Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Российской федерации по высшему образованию санкт-петербургский университет экономики и финансов кафедра философии

Загрузка...
Поиск по сайту:


Скачать 464.31 Kb.
страница2/3
Дата09.04.2012
Размер464.31 Kb.
ТипРеферат
Подобный материал:
1   2   3
Путь критики


Шли годы. Голос Канта в печати умолк надолго. После диссертации "О форме и принципах ...", и кроме двух заметок по поводу "Филантропина", философ напечатал лишь рецензию на книгу Москати о различии в строении тела людей и животных, а также уведомление о лекциях на 1775 год ("О различных человеческих расах"). Молчание длилось одиннадцать лет. Новая книга не получалась. Так медленно Кант еще никогда не работал. Что-то главное все время ускользало. Обретенная, казалось бы, истина вновь оборачивалась неразрешимой загадкой. Наконец "Критика чистого разума" была написана. Большие куски были созданы давно, поэтому весной и летом 1780 года Канту удалось завершить работу. Он знал слабости книги - главным образом стилистические, но переписывать ее сил уже не было, к тому же ему не терпелось вынести свое детище на суд общественности. Первоначально Кант хотел посвятить книгу Ламберту, проявившему столь живой интерес к его теоретическим исканиям, но того уже два года не было в живых. В марте 1781 года философ написал посвящение министру Цедлицу, а в мае книга увидела свет.

Предисловие к "Критике чистого разума" начинается с цитаты из Френсиса Бэкона. В свое время Бэкон выступил с критикой схоластического разума и житейского рассудка, с требованием отбросить мертвые догмы и укоренившееся предрассудки, проверять на опыте все положения, претендующие на истинность. Кант видел себя продолжателем этого начинания. Свою задачу философ видит в том, чтобы преодолеть две мировоззренческие позиции, два вида одностороннего и, следовательно, ложного подхода к проблеме познания - догматизм и скептицизм. Одновременно это преодоление Вольфа, которому принадлежала идея разделения всех философов на скептиков и догматиков. Первые пребывают в сомнении относительно природы вещей, вторые на этот счет придерживаются четкого ("догматического") взгляда. Кант предлагает третий путь - единственно здравый, по его мнению, - путь критики. Причем речь идет не о критике каких - либо книг и философских систем, а о критике самого разума, взятого в чистом виде, то есть независимо от какого бы то ни было опыта. Философ намерен изучить инструмент познания, прежде чем пустить его в дело. Созрел ли разум для самокритики? Кант не сомневается в своевременности своего начинания.

Познакомимся теперь с некоторыми основными идеями "Критики чистого разума". Всякое знание, по Канту, начинается с опыта, но не ограничивается им. Часть наших знаний порождается самой познавательной способностью, и носит, по выражению философа, "априорный" (доопытный) характер. Эмпирическое знание единично, а потому случайно; априорное - всеобще и необходимо. Априоризм Канта отличается от идеалистического учения о врожденных идеях. Во - первых, тем, что, по Канту, доопытны только формы знания, а его содержание целиком поступает из опыта. Во - вторых, сами доопытные формы не являются врожденными, а имеют свою историю. Реальный смысл кантовского априоризма состоит в том, что индивид, приступающий к познанию, располагает определенными, сложившимися до него формами познания. Если посмотреть на знание с точки зрения его изначального происхождения, то весь его объем в конечном итоге взят из все расширяющегося опыта человечества. Другое дело, что наряду с непосредственным опытом, есть опыт косвенный (усвоенный). Далее Кант устанавливает различие между аналитическими и синтетическими суждениями. Первые носят поясняющий характер, а вторые расширяют наши знания. Все опытные, эмпирические суждения синтетичны. Это очевидно. Вопрос в том, возможны ли априорные синтетические суждения? Это главный вопрос "Критики чистого разума". В том, что они существуют Кант не сомневается, иначе бы научные знания не были бы обязательными для всех. Проблема состоит в том, чтобы объяснить их происхождение. Главный вопрос работы - как возможно чистое, внеопытное знание - распадается на три. Как возможна математика? Как возможно естествознание? Как возможна метафизика в качестве науки? Отсюда три раздела основной части "Критики ...": трансцендентальная эстетика, аналитика, диалектика. (Второй и третий разделы вместе образуют трансцендентальную логику). Трансцендентальной Кант называет свою философию потому, что она изучает переход в систему знаний условий опыта через познавательную способность. Трансцендентальное Кант противопоставляет трансцендентному, которое остается за пределами возможного опыта, по ту сторону познания. Здесь мы затрагиваем важную проблему кантовского учения, которую он ставит на первых же страницах своей работы. Речь идет о том, что опытные данные, поступающие к нам извне, не дают нам адекватного знания об окружающем нас мире. Априорные формы обеспечивают всеобщность знания, но не делают его копией вещей. Кант различает феномены и ноумены. То, чем вещь является для нас (феномен), и то, что она представляет сама по себе (ноумен), имеет принципиальное различие. В диссертации 1770 года Кант утверждал, что ноумены постигаются непосредственно умом, теперь он считает их недоступными никакому пониманию, трансцендентными. Это дало возможность обвинять Канта в идеализме наподобие берклианского. В связи с этим Кант во второе издание “Критики чистого разума” включил раздел “Опровержение идеализма”, в котором подверг критике идеализм Беркли, а свое учение назвал “трансцендентальным идеализмом”. Трансцендентальная диалектика у Канта занимается исследованием разума, который является высшей познавательной способностью. Он пишет: “Всякое наше знание начинается с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме, выше которого нет в нас ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления”1. Сколько бы мы не проникали вглубь явлений, наше знание все же будет отличаться от вещей, каковы они на самом деле, и сколько бы не увеличивались наши знания, их границы не могут исчезнуть. Канта мучает и вопрос об истине, но он понимает невозможность однозначного ответа на него. Можно, конечно, сказать, что истина есть соответствие знания предмету, и автор неоднократно это говорит, но он знает, что эти слова представляют собой тавтологию. Правильно сформулированный вопрос об истине, по мнению Канта, должен звучать следующим образом: как найти всеобщий критерий истины для всякого знания? Ответ Канта: всеобщий признак истины "не может быть дан". Однако, философ отверг всеобщий критерий только относительно содержания знаний. Что касается их формы, такой критерий он знает: непротиворечивость рассуждений. Он понимает, что запрет противоречия представляет собой "только негативный критерий истины", но, руководствуясь им, все же можно возвести прочные конструкции науки. Важное место в философских построениях Канта отведено категории познания. Одна из частей познания - чувственное познание. По Канту, существуют две априорные, доопытные формы чувственности - пространство и время. Пространство систематизирует внешние ощущения, время - внутренние. Философ на отрицал эмпирической реальности пространства и времени. Его взгляд на пространство и время был в известной степени реакцией на механистические представления об абсолютной длительности и не связанном с ней пустом вместилище вещей. Кант рассматривает время и пространство во взаимной связи, но связь эта реализуется лишь в познающем субъекте. Вне человека, в мире вещей самих по себе возможны иные виды сосуществования и последовательности. Бесспорным достижением теории познания Канта был новый взгляд на соотношение созерцания и интеллекта. В XVII столетии соперничали два противоположных направления в теории познания - сенсуализм и рационализм. Сенсуалисты полагали, что главную роль играет чувственное познание, рационалисты, соответственно, отдавали предпочтение интеллекту. Ни та, ни другая школы не видели принципиальной разницы между обоими видами познания. Кант подчеркнул несводимость одного "ствола познания" к другому. Научное знание, по его мнению, представляет собой синтез чувственности и рассудка. Главной в гносеологии Канта является идея активности познания. Именно в ней философ видел свою основную заслугу. Вся докантовская философия рассматривала интеллект человека как пассивное вместилище идей, которые поступают туда либо естественным, либо сверхъестественным путем. Новое, на чем категорически настаивал Кант, состояло в признании активной роли человеческого сознания. Учение философа об активности сознания помогло ему объяснить один из самых загадочных процессов - образование понятий. Кант видит в человеческом интеллекте заранее возведенную конструкцию - категории, но это еще не само научное знание, это только его возможность, такую же возможность представляют опытные данные. Что бы на базе этих возможностей возникло понятие требуется "продуктивное воображение". В работе недвусмысленно выражена идея бессознательного, притом активного, творческого начала. Автор говорит о "спонтанности мышления". Рассудок, благодаря продуктивному воображению, сам спонтанно, то есть стихийно, помимо сознательного контроля, создает свои понятия. Продуктивное воображение - это рабочий инструмент синтеза чувственности и рассудка. Такова одна из центральных идей "Критики чистого разума". Деятельное начало в интеллекте, которое Кант называл продуктивным воображением представляет собой разновидность интуиции. Помимо образования понятий, интуиция нужна еще в одном важном деле - в их использовании. Ученый должен не только располагать набором общих правил, законов, принципов, но и уметь применять их в конкретных, единичных обстоятельств. Кант называет это интуитивное уменье способностью суждения. Таким образом, интуиция сопровождает познание при его движении в любом направлении: когда возникают абстракции, и когда эти абстракции применяются в конкретных ситуациях. В первом случае действует продуктивное воображение, во втором - способность суждения. Без них функционирование рассудка невозможно. Философом описаны также другие виды интуиции, в ее современном понимании, - в работе речь идет о художественной и нравственной интуиции. Кроме рассудка и интуитивной способности суждения, Кант называет еще одну сферу интеллектуальной деятельности, высшую ее форму - разум. В широком смысле слова разум для философа равнозначен всему логическому мышлению. Разум - высшая контрольная и направляющая инстанция, и, в отличие от рассудка, который является сферой науки, - это сфера философии и диалектики. Диалектика по Канту - логика видимости. Дело в том, что разум обладает способностью создавать иллюзии, принимать кажущееся за действительное. Задача критики - внести ясность. Трудности разума связаны с тем, что он имеет дело не с научными понятиями (сфера рассудка), а с идеями. Идея - это такое понятие, которому в созерцании не может быть дан адекватный предмет. Разум непосредственно направлен не на опыт, а на рассудок, подготавливая ему поле для деятельности. Разум вырабатывает основные положения, общие принципы, которые рассудок и способность суждения применяют к частным случаям. Он выполняет управляющую функцию в познании, он направляет рассудок к определенной цели, ставит перед ним задачи. (Функция рассудка конститутивна, то есть конструктивна, он создает понятия). Разум очищает и систематизирует знание. Именно благодаря ему теории переходят в практику, идеи регулируют не только наше познание, но и наше поведение. В теоретической сфере велика роль идей. Разум доводит рассудочный категориальный синтез до предела, создавая максимально широкие обобщения, выходящие за границы опыта. Теоретические идеи, по Канту, образуют систему, выведенную из трех возможных вариантов отношения к реальности: во - первых, отношение к субъекту, во - вторых, - к объекту, в - третьих, - к тому и другому вместе, то есть ко всем вещам. Отсюда возникают три класса идей: о душе, о мире, о боге. Кант считает, что как раз в области идей разум нуждается в самой основательной проверке и самокритике.

Таковы основные идеи "Критики чистого разума". Работа завершается программой на будущее. Ни о каких новых "критиках" автор не помышляет. Критическая работа завершена. Философу предстоит изложение позитивных начал метафизики. До него в метафизике "можно было нести всякий вздор, не опасаясь быть уличенным во лжи", так как она не располагает теми средствами проверки, которые есть у естествознания. Поэтому до сих пор метафизика не была наукой, но у нее, по мнению Канта, есть возможность таковой стать. По замыслу мыслителя, вся система метафизики должна состоять из четырех частей - онтологии (учение об общих принципах бытия), физиологии (учение о природе, которое распадается на физику и психологию), космологии (наука о мире в целом) и теологии (наука о боге). Однако Кант фактически не ответил на вопрос, заданный в начале "Критики ...", - как возможна метафизика в качестве науки? Своей трансцендентальной диалектикой он разрушил все догматические построения в этой сфере, но дальше декларирования необходимости новой научной философии пока не пошел.

Выход в свет "Критики чистого разума" не вызвал сенсации. Читалась книга с трудом, без интереса. Никто Канта публично не бранил, никто ему не возражал, лишь изредка до него доходили жалобы на непонятность. Сразу же после появления книги философ разослал дарственные экземпляры своим друзьям и знаменитостям: в первую очередь министру Цедлицу, Марку Герцу, Мендельсону, затем - придворному проповеднику Иоганну Шульцу. Первых ответов пришлось ждать около двух лет. За это время не вышло ни одной серьезной рецензии. Это действовало на философа удручающе. Тем более, что он вовсе не считал великие умы обреченными на непонимание. Наоборот, он твердо верил, что самые сложные произведения можно и нужно сделать общедоступными. Теперь, когда главное было позади, Кант мог позаботиться и о том, чтобы его правильно поняли. Еще в дни типографской работы над книгой он высказывал намерение общедоступно изложить содержание своего главного труда. Теперь философ больше не откладывал завершение компендиума "Критики чистого разума". Под название "Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться в качестве науки" весной 1783 года книга вышла из печати. "Пролегомены" явились переложением "Критики ...", и были значительно короче основного труда, но не более популярны. Акцент в них был перемещен на проблему метафизики. Наконец, в 1785 году, основательно проштудировав труд Канта, упомянутый выше пастор Шульц написал обстоятельную рецензию. Вскоре она была выпущена отдельной книгой. Пастор считал себя вправе выступить с популяризацией учения Канта, поскольку "Пролегомены" этой задачи не решили. "Разъясняющее изложение "Критики чистого разума"" представляет собой добросовестный комментарий к кантовской теории познания. Только таким образом проблема популяризации труда Канта была, наконец, разрешена.


Весной 1784 года Кант отметил свое шестидесятилетие. Юбилей застал его в расцвете духовный сил. Уже прожито было три четверти отпущенных лет, но не написана еще и половина произведений. Теперь они появляются одно за другим - книги, статьи, рецензии. Кант расширяет рамки критической философии: принципы, найденные в теории познания, применяет в социальных сферах. Обретенная истина подвергается многократной проверке, выдержав которую получает дополнительное обоснование, а не выдержав, заменяется новой, подвергающейся, в свою очередь, проверке, уточнению и совершенствованию. В середине 80-х годов XVIII века Кант особое внимание уделяет размышлениям над философией истории. В ноябре 1784 года вышла его статья "Идея всеобщей истории во всемирно - гражданском плане". Статья открывается констатацией обстоятельства, которое в XVIII веке стало более или менее общим достоянием, - действия законов в жизни общества. Затем, Кант высказывает мысль о несовпадении личных целей и общественных результатов человеческой деятельности. Предполагать у отдельного человека наличие разумной цели не приходится; скорее глупость, ребяческое тщеславие, злоба и страсть к разрушению выступают как мотивы поведения, но если отвлечься от них, то в общем ходе истории можно увидеть некую общую для всего человечества разумную цель. Причиной законосообразного порядка в человечестве, по Канту, служит антагонизм между людьми, их склонность вступать в общество, оказывая одновременно этому обществу сопротивление, которое угрожает распадом. В обстановке единодушия, умеренности и взаимной любви людские таланты не могли бы себя проявить. Кант оптимист, и считает, что путь раздора в конечном итоге ведет к достижению всеобщего правового гражданского общества, членам которого предоставлена величайшая свобода, совместимая, однако, с полной свободой других. Антагонизм в этом обществе будет продолжать существовать, но его ограничат законы. Только в таких условиях возможно наиболее полное развитие потенций, заложенных в человеческой природе. Мысли, развивающие эту идею можно обнаружить в некоторых более поздних работах, например, в статье "Предполагаемое начало человеческой истории" (1786).

В 1787 году "Критика чистого разума" была издана повторно. Тем временем Кант был избран ректором университета (на этой должности находились в течение года), а Берлинская академия наук включила его в число своих членов (это пожизненно). К этому времени философ не мог пожаловаться на невнимание к своему труду, разве что на непонимание. Одна за другой появлялись уже не статьи, а целые книги, направленные против него. Его обвиняли в скептицизме и субъективном идеализме. Отвечать всем не было возможности, да и необходимости: одновременно с количеством критиков росло и число сторонников. Сам Кант лишь в редких случаях отвечал своим оппонентам. Научный спор, по его мнению, интересен только тогда, когда можешь сказать что - то новое. Уличать противника в недобросовестности или глупости - занятие неблагодарное, тем более, что перед Кантом открылся наконец неизведанный континент мысли, вокруг которого давно спорили великие философы и к которому он сам стремился много лет. Речь идет об этике. В этой области заслуги Канта не менее велики, чем в гносеологии. Именно интерес к этическим проблемам и трудности, встающие при их решении, в первую очередь побудили Канта взяться за написание "Критики чистого разума". Первое систематическое изложение этики Кант предпринял в книге "Основы метафизики нравов", которая увидела свет в 1785 году. Философ стремился показать единство практического и теоретического разума (т.е. нравственности и науки). В 1785 году он считал, что он не в состоянии решить подобную задачу. Как только она оказалась ему по плечу, он написал "Критику практического разума". Книга вышла в свет в 1788 году. Содержание этих двух этических работ частично повторяет, частично дополняет друг друга. В них изложены лишь начала кантовского учения о нравственности. Только в преклонном возрасте философу удалось создать труд, где его этика предстала в завершенном виде, это - "Метафизика нравов". Новое слово, сказанное Кантом о поведении человека, - автономия нравственности. Предшествовавшие теории были гетерономны, т.е. выводили мораль из внешних по отношению к ней принципов. Одни моралисты видели корень нравственных принципов в некоем принудительном предписании - воле бога, установлениях общества, требованиях врожденного чувства. Другие настаивали на том, что представления о добре и зле суть производные от целей, которых добивается человек, и последствий, которые вытекают из его поведения, от его стремления к счастью, наслаждению, пользе. Кант утверждает принципиальную самостоятельность и самоценность нравственных принципов. Добро есть добро, даже если никто не добр. Критерии здесь абсолютны и очевидны. Философский анализ нравственных понятий говорит о том, что они не выводятся из опыта, они априорно заложены в разуме человека. Исходное понятие этики Канта - автономная добрая воля. Она не пассивна, от ее носителя мыслитель требует действия, поступка. Моральный поступок выглядит как результат некоего внутреннего императива (повеления), порой идущего вразрез с аморальной практикой окружающей действительности. В связи с этим философ подчеркивает первенство практического разума по сравнению с теоретическим. Главное - поведение, а знание вторично. Поэтому для того, чтобы распознать добро и зло, не нужно специального образования, достаточно интуиции ("способности суждения"). Здесь Кант расходится с "первооткрывателем" морали Сократом, для которого добро совпадает со знанием и отсутствие знания является единственным источником всякого морального несовершенства. Таким образом автор "Критики" и "Основ" выходит за пределы просветительского рационализма. Природа человека по Канту - его свобода. Свобода с точки зрения этики не произвол, не просто логическая конструкция, при которой из данной причины могут на равных правах проистекать различные действия. Нравственная свобода личности состоит в осознании и выполнении долга перед самим собой и другими людьми. "Свободная воля и воля, подчиненная нравственным законам, - это одно и тоже". Свобода человека возможна постольку, поскольку он - дитя двух миров. Принадлежность к чувственно воспринимаемому миру делает человека игрушкой внешней причинности, здесь он подчинен посторонним силам - законам природы и установлениям общества. Но как член ноуменального мира "вещей самих по себе" он наделен свободой. Эти два мира не антимиры, они взаимодействуют друг с другом. Интеллигибельный мир содержит основание чувственно воспринимаемого мира, а ноуменальный характер человека лежит в основе его феноменального характера. Раздвоенность человека устраняется механизмом совести. Нельзя все правильно понимать, но неправильно поступать. Определи сам себя, проникнись сознанием морального долга, следуй ему всегда и везде, сам отвечай за свои поступки - такова квинтэссенция кантовской этики, строгой и бескомпромиссной. Существенное место в философской системе Канта занимает его философия религии, которая примыкает непосредственно к этике. Философ выдвигает тезис: мораль не возникает из божественных установлений, и антитезис: мораль неизбежно ведет к религии. Человеческих способностей недостаточно для того, чтобы привести в соответствие право людей на счастье с их обязанностями, поэтому необходимо признать всемогущее моральное существо как владыку мира. Обоснованию антитезиса посвящен трактат "Религия в пределах только разума". Кант присматривается к прошлому, ищет социально - психологические корни веры в бога и видит в человеке и человечестве в целом борьбу двух начал - добра и зла. Философ начинает с размышлений о нравственной природе человека. Человек, утверждает он, по природе зол. В нем заключена неизбывная склонность творить зло, которая выглядит как приобретенная, будучи, однако, изначально ему присущей. Вместе с тем, человек обладает и первоначальными задатками добра. Моральное воспитание в том и состоит, чтобы восстановить в правах добрые задатки, чтобы они одержали победу в борьбе с человеческой склонностью к злому. Такая победа возможна только как революция в образе мыслей и чувств самого человека и требует для этой цели наличия общественной потребности в добре. Переживание вины (своей собственной или чужой, к который ты лишь сопричастен) - основа морали. В учении о религии четко проявился историзм кантовского мышления. Кант видит изначальное, по сути дела безрелигиозное состояние людей, затем первый, еще не совершенный тип религии, который называется "богослужебным". Третий этап - вера разума. Богослужебная религия рассчитана на снискание благосклонности верховного существа, которое можно умилостивить путем почитания, сакральными жертвами, соблюдением предписаний и обрядов. Человек льстит себя мыслью, что бог может сделать его счастливым без того, чтобы самому стать лучше. Религия разума - это чистая вера в добро, в собственные моральные потенции без примеси какого бы то ни было расчета, без переложения ответственности на высшие силы. Это религия доброго образа жизни, которая обязывает к внутреннему совершенствованию. Бог - это моральный закон, как бы существующий объективно, это - любовь, - так говорится на страницах "Метафизики нравов", наиболее поздней этической работы автора. Христианство автор приемлет как нравственный принцип, как программу человеколюбия. Совершенствуя эту программу, он пытается обосновать ее теоретически.


В конце 80-х годов XVIII века в философских воззрениях Канта происходит новый перелом. Оставаясь в целом на позициях критицизма он уточняет (а порой решительно меняет) свои воззрения на ряд существенных для него проблем. В первую очередь это затрагивает проблему метафизики. В "Критике чистого разума" вопрос остался открытым. С одной стороны, философ убедительно показал, что метафизика как теоретическая дисциплина невозможна. С другой - он декларировал программу создания новой метафизики как науки о сверхчувственных вещах - боге и бессмертии души. В 1788 году стало известно, что Берлинская академия намеревается объявить конкурс на лучшее сочинение по теме "Какие действительные успехи сделала метафизика со времен Лейбница и Вольфа". Кант в конкурсе не участвовал, хотя трижды принимался за работу. Сохранившаяся рукопись красноречиво свидетельствует о его отношении к метафизике. Кант настаивает на том, что за пределами чувственного опыта не может быть никакого теоретического познания. Чтобы придать понятию объективность необходимо подвести под него какое - либо созерцание. Поэтому теоретически мы ничего не можем узнать ни о боге, ни о свободе, ни о душе, отделенной от тела. "Практически мы сами создали себе эти предметы", мы верим в них и ведем себя соответствующим образом. Метафизика сверхчувственного возможна только с "практически - догматической" точки зрения. А метафизику природы Кант представляет себе лишь как разработку понятийного аппарата естественных наук. Метафизика есть критика, поправка к здравому смыслу, и ничего более, - можно прочитать в черновиках.

Перейдя на позиции критической философии, Кант не забывал об увлечениях молодости, о своей "первой любви" - естествознании. Он продолжал читать курсы физической географии и теоретической физики. Сохранял интерес к астрономии и "небесной механике" и написал две статьи на эту тему: "О вулканах и луне" и "Нечто о влиянии Луны на погоду". За два года до того, как заговорили о берлинском конкурсе, он выпустил работу "Метафизические начала естествознания". Если в "Критике чистого разума", набрасывая структуру своей будущей философии природы, Кант разделил ее на рациональную физику и рациональную психологию, то теперь природу души он не считает объектом научного познания. Душа не экстенсивная величина, а описание душевных явлений - не естествознание, которое имеет дело только с телами. Философ принимал посильное участие в практической реализации научных открытий. Так, например, с именем Канта связано сооружение в Кенигсберге первого громоотвода (на здании Габербергской церкви). Однако главные интересы мыслителя по - прежнему лежали в собственно философской сфере. Когда для него выяснилась несостоятельность попытки заново построить разрушенное им здание умозрительной метафизики, он стал искать новые пути создания философской системы, так как в философии он ценил прежде всего систематичность. Общие контуры учения сложились у него давно, но системы пока еще не было. Конечно обе первые "Критики ..." связаны определенным образом, в них развита одна и та же концепция, но достигнутое единство между теоретическим и практическим разумом представлялось ему недостаточным. Не хватало какого - тот важного опосредующего звена. Система философии возникла у Канта лишь после того, как он обнаружил между природой и свободой своеобразный "третий мир" - мир красоты. Когда он создавал "Критику чистого разума", он считал, что эстетические проблемы невозможно осмыслить с общезначимых позиций. Принципы красоты носят эмпирический характер и, следовательно, не могут служить для установления всеобщих законов. Термином "Эстетика" он обозначал тогда учение о чувственности, об идеальном пространстве и времени. Однако, в 1787 году Кант сообщает Рейнгольду об открытии нового всеобщего принципа духовной деятельности, а именно "чувства удовольствия и неудовольствия". Теперь философская система мыслителя обретает более четкие контуры. Он видит ее состоящей из трех частей в соответствии с тремя способностями человеческой психики: познавательной, оценочной ("чувство удовольствия") и волевой ("способность желания"). В "Критике чистого разума" и "Критике практического разума" изложены первая и третья составные части философской системы - теоретическая и практическая. Вторую, центральную, Кант пока называет теологией - учением о целесообразности. Затем термин "теология" уступит свое место эстетике - учению о красоте. Задуманное произведение философ намеревался окончить к весне 1788 года. Но работа опять затянулась. Потребовалось еще две весны и два лета, прежде чем рукопись ушла в типографию. Трактат получил название "Критика способности суждения". В работе "Критика чистого разума" термином "способность суждения" обозначалась одна из интуитивных познавательных способностей. Если рассудок устанавливает правила, то способность суждения дает возможность пользоваться этими правилами в каждом конкретном случае. Теперь Кант размышляет над другим видом интуиции, который называет "рефлективной способностью суждения". Речь идет об отыскании по данному частному некоего формального общего, но не об абстрагировании общих признаков, - это дело рассудка. Применяя рефлективную способность суждения, человек задумывается над целевым назначением данного частного. Учение о целях - телеология; поэтому Кант называет эту разновидность рефлективной способности суждения телеологической. Телеология для него - принцип рассмотрения предмета, в первую очередь живого организма, где все целесообразно, то есть каждая часть необходимым образом связана с другой. Рядом он располагает эстетическую способность суждения, исходя из того, что художественное переживание доставляет субъекту такое же удовольствие, как и обнаружение целесообразности. В 1788 году философ обнаружил в деятельности человека сферу, где результаты также представляют собой нечто органическое. Это искусство. Телеология Канта - это не теология, но и не естествознание: с ее помощью философ не отыскивает бога в природе, но и не открывает законов, ею управляющих, в центре его рассмотрения по - прежнему человек. Только человек может ставить перед собой сознательные цели, в результате достижения которых возникает мир культуры. Так телеология Канта перерастает в теорию культуры. В ходе работы над "Критикой способности суждения" Кант все более сужал сферу телеологии, лишая ее самостоятельной роли, ее функции как центрального звена системы переходили к эстетике. Телеология у философа фиксирует специфику предмета и границы его познания: объективная целесообразность налицо, но суть ее непостижима. Телеология в этом плане аналогична теоретическому разуму, который с неизбежностью наталкивается на противоречия, пытаясь проникнуть в сущность вещей самих по себе. И телеология и теоретический разум выполняют регулятивную функцию. Конститутивную (т.е. конструктивную) роль разум играет в области поведения человека, нравственности. В области познания конститутивную функцию осуществляет рассудок. В сфере "способности суждения" конститутивна эстетическая оценка, родственная телеологической и в тоже время противоположная ей. Единый подход к живой природе и художественному творчеству на основе принципа целесообразности - одна из основных идей "Критики способности суждения". Это было новое слово в эстетике.

Кант пришел к постановке эстетических проблем, отправляясь не от размышлений над природой искусства, а от стремления довести до полноты свою философскую систему. Таким образом, сам философ видит в эстетике "пропедевтику всякой философии". Это значит, что систематическое изучение философии следует начинать с теории красоты, тогда полнее раскроется добро и истина, т.е. знакомство с третьей "Критикой" должно предшествовать чтению первых двух.


1   2   3

Скачать, 43.44kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru