистами в Сибирь, и теперь справедливо считаются типично сибирскими. Несмотря на необычность, они отнюдь не редки.

^ 2.4. Непатронимические фамилии

Возрастающий поток патронимических фамилий не покрывал полностью рус­скую антропонимию. Сохранились и некоторые другие типы фамилий.

^ Фамилии в форме существительных. Фамилии, представляющие собой

существительные в чистом виде, без патронимического суффикса, довольно редки, например, Кривоглаз ('человек с одним глазом'), Кукольник ('мастер по куклам'), Медведь, Мороз.

Фамилии в форме прилагательных. Фамилии в форме именительного падежа прилагательного более распространены, но все же достаточно редки. Некоторые из них принадлежат старинным дворянским родам. Вместо развития формы на -ов от патронима в родительном падеже здесь произошло возвращение к форме именительного падежа. Пример такой фамилии — Толстой ('толстый'). Но есть и вариант с этой основой, который следует общей модели — Толстое.

Несколько фамилий какое-то время колебались между двумя формами, так, например, княжеское имя Долгорукий зафиксировано и в патронимической форме Долгорукое.

Однако у множества фамилий в форме именительного падежа прилагательного более позднее и более "низкое" происхождение, например, Бессмертный, Чёрный, Косматый, Круговой, Земляной и т.д.

Фамилии на -ский/-ской, -цкий/-цкой. Существовал тип русских фамилий, который не был связан с патронимической системой, но тем не менее служил основой для фамилий. Это фамилии на –ский\цкой, -цкий/-цкой, образованные от географических названий. Их носителями были те представители боярства и дворянства, которые получили имена по названиям своих княжеств, уделов, наследственных владений, поместий. Эти имена могут рассматриваться как предвестники фамилий, они передавались от отца к сыну как символ территориальной власти, точно так же, как соответствующие имена передавались из поколения в поколение в Западной и Центральной Европе. Когда в середине XVI в. утвердились постоянные русские фамилии, в их состав вошли и такого рода наименования.

В этот период не все княжеские имена были топонимическими именами на

-ский, многие из них складывались по обычной патронимической модели. Тем не менее из 93 княжеских имен, перечисленных в Тысячной книге (1550 г.), 40 оканчивались на -ский. Их основу составляли либо названия княжеств и владений,— как, например, Вяземский (от Вязьма), Мосальский (от Мосальск), Трубецкой (от Трубчёвск), либо названия боярских родовых имений,— такие фамилии, как Курбский, Оболенский, Прозоровский, Волконский и др. Число княжеских фамилий постоянно уменьшалось, и в XVIII—XIX вв. многие из них исчезли.

Другую группу фамилий на -ский составляют искусственные фамилии русского духовенства типа Цевницкий, Преображенский, Сперанский.

Лишь в исключительно редких случаях фамилии на -ский объединялись с преобладающим типом на -ов путем замены их окончания на -сков.


ГЛАВА 3. История появления и развития фамилий в Пермском крае.


^ 3. 1 Общие для русских именований процессы, и в частности процесс формирования фамилий, распространились и на область Верхнего и Среднего Прикамья - на территорию Перми Великой (Чердынской земли), Соли Камской, вотчин именитых людей Строгановых, Кунгурский и Осинский уезды. Процесс становления русских фамилий в Прикамье совпадал с событиями активного заселения его русскими и формированием многих пермских говоров в XV- XX вв. В говорах появлялось колоссальное количество прозвищ, давших затем пермские фамилии, значительная часть которых сохранилась до настоящего времени.

Судя по летописям, русские, а именно новгородцы, проникали на Урал уже в XI в. Но оседлое русское население появилось в Верхнем Прикамье только в XIV-XV вв., тогда и были заложены здесь основы пермских русских говоров. Первоначальные пути проникновения русских в Верхнее Прикамье шли из бассейна р. Вычегды по ее притокам и далее волоком в притоки Верхней Камы, а также из бассейна Печоры в бассейн Колвы, притока Вишеры. Сначала заселялись русскими Камско-Колвинское поречье и низовья Вишеры. С 1430 г. известно уже Усолье Камское (будущая Соль Камская, ныне город Соликамск), а с 1472 г. Чердынь как русские поселения.

Постепенно русское население осваивало земли вниз по Каме, в XVFI в. существует уже много русских поселений в районе современного города Перми, в Кунгурском и Осинском уездах.

С XV в. в Прикамье проникали и владимиро-суздальцы уже другим путем: по Волге до устья Камы и затем вверх по Каме. Но этот путь в ту эпоху был более сложным и опасным, он в большей степени осваивается позднее, в XVII в. В XVI-XVII вв. идет бурный процесс стихийного крестьянского переселения в Прикамье в основном из Поморья, с Русского Севера, т.е. с территории современных Архангельской и Вологодской областей. Об этом свидетельствуют различные источники и, в частности, фамилии, возникшие из географических прозвищ, указывающих на населенный пункт или бассейн реки, откуда прибыл человек: Белозерцев, Вологжанинов, Вычегжанин, Двинянинов, Кивокурцев, Колмогоров (Холмогоров), Мезенцев, Пинягин, Поморцев, Сухонцев. Впрочем, в Прикамье XVII в. немало фамилий, отражающих переселение и с других территорий, преимущественно из регионов северно-русских говоров прошлого (Вяткин, Костромин, Нижегородов, Пошехонов, Тверитнов, Углецких), но также из центра (Москалев, Москвин, Москвитнов) и из южной России (Калугин, Рязанцев, Черкасов).

Шло активное переселение и в пределах самого Верхнего и Среднего Прикамья. Складывающиеся пермские говоры были тесно связаны с материнскими северно­русскими говорами, что хорошо просматривается на материале прозвищ, давших фамилии. Анализируя лексику, которая легла в основу прозвищ, обнаруживаем множество слов, бытовавших в вологодских, архангельских, ярославских, тверских, нижегородских говорах. Видимо, они звучали в XVI-XVII вв. и в пермской речи, попали в прозвища, затем в фамилии, но из нарицательной лексики многие из них постепенно исчезли.


^ 3.2 Влияние на формирование фамилий коми-пермяцкого и коми-зырянскогоо языка.

При расселении в Верхнем Прикамье русские занимали обычно пустующие участки, но нередко их близкими соседями были проживавшие рядом коми-пермяки или коми-зыряне. Русские входили в тесные контакты с ними, возникало много смешанных, двуязычных семей, что приводило к взаимодействию русских и коми говоров. В результате в речь коми проникало много русских слов, русских календарных имен (особенно в связи с христианизацией коми), но и в русские говоры попадала коми лексика, обычно в бытовой сфере (бурморт 'хороший человек', варыш 'ястреб', жеб 'дряхлый', ешь 'мивинец1, юман 'щенок', мот 'пчела', чань 'требенок'), давшие прозвища, а затем фамилии (Бурмортов, Жебов, Зюлев, Кочанов, Мошев, Чанев).

В коми-пермяцких поселениях даже при принятии христианства, как и у русских, долгое время сохранялись дохристианские имена, которые либо совпадали с нарицательными словами, либо были своеобразно оформлены. Так, были распространены дохристианские имена с суффиксами -ег, -ог (Азег, Гачег, Шебег, Жунег), давшие фамилии (Ажегов, Гачегов, Жебегов, Лунегов, Налогов), являющиеся сейчас фамилиями и коми-пермяков, и русских.

^ 3.З Образование фамилий от прозвищ

Русские были связаны не только с коми, но в Среднем Прикамье и с тюрками (татарами, башкирами), что привело к проникновению в русские фамилии тюркских основ - как имен, так и прозвищ. Прозвищные фамилии в Прикамье образовывались от прозвищ трех видов. Во-первых, множество фамилий возникло на базе общерусских нейтральных слов, называвших людей по профессии, роду занятий (Ведерников, Винокуров, Колесников, Кузнецов, Лодейщиков, Мельников, Овчинников, Плотников, Сыромятников, Черепанов, Шубников) и по принадлежности к определенной народности, этнической группе, т.е. от так называемых этнонимов (Башкирцев, Вотанов, Катаев, Корелин, Мишарин, Мордвинов, Нагаев, Черемисинов). Иногда фамилии образовывались от некалендарных имен, в основе которых лежат древние этнонимы (Русинов, Чудинов).

Во-вторых, фамилии возникали от прозвищ из слов, называвших различные качества человека. В такой лексике отмечаются слова общерусские и диалектные (т.е. относящиеся к отдельным говорам), слова нейтральные и эмоционально окрашенные (насмешливые, неодобрительные, уничижительные и даже бранные). Были фамилии от слов, характеризовавших людей по особенностям внешности: называвшие толстых (Ширяев) и худых (Худеев, Щепин), высоких (Долганов, Долгих) и маленьких (Коротких, Шелопынин). Людей характеризовали по цвету волос и кожи (Бусыгин, Рыжиков, Седов), по особенностям лица (Глазунов, Белоглазов, Белоусов, Носов, Рябухин), частей тела (Горбатов, Лыткин,). Часть фамилий возникла из слов, характеризующих людей по манере говорить, по произношению (Базанов, Верещагин, Говорливых, Колегов, Лусников, Пищагин, Реутов,). Фамилии возникали от слов, характеризующих людей умных (Стоумов, Толковых) и глупых (Няприн, Пантин), неуклюжих (Неклюдов, Техтюев), плаксивых (Рюмин, Урюпин), угрюмых (Сердитов, Угрюмов), ленивых (Лежин, Шебунин) и т.д.

В-третьих, большое количество прозвищ, а затем и фамилий возникало в результате сравнения людей с птицами (Бусоргин, Воробьев, Голубев, Журавлев), рыбами (Ершов, Красноперов), животными (Баранов, Бобров, Котов, Лосев), насекомыми (Жуков, Комаров), растениями (Грибов, Морошкин). Людей сравнивали с предметами быта, орудиями (Веретнов, Горшков, Кибирев, Кочергин, Кувалдин, Макляков, Мисюрев, Пестерев), с продуктами, блюдами (Киселев, Овсянников), особенно с разными видами хлеба (Ковригин, Короваев, Оладнев, Ситников). Такие метафорические прозвища, а затем фамилии хорошо представлены в пермской антропонимии. Иногда в пермских, как и в других русских фамилиях, отмечаются основы с отрицательной эмоциональной окраской. Подобные фамилии возникали и от прозвищ, и от некалендарных имен (Грязной, Докука, Злоба). Такие имена называют профилактическими, охранительными. Родители давали их детям с тем, чтобы уберечь последних от нечистой силы, от порчи. Считалось, что злые духи не обратят внимания на ребенка с "плохим" именем и не причинят ему зла.


^ 3. 4 Образование фамилий на -ихин.

Обычно фамилии появлялись как семейные наследственные именования. Но в пермских памятниках письменности отмечается особая группа фамилий, часть из которых сохранилась до настоящего времени, - это фамилии, оканчивающиеся на -ихин (Воронихин, Клочихин, Пономарихин, Щеголихин). У них свой путь образования и особые причины возникновения. В русской антропонимии практически повсеместно известен интересный способ образования женских прозвищ на -иха от основы имени или прозвища мужа: Королиха - от прозвища Король, Пузатиха - от прозвища Пузатый, Трубничиха -от прозвища Трубник, Юрчиха - от имени Юрка. В прошлом, если муж умирал, главой семьи становилась его вдова, имевшая в быту прозвище на -иха. Но в том случе, если в ее доме, в ее хозяйстве появлялся новый муж, ему давали именование, образованное от прозвища жены (Королихин, Пузатихин, Трубничихин, Юрчихин). Об этом свидетельствуют переписные документы: обычно мужчины с такими прозвищами, переходившими без изменений в фамилии, имели пасынков, причем у пасынков были фамилии их родных отцов. Например, в 1623 г. упоминается крестьянин Оська Иванов сын Вашихин, у него пасынок Оська Иванов сын Вахов. Однако в каких-то случаях, видимо, не только второй муж женщины с прозвищем на -иха, но и ее сыновья могли получить фамилию, оканчивающуюся на -ихин (Воронихин).

^ 3.5. Словарь антропонимов

В ходе исследовательской работы нами был составлен словарь фамилий жителей села Рябки. Фамилии в словаре расположены в алфавитном порядке в соответствии с современным алфавитом и современным написанием. Анализируя происхождение фамилии от календарного неполного имени или народного варианта полного имени, показываем, к какому полному имени они относятся. В словаре указывается, от какого прозвища возникла фамилия, какое слово нарицательное могло дать прозвище, каковы были значения этого слова нарицательного. Семантика (значение) восстанавливается в результате сопоставления реконструируемых прозвищ с материалами исторических, диалектных, этимологических словарей русского языка и словарей литературного языка. Учитывая, что за прошедшее с XVI-XVII вв. время в лексике и, особенно, в семантике происходили определенные изменения, мы все-таки обнаруживаем достаточную устойчивость лексики, особенно диалектной, поэтому считаем возможным использовать для сопоставления поздние словари. Современные пермские фамилии в каких-то случаях могут восходить непосредственно к тем конкретным, которые указаны в словарных статьях. Но Верхнее и Среднее Прикамье было обширным регионом, и на разных его территориях могли возникать одинаковые фамилии. Более того: многие принесенные в Прикамье в XVIII-XX вв. фамилии совпадали с проанализированными рябковскими.

Проанализировав «Алфавитную книгу», которая заполняется в Администрации Рябковского поселения, мы выяснили, что всего зарегистрировано 235 русских фамилий. Самые распространенные фамилии – Андрианов - 8, Братчиков - 14, Ведерников - 11, Коромыслов – 17, Садков – 17, Секлецов – 13. 168 фамилий оканчивается на -ов, 56 - на -ин. Есть фамилии непатронимические – в форме существительных – Мороз и Клещ. Восемь фамилий оканчиваются на –ых/-их, 1 - на –ский (Ползовский). Все они образовано суффиксальным способом, как большинство русских фамилий. Для словообразования используются слова, обозначающие названия животных, географические объекты, род занятий, привычки, индивидуальные особенности человека.

Словарь показывает старейшие русские фамилии и дает материал для исследователей ономастики и нарицательной лексики прошлого, не зафиксированной в памятниках письменности. Реконструируя прозвища, мы тем самым восстанавливаем и нарицательные слова, некогда употреблявшиеся здесь. Многие из них исчезли, но они существовали ранее, и сведения об этом нужны лингвистам, историкам, этнографам, краеведам.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В нашей работе мы рассмотрели вопросы происхождения названий и появления улиц в селе Рябки, но остались неисследованными вопросы о том, кто даёт названия улицам, в какое время появились эти названия.

Подводя итоги проделанной работы о происхождении фамилий, можно сделать вывод, что ту цель, которую мы ставили перед собой, достигнута. В работе доступно и полно объяснен процесс появления русских фамилий, способы образования фамилий. Изучая историю возникновения русских фамилий на Западном Урале, мы узнали, что формирование русских фамилий происходило в основном в 17-18вв. и окончательно завершилось в 19 в. Самым распространенным способом образования фамилий стал суффиксальный. Большинство русских фамилий жителей с. Рябки образованы с помощью суффиксов –ов/-ев и –ин, что подчиняется общим правилам. Но нет фамилий, в которых отражена особенность образования фамилий Пермского края (на –ихин).

В 70-е – 80-е годы прошлого столетия в наше село начали переезжать семьи из Башкирии, Удмуртии, Татарии, а также из бывших союзных республик – Казахстана, Молдавии, Узбекистана и т.д. Нам неизвестны способы образования их фамилий, что может быть объектом дальнейшего исследования.

Остались неисследованными и некоторые вопросы, касающиеся истории названия улиц, что требует кропотливой работы в архиве Чернушинского района.

Уже сейчас мы можем сказать о том, что данная работа актуальна и востребована учителями и учениками нашей школы, так как в небольшой работе отразилась история не только Пермского края, но и крупица истории России.


ЛИТЕРАТУРА



  1. Энциклопедический словарь юного географа-краеведа. – М., педагогика, 1981.

  2. Улицы Перми. Справочник. – Пермь, Пермское книжное издательство, 1985.

  3. Кривощёкова А.С. Географические названия Верхнего Прикамья. – Пермь, Пермское книжное издательство, 1983.

  4. Шумилова Е.Н. Тимошка Пермитин из деревни Пермяки. Географические названия и фамилии Пермского края. – Пермь, Пермское книжное издательство, 1991.

  5. Домрачева Г.В., Окулова Е.Г. …И у слов бывают тайны: Учебно-методическое пособие. – Оса: Росстани – на Каме,1994

  6. Словарь пермских говоров. Т.1. – Пермь, Пермское книжное издательство,1999

  7. Унберг Т.И. Русские фамилии. – М., изд. «Просвещение»,1987

  8. Полякова Е.Н. К истокам пермских фамилий: Словарь – Пермь: Издательство Пермского университета,1997



П Р И Л О Ж Е Н И Е


Скачать, 490.39kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов