Ислам и исламизм в Республике Дагестан: история и современность

Поиск по сайту:


Скачать 306.02 Kb.
НазваниеИслам и исламизм в Республике Дагестан: история и современность
Дата09.03.2012
Размер306.02 Kb.
ТипАнализ
Смотрите также:




Глава 4. Ислам и исламизм в Республике Дагестан:

история и современность


4.1. Исторические аспекты эволюции ислама в Дагестане


Анализ векторов и динамики развития религиозной ситуации в пост-советском Дагестане показывает, что современный Дагестан является одним из самых полиэтнических, поликонфессиональных и поликультурных регионов мира, где проживают представители более ста народов, принадлежащих к различным языковым группам и исповедующим разные религии, в том числе и ислам. На протяжении более 1 350 лет ислам является неотъемлемым компонентом истории Дагестана, одним из определяющих элементов духовной и материальной культуры многих дагестанских народов. Объективный анализ показывает, что ислам оказал и в определенной мере продолжает оказывать, за исключением советского периода истории (конец 20-х гг. ХХ в – 1991 г.), большое влияние на политику, социальную, духовную и культурную жизнь, на быт и психологию своих последователей в Дагестане. Возникновение на географической и политической карте самого понятия «Дагестан» тесно связано с теми войнами, которые вел Арабский Халифат с Хазарией в VII –VIII вв. на территории Дагестана.

Территория Кавказа, в том числе и Дагестана, имела для арабов важное стратегическое, экономическое и политическое значение. Здесь происходило ожесточенное столкновение интересов Халифата и Хазарии, которой оказывала поддержку Византия – главный конкурент Халифата на пути к политической и экономической гегемонии на Ближнем Востоке. Это одна из главных причин, побудившая Халифат систематически, настойчиво и упорно, начиная с середины VII в. и до начала IX в., т.е. в течение 150 лет, стремиться укрепиться на Кавказе, в Дагестане.

В 643 году арабские отряды по каспийскому побережью двинулись к дагестанскому городу Дербенту, позже получившему от арабов название «Баб ал-Абваб» - «Ворота ворот». После длительной осады арабы завоевали Дербент, тем самым, обеспечив себе безопасность с севера. С 705 г. раннефеодальное государство Кавказская Албания, которая находилась на севере современного Азербайджана и юге Дагестана, занимая стратегическое положение на Восточном Кавказе, теряет свою самостоятельность и вассалитет и переходит в полное подчинение арабам, именуясь отныне вилайетом Арран.

По словам авторитетного дагестанского исламоведа А.Р. Шихсаидова, в Дагестане примерно девять веков потребовалось на то, чтобы такие местные религиозные представления, как язычество, зороастризм и христианство «заменить монотеистической религией – исламом»1. Хотя впервые арабы под руководством Салмана ибн Рабиа захватили Дербент в 643/644 гг., но окончательно им удалось закрепиться в городе только в 685-686 гг.

Кроме военных походов и захвата добычи, военнопленных, гражданского населения, арабы применяли на Кавказе и другие, в том числе и экономические методы: заселяли воинов и колонистов (арабизация), которым раздавали землю на правах икта (условное) или мулка (отчуждаемое землевладение), подкупали местных правителей, облагали джизья (подушной податью) и хараджем (поземельным налогом) немусульман, в то время как мусульмане платили только ушр (десятину) и закят (религиозный налог) и др. Это было характерно для всего Дагестана. В Дербенте и вдоль Горной стены в Дагестане арабами были построены крепости в Рукеле, Митаги, Кала-Суваре, Мугарты, Марага, Бильдаги, куда Масламой были заселены 24 000 чел. из Сирии2. Арабы уничтожали доисламские языческие, зороастрийские и христианские культовые здания, сооружения и предметы культа, памятники культуры албанской и пехлевийской письменности.

Появление новой монотеистической религии, культурно-экономические и военно-политические контакты привели к проникновению в Дагестан арабо-язычной (арабо-мусульманской) культуры, в том числе духовной культуры, исламской литературы, которые в дальнейшем определили пути развития многих дагестанских народов. Ислам и арабо-мусульманская культура начали интенсивно внедряться в Дагестане именно с эпохи Арабского Халифата.

Распространение ислама среди народов Дагестана происходило и происходит сейчас разновременно. Так, на наш взгляд, историю распространения ислама среди дагестанских народов можно поделить на семь условных этапов.

На первом этапе (середина VII - сер. X вв.) арабские вооруженные отряды насильно обратили в ислам лезгин, табасаранцев, рутульцев и цахуров.

На втором этапе (конец X-XII вв.) во многом благодаря местным мусульманским миссионерам ислам приняли агулы и лакцы.

На третьем этапе (конец XIV-XV вв.) ислам распространился среди арчинцев, кубачинцев, кайтагов, даргинцев, ногайцев, кумыков и аварцев.

На четвертом этапе (XIV-XVI вв.) мусульманами стали андо-цезские народы и чеченцы-аккинцы. Все они исповедовали ислам суннитского направления шафиитского мазхаба. На первых четырех этапах распространения ислам столкнулся с широко распространенным здесь с IV в. христианством3. Иранские шахи для закрепления своей власти в XV-XVII вв. в Дербент начали насильственно переселять азербайджанские племена, исповедовавшие шиизм. В средневековом Дагестане возникло несколько центров мусульманского богословия, арабоязычной культуры и науки - Дербент, Ахты, Цахур, Кумух, Акуша, Согратль, Хунзах, Эндери, Яраг, Башлы.

На пятом этапе (XIX в.) среди дагестанских народов начали распространяться накшбандийский (через Мухаммада-Эфенди ал-Яраги (1770-1840 гг.) – известного теолога шафиитского мазхаба, имама джума-мечети лезгинского селения Вини-Яраг Кюринского округа) и кадирийский (через Кунта-Хаджи Кишиева (ум. в 1867 г.) из сел. Илсхан-юрт в Чечне) тарикаты суфизма. Иджаза - наставничество на накшбандийский тарикат Мухаммад-Эфенди ал-Яраги получил в 1820 г. от Хаджи-Исмаила-Эфенди (ум. после 1820 г.) из с. Кюрдамир (область Ширван), а тот – через знаменитого шейха Халида ал-Багдади (1776-1827 гг.)4. Кунта-Хаджи Кишиев начал распространять кадирийский тарикат с 1861 г. после вторичного возвращения из хаджа5.

На шестом этапе (нач. XX в.) в Дагестане начал распространяться (через Сайфулла Кади Башларова (ум. в 1919 г.) из лакского селения Ницовкра) шазилийский тарикат. Сайфулла Кади получил иджазу шазилийского тариката 3 марта 1915 г. в Астрахани от Мухаммада Салих ал-Иджави ал-Карманхани (годы жизни неизвестны)6.

На седьмом этапе (кон. XX - нач. XXI вв.) начали распространяться сухраварди, руфаи, ахмадийа, чиштийа тарикаты суфизма, а также нурджалар, ваххабизм (салафийа), ал-Каида, ихван-ал-муслимин, Хизб ут-Тахрир - религиозно-политические радикальные течения в суннитском исламе. Причем мы можем констатировать, что процесс распространения ислама в Дагестане, соответственно его радикализации, не завершился, а продолжается.

В XIX в. мусульманское духовенство в Дагестане представляло значительную и серьезную политическую и идеологическую силу. В Дагестане в 1861 г. ко времени окончания Кавказской войны было 1628 учтенных мечетей и 4 500 человек мусульманского духовенства7. В 1899 г. в Дагестане функционировали 588 исламских учебных заведений, из которых 90 были медресе, а остальные - мактабы. Не только по числу исламских учебных заведений, но и мечетей Дагестан всегда занимал и занимает первое место на Северном Кавказе. В 1917 г. здесь было 1700 мечетей, из которых 365 были джума-мечети. Также функционировали 35 шиитских мечетей8.

В исламском просветительстве в Дагестане большую роль играли и продолжают играть исламские средства массовой информации. В 1913-1918 гг. в г. Темир-Хан-Шуре (тогдашней столице Дагестана, ныне г. Буйнакске) издавалась газета «Джаридату Дагестан», издаваемая Али Каяевым.

По целому ряду причин мусульман Дагестана слабо коснулось такое реформаторское движение, как джадидизм, получившее широкое распространение среди других мусульманских народов России в конце XIX – начале ХХ вв9. Это объясняется рядом причин – консерватизмом местного шафиитского духовенства, недоверием администрации Российской империи к местному духовенству (еще сохранились в памяти война горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50- гг. XIX в., жестоко подавленное восстание горцев Дагестана в 1877 г.), широкое т.н. «антиписарское» движение в 1908 году в Дагестане, сторонники которого выступали против замены в делопроизводстве арабской письменности на кириллицу и др. В то же время активными сторонниками реформирования ислама, джадидизма в Дагестане были теологи и мусульманские просветители - Абусуфьян Акаев (ум. в 1934 г.) из кумыкского сел. Нижнее Казанище и Али Каяев (ум. в 1943 г.) - из лакского сел. Кази-Кумух.

Большую роль не только в религиозной, но и общественно-политической жизни дагестанских мусульман играл и продолжает играть суфизм. Однако следует подчеркнуть, что суфизм никогда не был и не является в настоящее время преобладающей формой бытования ислама на Южном и Северном Кавказе. Тем более он не мог быть доминирующей формой бытования мусульманства на первоначальном этапе своего распространения в данном регионе.

Суфизм проник в Дагестан еще в раннее средневековье. Суфийские общины действовали в Дербенте с ХI века. Об этом свидетельствует монументальный энциклопедический памятник раннего суфизма на Северном Кавказе - труд Мухаммада б. Ал-Фараджа Абу Бакра аш-Шафии ас-Суфи ад-Дербенди (ум. в первой половине ХII) «Райхан ал-хакаик ва бустан ад-дакаик» («Базилик истин и сад тонкостей»)10. Однако полномасштабное проникновение суфизма на территорию Дагестана относится к XIX в., когда через шейха Дийа ад-Дина Халида ал-Шахразури (1776-1827 гг.) на Кавказе, в Дагестане утвердилась побочная ветвь накшбандийа – накшбандийа-халидийа. Через шейха Хаджи-Исмаила Кюрдамирского (Ширван), его ученика Хас-Магомеда Ширванского благодаря деятельности первого верховного муршида Дагестана и Чечни, шейха Мухаммада-Эфенди ал-Яраги, имамов Кази-Мухаммада (ум. в 1832 г.), Гамзат-Бека (ум. в 1934 г.) и Шамиля (ум. в 1871 г.) учение накшбандийа-халидийа стало в XIX в. знаменем объединения горцев в их борьбе с продвижением Российской империи на Кавказ11.

По нашему мнению, широкому распростране­нию в Дагестане именно идей накшбандийского тариката способст­вовала специфика данного течения суфизма. Накшбандийа - единственное суфийское братство, где контакты с властями, с целью влияния на их политику, возведено в обязанность суфия. Другая специфика - отрицание аскетизма, все суфии - миряне, для которых необязательно жить в обители. Первым дагестанским шейхом нового тариката стал Мухаммад-Эфенди ал-Яраги (1770-1840 гг.) - известный теолог шафиитского мазхаба, имам джума-мечети лезгинского селения Вини-Яраг Кюринского округа. Он стал одним из крупнейших общественно-политических и религиозных деятелей в истории Дагестана и Чечни, популярнейшим шейхом накшбандийского тариката, первым верховным мюршидом Дагестана и Чечни. С его жизнью и деятельностью связан один из важнейших этапов радикализации ислама в Дагестане.

Вместе с тем, продолжительная борьба горцев в 20-50-е годы XIX в. выдвинула на первый план политизированный суфизм в формате наибского суфизма, идеологию которого разработал ал-Яраги. Он стал идейным вдохновителем народно-освободительной борьбы горцев в XIX в. В этот же период времени разработкой накшбандийского вероучения в Дагестане занимались такие известные шейхи, как Джамалутдин ал-Гумуки (ум. в 1869 г.) из лакского с. Кази-Кумух, Абдурахман ас-Сугури (ум. в 1891 г.) из аварского с. Согратль, Ильяс ал-Цудахари (ум. в 1904 г.) из хутора возле даргинского с. Цудахар и др.

Народно-освободительное движение горцев Северо-восточного Кавказа возглавляли имамы Гази-Мухаммад Гимринский (1828-1832 гг.), Гамзат-бек Гоцатлинский (1832-1834 гг.) и Шамиль Гимринский (1834-1859 гг.).

Через чеченского проповедника Кунта-Хаджи Кишиева (ум. в 1867 г.) в Чечне, Ингушетии и Дагестане со второй половины ХIХ в. распространился кадирийский тарикат, получивший в литературе название «зикризм».

С начала ХХ в. через шейха Сайфулла Кади Башларова (ум. в 1918 г.) в Дагестане распространяется и шазилийский тарикат.

По некоторым данным, в начале 20-х годов ХХ в. в Дагестане, Чечне и Кабарде числилось 61200 мюридов, сотни суфийских братств накшбандийского, кадирийского и шазилийского тарикатов, во главе которых стояли десятки шейхов12.

Революционные события 1905 года привели к социально-политической дифференциации дагестанского общества, где появились три группы: а) панисламистская («клерикально-феодальная»), куда входили представители многочисленного мусульманского духовенства, б) буржуазно-национальная, примыкавшая к октябристам и кадетам, куда входили князья, помещики и чиновники и в) социалистическая («аграрно-рабочая»), куда входили представители рабочих и крестьян. В этот период в Дагестане выделились такие известные дагестанские религиозно-политические деятели, как Нажмудин Гоцинский и Узун-Хаджи Салтынский. Лидером местной дагестанской клерикально-феодальной группы являлся имам Н.Гоцинский (ум. в 1925 г.).

В первые годы советской власти происходят существенные изменения в отношении официальных властей к исламу13. Новая власть старалась найти компромисс с религией как мировоззрением и социально-культурной системой. Учитывая большой уровень религиозности мусульманского населения Кавказа, первые руководители Советского государства проводили осторожную политику по отношению к мусульманскому духовенству, исламу, шариату. Например, органы власти некоторых субъектов Северного Кавказа - Дагестана, Чечни, Ингушетии - до 1927 года сохранили шариатские суды. Мусульманское духовенство контролировало большое количество вакуфной собственности в Дагестане - 10 тыс. га земли14. По подсчетам окружных фининспекций, в 1925/1926 хозяйственном году общая сумма поступлений от вакфов и закята в ДАССР составляла около 1,5 млн. руб.15 В 1925 году в Дагестане действовали 500 медресе и 766 мактабов16. В Дагестане на начало 1928 года было 600 кадиев, 2000 мулл и столько же алимов, до 2000 мечетей, действовали 17 шейхов и тысячи суфиев17.

С целью подрыва политической и экономической основы мусульманского духовенства с начала 20-х годов ХХ в. все земли и имущество мечетей (вакуфы) были переданы кресткомам18. На основании постановления бюро ДК ВКП(б) Президиумом ЦИК ДАССР от 18 апреля 1927 г. (протокол № 2 и № 8) было решено ликвидировать окружные шариатские суды и отменить положение о шариатских судах19. Вторая сессия ЦИК ДАССР VI созыва в ноябре 1927 г. законодательно закрепила ликвидацию окружных шариатских судов в Дагестане.

Мероприятия Советской власти по национализации вакуфов и изъятию закята дагестанское духовенство встретило открытым сопротивлением. Духовен­ство скрывало вакуфные земли и имущество, призывало верующих не сдавать закят в кресткомы Духовенство организовало массовые вступления против изъя­тия вакуфов.

В ответ, постепенно укрепившись, новая власть лишает духовенство избирательных прав. На IV Вседагестанском съезде советов подчеркивалось, что новая власть не потерпит вмешательства представителей духовенства в светские дела: «Дагестанские мечети и вообще религиозные вопросы ничего общего не имеют с Советским государством. Читайте сколько хотите Коран, но не вмешивайтесь в советские законы и не мешайте улучшению жизни дагестанской бедноты»20. Из Дагестана в 1928 году в районы Усольска (ныне г. Сыктывкар), Сольвычегодска, Котласа (Архангельская область) было сослано более 800 представителей мусульманского культа, преимущественно людей пожилого возраста.21.

Вместе с тем, в 1921-1927 гг. в Дагестане продолжали действовать шариатские суды, был специально создан народный комиссариат по шариатским делам, который возглавлял популярный шейх накшбандийского тариката Али-Гаджи Акушинский. Если в 1913 году в Дагестане действовало 1 700 мечетей, в 766 примечетских школах обучалось 6 727 учащихся,22 то в апреле 1929 г. в Дагестане действовали 2 000 мечетей, 3 391 духовное лицо (кадии, будуны, муллы) и 322 мусульманские школы с 4 570 учащимися23. Как мы видим, если в 1929 г. в связи с открытием советских школ несколько уменьшилось количество религиозных школ и учащихся в них, то количество мечетей, наоборот, увеличилось на 300. Однако первые советские школы были своеобразной переходной формой от религиозных школ к светским. Из-за острой нехватки учительских кадров органы просвещения республики были вынуждены привлечь в советские школы в качестве учителей представителей духовенства. Например, в Кайтаго-Табасаранском округе из 157 школьных работников только 20 окончили те или иные курсы, остальные имели мечетское образование24.

Активная антирелигиозная пропаганда среди населения, административные и уголовные преследования активистов суфийских братств, привела к тому, что к 40-м годам ХХ в. легальная деятельность суфийских братств в Дагестане была прекращена. Однако несмотря на преследования властей, нелегальная деятельность суфийских братств продолжалась.

К началу 1940 года в Дагестане фактически не осталось ни одной официально действующей мечети, медресе и мактабов. Только в 1944 г. было создано Духовное управление мусульман Северного Кавказа (г. Буйнакск, Дагестан). Начали открываться мечети. Из 351 мечетей, открытых к 1952 году в СССР, 50 подчинялись ДУМ Северного Кавказа25. Вплоть до конца 80-х гг. ХХ в. ежегодно только несколько тщательно отобранных мусульман имели право совершать хадж.

Под влиянием антирелигиозной пропаганды в 40-80-х годах ХХ в. ислам в Дагестане действовал, как правило, в условиях подполья. В ходе этой кампании «практически была разгромлена исламская классическая культура, ликвидирован и без того тонкий слой духовной элиты, уничтожена система духовного образования»26. Известные западные исследователи ислама А. Беннигсен и Ш. Лемерсье-Келькеже называли в начале 80-х годов ХХ в. исламские народы России (СССР) «забытыми мусульманами» («les musulmans oubblés»)27. В 1985 году в Дагестане действовали 27 мечетей28.

В современном Дагестане ислам суннитского направления ханафитского мазхаба (богословско-юридической школы) исповедуют следующие народы: ногайцы, часть кумыков (в Бабаюртовском районе). Аварцы, даргинцы, лезгины, лакцы, табасаранцы, агулы, рутульцы, цахуры, чеченцы-аккинцы, большая часть кумыков, азербайджанцев-терекеменцев – мусульмане-сунниты шафиитского мазхаба. Общая численность единоверцев суннитов составляет около 87% населения Дагестана. Шиитское направление ислама в Дагестане исповедуют азербайджанцы Дербентского района и гг. Дербент, Махачкала, Хасавюрт, Буйнакск, Кизлярского района (с. Бредихин), а также жители лезгинского селения с. Мискинджи Докузпаринского района. Они придерживаются джафаритского мазхаба – религиозно-правовой школы (ал-мазхаб ал-джафари), названной по имени шестого имама шиитов-имамитов Джафара ас-Садика (ум. в 765 г.). Общая численность шиитов составляет примерно 45 тыс. чел., т.е. 2,25 % населения республики29.

В разных частях Дагестана влияние ислама различно: оно больше на севере и северо-западе (среди аварцев, даргинцев, кумыков) и меньше на юге (среди лезгин, табасаранцев, лакцев, агулов, рутульцев, цахуров и азербайджанцев). На севере и северо-западе Дагестана сильны позиции накшбандийского, кадирийского и шазилийского тарикатов, которые сравнительно слабо представлены среди народов Южного Дагестана.

К моменту распада СССР в 1991 году ислам в Дагестане постепенно выходил из застойного положения: стало увеличиваться количество мечетей (с 27 в 1985 г. до 514 в 1991 г.), дагестанцев совершающих хадж – большое паломничество и умра – малое паломничество к святыням ислама в Королевство Саудовская Аравия (от 4 чел. в 1989 г. до 1200 чел. в 1991 г.), мактабов – начальных школ (в 1985 не было ни одного открыто действующего мактаба, а к 1991 году открыли 42 мактаба), медресе – средних учебных заведений (в 1985 не было ни одного открыто действующего медресе, а к 1991 году открыли 4 медресе)30. Были также созданы десятки исламских благотворительных фондов, возобновлено паломничество к сотням святых мест в различных районах Дагестана, которые были закрыты в годы советской власти. В результате всего этого резко увеличилось количество верующих дагестанцев, совершающих различные исламские обряды и ритуалы.

С конца 80-х годов ХХ в Дагестане стали активно действовать различные исламские радикальные группировки, позже получившие неточное определение «ваххабитских». В 1989-1991 гг. были созданы различные исламские партии и их филиалы: в 1989 г. партия «Исламско-демократическая партия Дагестана» (руководитель – врач из г. Москвы Абдурашид Саидов, аварец, родом из Цумадинского района РД); ), в 1989 г. - северокавказский филиал «ваххабитской» всероссийской «Исламской партии возрождения» («Нахдатун») (руководители - аварцы Ахмад-Кади Ахтаев из с. Кудали Гунибского района, братья Багаутдин Магомедов и Абас Кебедов из с. Сантлада Цумадинского района РД); в 1991 г. проваххабитская партия «Джамаатуль муслимин» (руководитель Хасбулат Хасбулатов (род. в 1948 г.), даргинец из с. Губден Ленинского (ныне – Карабудахкентского) района РД.

Динамичное исламское возрождение своим неизбежным следствием имело исламизацию массового сознания дагестанского общества. По данным социологических исследований, проведенных среди студентов вузов Дагестана в 1985-1986 гг., из 784 респондентов к верующим отнесли себя 23,6%, к неверующим - 56,8%, атеистам - 11,4%. В 1999-2002 гг. было опрошено 5259 студентов дагестанских вузов, их филиалов и филиалов недагестанских вузов в городах Махачкала, Дербент, Избербаш, Буйнакск, Хасавюрт, Кизилюрт, Каспийск и Кизляр, из которых назвали себя верующими 75,8% (из них 72,7% - мусульмане и 3,2% - христиане), неверующими - 4,7%, атеистами - 3,9%31.

Таким образом, за прошедшие 20 лет число верующих студентов увеличилось в 3 раза, атеистов - уменьшилось в 3 раза, а неверующих - в 12 раз. Как показывают исследования, уровень и степень религиозности во многом зависят от места рождения и этнической принадлежности респондентов. Так, среди сельских жителей уровень и степень религиозности на 18-20% больше, чем среди горожан. Среди таких национальностей, как аварцы, даргинцы и кумыки, уровень и степень религиозности на 22-25% выше, чем среди народов Южного Дагестана. Религиозность у лиц старше 50 лет на 21-23% выше, чем у молодежи32. Однако религиозность у современных дагестанцев, особенно у молодежи и горожан, имеет достаточно поверхностный и формальный характер. По нашим опросам, из тех, кто считает себя верующими, только 32,7% сельских жителей и 23,6% горожан соблюдают все основные религиозные обязанности мусульманина33.

Данные социологических исследований показывают, что религиозное сознание - важнейший компонент этнической идентификации дагестанцев. Исследования 1999-2002 гг. свидетельствуют, что из опрошенных 3891 человека 61,3% сельских и 43,1% городских верующих считают, что именно ислам роднит их со своим народом. Только национальный язык и культура в качестве идентификационных этнических признаков имеют большее значение для респондентов, чем ислам34.

В Дагестане на 1 июля 2006 года функционировали 1786 местных исламских объединений, из которых 1766 - суннитских объединений (1107 джума-мечети, 621 квартальные мечети, 38 молитвенные дома) и 20 - шиитских объединений (7 центральных мечетей, 6 квартальных мечетей и 7 молитвенных домов)35. Кстати, самые крупные мечети на территории СНГ, вместимостью в 10 тыс. чел. и 7,5 тыс. чел. построены в г. Махачкале. После окончания реконструкции Центральная мечеть г. Махачкалы сможет одновременно принять более 15 тыс. верующих. В Дагестане действуют более 200 святых мест, куда совершают паломничество верующие. Наиболее известными из них являются местечко «Эренлер» на горе Шалбуз-даг в Докузпаринском районе, пещера «Дюрк» возле с. Хустиль Табасаранского района, расщелина на горе Буцрах возле с. Риквани Ботлихского района, родник шейха в с. Акуша, могилы шейхов Мухаммада ал-Яраги в с. Согратль Гунибского района, Абдурахмана Сугури в с. Нижнее Казанище Буйнакского района, Магомеда-устаза и Магомеда-Хаджи в с. Дейбук Дахадаевского района, Али-Хаджи Акушинского в с. Акуша Акушинского района, Ибрахима в с. Ахты Ахтынского района, Асилдара в с. Аркас Буйнакского района, Мусы возле с. Миатлы Кизилюртовского района, Ильяса Цудахарского и Магомеда-Амина Гаджиева в с. Параул Карабудахкентского района, Тажудина Рамазанова в с. Новый Костек Хасавюртовского района, могильник «Кырхляр» в г. Дербенте и др.36 Так, на святое место «Эренлер» на горе Шалбуз-даг в Южном Дагестане, находящееся на высоте более 4 тыс. м. над уровнем моря, ежегодно в июле-августе совершают паломничество более 50 тыс. чел. из республик Северного Кавказа и Республики Азербайджан37.

В 1989 г. единое Духовное управление мусульман Северного Кавказа распалось на семь республиканских Духовных управления мусульман, во главе которых стоят свои муфтии. Неформальным лидером региона является Духовное Управление мусульман Дагестана (муфтий - Ахмед Абдуллаев) – наиболее крупное по численности зарегистрированных общин и авторитетное духовное управление. Процесс организационного оформления мусульман Северного Кавказа завершился к 31 января 2001 г., когда был создан Координационный центр мусульман Северного Кавказа (руководитель – муфтий Карачаево-Черкессии Исмаил-хаджи Бердиев).

Одним из наглядных примеров возрождения ислама в Дагестане с начала 90-х годов ХХ в. стало массовое паломничество в святые места на территории Саудовской Аравии. Так, из 200 тысяч россиян, совершивших за последние 15 лет хадж и умра /малое паломничество/, более 150 тыс. – дагестанские мусульмане38.

С конца 80-х гг. ХХ в. в Дагестане начали активно открываться исламские учебные заведения (ИУЗ). За последние 15 лет в Республике Дагестан сложилась развитая система исламского образования, включающая в себя три ступени: мактабы, медресе, вузы (сведения о них даются на 1 июля 2006 года)39. В республике действовали 17 исламских вузов (общее число обучающихся – около 2800 чел.), 43 филиалов вузов (более 2400 чел.), 132 медресе (более 4400 чел.), 278 мактабов - примечетских школ (около 4000 чел.). Всего в республике обучались исламу около 14 тыс. чел.40

Более 1200 молодых мусульман из Дагестана обучаются в настоящее время за рубежом – в Саудовской Аравии, Египте, Сирии, Кувейте, Тунисе, Пакистане, Малайзии, Афганистане, Турции и др. странах41.

Исламские газеты и журналы вновь появились в Дагестане с конца 80-х гг. ХХ в. На территории России, Северного Кавказа одной из первых мусульманских газет явились «Исламские новости» (гл. ред. – Магомед Гаджиев) и ежемесячное приложение к нему «Свет ислама». В 1998 г. выходила «Мусульманская газета», издаваемая на средства «Союза мусульман России» (СМР). ДУМ Дагестана имеет свой официальный печатный орган - газету «Ассалам» (гл. ред. – Магомедрасул Омаров). С 1999 г. «Ассалам» выходит на шести языках - русском, аварском, даргинском, кумыкском, лезгинском и лакском. В Дагестане также издаются еженедельники «Исламский вестник» (ред. – Магомед Гамзатов), «Нурул ислам» (ред. – Магомед Гаджиев) и «Исламская молодежь» (ред. – Гаджи Хайбулаев), журнал «Ислам» (ред. - Айна Гамзатова). В Дагестане в 90-х годах выходило в свет два номера журнала «Мусульманская цивилизация» (ред. Загир Арухов). Еще один номер этого журнала выходил в 2005 году.

Одновременно набирала обороты политизация регионального ислама. Так, в Дагестане с начала 90-х ХХ в. – до начала 2000-х гг. действовали региональные отделения таких общественных организаций как «Союз мусульман России» (СМР – лидер Надиршах Хачилаев), движение «Нур» (сопредседатель Максуд Садиков), северокавказский филиал «ваххабитской» всесоюзной «Исламской партии возрождения» (Ахмад-Кади Ахтаев, Багаутдин Магомедов), «Исламская партия Росссии» (ИПР – лидер Магомед Раджабов), региональные партии – «Исламская партия Дагестана» (Суракат Асиятилов), проваххабитская - «Джамаатуль муслимин» (Хасбулат Хасбулатов) и др.

До 1999 г. в Дагестане выходили газеты, отражающие взгляды лидеров различных исламистских группировок. К таким изданиям относились газеты «Путь ислама» /ред. – известный аварский поэт Адалло Алиев (род. в 1934 г.) из г. Махачкалы/, «Ал-Муджахид», «Ар-Райат ал-Исламийа» («Знамя ислама», ред. – Мухаммад Мурад Джихад – он же Магомед Исалабдулаев из аварского с. Согратль Гунибского района), «Халифат» (ред. Багутдин Магомедов) др. В них содержались открытые призывы к свержению конституционного строя в Дагестане и насильственного построения единого исламского государства Дагестана и Чечни вне состава России.

Кроме газет и журналов исламские организации Дагестана активно используют для религиозной пропаганды телевидение, радио, Интернет. Так, сайт islam@ru создан ДУМ Дагестана. Таким образом, за последние 15 лет исламские СМИ Дагестана заняли свою прочную нишу в информационном пространстве и вносят существенный вклад в пропаганду исламской идеологии, этики, культа и образа жизни

Интерес к исламу стимулируется растущим потоком исламской религиозной и исламско-публицистической литературы. За последние годы в Дагестане активно распространяется исламская литература на русском, аварском, даргинском, лезгинском, кумыкском, лакском, табасаранском, азербайджанском, чеченском, арабском, турецком, иранском (фарси), английском языках. Наши подсчеты показывают, что в современном Дагестане в обороте находятся более 700 наименований исламской религиозной литературы. Среди них большая часть на иностранных языках (арабском, турецком, иранском (фарси), английском) и переводная литература. Но в то же время стали переиздавать досоветскую мусульманскую литературу, печатаются труды современных местных мусульманских теологов.

С начала 90-хгг. ХХ в. в Дагестане начала усиленно распространяться исламистская литература42. Стотысячными экземплярами в Москве, Баку, Киеве, Махачкале была издана переведенная на русский язык с арабского и других языков ваххабитская литература таких авторов, как Бен Баз, Мухаммад Д. Зину, Салих Ф. Аль-Фаузан, Саид Кутб, Ахмад Г. Макдиси, Мухаммад С. Аль-Ашкари, Фатхи Якан, Мухаммад А. Бащамил, Кроме того, распространялась изданная на арабском языке литература таких исламистских авторов, как Ибн Таймийя, Джамалсултан, Ахмад Салухутдин, Махмуд Истанбули Магди, Маниа бен Хаммад ал-Джихни и др. Наряду с трудами зарубежных авторов была издана литература таких лидеров дагестанских религиозно-политических экстремистов, как Багаутдин Магомедов, Магомед Тагаев, Ахмад-Кади Ахтаев (многочисленные статьи в журналах и газетах), Надыршах Хачилаев, Мухаммад Сурхай и др. В «работах» вышеназванных авторов содержатся призывы к свержению конституционного строя и насильственного установления на Кавказе т.н. «шариатского правления», призывы к подрыву безопасности государства, нарушения общественной безопасности и общественного порядка, пропагандируется война, разжигается национальная и религиозная рознь и др. С осени 1999г. религиозно-экстремистская литература распространяется на Северном Кавказе только нелегальным образом.

На наш взгляд, среди современных мусульман Дагестана можно выделить три крупных группы: а) традиционалисты, которые составляют абсолютное большинство верующих суннитов, шиитов и суфиев. Они выступают за сохранение религиозных, политических и социальных институтов в относительно неизменном виде; б) модернисты (реформаторы), число которых невелико, представители интеллигенции, в том числе и мусульманской, учащейся молодежи, средних городских слоев. Они выступают за современную трактовку догматов, этики и культа ислама с учетом научно-технического и социального прогресса в мире; в) фундаменталисты, составляющие абсолютное меньшинство (алимы, немногочисленные представители интеллигенции, безработной молодежи). Их радикальное крыло составляют представители религиозно-политического течения – неоваххабизма, которое начало распространяться в Дагестане с конца 80-х годов ХХ в.

Так как основное направление критики со стороны ваххабитов направлено против сторонников суфизма, то следует хотя бы кратко остановиться на состоянии развития суфизма в современном Дагестане.

В настоящее время в Дагестане в основном представлены три разновидности тарикатов: накшбандийский, шазилийский и кадирийский. По национальному составу накшбандийский тарикат исповедуют: аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины, лакцы, табасаранцы, рутульцы, агулы, азербайджанцы. Кадирийский тарикат исповедуют чеченцы-аккинцы, андийцы. Шазилийский тарикат распространен среди аварцев и в меньшей степени - среди кумыков и даргинцев.

Общее число активных суфиев (мюридов) в РД, по нашим данным, составляет около 80 000 человек, из них - накшбандийа и шазилийа - около 30 тыс. чел., накшбандийа – около 50 тыс. чел. и кадирийа - 1 тыс. чел. Более 75% суфиев проживают в Северном и Западном Дагестане. Из действующих в современном Дагестане 20 шейхов 2 шейха относятся к накшбандийскому и шазилийскому тарикатам (аварцы Саид Ацаев и Магомед Курбанов), 2 шейха – к шазилийскому тарикату (кумык Арсланали Гамзатов и даргинец Абдулвахид Нурадингаджиев), 15 шейхов - к накшбандийскому тарикату (табасаранцы Сиражутдин Исрафилов43 и Исамудин Саидов, кумыки Магомед-Мухтар Бабатов, Мухаджир Акаев (ум. в 2008 г.), Пата-Магомед Акаев, Ильяс Ильясов, Муртазали Карачаев, Исмаил Тагиров, даргинцы Магомед Рабаданов, Магомед-Гаджи Гаджиев, аварцы Гамбулат Тагиров, Газимагомед Рамазанов (ум. в 2008 г.), Абдулвахид Магомедов, Идрис Исрафилов, лакец Муртазали Курбангаджиев,) и 1 шейх - к кадирийскому тарикату (аварец Магомед-Хабиб Рамазанов).

Наиболее влиятельными шейхами (с наибольшим количеством суфиев) в Дагестане являются Саид Ацаев (более 20 тыс. чел.), Сиражутдин Исрафилов (более 10 тыс. чел.), Магомед-Мухтар Бабатов (более 6 тыс. чел.), Магомед Рабаданов (более 5 тыс. чел.), Арсланали Гамзатов (более 5 тыс. чел.), Магомед Курбанов (более 3 тыс. чел.), Магомед-Гаджи Гаджиев (более 3 тыс. чел.), Магомед-Хабиб Рамазанов (более 1 тыс. чел.) и др.44

Кроме них в Дагестане имеются суфии, которые почитают своими шейхами умерших шейхов, таких как аварец шейх Магомед из с. Обода /ум. в 1896г./ - около 200 чел. в аварском с. Обода Хунзахского района; даргинец Али-Хаджи Акушинский /ум. в 1930г./ - около 200 мюридов в Акушинском районе, г. Избербаш; чеченец Кунта-Хаджи Кишиев /ум. в 1867 г./ - около 500 мюридов в Хасавюртовском и Новолакском районах; чеченец Вис-Хаджи Зангиев /ум. в 1969 г./ - около 200 мюридов в Хасавюртовском и Новолакском районах; кумык Амай Хидирлезов /ум. в конце 30-х годов ХХ в./ - около 200 чел. в Бабаюртовском и Карабудахкентском районах, п. Тарки; даргинец Магомед-Амин Гаджиев (1916-1999 гг.) - около 200 чел. в Карабудахкентском районе, г. Махачкале45.


Каждая суфийская община - эта закрытое для непосвященных корпоративное объединение. Несмотря на то, что представители каждой суфийской общины преувеличивают число своих сторонников, реально количество суфиев в Дагестане продолжает расти. Для суфийских общин характерен высокий мобилизационный потенциал, претензии на религиозную исключительность, строжайшая организационная замкнутость, конкуренция между суфийскими общинами за сохранение и расширение своей сферы влияния, строгая дисциплина, полное подчинение мюрида своему шейху, который является для него высшим авторитетом не только в религиозных, но и в светских вопросах.

Следует подчеркнуть, что шейхи Магомед-Амин Гаджиев, Тажудин Рамазанов, Саид Ацаев, Серажутдин Исрафилов, Магомед-Мухтар Бабатов, Магомед-Гаджи Гаджиев, Магомед Рабаданов, Арсланали Гамзатов, Ильяс Ильясов, Магомед-Хабиб Рамазанов неоднократно выступали против распространения в Дагестане идеологии и практики исламского радикализма.

Вместе с тем, и среди суфийских шейхов фиксируются определенные разногласия. Суфиям шейха Саида Ацаева удалось с начала 90-х годов захватить власть в Духовном управлении мусульман Дагестана. Достаточно сказать, что все последние пять муфтиев Дагестана являются его мюридами. В эти же годы в определенной мере происходил процесс политизации суфизма в республике. Так было уже в 20-50-е годы XIХ в., в 1917-1921 гг., то же происходит в конце ХХ – начале ХXI в. Суфии С. Ацаева составляли абсолютное большинство в Исламской партии Дагестана46 (1994-2000 гг.), которой руководил депутат Народного Собрания, профессор Дагестанского госуниверситета, аварец Суракат Асиятилов.

В последние годы суфии Дагестана возобновили связи с крупными зарубежными суфийскими центрами. Суфизм за 1000 лет распространения и функционирования в Дагестане стал своего рода народной религией. Он глубоко проник в сознание и быт верующих, оказал и продолжает оказывать огромное влияние на развитие общественно-политической, духовной и художественной культуры дагестанских народов. Особенно растет роль суфийской идеологии, крупных его деятелей в переломные моменты истории Дагестана, когда суфизм часто политизируется.

Если кратко подвести итоги процесса исламского возрождения в Дагестане, который датируется концом 80-х гг. ХХ в. – началом XXI в., то основными его результатами можно назвать: рост религиозного самосознания, религиозной идентичности, восприятие себя не просто определенной этнической группой, а частью гигантской мусульманской цивилизации; огромный рост числа мечетей, возрождение исламской обрядности; формирование системы исламского образования, включающей в себя учебные заведения начального, среднего и высшего звена; медленное восстановление исламской духовной элиты; восстановление прерванных связей со своими зарубежными единоверцами; политизация и радикализация ислама, распространение идеологии исламского радикализма.



1 Шихсаидов А.Р. Ислам в средневековом Дагестане (VII –XV вв.). -Махачкала, 1969. - С. 216. Более подробно об истории распространения ислама в Дагестане см. также: Шихсаидов А.Р. Дагестан и Арабский Халифат (VII-X вв.) // Гаджиев М.Г., Давудов О.М., Шихсаидов А.Р. История Дагестана с древнейших времен до конца XV в. - Махачкала, 1996 - С.195-291; Он же. Распространение ислама в Дагестане // Ислам и исламская культура в Дагестане. - М., 2001. - С. 4-32.

 См.: История Азербайджана с древнейших времен до начала ХХ в. - Баку, 1995. - С.188.

2 Китаб «Футух ал-булдан» ли-амам Ахмад б. Йахйа б. Джабир ал-Багдади аш-шахир би-л-Балазури. Та-табака ал-ула. Ал-Кахира, 1319/1901. - С. 207. (На арабском яз.); Баладзори. Книга завоевания стран. Текст (араб.) и перевод. П.К. Жузе. - Баку, 1927. - С. 20.

3 См.: Ханбабаев К.М. Христианство в Дагестане в IV-XII вв. / Начальный этап распространения. // Православие в исторических судьбах Юга России. Сб. науч. ст. / Южнороссийское обозрение. Вып. 16. Отв. ред. Черноус В.В. - Ростов-на-Дону, 2003. - С. 205-224.

4 См.: Агаев А.Г. Мусульманский философ. Поборник веры, свободы, нравственности. - Махачкала, 1996; Пашаева Ш.Ю. Мухаммад ал-Яраги и кавказский мюридизм. - Махачкала, 2003; Абдурахманов М.А. Мухаммад-Эфенди Ярагский – шейх и верховный мюршид Дагестана и Чечни. (Начальный этап деятельности) // Государство и религия в Дагестане. Информационно-аналитический бюллетень Комитета Правительства РД по делам религий. № 1 (4).- Махачкала, 2004. - С.58-77.

5 См.: Акаев В.Х. Религиозно-нравственные воззрения шейха Кунта-Хаджи Кишиева // Из истории ислама в Чечено-Ингушетии / Отв. ред. В.Х. Акаев. - Грозный, 1992. - С. 45-51; Он же: Шейх Кунта-Хаджи: жизнь и учение. - Грозный, 1994.

6 Сайфуллах ан-Ницовкри. Мактубат Халид Сайфуллах ила фукара ахл Аллах. - Дамаск, 1988. - С. 128. (На арабском яз.).

7 См.: Ханбабаев К.М. Ислам на Кавказе (середина VII – 1991 г.) // Кавказ. Балканы. Передняя Азия: Сборник научных трудов северокавказского регионального отделения МНАБ. Вып. I. - Махачкала, 2003. - С. 97.

8 Дагестанской АССР – 50 лет. Статистический сборник. - Махачкала, 1967. - С. 27.

9 См.: Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России. - М.,1998. - С. 34.

10 Рукопись ад-Дарбанди хранится в Рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН под № 2191.

11 См.: Ханбабаев К.М. Мюридизм в Дагестане в XIX – начале ХХ вв. // Ислам в Дагестане. - Махачкала, 1994. - С. 31-49; Он же: Суфизм в Дагестане // Ислам и политика на Северном Кавказе. Сб. науч. ст. Вып. I. Ростов-на-Дону, 2001. - С. 49-56: Он же. Суфизм в Дагестане: история и традиции // Дагестан – перекресток религий, культур и цивилизаций. Материалы Международного семинара для российских и зарубежных журналистов. 9-13 апреля 2002 года. - Махачкала, 2002. - С. 26-35; Он же. История и современное состояние мусульманского мистицизма в Дагестане // Болгария. Дагестан. Турция. Вып. VII. - Махачкала, 2002. - С. 102-126.

12 См.: Государственный архив Ростовской области. Ф. 7. Оп. 1. Д. 306. Л. 39.

13 См.: Ханбабаев К.М. Возрождение мусульманского права в Дагестане: теория и практика // Ислам и право в России: Материалы научно-практического семинара «Мусульманское право в мире и России (Северный Кавказ, Поволжье)». - М., 2004. - Вып. 2. - С. 120-122.

14 Республика Дагестан. Административное устройство, население, территория (60-е гг. XIX – 90- гг. ХХ в.). Статистический справочник. - Махачкала, 2001. - С. 74.

15 Революция и горец. - Ростов-на-Дону, 1929. - № 7-8. - С. 36; См. также: История советского крестьянства Дагестана. - Махачкала, 1986. - Т. 1. - С. 132-133.

16 ЦГА РД. Ф. 1-п. Оп. 1. Д. 1100. Л. 28.

17 ЦГА РД. Ф. 1-п. Оп. 1. Д. 1268. Л. 18.

18 Более подробно см.: Бобровников В.О. Вакф в Дагестане: из вчерашнего дня в завтрашний? // Ислам и право в России: Материалы научно-практического семинара «Мусульманское право в мире и России (Северный Кавказ, Поволжье)». - М., 2004. - Вып. 2. - С. 154-160.

19 ЦГА РД /Партархив обкома КПСС/ Ф. 1. Оп. 1. Д. 4. Л. 13.

20 Н.Самурский. Отчетный доклад Правительства ДССР IV Вседагестанскому съезду Советов (окончание) // Красный Дагестан. - № 79 (894).- 1925. – 9 апр.

21 См.: Какагасанов Г.И. Религиозные мусульманские (примечетские) школы Дагестана // Ислам и исламская культура в Дагестане. - М., 2001. - С. 132.

22 Обзор Дагестанской области за 1913 г. - Темир-Хан-Шура, 1915.

23 ЦГА РД. Ф. 1 (п). Оп. 10. Д. 9. Л. 87.

24 Каймаразов Г.Ш. Очерки истории культуры народов Дагестана. - М., 1971. - С. 170.

25 Рой Я. Ислам в Советском Союзе после второй мировой войны // Иордан М.В., Кузеев Р.Г., Червонная С.М. Ислам в Евразии: современные этические и эстетические концепции суннитского ислама, их трансформация в массовом сознании и выражение в искусстве мусульманских народов России. - М., 2001. - С. 160.

26 Бережной С.Е., Добаев И.П., Крайнюченко П.И. Ислам в современных республиках Северного Кавказа. - Ростов-на-Дону, 2002. - С. 26.

27 Bennigsen A., Lemecier-Guelguejay Ch. Les musulmans oubbliés L'islam en URSS aujord'hui. - Paris, 1981.

28 Для сравнения – в 1985 году в Чечено-Ингушетии действовали 4 мечети, в Кабардино-Балкарии – 4 мечети, в Азербайджане – 17 мечетей, в Узбекистане – 43 мечетей – автор.

29 Личный архив К.М. Ханбабаева. Папка «Шиизм в Дагестане».

30 Текущий архив Комитета Правительства Республики Дагестан по делам религий. Фонд «Ислам в Дагестане», папки «Мечети в Дагестане», «Паломничество мусульман в Дагестане», «Мусульманские учебные заведения в Дагестане».



31 Ханбабаев К.М. Учащаяся молодежь Дагестана и религия // Государство и религия в Дагестане. Информационно-аналитический бюллетень № 2 Комитета Правительства РД по делам религий. - Махачкала, 2002. - С. 77.

32 Там же.

33 Подробно см.: Ханбабаев К.М. Духовный мир молодежи // Проблемы поликультурного образования в Дагестане. - Махачкала, 2002. - С. 120-130; Муртузалиев С.И., Цатуров В.Н., Кислова Г.И., Магомедова М.М., Ханбабаев К.М. Реалии и перспективы поликультурного образования в Дагестане. - Махачкала, 2003. - С. 150-161.

34 Ханбабаев К.М. Религиозный фактор в этноконфессиональных конфликтах в постсоветском Дагестане // Многоэтничные сообщества в условиях трансформаций: опыт Дагестана. Материалы международной научной конференции. Москва, 25-27 мая 2004 г. / Отв. ред. В.А. Тишков. М., 2005. - С. 97-98.

35 Текущий архив Комитета Правительства Республики Дагестан по делам религий. Фонд «Ислам». Папка «Исламские организации в РД».

36 Архив автора. Папка «Святые места на территории Республики Дагестан».

37 «Эренлер» - святое место на территории Докузпаринского района РД. Полевые исследования. Июль 2009 г. // Там же.

38 Текущий архив Комитета Правительства РД по делам религий. Фонд «Хадж и умра из РД». Папка «Хадж и умра из РД в 2009 г.».

39 См.: Текущий архив Комитета Правительства Республики Дагестан по делам религий. Фонд «Исламские учебные заведения РД», папки «Мактабы в РД в 2006 г.», «Медресе в РД в 2006 г.», «Исламские вузы в РД в 2006 г.».

40 Там же.

41 Текущий архив Комитета Правительства Республики Дагестан по делам религий. Фонд «Ислам в Дагестане». Папка «Список дагестанцев, обучающихся в зарубежных исламских учебных заведениях. 2006 г.».

42 Тагаев Магомед. Наша борьба, или повстанческая армия имама. - Киев: Наука,1997; Он же:. Газават или как стать бессмертным. /Второе издание/. Подпольное книжное издательство национально-освободительных сил Кавказа «Искра», 1999; Мухаммад Багаутдин. Учебник арабского языка. Первый год обучения. - М: Сантлада, 1992; Он же: Мабадиуль арабийа. - М.: Сантлада, 1993; Абдул Азиз бин Абдулах Бин Баз. Необходимость соблюдения Сунны посланника Аллаха и признание безбожниками тех, кто отвергает её. КСА: Мин. Вакуфов, 2000; Мухаммад бин Сулейман ат-Тамими. Три принципа. Махачкала: Бадр, 1997; Мухаммад ибн Сулейман ат-Тамими. Книга единобожия. - Баку, 1997; Фатхи Якан. Ислам: идеи, движения, перемены. Изд. первое. - М.: Сантлада, 1992; Зину Мухаммад бин Джамиль. Исламская акида (вероучение, убеждение, воззрение) по Священному Корану и достоверным изречениям пророка Мухаммада. /Б.г.м./; Он же: Столпы ислама и веры. – М.: Сантлада, 1992; Кутб Сейид. Будущее принадлежит исламу. - М.: Сантлада, 1993; Он же. Будущее принадлежит исламу. Эта религия. Вехи на пути Аллаха. Пер. с араб. А.И. Абдуллах. - Махачкала: Бадр, 1997; Бащамил Мухаммад Ахмад. Как мы понимаем единобожие. - Махачкала: Бадр,1997; Аль-Фаузан Салех бин Фаузан. Дружба и непричастность в исламе. Б:,Шарг-Гарб, 1996. Переиздано: - Баку, 1996. Переводчик Н.И. Нажмутдинов; Он же: Книга единобожия. - М.: Бадр, 1997; .Аль-Макдиси, Абд аль-Гани. Основы вероучения в хадисах пророка (с). - Махачкала, 1999. Пер. с арабск. Ахмедкади Ахтаева; Аль-Ашкари Мохаммад Сулейман. Познакомимся с Исламом. - М.,1995; О единении религий. Фетва № 19402 от 25 мухаррама 1418 г.х. Постоянная комиссия по научным исследованиям и фетвам Королевства Саудовская Аравия; Хачилаев Надыршах. Руководство к программе всемирного восстания мусульман из книги «Наш путь к газавату». /Б.м.г./; Магомедов Сулиман. Ислам под игом режима. - Грозный: Книга, 1994; Умар Абдурахман бин Хаммад. Ислам - религия истины. - М.: Сантлада,1993; Тамими. М.С. Книга единобожия. - М.: Бадр, 1999; 2-изд. - М.: Бадр, 2001. С комментариями Абдурахмана ас-Саади; Программы по изучению шариатских наук. Совместное издание Министерства по делам Ислама, вакфов, призыва и ориентации КСА, российского фонда «Ибрагим Аль Ибрагим». - М.,1999; Ибрагим М.А-Л. Установление законов Аллаха. - М.: Бадр, 1997; Аль-Маудуди Абу Аль-Аля. Основы ислама. Пер. И.Мухаммеда Шейха. - М: Сантлада, 1993; Он же. Жизненная миссия пророка. - М.: Сантлада,1992; Он же. Мы и западная цивилизация. - М.,1993; Он ж.е. Принципы ислама. - М.: Захра, 1993; Он ж. Образ жизни в исламе. Изд. первое. - М.: Сантлада, 1993; Шибли Рауф. Аш-шейх Хасан аль-Банна ихван-уль муслимин. Дар-уль ансар,1978. (Шейх Хасан аль-Баннна и «братья-мусульмане»); Джамалсултан. Мукаддиматун фи сабиль машруиналь хазари. - Ар-Рияд: Дарул Ватан. (Начала нашей сегодняшней программы). Б.м.г.; Салахутдин Ахмад. Зававих фи важхи суннати. /Б.м./.Изд-во Абдулькалям. (Буря в лице сунната); Ибн Таймийя. Аль-васиба байна-ль хаки ва-ль халки. - Макка: Дар-уль хадисиль хайрийя, /б. г./. (Посредник между истиной и народом); Хамд-Али, Сах бну. Мажмуъат-уль расаил. - Эр-Рияд: Дар-уль хидаят, 1979. (Сборник писем); Магди, Махмуд Истанбули. Шейх Шам Джамалудин аль-Касимийи. - Бейрут: Аль-исламийя, 1985. (Сирийский Шейх Джамалутдин из Касими); Аль-Джихни Маниа бен Хаммад. Аль-Маусуа аль-муяссара фи аль-адяьн ва аль-мазахиб ва аль-ахзаб аль-муасыра. - Эр-Рияд, 1418 г/х. Т.1. (Энциклопедия современных религий, движений и партий. /Под ред. аль-Джихни, Маниа бен Хаммада; Ибну Фаузан, Салих. Хукуку н-набийи байнал ижлал ва-л ихлас. КСА, 2001. (Право Пророка между почитанием и преданностью); Фавзан, Салех ибн Фавзан. Китабу-т-тавхид. - Ар-Рийяд: Дар-Аттайиба. (Книга единобожия); Тахан М.М. Мустакбаль аль-ислам фи аль-Коказ ва билад ма вара ан-нахр. - Кувейт, 1995. (Будущее ислама на Кавказе и Средней Азии); Абдул Азиз бну Абдулах Джухайни. Ат-тавасулул мишруъу ва-л мамнуъу. КСА. 1418 г.х. (Разрешенное и запретное); Абдул Азиз бну Абдулах ибн Баз. Аль акидату ас сахихату ва ма яздаду ва навакизул ислам. КСА. 1410 г.х. (Убеждения правильные и портящие ислам); Яндарбиев Зелимха. Чечения-битва за свободу. - Львов, 1996; Он же. Джихад и проблемы современного мира. - Габала, 2000; Он же. Чей халифат? Б.м.и., 2001; Мухаммад Сурхай. «О, горе вам, горцы, - и я соболезную вам!..». – Махачкала, 2003 и др.

43 Шейх Серажудин Исрафилов (род в 1955 г.) из с. Хурик Табасаранского района учит по семи тарикатам – накшбандийа, шазилийа, кадирийа, сухраварди, руфаи, ахмадийа, чиштийа, хотя в основном учит по накшбандийскому тарикату - автор.

44 Архив автора. Папка «Суфизм в современном Дагестане».

45 Там же.

46 В 1989-1994 гг. партия называлась Исламско-демократическая партия Дагестана и его руководителем был врач и г. Москвы Абдурашид Саидов – автор.



Реклама:





Скачать 306.02 Kb.
Поиск по сайту:
Добавить документ в свой блог или на сайт
Разместите кнопку на своём сайте:
Генерация документов


База данных защищена авторским правом ©GenDocs 2000-2011
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты
Учебный материал

Рейтинг@Mail.ru