Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Е. А. Моргуленко неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия «За права военнослужащих»

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/16
Дата11.03.2012
Размер3.47 Mb.
ТипУказатель
Содержание
Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия
Раздел I. Теоретические основы организации и осуществления разрушающего воздействия на преступность военнослужащих в сфере устав
Глава 2. Причины нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими 54
Глава 3. Антикриминальная система воздействия на преступность военнослужащих в сфере уставных взаимоотношений 103
Раздел II. Практические рекомендации по выявлению, пресечению и предупреждению неуставных взаимоотношений в воинском коллективе
Глава 2. Методика выявления фактов неуставных взаимоотношений командиром подразделения 148
Указатель сокращений
Глава 1. Неуставные взаимоотношения военнослужащих как криминально-криминогенный феномен военной службы
Система неформального разделения военнослужащих по срокам службы
Сводные данные о преступлениях, совершенных военнослужащими
Причины, вытекающие из недостатков и противоречий соци­ально-экономической сферы жизни нашего общества
Общесоциальные экономические причины
Организационно-правовые причины
Межнациональные и межрелигиозные противоречия
Группа социально-демографических характеристик
Насильственный тип
Корыстно-насильственный тип
Анархическому типу
Конформистский тип
Случайный тип
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Право в Вооруженных Силах — консультант


Правовая энциклопедия военнослужащего


Е.А. Моргуленко


НЕУСТАВНЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА АНТИКРИМИНАЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ


«За права военнослужащих»

Москва 2006

ББК 67.51

М79


Автор:

Моргуленко Евгений Андреевич — преподаватель кафедры уголовного права Военного университета, кандидат юридических наук


Рецензенты:

Иншаков Сергей Михайлович, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации;

кафедра уголовного права Военного университета.


^ Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия. Серия «Право в Вооруженных Силах — консультант». — М.: «За права военнослужащих», 2006. — Вып. 64. — 192 с.

ISBN 5-93297-065-0


Сборник «Право в Вооруженных Силах — консультант» зарегистрирован Министерством Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ПИ № 77-12712 от 20 мая 2002 г.

Учредитель и издатель: Региональное общественное движение «За права военнослужащих».

Выходит 1 раз в месяц, распространяется в розницу и по подписке.


ББК 67.51


© Моргуленко Е.А., 2006 г.

© «Право в Вооруженных Силах — консультант», 2006 г.

© Оформление. «За права военнослужащих», 2006 г.


ISBN 5-93297-065-0

Содержание

Указатель сокращений 5

Введение 6

^ Раздел I. Теоретические основы организации и осуществления разрушающего воздействия на преступность военнослужащих в сфере уставных взаимоотношений 9

Глава 1. Неуставные взаимоотношения военнослужащих как криминально-криминогенный феномен военной службы 9

§ 1. Понятие, содержание и современные особенности неуставных взаимоотношений военнослужащих в отечественных Вооруженных Силах 9

§ 2. Уголовно-правовая оценка нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности и некоторые аспекты ее криминологической обусловленности 25

§ 3. Криминологическая характеристика неуставных взаимоотношений военнослужащих 38

§ 4. Латентность неуставных взаимоотношений военнослужащих и меры по ее минимизации 45

^ Глава 2. Причины нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими 54

§ 1. Причины неуставных взаимоотношений военнослужащих, в основе которых лежат общесоциальные процессы и явления 54

§ 2. Общесоциальные причины неуставных взаимоотношений, специфически преломляющиеся через условия военной службы 62

§ 3. Причины неуставных взаимоотношений, обусловленные особенностями военной службы 75

§ 4. Личность военнослужащего, посягающего на уставные правила воинских взаимоотношений, и мотивация его преступного поведения 87

^ Глава 3. Антикриминальная система воздействия на преступность военнослужащих в сфере уставных взаимоотношений 103

§ 1. Исторический анализ организационно-правовых средств борьбы с нарушениями уставных правил взаимоотношений военнослужащих в России 103

§ 2. Удовлетворительная система предупреждения и профилактики неуставных взаимоотношений военнослужащих 111

§ 3. Оптимальная система предупреждения и профилактики нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими 121

^ Раздел II. Практические рекомендации по выявлению, пресечению и предупреждению неуставных взаимоотношений в воинском коллективе 138

Глава 1. Изучение личности военнослужащих и индивидуальное прогнозирование преступного поведения 138

§1. Изучение командиром личности подчиненных как первая ступень борьбы с неуставными взаимоотношениями 138

§ 2. Прогнозирование индивидуального преступного поведения и виктимности подчиненных как вторая ступень борьбы с неуставными взаимоотношениями 142

^ Глава 2. Методика выявления фактов неуставных взаимоотношений командиром подразделения 148

Глава 3. Система мер профилактики и предупреждения нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, применяемых командирами в подчиненных подразделениях 154

§ 1. Общие положения системы специальных мер по предупреждению и профилактике неуставных отношений 154

§ 2. Методика предупреждения неуставных взаимоотношений, основанная на решении конкретных задач по военной службе 156

§ 3. Методика предупреждения неуставных взаимоотношений, в основе которой лежат методы, применяемые в определенной служебно-бытовой ситуации 174

§ 4. Методика поэтапной профилактики неуставных взаимоотношений в воинском подразделении 179

§ 5. Взаимодействие командира с органами военной юстиции в процессе разрушающего воздействия на антиуставные взаимоотношения в подразделении 183

Вместо заключения 185

^ Указатель сокращений

ДУ ВС РФ — Дисциплинарный устав Вооруженных Сил Российской Федерации

КоАП РФ — Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

СССР — Союз Советских Социалистических Республик

УВС ВС РФ — Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации

УГ и КС ВС РФ — Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации

УК РСФСР — Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

УК РФ — Уголовный кодекс Российской Федерации

УПК РФ — Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

Введение

Проблема неуставных взаимоотношений военнослужащих в России существует уже много лет. Однако именно сейчас, а точнее в последнее десятилетие, она приобрела настолько острый характер, что, пожалуй, не осталось ни одного призывника, ни одной матери призывающегося на военную службу молодого человека, которые не боялись бы предстоящей военной службы из-за связанной с ней реальной возможности подвергнуться неуставным посягательствам. Эта проблема волнует не только призывников и их матерей (о чем убедительно свидетельствуют социологические опросы, а также многочисленные факты уклонений от призыва на военную службу и от самой службы в процессе ее прохождения), но и основную часть общества (неуставные отношения, как правило, занимают центральное место в обсуждении жизнедеятельности армии и флота в средствах массовой информации, производя при этом немалый общественный резонанс), и даже структуры государственной власти (данная проблема давно уже вышла за пределы Министерства обороны Российской Федерации и периодически поднимается в выступлениях Президента Российской Федерации).

С сожалением приходится констатировать, что неуставные взаимоотношения в наших Вооруженных Силах к настоящему времени приобрели характер криминально-криминогенного феномена, воздействие на который со стороны общества и государства на практике оказывается малоэффективным, а иногда даже безрезультатным. В чем же причина подобного бессилия государства перед лицом криминальных проявлений военной службы? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо проанализировать достаточно сложную цепочку причинно-следственных зависимостей, порождающих особый военно-криминальный феномен — неуставные отношения, или, говоря правовым языком, нарушение устав­ных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК РФ). Под этим туманным, весьма поверхностно отражающим криминальную сущность предусмотренного УК РФ преступления наименованием скрываются крайне опасные для Вооруженных Сил Российской Федерации и всего нашего общества преступные деяния в сфере межличностных отношений военнослужащих, иногда именуемые неус­тавными (антиуставными) отношениями, а на бытовом уровне — «дедовщиной», которые «окружены» различными социальными проявлениями, связанными с этими деяниями причинно-следственными нитями общественного взаимодействия. Причем последствия неуставных отношений, приобретших за последние тридцать лет столь угрожающе массовый характер в отечественных Вооружен­ных Силах, выходят далеко за пределы армии и флота как в простран­стве, так и во времени. Не испытывающая в силу современной социально-экономической ситуации особого стремления идти в армию основная масса призывников нередко окончательно теряет мотивацию к военной службе под влиянием информации о фактах неуставных отношений. Многие родители при­зывников, напуганные ужасами «дедовщины», делают все возможное, чтобы их сын избежал военной службы, а значительная часть тех молодых людей, которым не удалось избежать призыва, идут в армию с виктимной уста­новкой на неизбеж­ность неустав­ных отношений.

В свою очередь, огромная масса прошедших «школу» неуставных отношений молодых людей, вернув­шись в гражданское общество с криминализированным или виктимизи­рован­ным сознанием, а ино­гда и устойчивыми криминальными навыками меж­лично­стного общения, фор­мируют существенный криминогенный пласт соци­альных отношений, прив­нося элементы «воинского организованного насилия» в свои се­мьи и окружение, воспиты­вая своих детей с учетом имеющегося не вполне по­зитивного опыта.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности — специфический состав преступления. Помимо основного объекта — установленного общевоинскими уставами порядка взаимоотношений между военнослужащими, он имеет еще и дополни­тельный — личность военнослужащих, их честь, достоин­ство и здоро­вье. При­чем, исходя из провозглашенной приоритетности уголовно-правовой охраны личности человека и гражданина, этот дополнительный объект не менее важен, чем основной. Рассматриваемые преступления, по­сягая, помимо прочего, на личность людей, отдающих свой конституционный долг и призванных защищать нашу Родину, вдвойне опасны для обще­ства и государства и нуждаются в особом антикриминальном воздействии. Кроме того, именно неуставные отношения в Вооруженных Силах Российской Федерации достаточно часто являются одной из основных причин уклонения от военной службы и других преступлений, совершаемых военнослужащими, а также суи­цидальных проявлений в воинской среде. По данным криминологических ис­следований, анализируемые преступления являются причиной совершения 80 % других пре­ступлений против военной службы и 23 % общеуголовных преступ­лений1. Кроме того, преступления, предусмотренные ст. 335 УК РФ, занимая в структуре суди­мости во­еннослужащих за воинские преступления около 37 %2, деструктивно влияют на боего­тов­ность и бое­способность Вооруженных Сил, разрушают их изнутри, сводят на нет усилия органов военного управления по сплочению воинского коллек­тива и укрепле­нию воинской дисциплины.

Негативное влияние указанных фактов многократно усиливается тем об­стоятельством, что, несмотря на все усилия правоохранительных структур и органов военного управления, а также пристальное внимание широкой общест­венности и высших должностных лиц государства к рассматриваемой про­блеме, до сегодняшнего дня не удалось добиться не только искоренения неус­тавных отношений, но и стабилизации их ежегодного прироста. Более того, под влиянием многократно предпринимае­мых разноплановых попыток борьбы с неуставными отношениями эта катего­рия преступлений эволюционировала в устойчивое и системное военно-криминальное явление, характеризующееся не только повышенной общественной опасностью, но и феноменом «непотопляе­мости», высочайшей степенью латентности и внутренней самодетерминации.

Таким образом, решение проблемы неуставных отношений в армейских (флотских) коллективах или хотя бы сведение к минимуму неблагоприятных последствий этого военно-криминального феномена не только является одной из приоритетных задач военной криминологии, но и должно стать реальной целью для воинских командиров, практических работников военной юстиции и граждан, искренне заинтересованных в очищении Вооруженных Сил Российской Федерации от зла неуставных отношений. Именно на эту читательскую категорию в первую очередь ориентирована настоящая монография, изучение которой позволит яснее представить суть и природу данного криминального явления, его причинный комплекс и эффективно противостоять воинскому криминальному насилию.

Раздел I. Теоретические основы организации и осуществления разрушающего воздействия на преступность военнослужащих в сфере уставных взаимоотношений

^ Глава 1. Неуставные взаимоотношения военнослужащих как криминально-криминогенный феномен военной службы

§ 1. Понятие, содержание и современные особенности неуставных взаимоотношений военнослужащих в отечественных Вооруженных Силах

В соответствии со своим предназначением современные Вооруженные Силы Российской Федерации оснащены сложнейшими боевыми комплексами, системами вооружения и техники. Применение такого технически сложного арсенала предполагает согласованность (по месту, времени и характеру) действий многих людей. Согласованность же определяется правовой регламентацией совместной деятельности этих людей, т. е. уставными отношениями между ними. Воинские уставы детально регулируют порядок взаимоотношений военнослужащих как служебного, так и внеслужебного характера. Часть первая УВС ВС РФ «Военнослужащие Вооруженных Сил и взаимоотношения между ними» устанавливает правила поведения, которыми военнослужащие обязаны руководствоваться в повседневной жизни и деятельности. Устав требует от военнослужащего быть честным, дисциплинированным, дорожить войсковым товариществом, не щадя своей жизни, выручать товарищей из опасности, помогать им словом и делом, уважать честь и достоинство каждого, не допускать в отношении себя и других военнослужащих

недостойных поступков, соблюдать правила воинской вежливости (ст. 13 УВС ВС РФ). Эти и другие положения УВС ВС РФ принято называть правилами уставных взаимоотношений между военнослужащими. Абсолютное большинство личных взаимоотношений военнослужащих так или иначе урегулированы военным правом, а отношения служебного характера полностью подпадают под регламентацию воинских уставов и других нормативных актов военного законодательства.

Лексическое значение слова «уставные» предполагает, что отношения, о которых идет речь, должны лежать в плоскости воинских уставов и регулироваться только воинскими уставами. Однако с учетом того обстоятельства, что само понятие «уставные отношения» законодательно не определено, под уставными взаимоотношениями необходимо понимать отношения военнослужащих, урегулированные не только воинскими уставами, но и другими нормативными актами, а также актами органов военного управления, конкретизирующими отдельные положения воинских уставов. В науке военного права под уставными отношениями принято понимать совокупность наиболее целесообразных с точки зрения государства и общества служебных отношений, складывающихся между военнослужащими в процессе прохождения воинской службы, регулируемых воинскими уставами и другими правовыми актами и призванных обеспечить постоянную боевую готовность, воинскую дисциплину и правопорядок3. Следовательно, конструктивным признаком нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими является то, что они должны отрицать правопорядок и воинскую дисциплину и нарушать воинские уставы или другие нормативные правовые акты воинского содержания.

Весь спектр нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими представляет собой огромный пласт межличностных отношений военнослужащих, регулируемых различными отраслями права, моралью и общественным сознанием. Подобные нарушения отличаются друг от друга способом совершения, характером и степенью общественной опасности (например, неуважительное высказывание в адрес сослуживца и применение насилия, опасного для жизни), объектом посягательства и характером нарушаемых отношений (например, нарушение порядка отношений начальник — подчиненный, подчиненный — начальник, равный — равный) и другими признаками. В настоящей монографии рассматриваются не все нарушения уставных правил взаимоотношений военнослужащих, так как формально даже обращение одного военнослужащего к другому на «ты» по вопросам службы является нарушением уставных правил взаимоотношений военнослужащих (ст. 64 УВС ВС РФ), а лишь те из них, которые допускаются между равными по своему служебному положению военнослужащими и представляют собой преступление, предусмотренное ст. 335 УК РФ.

Таким образом, нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, можно определить как противоправные уголовно наказуемые деяния, направленные на нарушение закрепленных в воинских уставах и иных нормах военного законодательства правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, и представляющие по своей сути посягательства военнослужащих определенных категорий или групп на права и личность других военнослужащих.

В военно-правовой науке существуют и другие точки зрения по данному вопросу. Например, Х.М. Ахметшин рассматривает нарушения уставных правил взаимоотношений как различные виды насилия одних военнослужащих над другими, унижение их чести и достоинства, издевательство над ними, совершаемые в целях обеспечения себе облегченных условий службы, привилегированного положения в коллективе, подчинения своей воле сослуживцев, а равно из других, в том числе хулиганских, побуждений4. В свою очередь, И.М. Мацкевич определяет рассматриваемое явление как устойчивые социально-негативные проявления криминального характера, которые основаны на отрицательных традициях армейской действительности, уходящих в историческое прошлое, связанных с глумлением, издевательством и насилием одних военнослужащих над другими с целью подчинить их своему влиянию, с тем, чтобы совершать в отношении них противоправные деяния корыстной направленности5. Другие исследователи отмечают, что армейские неуставные отношения по своей сути являются своего рода культом (своеобразной религией со своими призывами к смирению и непротивлению, с обилием «можно» и «нельзя»), призванным управлять воинским коллективом. По существу указанные, а также иные определения рассматриваемого явления, встречающиеся в юридической литературе, не противоречат друг другу и даже совпадают в определении его сущности.

Рассматривая криминологический аспект нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (далее — неуставные отношения), необходимо отметить, что в основе таких деяний лежат конфликтные ситуации или противоречия, затрагивающие социальный статус личности или групп воинов, их честь, достоинство, здоровье, материальные или духовные интересы. Эти ситуации имеют причины, по которым их можно условно разделить на две группы. Первая имеет в своей основе конфликтные ситуации, возникающие на почве личной неприязни, обид и несдержанности. Такие деяния хотя и квалифицируются по ст. 335 УК РФ, однако имеют меньшую социальную опасность, поскольку носят, как правило, разовый и кратковременный характер. Ко второй группе относятся личностно-групповые и межгрупповые конфликты, в основе которых лежит неформальное разделение военнослужащих. При таком разделении образуются противостоящие друг другу социальные группы, стремящиеся к утверждению своего положения в подразделении (например, «дембеля» — по отношению к «молодым»). Неформальное разделение военнослужащих обладает повышенной криминогенностью, а также свойствами быстрого распространения, устойчивости и самовоспроизводства. Главным образом это связано с «привлекательностью» получения представителями «угнетаемых» групп в процессе их дальнейшей службы соответствующих «привилегий» (например, повышение группового статуса лиц младшего призыва в связи с увольнением «старослужащих») и другими факторами как объективного, так и субъективного характера.

Неуставные отношения, основывающиеся на неформальной структуре воинского коллектива, как явление системное имеют определенную структуру, важными элементами которой являются ее формы и виды.

Наиболее характерными формами проявления нарушений уставных правил взаимоотношений в настоящее время являются: избиения военнослужащих более позднего срока призыва; перекладывание на них дополнительных обязанностей по службе и быту; принуждение к выполнению различных «поручений» и воровству; вымогательство денег, ценных вещей, продуктов питания и предметов обмундирования; моральные унижения и оскорбление личного достоинства.

Наиболее характерные виды неуставных отношений в немалой степени связаны с видами неформальной структуры внутри воинского коллектива. Более того, отчасти неуставные отношения детерминированы именно феноменом неформального разделения военнослужащих. Поэтому при их анализе необходимо учитывать следующие обстоятельства:

1) помимо уставной системы, в каждом воинском коллективе существует неформальная система отношений военнослужащих;

2) неформальные структуры неоднородны по своему составу. В каждой неформальной группе (будь то «старослужащие» или молодые солдаты, представители той или иной национальности) существует достаточно конкретная иерархия («лидеры», «исполнители», «нейтралы», «изгои» и т. д.);

3) неуставные взаимоотношения существуют в военной среде не одно десятилетие, и за это время в ней успели сформироваться устойчивые криминально-криминогенные традиции, передающиеся от призыва к призыву;

4) в течение достаточно длительного периода своего существования под влиянием различных факторов общественного развития неформальная система все в большей степени отвечала объективным потребностям сложившейся в воинских подразделениях обстановки, когда уставная система уже не могла разрешить все возникающие социально-бытовые противоречия. Со временем неформальная система стала компенсировать недостатки формальной (уставной) системы отношений военнослужащих.

Учитывая указанные факты и основываясь на особенностях неформальной структуры воинского коллектива, можно классифицировать виды неуставных отношений в Вооруженных Силах следующим образом:

1. «Дедовщина» — нарушения уставных правил взаимоотношений, возникающие на основе межличностных и межгрупповых противоречий между военнослужащими различных периодов призыва (различных сроков службы).

2. «Землячество» — нарушения уставных правил взаимоотношений, возникающие на основе противоречий и конфликтов между группами военнослужащих, объединенных по национальному или религиозному признаку. Эти противоречия определяются особенностями национальной (этнической) культуры и менталитета, а в случае социальной стратификации по признаку принадлежности к тем или иным религиозным конфессиям — особенностями вероисповедания. Данные противоречия проявляются тогда, когда в подразделении отсутствует в качестве доминирующего вида неуставных отношений «дедовщина» и имеются военнослужащие различных национальностей (иногда без явного преобладания одной из них). В таких условиях могут образовываться группы из представителей, к примеру, мусульманских этнических групп. Объектом посягательств при этом оказываются «не мусульмане».

3. «Диктатура» (право силы) — нарушения уставных правил взаимоотношений, возникающие на основе противоречий между военнослужащими, превосходящими других воинов физической силой (реже — морально-волевыми качествами), и остальной частью воинского коллектива. При таком виде неуставных отношений лидер, обладающий указанными качествами, сплачивает вокруг себя группу единомышленников, которая и «контролирует» остальной воинский коллектив подразделения.

4. «Криминальный беспредел» — нарушения уставных правил взаимоотношений, основой которых является разделение военнослужащих в зависимости от наличия и степени криминального опыта (имеющих судимость, участвовавших в деятельности криминальных структур до призыва на военную службу) и подчинение криминальными элементами остальных военнослужащих своей воле. Попадая в подразделение, молодые люди с криминальным опытом за короткий период времени добиваются привилегированного положения, не свойственного их статусу с позиций неформальных правил «дедовщины» или «землячества». При наличии же в подразделении нескольких таких военнослужащих создаются предпосылки для их объединения во внутренне сплоченную группу, стремящуюся к статусу «высшей касты», характерному для мест лишения свободы. Для таких военнослужащих постоянный конфликт с законом и командирами — это образ жизни и поведенческий стереотип. Сущность и истоки этого явления сродни «дедовщине». Существующие в местах лишения свободы различные категории осужденных («паханы», «смотрящие», «блатные», «мужики», «козлы», «петухи» и т. п.), «привилегии» одних и «обязанности» других, а также порочные ритуалы и традиции уголовной среды могут в определенных условиях стать основой криминальных проявлений в системе армейских неуставных отношений. Некоторые из негативных традиций современной армии являются очевидными производными от «ритуалов» уголовной среды (например, тюремная «прописка», «присяги» и «переводы»).

Помимо предложенной выше, в научной литературе встречаются и другие классификации видов неуставных отношений военнослужащих. Так, например, И.М. Мацкевич дифференцирует неуставные отношения следующим образом:

— в зависимости от срока службы (полгода, год, когда над молодыми солдатами издеваются «старослужащие» и происходит своего рода «естественный отбор» наиболее стойких из них для дальнейшей «вербовки» в будущие проводники негативных армейских традиций);

— в зависимости от вида и рода войск (на флоте «дедовщину» именуют «годковщиной»).

По характеру воздействия на потерпевших выделяются:

— глумление и издевательства, носящие в основном психологическую направленность (угроза применения насилия, запугивание круговой порукой и тем, что никто не придет на помощь);

— причинение телесных повреждений военнослужащим (в том числе повлекших их гибель);

— доведение до самоубийства6.

В плане уяснения сущности неуставных отношений наибольший интерес представляют «дедовщина» и «землячество». Эти два вида неуставных проявлений наиболее часто встречаются в Вооруженных Силах Российской Федерации и охватывают практически все формы нарушений уставных правил взаимоотношений военнослужащих, наблюдаемые при доминировании других видов неуставных отношений («диктатуры силы», «криминального беспредела»).

Нарушения уставных правил взаимоотношений можно определить как систему взаимоотношений военнослужащих, основанную на полукриминальных обычаях насильственного подчинения старшими призывами младших, когда возраст, воинское звание и должность военнослужащих имеют второстепенное значение или вообще не играют социальной роли. «Дедовщина» представляет собой самый застарелый, имеющий глубокие корни вид неуставных отношений, основой которого выступает срок службы. Это система изощренных форм физического и психического насилия, обеспечивающая привилегированное положение военнослужащих старших периодов службы по отношению к молодым воинам. Разделение военнослужащих на «категории» (см. таблицу 1) с соответствующими для каждой из них функциями осуществляется путем создания и культивирования «старослужащими» порочных традиций и ритуалов. Они разнообразны, но суть их одна — закрепить разделение военнослужащих по периодам службы и постоянно напоминать им о статусе и роли каждого внутри воинского коллектива. Особенность современной «дедовщины» — ее корыстный характер, проявляющийся в форме «узаконенного» вымогательства, изъятия денег, ценных вещей, продуктов и принуждения к воровству.

Таблица 1

^ Система неформального разделения военнослужащих по срокам службы

Срок службы

(в месяцах)

Наиболее распространен­ные названия
«катего­рий» военнослужащих


Содержание неформальных функций этих «ка­тегорий»



0 — 6


«дух», «таракан, «тень», «череп», «сынок», «салабон», «зеленый», «пират», «салага», «кролик», «удав», «ушастый», «муха», «огурец», «болт», «краб», «мышь», «карась», «заусенец»

Выполнение, помимо своих, части обязан­ностей 2-й и 3-й (4-й) «кате­горий» в служебно-бытовой сфере


6—12


«котел», «скворец», «шнурок», «мамонт», «старший таракан», «борзой карась», «слон (солдат любящий огромные нагрузки)»

Выполняют те же функции, что и 1-я ка-тегория» с незначительными послаблениями, иногда «руководят» 1-й категорией


12—18


«фазан», «черпак», «лимон», «помазок»


Функции «ру­ководства» и «воспитания» 1-й и 2-й категориями

18 — день приказа
об увольнении
в запас

«дед», «король, «старик», «старый», «гусь хрустальный», «бугор»


Функции «кон­троля» за соблюдением сло­жившейся иерархии (вмеша­тельство в скрытых формах, редко — открыто)

День
при­каза — день отправки домой

«дембель», «дед», «супердед», «квартирант», «проф­союз», «интурист»


Как правило, нейтральны ко всем категориям, демонстративно безразличны к жизни неформальной структуры


Система неформального разделения военнослужащих по срокам службы основывается на временных периодах, которые военнослужащие по призыву преодолевают в процессе всей службы. Условно можно выделить пять таких периодов. Самые угнетаемые и бесправные — это военнослужащие первого периода службы (момент призыва — шесть календарных месяцев службы). Военнослужащие этой категории выполняют всю физическую работу, начиная с поддержания внутреннего порядка и заканчивая обслуживанием техники, нередко, находясь в наряде, исполняют обязанности «старослужащих» одновременно со своими обязанностями, «обслуживают» военнослужащих старших периодов службы, что выражается в выполнении широкого спектра «штатных» обязанностей (выполнять личные поручения «старослужащих», стирать и гладить им обмундирование, подшивать подворотнички, чистить обувь) и дополнительных поручений (развлекать «старослужащих», снабжать их деньгами, продуктами питания, сигаретами и спиртным). Военнослужащим этого периода присваиваются унизительные и оскорбительные личные клички, а также клички, общие для всего периода («дух», «тень», «удав», «ушастый»).

Военнослужащие «получают статус» второго периода службы после прохождения процедуры «перевода», при которой присутствуют, как правило, 100 % личного состава подразделения. Каждому «переводимому» наносится определенное количество (согласно сроку службы) ударов ремнем по ягодицам. Военнослужащие, не соблюдающие правил неформальной системы отношений, называемой «дедовщиной», могут быть насильно «переведены» в младший период либо лишены очередного «перевода» и оставлены в прежней категории. Второй период службы (6—12 месяцев) по своему статусу мало отличается от первого периода, однако военнослужащие этой категории уже не самые угнетенные и бесправные. Они начинают готовиться к переходу в разряд угнетателей и иногда даже пытаются «руководить» военнослужащими первого периода службы, хотя по неписаным правилам «дедовщины» это им категорически запрещено. Клички, которые имеют представители этого периода, уже не такие обидные и унизительные и в принципе отражают статус этой группы («старший таракан», «мамонт», «череп»).

Лица, проходящие службу в условиях третьего периода (12—18 месяцев службы), осуществляют функции «воспитания» и «руководства» военнослужащими младших периодов. Этой «касте» присуща крайняя агрессивность по отношению к молодым воинам. Недавние угнетенные сами становятся угнетателями, приобретают массу прав на фоне недавнего бесправия, поэтому именно они являются самыми опасными для военнослужащих младших периодов. Они утверждаются в своем новом статусе, вымещая на младших всю накопившуюся за длительное время озлобленность (в соответствии с правилами сублимированной мести), стремятся доказать всему подразделению (в том числе и командирам) свою исключительность (ведь именно в этот период службы многие из них имеют наибольшие шансы получить повышение в воинском звании).

Военнослужащие четвертого периода (18 месяцев службы — день приказа министра обороны Российской Федерации об увольнении в запас) осуществляют функции «контроля» за соблюдением сложившейся иерархии. Вмешательство в дела коллектива происходит, как правило, в скрытой форме. Открыто военнослужащие этих периодов службы выступают в основном в случае серьезных «нарушений» законов неформальной системы со стороны военнослужащих младших периодов. Представители данного периода по неписаным законам «дедовщины» являются «хозяевами» казармы и носят «уважительные» прозвища («дед», «старик», «годок»). Среди них находится наибольшее количество младших командиров (сержантов, старшин), поддерживающих эту «касту».

Пятый период (день выхода приказа министра обороны Российской Федерации — день фактического увольнения в запас) длится один-два месяца в зависимости от времени призыва конкретного военнослужащего. Представители этой группы мало интересуются жизнью подразделения, их основная цель — как можно быстрее уволиться в запас.

Характерно для «дедовщины» и то, что в равной степени молодые люди, и имевшие допризывной криминальный опыт, и положительно характеризовавшиеся до призыва, имеют равные шансы стать носителями неуставных традиций, пройдя «школу дедовщины». Отличие между ними может заключаться лишь в различной степени использования неформальных «привилегий». Данный факт свидетельствует об особом, феноменальном качестве «дедовщины» — ее всеохватывающем характере (возможность охвата всех без исключения категорий военнослужащих по призыву вне зависимости от их индивидуальных качеств). Эта особенность рассматриваемого явления — условие существования других его качеств — системности и устойчивости, которые, в свою очередь, лежат в основе «феномена непотопляемости "дедовщины"»7.

Практически каждый военнослужащий более раннего срока призыва в той или иной мере является носителем неуставных взаимоотношений. Это обусловлено тем, что в неформальной системе взаимоотношений даже для «старослужащих» постоянно существует опасность подвергнуться наказанию за нарушение «традиций» этой системы. Это может быть понижение в статусе («перевод» в положение младшего призыва), деперсонализация и асоциализация личности «провинившегося» (лишение любого правомочного статуса, перевод на низший порог аутсайдности — в категорию отверженного, например, путем семиотического подавления: личные вещи «провинившегося» метятся мочой или фекалиями), побои и другие формы насилия. Находясь под этой постоянной угрозой, любой военнослужащий, проходящий службу в подразделении с неформальной системой воинских отношений, практически вынужден соблюдать неформальные правила этой системы, руководствуясь элементарным инстинктом самосохранения. Создаваемая таким образом круговая порука делает «дедовщину» явлением чрезвычайно живучим и находящим широкое распространение в войсках. К тому же, помимо разнообразных репрессивных форм воздействия, рассматриваемое явление обладает и достаточно востребованной военнослужащими по призыву системой «морального поощрения», основывающейся на том, что добросовестное выполнение молодыми воинами «обязанностей» младших периодов гарантирует им своевременное перемещение в новое качество — старший период службы с утратой части прежних «обязанностей» и приобретением ряда новых «привилегий».

В свою очередь, система «штрафных санкций» включает в себя комплекс форм физического и психического насилия над личностью. Разделение форм насилия на акты физического и психического воздействия является условным, так как обычно трудно определить, какая из этих составляющих доминирует в том или ином антиуставном проявлении. Психическое насилие часто переходит в физическое или является его существенным дополнением. Кроме того, вполне вероятно, что молодой воин может, например, встать на путь суицидального поведения как вследствие систематических избиений, так и под воздействием только психического давления на него со стороны «старослужащих». Среди форм и проявлений неуставных отношений военнослужащих наиболее распространенными в настоящее время являются следующие8:

1. «Перевод» военнослужащих из одной категории в другую (из категории «дух» — в категорию «слон», из категории «слон» — в категорию «черпак», из категории «черпак» — в категорию «старик» и т. п.)9. Обычно в таком «мероприятии» участвуют все военнослужащие подразделения. Это связано с тем, что каждая категория неформальной системы имеет свои права и обязанности. При этом чем выше (старше) категория, тем прав больше, а обязанностей соответственно меньше. Получить новый (более «уважаемый») статус можно лишь пройдя процедуру «перевода». Как правило, такая «процедура» проводится в день выхода приказа об увольнении в запас (плюс одна неделя после этого) и заключается в «торжественном» оглашении (читке) этого приказа. Для читки приказа об увольнении в запас привлекается обычно самый молодой солдат, который зачитывает приказ, стоя на 1—2 тумбочках или табуретах, после чего тумбочка (табурет) выбивается из-под ног, и он падает. Каждому «переводимому» наносится определенное количество ударов поясным ремнем или металлической пряжкой ремня (как вариант: ложкой, табуретом) по ягодицам согласно сроку службы (18, 12, 6 ударов соответственно). Военнослужащим последнего периода службы удары наносятся ниткой или шнурком. Как правило, «перевод» происходит в ночное время в помещении казармы, однако при усиленном контроле со стороны офицеров место и время проведения этого «мероприятия» может быть изменено, что требует дополнительного внимания командиров к поведению подчиненных в этот период.

2. «Физо». Включает в себя различного рода физические упражнения, иногда до полного изнеможения (незапланированные кроссы, упражнения на турнике или брусьях, отжимания от пола, упражнения на пресс, хождение «гусиным» шагом и т. п.). Опасность таких проявлений неуставных отношений заключается в том, что они маскируются под оказание «помощи» по физподготовке молодым воинам либо объясняются инициаторами этих «мероприятий» необходимостью повышения физической подготовки всего подразделения. Варианты этой формы неуставных отношений различны: к занятиям могут привлекаться как отдельные военнослужащие, так и весь молодой призыв в целях наказания за «проступок» одного («групповая терапия»). Как правило, местом проведения таких «мероприятий» становятся спортгородки и спортивные площадки, оборудованные турниками, брусьями и т. д. Однако данная форма может находить свое проявление и в казарме, в спальных кубриках, «каптерках», «бытовках», особенно в ночное время или в зимний период.

3. Избиения «провинившихся» солдат — одна из наиболее распространенных форм неуставных отношений военнослужащих. Они могут быть как одиночные, так и групповые, совершаться руками или ногами, с применением подручных предметов или без таковых. Места реализации этой формы не имеют ограничений, а следовательно, ее достаточно сложно предупредить. Скорее можно говорить о пресечении таких проявлений и неотвратимом, принципиальном и достаточно жестком реагировании командира на эти антиуставные проявления в целях удержания от подобного поведения других потенциальных правонарушителей. Кроме того, необходимо иметь в виду, что подобные действия виновных во всех без исключения случаях содержат состав преступления, и если другие формы неуставных отношений иногда могут вызывать определенные сложности при установлении факта и обстоятельств их совершения, то избиения этим процессуальным недостатком не обладают. Поэтому командиру в этих случаях необходимо со всей принципиальностью ходатайствовать перед вышестоящим командованием о возбуждении уголовного дела. Следственные и судебные перспективы такого дела будут весьма велики, а его пользу в плане предупреждения неуставных отношений в подчиненном подразделении сложно переоценить.

4. «Футбол». В рамках этой формы неуставных отношений «провинившихся» солдат бьют ногами по ступням, голеням, коленям. Наиболее жестоким проявлением данной формы является ситуация, когда наносится несколько ударов в одно и то же место (либо по уже имеющимся ранам), при этом (как наиболее садистский вариант) правонарушители добиваются того, чтобы при ударах молодой солдат не убирал ноги и терпел боль. Как правило, данная форма неуставных отношений применяется как наказание за опоздание в строй, недостаточно твердый строевой шаг и другие мелкие строевые нарушения либо в целях развлечения «старослужащих» и для поддержания их «авторитета» в среде угнетаемых военнослужащих. В результате таких деяний у потерпевших образуются сильные гематомы и воспаления надкостницы на нижних конечностях, которые легко диагностируются при телесном осмотре военнослужащих. Местом применения этой формы является обычно строй военнослужащих.

5. «Забивание пуговиц». Так называются удары кулаком в грудь по пуговицам на обмундировании. Если военнослужащие носят обмундирование старого образца (с металлическими пуговицами), выпуклая часть пуговиц деформируется (что легко может быть обнаружено), а металлическое ушко, входя в тело, причиняет очень болезненные ощущения, на груди образуются кровоподтеки. Вариантом рассматриваемой формы неуставных отношений в случае, когда военнослужащие обеспечены вещевым довольствием нового образца, является «фанера к бою». При подаче такого рода «команды» молодой солдат, задерживая дыхание, втягивает живот и подает вперед грудь, ожидая удара (как вариант: угнетаемым военнослужащим принимается строевая стойка). Удар наносится кулаком в грудь или в живот. Подобная форма применяется в целях развлечения «старослужащих», а также как средство «воспитания» «нерадивых» солдат. Место подобных неуставных проявлений четко не определено, главное условие — отсутствие рядом командного состава.

6. «Сухофрукты» («ватрушки»). Так называется выкручивание ушных раковин, различного рода удары по ушам, возможно протыкание ушных раковин иглой. Подобная форма применяется в целях развлечения «старослужащих», а также как средство «воспитания». Место подобных неуставных проявлений четко не определено, главное условие, как и при предыдущей форме, — отсутствие командного состава.

7. «Поза номер раз» (или «поза буква зю», «мама моет пол», «першинг к бою» и др.). Угнетаемый солдат наклоняется вперед и упирается руками в колени. Старослужащий наносит ему удар ногой (или табуретом) по ягодицам, отчего солдат падает. Данная форма применяется в целях развлечения «старослужащих» и подавления воли потенциальных «возмущенных» из числа молодых солдат.

8. «Закаливание». Под различными предлогами угнетаемые военнослужащие лишаются теплых предметов обмундирования (теплого нательного белья, рукавиц, перчаток, иногда шинелей и бушлатов, зимних шапок). При расположении подразделения в летнем палаточном лагере у молодых солдат в ночное время отбираются одеяла, а сами они выгоняются на улицу для «закаливания». Пребывание на улице в нижнем белье они обычно объясняют командирам необходимостью отправления естественных надобностей. Предпосылки подобной формы неуставных отношений создаются в первую очередь бездействием (попустительством) суточного наряда и сержантского состава подразделения.

9. «Электрический стул». Молодой солдат стоит спиной к стене на полусогнутых в коленях ногах и на вытянутых руках держит стул или табурет. Через некоторое время солдат начинает дрожать от напряжения, далее он опускает (роняет) табурет, из-за чего его избивают. Подобная форма используется в качестве развлечения «старослужащих» или для «воспитания строптивых».

10. «Заряжание оружия». Такое название имеет форма издевательства, при которой угнетаемому солдату прикладом автомата или карабина (снятого с предохранителя) наносится удар по спине или груди, которую последний специально подставляет по «просьбе» «старослужащего». При ударе затворная рама частично отходит назад, и происходит подобие заряжания оружия. На груди (спине) остаются синяки и гематомы. Данная форма применяется как развлечение «старослужащих» и средство «воспитания силы воли» и терпения у угнетаемых солдат. Особенностью данной формы является то, что она имеет место, как правило, в «боевых» частях, в зонах вооруженных конфликтов, в подразделениях, где личный состав имеет возможность регулярно контактировать с оружием. Место реализации данной формы — караульные помещения, оружейные комнаты, комнаты для чистки оружия и т. д.

11. «Телевизор». Угнетаемый солдат прижимает к своему лицу подушку, по которой «старослужащий» сильно бьет кулаком или ногой. Опасность данной формы заключается в том, что следов на лице практически не остается (что существенно затрудняет процесс установления и доказывания события преступления). Однако подобное издевательство часто приводит к серьезным травмам (сотрясение мозга и т. д.). Место реализации данной формы, как правило, кубрик казармы. Время — ночное или вечернее.

12. «Бритье». По причине хронической нехватки времени для удовлетворения личных нужд (так как личное время молодые солдаты вынуждены тратить на обслуживание «старослужащих», что само по себе является отдельной формой неуставных отношений), а также из-за отсутствия собственных туалетных принадлежностей (см. форму неуставных отношений «изъятие») молодые солдаты часто бывают небритыми или выбритыми недостаточно тщательно. «Старослужащие» «исправляют» этот недостаток («бреют» их) с помощью вафельного полотенца (как садистский вариант: зажигалки или спичек). В результате на лице образуются ожоговые травмы кожного покрова. Применяется данная форма для развлечения «старослужащих» и укрепления их «авторитета» (подобные действия часто мотивируются необходимостью соблюдения устава и поддержания уставного внешнего вида), а также для «воспитания» «нечистоплотных» солдат и устрашения недовольных. Места применения данной формы не ограничены. Однако при отсутствии контроля со стороны должностных лиц подобные издевательства совершаются при проведении утреннего осмотра либо сразу после него.

13. «Бочка пива» («кружка пива»). Молодой солдат, стоя лицом к стене и опираясь на нее руками, получает удар (удары) по почкам. Опасность данной формы заключается в том, что следов побоев практически не остается (что значительно затрудняет процесс установления и доказывания события преступления). Однако подобное издевательство часто приводит к серьезным последствиям для здоровья (отказывают почки и т. д.). Местом реализации данной формы, как правило, является кубрик казармы. Время — ночное или вечернее. Применяется данная форма для «наказания» «провинившихся» и устрашения остальных.

14. «Думать». Молодой солдат принимает положение вниз лицом в упоре лежа на вытянутых (иногда полусогнутых) руках или локтях. «Старослужащий» следит за тем, чтобы молодой солдат не ложился на пол; если такое происходит, то следует удар снизу сапогом в живот или грудь или же удар по спине поясным ремнем. Применяется в качестве средства «воспитания» как отдельных военнослужащих, так и всех военнослужащих младшего призыва. Вариантом рассматриваемой формы неуставных отношений является «сушка крокодилов», при которой молодые солдаты упираются ногами и руками в дужки кроватей и в таком положении находятся столько времени, сколько могут выдержать. Последствия «ненадлежащего» выполнения этого «упражнения» аналогичны предыдущим.

15. «Забодай дедушку» («коррида»). При подаче данной «команды» молодой солдат прикладывает руки к голове, изображая «рога», и движется в сторону «старослужащего»». Последний уклоняется и наносит молодому солдату удар кулаком по голове. Данная форма применяется в качестве развлечения «старослужащих». Место проведения, как правило, казарма. Время — вечернее или ночное.

16. «Велосипед». Спящему молодому солдату между пальцами на ногах вставляют клочки бумаги (спички) и поджигают. Рефлекторные движения ногами вследствие причиненной боли от ожога напоминают движения велосипедиста. Подобная форма применяется для развлечения «старослужащих». Место — спальное помещение. Время — ночное.

17. «Полет в космос». Кровать со спящим молодым солдатом приподнимается на 40—50 см над полом и резко бросается. От удара кровати о пол солдат падает с нее. Используется как средство развлечения «старослужащих» в ночное время.

18. «Промывание желудка». Молодого солдата заставляют пить воду до рвотных позывов (в более садистской форме — вода вливается посредством шланга через прямую кишку, при этом у молодого солдата начинаются непроизвольные испражнения). Используется как средство «воспитания» «провинившихся» солдат и развлечения «старослужащих».

19. Мужеложство и другие формы половых извращений по отношению к молодым солдатам. Подобные преступления характерны для таких видов неформальной антиуставной системы, как «криминальный беспредел» и «землячество» (в последнем случае — значительно реже). Это одна из наиболее жестоких форм неуставных отношений, и хотя встречается она достаточно редко, по возможным последствиям (самоубийство потерпевшего, групповые «расстрелы» обидчиков и т. д.) имеет наивысшую степень общественной опасности. Применяется данная форма в качестве «наказания» наиболее «строптивых» и для устрашения остальных военнослужащих.

20. «Обслуживание» «старослужащих». В рамках этой формы неуставных отношений на молодых солдат возлагаются некоторые служебные обязанности «старослужащих» (хождение в наряд и т. д.), а также выполнение «личных просьб» последних (подшивать воротнички, чистить обувь, гладить обмундирование, бегать в магазин и т. д.). Иногда на одного молодого солдата может возлагаться выполнение до 20—30 «поручений» в день.

21. Изъятие у молодых солдат предметов обмундирования и экипировки (с частичной их подменой на бывшие в употреблении предметы или без таковой), а также личных вещей и продуктов, присылаемых родственниками, денег из получаемого денежного довольствия, почтовых переводов родственников, продуктов питания при приеме пищи и т. д. По своей сути подобное вымогательство само по себе уже является уголовно наказуемым деянием и должно в корне пресекаться командирами. Место и время данной формы не ограничено. Следует отметить, что в настоящее время описываемая форма имеет в Вооруженных Силах Российской Федерации наибольшее распространение по сравнению с другими формами. Более того, по сути, она является собирательным понятием, так как ее содержание составляют самостоятельные и весьма опасные формы неуставных отношений. К примеру, варианты изъятия могут быть следующими:

а) «угощение» — молодые солдаты на сумму полученного от родственников перевода обязаны вести «старослужащих» для угощения в солдатскую чайную или регулярно покупать для них в продовольственном магазине различные продукты питания;

б) «заем» — деньги изымаются под видом их займа (возврат долга после такого «займа» не предусмотрен);

в) «возмещение украденного» — происходит в тех случаях, когда во внутреннем наряде по подразделению стоят молодые солдаты. Кто-либо из «старослужащих» заявляет о пропаже у него денег, при этом молодые солдаты в счет погашения «пропажи» вынуждены просить денег у своих родителей или занимать у офицеров;

г) «принятие денег на хранение» — под предлогом «чтобы не украли». Возвращение денег их прежним владельцам не предусматривается;

д) изъятие денег без всяких «уважительных» причин — просто потому, что «так положено».

Помимо прочего, в «обязанности» молодых солдат может входить «своевременное» сообщение «старослужащим» о получении денежного перевода. В случае же сокрытия данного факта может последовать наказание. Информация о получении денежных переводов и посылок поступает от нештатного почтальона подразделения. Распространены различного рода денежные поборы на закупки туалетных принадлежностей, подшивочного материала и т. д. Указанные предметы частично закупаются и выдаются молодым солдатам, однако часть денег может оставаться у сержантов или «старослужащих». Кроме того, по «просьбе» «старослужащих» молодые солдаты могут занимать деньги у офицеров и прапорщиков подразделения. Добытые таким образом деньги передаются «старослужащим», долг же офицерам или прапорщикам возвращается молодыми солдатами из своего денежного довольствия.

Способы сокрытия денежных поборов с молодых солдат весьма разнообразны и эффективны. Так, например, с разрешения «старослужащих» часть денежного довольствия молодых солдат может использоваться на приобретение некоторых предметов личной гигиены, наличие которых снимает подозрение в полном отсутствии денег у последних. Или же молодым солдатам может оставляться без права использования до половины суммы их денежного содержания для немедленного предъявления денег при проверке офицерами. Затем и эта денежная сумма изымается «старослужащими» без риска быть уличенными в денежных поборах.

22. «Дембельский календарь». Ведется молодыми солдатами в период «стодневки» (сто дней до приказа об увольнении в запас). Каждый прошедший день тщательно отмечается молодым солдатом в персональном календаре. На вопрос «старослужащего», сколько ему («старослужащему») еще служить, должен следовать быстрый и точный ответ. Общественная опасность подобных деяний (помимо издевательской формы) проявляется в том, что в случае ошибки хотя бы на один день молодого солдата ждет физическое наказание.

23. «Изучение уставов» (инструкций, наставлений, технических описаний и т. п.) молодыми солдатами во время, отведенное для сна или отдыха. Иногда подобные формы «воспитания» применяются в унизительных формах — стоя на коленях, на табурете, в туалете и т. д. Общественная опасность подобного наставничества (помимо издевательской формы) проявляется в том, что антиуставными методами, не совместимыми с нормальным порядком прохождения военной службы, «старослужащие» добиваются якобы благих целей — изучения необходимых по службе документов, чем «уничтожают» положительное отношение угнетаемого военнослужащего к изучению таких документов и в целом к военной службе.

24. «Ночное вождение». После отбоя молодые солдаты по командам «старослужащих» ползают под кроватями, издавая при этом звуки, имитирующие работу автомобильного (танкового) двигателя. При этом они «переключают скорости» (ползут медленнее или быстрее), «выстраиваются в колонну машин», «тормозят на светофоре» и т. п. Применяется данная форма, как правило, для развлечения «старослужащих». Особенностью является специальное предназначение подразделения, в котором она может существовать. Это в основном автомобильные и танковые подразделения. Время проведения — ночное. Как вариант рассматриваемой формы неуставных отношений в авиационных подразделениях могут быть «полеты». Молодые солдаты, изображая «самолет» (вытянув в стороны руки и имитируя голосом работу двигателя), производят «взлет», «посадку», «бомбометание» (с предметами обуви в вытянутых руках), «воздушный бой» и т. п.

25. «Музыкальная зажигалка». По желанию «старослужащего» молодой солдат должен найти в любое время суток (как правило, ночью) сигарету. Когда «старослужащий» прикуривает от спички, поданной молодым солдатом, последний должен напевать мелодию.

26. «Дембель в опасности». По этой команде молодые солдаты вскакивают на второй ярус кровати и поддерживают руками «обрушивающийся» потолок. Применяется для развлечения «старослужащих». Место — спальное помещение. Время — ночное.

27. «Дембельский поезд». Молодые солдаты имитируют для лежащих на кроватях «старослужащих» движение поезда: паровозный гудок, стук колес, движение по ходу «поезда» местных предметов (деревьев, столбов, фонарей, для чего размахивают ветками, фонариком и т. д.), раскачивание «вагона». При этом могут следовать сообщения «машиниста» о пройденных километрах пути (количество дней службы). Применяется данная форма в качестве развлечения «старослужащих». Место — спальное помещение, время — ночное.

Перечень подобных неуставных проявлений можно было бы продолжать, однако в этом нет необходимости, так как рассмотренные формы позволяют сформулировать некоторые выводы, имеющие существенное значение для организации предупреждения и пресечения подобных негативных фактов. Анализ основных (рассмотренных выше) форм неуставных взаимоотношений показывает, что абсолютное большинство из них являются результатом стремления одних военнослужащих (как правило, старшего призыва) получить привилегии за счет других, занимающих более низкое положение в неформальной воинской иерархии, или следствием хулиганских побуждений (в случае, когда неуставные деяния совершаются по мотивам развлечения «старослужащих»). Следовательно, комплекс мер по предупреждению неуставных отношений должен быть направлен в первую очередь на нейтрализацию именно такой мотивации военнослужащих.

Второй вид неуставных отношений — «землячество» — основан на неформальном разделении военнослужащих по национально-этнической (представители коренных национальностей автономных образований Российской Федерации) или региональной принадлежности (как вариант: месту призыва). Наибольшую внутреннюю сплоченность и внешнюю агрессивность имеют «земляческие» группировки, состоящие из представителей «кавказских национальностей». Затем следуют группировки из лиц, призванных из автономных образований, где большинство населения исповедует ислам (Татарстан, Башкортостан). Для представителей славянских национальностей, в свою очередь, характерны внутренняя разобщенность, наличие неустойчивых (в основном по срокам призыва) микрогрупп и равнодушие к судьбам своих земляков, подвергшихся издевательствам. Более того, в пределах своей группы славяне проявляют значительно большую жестокость, чем представители других «землячеств» по отношению друг к другу.

«Земляческие» объединения могут создаваться как в рамках отдельного подразделения или части (черта, характерная для «дедовщины»), так и в масштабе нескольких частей и даже гарнизона. Доминирующая «земляческая» группировка (в отличие от «дедовщины», где положение «лидеров» очень устойчиво) вынуждена постоянно поддерживать свой статус, вследствие чего в орбиту локальных межгрупповых конфликтов втягиваются военнослужащие других подразделений. Иногда это может приводить к тяжким последствиям (групповые драки, применение оружия). Смена доминирующей «земляческой» группы по причине изменения национального состава подразделения вследствие нового призыва происходит, как правило, очень болезненно.

В «земляческих» группировках существует своя внутренняя иерархия, основанная не только на сроках призыва, но и на национальных обычаях, традициях, общеобразовательном уровне, материальном положении, районе проживания семьи, родственных связях. Возникающие внутригрупповые конфликты, как правило, не выносятся на уровень подразделения, а конфликтующие стороны быстро сплачиваются при появлении какой-либо внешней угрозы. В мононациональные группы допускаются и представители других национальностей, проживавшие до призыва в той же местности, знающие язык или исповедующие ту же религию. «Землячество» — крайне «живучая» форма неуставных отношений. Профилактическая работа в таких подразделениях может полностью блокироваться внутригрупповой сплоченностью, основанной на национально-психологических особенностях представителей этих групп.

Следует особо отметить тревожную тенденцию последних лет, заключающуюся в резком росте корыстной направленности неуставных взаимоотношений военнослужащих. Современные неуставные проявления все чаще совершаются не в целях «развлечения» доминирующей группы военнослужащих (как это было в советский период), а ради извлечения материальных благ. Результаты опросов военнослужащих по призыву свидетельствуют о том, что в значительной части подразделений Вооруженных Сил Российской Федерации присутствуют различные проявления «казарменного рэкета». Это явление включает в себя изъятие «старослужащими» у молодых солдат денег, личных вещей, продуктов питания и предметов обмундирования. Особую тревогу вызывают случаи разукомплектования штатной техники и систем вооружения в целях продажи демонтированных агрегатов. Это одно из проявлений «казарменного рэкета». Молодые военнослужащие, не имея постоянных источников денежных поступлений и систематически подвергаясь вымогательству со стороны «старослужащих», вынуждены воровать в своей воинской части все что возможно, а затем продавать за бесценок (например, скупщикам цветных или черных металлов). Достаточно большое распространение подобных фактов в современных Вооруженных Силах Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что неуставные отношения являются не только криминальным, но и криминогенным, порождающим другие преступления явлением.

Резюмируя вышеизложенное, следует сделать следующие выводы:

1. Неуставные взаимоотношения в современных Вооруженных Силах России являются основой совершения преступлений, предусмотренных ст. 335 УК РФ, и представляют собой систему организованного физического и психического насилия, преследующего цель подчинения одних групп военнослужащих другими для обеспечения последним облегченных условий службы и быта. Внутренним источником неуставных отношений является мощная неформальная система «морального поощрения» и «штрафных санкций», позволяющая, с одной стороны, принуждать к исполнению «правил» и «традиций» неформальной воинской структуры, а с другой — поощрять их добросовестное исполнение, стимулируя тем самым поведение, необходимое для сохранения и воспроизводства неуставных отношений в воинском коллективе.

2. Особенностью неуставных взаимоотношений последних лет является трансформация абсолютного их большинства из преступлений насильственно-хулиганской направленности в посягательства, имеющие корыстно-насильственное содержание. Многочисленные факты разукомплектования военной техники с последующей продажей похищенных предметов, иных краж военного имущества, а также попрошайничества в целях удовлетворения «финансовых» требований правонарушителей в сфере уставных взаимоотношений позволяют сделать вывод о том, что неуставные отношения являются не только криминальным, но и криминогенным явлением.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Скачать, 157.25kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru