Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Едным юбилеям Курской битвы, события после 12 июля 1943 года в течение десятилетий подавались и до сих пор подаются в упрощенной трактовке двумя-тремя фразами

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница3/4
Дата08.03.2012
Размер0.53 Mb.
ТипДокументы
Подобный материал:
1   2   3   4

Действия наших передовых отрядов противник расценил, лишь как попытку нащупать слабые места в своей обороне. 19.7.43 командование 4-й танковой армии противника с удовлетворением отметило, что враг до сих пор не перешел к преследованию отводимого северного фронта. И в то же время не начал ожидаемого сильного наступления на фронте 52-го армейского корпуса36.

Немцам удалось вскрыть группировку наших войск. На трофейной отчетной карте довольно точно показано положение 28 стрелковых дивизий первого эшелона фронта из 33 (без учета 38-й армии), всех танковых и механизированных корпусов, а также большей части отдельных танковых полков по состоянию на 19.00 (20.00) 18 июля37. В соответствие с этим был определен порядок выхода из боя соединений армии Гота и 3-го тк, а также группировка сил на первом промежуточном рубеже отхода. Танковые дивизии выводились из непосредственного соприкосновения с противником последовательно и только после того, как сдавали занимаемые рубежи назначенным частям. В первую очередь в ночь на 17 июля были выведены из боя основные силы танковых дивизий СС «АГ» и «ДР». 1-й тгп дивизии «АГ», как и тгп «Фюрер» дивизии «ДР», временно переподчиненные тд СС «МГ», некоторое время - до их смены, оставались на прежних позициях. Отвод корпуса СС в тыл прикрывала тд «МГ», которая была временно переподчинена 48-му тк. Предварительным распоряжением на перегруппировку передний край первого промежуточного рубежа для ее частей был определен по высотам в 3-6 км от линии соприкосновения с противником на рубеже Кочетовка, Грезное, изгиб железной дороги.

167-я пд, вошедшая в состав 3-го тк группы «Кемпф», сменила части 19 и 7 тд на рубеже 1 км севернее Покровка, Плота, выс. 247.7, Мал. Яблоново, дорога в 1 км южнее Ивановские Выселки. Два полка первого эшелона дивизии заняли оборону на фронте до 16 км, третий полк развернулся на промежуточном рубеже. Впереди на занимаемом рубеже остались подразделения прикрытия. Таким образом, западнее Кочетовки оборонялись части 11 тд, восточнее Ивановские Выселки – 167 пд38. Стык ее с тд «МГ» (некоторое время здесь находился тгп «Фюрер») прикрывал противотанковый дивизион дивизии. 503-й тяжелый батальон «тигров» (без одной танковой роты) сосредоточился юго-восточнее Клейменово в готовности к маневру на угрожаемые направления. Дивизию поддерживал 54-й полк шестиствольных минометов и дивизион тяжелой артиллерии 3-го тк39.

Танковые дивизии СС «АГ» и «ДР», а также 7 тд начали марш в тыл в ночь на 18 июля (тд «ЛАГ» начала движение в 20.30 (21.30) 17 июля). В целях обеспечения скрытности передвижение бронетехники и артиллерии должно было осуществляться только ночью, небольшими группами по 10 машин с интервалами в 15 минут с соблюдением всех мер светомаскировки и в условиях полного радиомолчания. Но на этот раз, вопреки немецкой педантичности и пунктуальности, было допущено перекрещивание маршрутов выхода двух дивизий в назначенные районы. Это привело к некоторой неразберихе и задержке колонн. К утру 18 июля обе дивизии вышли, соответственно, тд «ЛАГ» в район Лучки и западнее; тд «ДР» - восточнее шоссе на Белгород - от Кр. Поляны до Покровки. Здесь дивизии в 17.30 получили приказ продолжать марш в район Харькова. Двигаться надлежало по двум маршрутам, при этом подразделения на колесных машинах должны были отправиться в путь вечером того же дня и выдвигаться сразу в назначенный район севернее Харькова. Подразделения на гусеничных машинах должны были выдвинуться для погрузки на поезда на железнодорожных станциях в Белгороде и в Долбино (14 км южнее города – Л.Л.). 7-я тд 3-го тк, имевшая в строю 23 танка, переподчиненная 48-му тк, была выведена в район Гостищево. К 6.00 18.7 3-я тд сменила части мд «ВГ», которые выводились в район юго-западнее Яковлево.

Замысел командования Воронежского фронта по срыву планомерного отхода противника и его разгрому в ходе преследования в известных исследователям документах не просматривается. Выдержка из боевого распоряжения Ватутина от 21 июля, 02.50:

«1. Установлено, что противник, отводя свои войска, занимает для обороны свой прежний рубеж.

2. Исключительно важно ближайшей задачей в первую очередь 5 гв. ТА, а также 5 гв. А и 6 гв. А на плечах отходящего противника ускоренной, но организованной атакой захватить прежнюю оборонительную полосу противника, не дав ему организовать оборону.

3. Для выполнения этой задачи необходимо:

а) подвести войска к оборонительной полосе противника быстро и компактно …»40.

В контрнаступление войска перешли из положения обороны, обойдясь минимальной перегруппировкой сил. Хотя в течение 18 и 19 июля можно было без особого риска создать более мощные группировки в полосах двух фронтов для нанесения ударов под основание образовавшегося выступа. Этому способствовала выгодная для наших войск конфигурация линии фронта. Ватутин не использовал возможности по нанесению удара по западному флангу группировки противника, хотя на это его нацеливала Ставка ВГК при передаче фронту 27-й армии. Действия наших войск в основном свелись к нанесению фронтальных ударов, которые приводили к большим потерям в людях и технике. Так, в 5 гв. ТА из 439 имевшихся на 18 июля танков и САУ к утру 20 июля в строю остался 36141. При таком способе действий не удавалось упредить противника в выходе на промежуточные рубежи. Тон боевых распоряжений и донесений менялся с каждым километром продвижения. Если сначала в них говорилось о небольших отрядах прикрытия противника, то теперь - о мощных арьергардах, усиленных танками и артиллерией, о контратаках. Вместо стремительного преследования дело свелось к вытеснению противника со средним темпом продвижения 3-5 км в сутки. В итоге наши войска, наступающие вдоль шоссе Обоянь, Белгород, были остановлены в 5-7 км от переднего края бывшей главной полосы обороны

Судя по немецким документам, Гот опасался, что пехотные соединения 52-го ак, понесшие большие потери (например, 332 пд потеряла 2770 человек, в том числе 89 офицеров), могут не выдержать удара русских. Он решил усилить армейский корпус танками 39-го полка в составе 52-го отб «пантер»42. Особое его беспокойство вызывало положение 57-й пд, оборонявшейся к моменту начала отвода войск рубеж шириной до 50 км перед фронтом 40-й армии (в период с 4 по 18 июля дивизия потеряла всего 161 человека, из них убитыми – 31). Ее переподчинили 48-му тк.

В приказе 4 ТА № 11 от 21.7.1943 отмечается, что противник с полудня 20.7 силами пехоты и танков атакует северный фронт танковой армии. Ожидаемое сильное наступление против западного фланга пока не подтверждается. Гот назначает конечный рубеж отхода с передним краем: выс. 215.4 (2 км восточнее Каменный Лог. – Л.Л.), сев. окраина Каменный Лог, выс. 233.6, сев. окраина Триречное, южн. окраина Ново-Черкасское, сев. окраина Бутово, выс. 229.8, юго-вост. окраина Герцовка (запасный сборный пункт) и далее на запад в основном по старому переднему краю. На восток от лесничества Журавлиный переходили к обороне отходящие соединения АГ «Кемпф». Начало отхода было назначено на 47.30 21.7.1943, то есть - на 20.30 (21.30)43.

Противник был вынужден выводить из боя не только танковые соединения, **но и перебрасывать в районы Орла и Донбасса наиболее боеспособные части своей авиации. В результате активность его в воздухе резко снизилась. Так, если 15 июля 8-й авиакорпус противника выполнил до захода солнца 706 вылетов, на следующий день - 499 вылетов, то 17 июля – в небо поднялось только 138 самолетов, из которых значительная часть имела венгерские опознавательные знаки44. И наша авиация усилила удары по отходящим войскам противника. Так, 1 гв. бад совершила за 18 июля три групповых вылета, достигнув наивысшего напряжения в ходе оборонительной операции45. Активно действовала и штурмовая авиация. 18 июля в 15.15 девятка «илов» атаковала отходящую колонну машин с прицепами (всего 200-250 машин) в районе Меловое на дороге Дубрава, Бутово. Группа командиров 6 тк 1-й танковой армии выразила восхищение результатами атаки специальной телеграммой в адрес авиаторов46.

Ставка ВГК и командование фронта не захотели тратить время на перегруппировку войск, хотя этому благоприятствовала и общая обстановка, и завоеванное нашей авиацией полное господство в воздухе. Не будем фантазировать, к чему могли привести удары по флангам вклинившейся группировки противника, уже приступившего к выводу из боя соединений 2-го тк СС, в условиях нашего превосходства в силах (в сражение были введены войска 53-й армии с ее 1-м мехкорпусом). Об этом хорошо сказано в воспоминаниях К.К. Рокоссовского, С.М. Штеменко и Л.М. Сандалова (начальник штаба Брянского фронта) относительно действий наших войск при отходе противника из орловского выступа.

В полосе Степного фронта соединения 69-й армии, понесшие большие потери, приводили себя в порядок и 17 июля активных действий не вели. 92 гв. сд, сдав свой участок обороны 252-й сд 53-й армии, была выведена в тыл для доукомплектования. В 96 тбр и 148 отп на 15 июля в строю имелось всего 12 танков, из них 4 легких. Чтобы сорвать планомерный отход врага, нужны были дополнительные силы. Армия получила в качестве пополнения 9 348 человек, в том числе 48 ск - 6 574 (стрелковым соединениям досталось 1 100 чел.).

18 июля и в ночь на 19-е действовали только передовые отряды. Противник отразил их атаки сильным артиллерийским огнем. В предвидении отхода немцы не жалели снарядов и мин. 19 июля в 13.00 командующий войсками Степного фронта доложил представителю Ставки маршалу Жукову:

«По данным авиации и боем устанавливается отход противника в южном и юго-западном направлении. Идет бой за Плоты и Александровку. Р е ш и л немедля ввести Саломатина и две сд Манагарова*. Задача - стремительным ударом преследовать противника в направлении Шахово, Гостищево, Белгород, к исходу дня 20.7 перерезать шоссе Обоянь-Белгород в районе Ерик, Шопино, Гостищево. Крюченкин В.Д – преследует вдоль левого берега р Сев. Донец на Белгород. Шумилов М.С. – Мясоедово, Старый Город. Прошу утвердить»47.

Основные силы Степного фронта перешли в наступление в 4.00 20 июля. Части 214-й и 233-й сд 53-й армии, введенные в бой из-за правого фланга 69-й армии, к исходу дня овладели Лески, Малиновкой и завязали бой за Волобуевку, Чурсино и Клейменово. Соединения 69-й армии овладели Ржавцем, Кураковкой, Стрельниковом, Казачьим.

К сожалению, в который раз командование фронта недооценило возможности противника по сдерживанию наступления наших войск. А обороняться, в том числе и при плановом отходе, немцы умели. Они со времен Фридриха считали, что устоять легче, чем победить. Войска учили, что отбив атаку, надо немедленно контратаковать, чтобы захватить пленных, оружие и боевую технику противника. В течение дня части противника упорно удерживали занимаемый рубеж, используя любую возможность для проведения коротких контратак. Затем под прикрытием арьергардов основные силы выходили из боя и отходили на следующий промежуточный рубеж. Первыми отводились батареи тяжелой артиллерии, которые развертывались на новом рубеже в готовности к открытию огня на максимальную дальность. Батареи легкой артиллерии и минометного полка обычно вели огонь до 22.00 (23.00), стремясь ввести противника в заблуждение. Танки использовались для усиления пехотных частей и в качестве резерва их командиров. Выход из боя и отход арьергардов прикрывали многочисленные засады с использованием танков, а на западном фланге 4-й танковой армии - в том числе и «пантер». Подбитые боевые машины немцы уже не успевали эвакуировать и при отходе взрывали.

Противник оказывал упорное сопротивление частями прикрытия и боем на промежуточных рубежах, неоднократно переходя в контратаки силами пехоты и небольших групп танков. К 18.7 в 6-й тд оставалось 18 боеспособных танков, включая 2 командирских (ее ударная танковая группа взаимодействовала со 168-й пд), в 19-й тд – 25 танков (из них 2 командирских) и 21 ПТО (ударная танковая группа дивизии взаимодействовала с 167-й пд), в 503 отб – 14 «тигров». В 167 пд имелось 51 противотанковое орудие, в 168 пд – 5348.

Иногда ошибочно считают, что основные силы 3-го тк армейской группы «Кемпф» были выведены из боя к 18 июля. Судя по архивным документам, они также выводились из боя постепенно, по мере сокращения фронта вклинения. 20 июля были выведены из боя 19-я тд и тд СС «Мертвая голова», а затем и 332 пд. По мере усиления нажима советских войск вдоль шоссе Обоянь, Белгород на угрожаемое направление был переброшен 503-й отб «тигров» (15 танков) - к 2.30 20 июля в район станции Сажное, затем в район Смородино (западнее р. Липовый Донец). Части 6-й тд 21 июля также совершили маневр на левый фланг 167-й пд и оседлали шоссе Обоянь, Белгород.

11-я тд 48-го тк действовала западнее шоссе, прикрывая направление на Быковку. Второй промежуточный рубеж отхода, проходящий примерно по рубежу прежней второй полосы обороны 6-й гв. армии, противник удерживал основными силами 255-й пд, 3-й и 11-й тд, 167-й, 168-й и 198-й пд. К этому времени танковые дивизии СС «Адольф Гитлер» и «Дас Рейх», составившие резерв группы армий «Юг», выдвинулись в район Харькова. Мд «Великая Германия» начала выдвижение в район южнее Сумы для последующей переброски в район Брянска49.

Официально считается, что оборонительная операция Воронежского фронта завершилась 23 июля (хотя в упомянутом труде Генштаба называлось 25 июля). Эта дата напрямую связана с приказом Верховного Главнокомандующего от 24 июля 1943 г. об итогах оборонительного периода Курской битвы:

«Вчера, 23 июля окончательно ликвидировано июльское немецкое наступление из района Орла и севернее Белгорода в сторону Курска. <…> За время боев с 5 по 23 июля понес следующие потери: убито солдат и офицеров более 70 тысяч, подбито и уничтожено 2900 танков, самоходных орудий 195, орудий полевых 844, уничтожено самолетов 1392 и автомашин свыше 5000»50.

Предлагаем читателю сравнить данные из приказа Верховного Главнокомандующего с выдержкой из победной реляции генерала армии Н.Ф. Ватутина об итогах оборонительной операции:

« <…> В результате этих боев главная группировка противника окончательно была обескровлена и разгромлена (выделено мною. – Л.Л.)

<…> В боях с 4 по 22.7 противник потерял:

Убитыми и ранеными солдат и офицеров – 135 000 чел.

Пулеметов – 367, минометов – 444, орудий полевых - 606.

Танков и самоходных орудий по донесениям армий подбито и сожжено – 4728, но в донесениях могли быть неточности. При подведении итогов мы считаем, что подбито и сожжено танков и самоходных орудий было не менее 2500-3000.

Бронемашин – 24, самолетов сбито и подбито – 917, автомашин с войсками и грузами – 4 761, бензозаправщиков – 40, взорвано складов с горючим и боеприпасами – 28»51.

Что касается фантастических цифр подбитых и уничтоженных танков, убитых и раненых солдатах и офицеров противника - ну не могло командование фронта признать, что потери противника меньше своих!

Внимательному читателю о многом могут сказать цифры захваченных трофеев и пленных, названные в докладе Ватутина Сталину. «Трофеи: по далеко неполным данным, танков исправных – 5, орудий – 21, автомашин исправных – 30, мотоциклов – 4, радиостанций – 3, повозок - 7, пулеметов – 35, автоматов – 70, минометов – 5, велосипедов – 9, большое количество мин, снарядов, винтовочных патронов и, кроме того, разное военное имущество, оставленное на поле боя, еще не учтенное. Взято в плен 317 солдат и офицеров противника»52.

Особое впечатление производят трофейные повозки и велосипеды! Это ж надо додуматься включить такие сведения в доклад в Ставку ВГК!

Приказ Верховного Главнокомандующего, имевший большое политическое и пропагандистское значение, был немедленно доведен до войск. Интересно, что уже на следующий день – 25 июля - этот приказ активно обсуждался в ставке Гитлера. Фюрер был удивлен, что Сталин в своем докладе точно назвал количество мотопехотных, танковых и пехотных дивизий. В разговоре с генералом Варлимонтом (генерал-лейтенант, заместитель начальника оперативного управления ОКВ) Гитлер сказал: « <…> У меня такое ощущение, что это означает отбой своего собственного наступления, то есть он представляет дело таким образом, что наш план сорван. Но создается впечатления, что одновременно он обосновывает этим свои решения. Наверное, поступили сообщения, что здесь дело дальше не идет, здесь повсюду произошла задержка, так что он отказался от мысли, что все будет развиваться быстрым темпом дальше. Таково ощущение»53.

Действительно, наступление давалось нашим войскам тяжело. И Гитлер рассчитывал, что у русских не хватит сил на большое наступление одновременно на орловском и харьковском направлениях. Поэтому ОКХ и решилось использовать выводимые танковые дивизии СС и 24-й тк для ликвидации плацдармов русских на Северском Донце и на Миус-фронте.

Но по требованию Сталина войска Воронежского и Степного фронтов продолжали наступать, и ожесточенные бои на южном фасе Курского выступа продолжались и после 23 июля. Судя по ежедневным сводкам о потерях наших и немецких войск, боевые действия в этот период носили крайне напряженный характер. Достаточно сказать, что 5-я гв. ТА генерала Ротмистрова с 21 по 31 июля потеряла порядка 4,5 тыс. человек .(43% от общих потерь в июле). И это притом, что с 24 июля она, передав занятый рубеж соединениям 5-й гв. армии, была отведена в тыл для приведения бронетехники в порядок. Всего в период с 12 по 24 июля безвозвратные потери армии составили 439 танков и САУ, 87 орудий разного калибра, 25 минометов (из них 120-мм – 14), 2 установки РС М-13 («катюши»), 280 автомашин54.

5-я гв. армия генерала Жадова, преодолевая сопротивление противника, с 21 по 31 июля потеряла около 11 тыс. человек. Об ожесточенности боев после официального завершения оборонительной операции красноречиво говорят ее потери, которые после 23 июля составили 7814 человек – треть от общих потерь за июль. Потери по дням наступления распределились следующим образом: 24.7 – 763 человека, 25-го – 2126, 26-го – 1258, 27-го – 609, 28-го – 1190, 29-го – 465 и 30-го – 140355.

Командующий Степным фронтом И.С. Конев однажды уже споткнулся на вопросе организации преследования отходящего противника. 28.02.1943 года в связи с неудовлетворительной подготовкой войск к преследованию (наше командование получило достоверные сведения о готовности противника к отходу с Ржевского выступа, который начался в ночь на 2 марта) он в очень жесткой форме был освобожден Сталиным от должности командующего ЗапФ56. На этот раз И.С. Конев потребовал от войск фронта решительнее обходить позиции арьергардов противника, смелее выходить на пути его отхода. Однако сопротивление противника по мере сокращения линии фронта усиливалось. В течение дня 23 июля соединения фронта продвинулись всего на 2-5 км, овладев после упорных боев 8-ю населенными пунктами. Особенно упорное сопротивление противник оказал в районе Мелихово, который в течение дня несколько раз переходил из рук в руки. К 22 часам, наконец, овладели этим важным опорным пунктом. С утра 24 июля войска Степного фронта продолжили наступление, стремясь полностью восстановить оборону по прежнему переднему краю и выйти к главной полосе обороны противника. Части 89-й гв. и 183-й сд лишь 26 июля после ожесточенных боев овладели Хохлово и Шишино.

Бои велись до полного истощения физических и моральных сил личного состава. В трех стрелковых полках 93 гв. сд к 24 июля осталось 2458 человек, из них активных штыков, то есть тех, кто непосредственно может идти в атаку, всего 754. Дивизия потеряла за последующие четыре дня наступления более 715 человек убитыми и ранеными. Командир дивизии доложил, что продолжает проводить сокращение тыловых подразделений. 26 июля части дивизии освободили Дальнюю Игуменку. Противник отошел на западный берег Северского Донца. Сводному отряду автоматчиков удалось 28 июля захватить небольшой плацдарм на правом берегу реки в районе Шишино (8 км севернее Белгорода). Командование требовало продолжать форсирование, но в дивизии осталось к этому времени всего 220 активных штыков. Остатки отряда пришлось отвести назад. Дивизия перешла к обороне назначенного рубежа только с 30 июля57.

30 июля Конев доложил Сталину, что с 16.00 войска Степного фронта возобновили наступление на правом крыле, и после ожесточенного боя 53-я армия овладела районом высоты 244.7 и восточной опушкой леса западнее Вислое (15 км севернее Белгорода). Части 107-й сд 69-й армии вели бой юго-западнее Киселево. Войска 7-й гв. армии восстановили свой прежний передний край по р. Северский Донец на участке Маслова Пристань, устье р. Разумная. Отразив две атаки противника силою до батальона пехоты с 10 танками, ее части удержали небольшой плацдарм, захваченный на западном берегу Северского Донца в районе Соломино58.

В связи с большими потерями дальнейшие попытки полностью восстановить оборону по бывшему переднему краю в полосе фронта успеха не имели. Но настойчивые атаки наших войск продолжались вплоть до конца июля. Они, видимо, имели цель сковать силы противника, не допустить их переброски на другие участки фронта.

Войска Степного фронта в составе 7-й гв., 53-й и 69-й армий с 20 по 31 июля потеряли 34729 солдат и офицеров (безвозвратно – 8657), в том числе 69-я армия –1434259. А оба фронта за этот период потеряли более 50 тыс. человек. Вот во что обошлось нашим войскам «преследование разгромленного противника»!

Хотелось бы обратить внимание читателей на цифры потерь в людях Степного фронта с 20 по 31 июля, включая 5 воздушную армию и части фронтового подчинения. К моменту официального завершения операции их потери составили, по подсчетам автора, порядка 21 тыс. человек (4,7 % от его численности с учетом переданных ему 7-й гв. и 69 армий)
1   2   3   4

Скачать, 168.13kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru