Категории:

Роль государства в социально-экономическом развитии: эволюция концепций. Либеральный и либерально-реформистский подходы (1930-1990-е гг.)

Поиск по сайту:


Скачать 299.19 Kb.
Дата08.03.2012
Размер299.19 Kb.
ТипАвтореферат
Содержание
Научный руководитель
Общая характеристика диссертации
Степень разработанности проблемы
Цель и задачи исследования.
Объект и предмет исследования.
Методология исследования.
Научная новизна диссертационного исследования
Теоретическая и практическая значимость.
Глава i. кейнсианская теория макроэкономического регулирования. основные этапы эволюции
Глава iii. обоснование направлений и границ эффективного государственного вмешательства в экономику с позиции «провалов рынка» и
Глава iv. усиление институциональных аспектов в трактовке роли государства в социально-экономическом развитии в последние десяти
Основные положения диссертации
Производство общественных благ
А) Статьи в рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ
Подобный материал:


Российская Академия наук

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ


На правах рукописи


Бродская Инна Александровна


РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ: ЭВОЛЮЦИЯ КОНЦЕПЦИЙ. ЛИБЕРАЛЬНЫЙ И ЛИБЕРАЛЬНО-РЕФОРМИСТСКИЙ ПОДХОДЫ (1930–1990-е гг.)


Специальность 08.00.01 – экономическая теория


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук


Москва, 2007 г.

Работа выполнена в Центре современной политической экономии Института экономики Российской академии наук


^ Научный руководитель доктор экономических наук

Никифоров Лев Васильевич


Официальные оппоненты доктор экономических наук Герасимова Валентина Владимировна (Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина, г. Саратов)

кандидат экономических наук Одинцова Александра Владимировна (Институт экономики РАН)


Ведущая организация Институт Европы

Российской академии наук


Защита состоится «13» ноября 2007 г. в 14.00 на заседании Диссертационного совета К.002.009.02 Института экономики РАН по адресу: Москва, Нахимовский проспект, д.32, 4 этаж


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экономики РАН.


Автореферат разослан «_____ » октября 2007 г.


Ученый секретарь Диссертационного совета,

кандидат экономических наук Г.В. Анисимова


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. Углубление процессов глобализации на рубеже ХХ-ХХI веков вызывает ряд остро дискуссионных проблем, связанных с трансформацией роли и места государства в меняющихся параметрах мировой экономики. Сохранит ли национальное государство суверенитет и реальную возможность влиять на социально-экономические процессы? Как изменятся функции национального государства в рамках «глобальных институций»? Как сложится баланс национального и наднационального регулирования. Эти ключевые проблемы, как и вопросы более частного порядка, требуют тщательного анализа и теоретического обоснования.

Существуют разные оценки формирующихся тенденций. Среди них доминирует точка зрения, что речь идет, в сущности, о новом этапе эволюционного процесса, основанном на использовании новейших информационных технологий и дальнейшей либерализации экономических режимов. В этих условиях представляется правомерным прогнозировать дальнейшую эволюцию роли государства и ее теоретическое обоснование с учетом исторически сложившейся траектории развития научных представлений о роли и функциях государства в социально экономическом развитии. Все это предопределяет актуальность темы диссертации.

^ Степень разработанности проблемы. Эволюция концептуальных подходов к трактовке роли и места государства в социально-экономическом развитии представлена в фундаментальных трудах по истории экономической мысли (М. Блауга, представляющего неоклассическое направление, институционалиста Б. Селигмена и др.). Определенную оценку данная проблема получила в работах российских ученых А. Автономова, О. Ананьина, Р. Капелюшникова, Р. Нуреева, И. Осадчей, Ю. Ольсевича и др. Тем не менее, на наш взгляд, проблема нуждается в дальнейшем анализе.

^ Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования – анализ эволюции теоретических подходов к трактовке роли и места государства в экономике в историко-логической последовательности концепций и их функциональной обусловленности спецификой социально-экономического и политического контекстов соответствующих периодов (либеральный и либерально-реформистский подходы).

Задача исследования – анализ специфики теоретического обоснования роли государства на конкретных этапах социально-экономического развития в период 1930-90-х гг. (в рамках указанных подходов).

^ Объект и предмет исследования. Объект исследования – теоретические и методологические проблемы анализа роли государства в экономическом развитии в разработке экономистов и социологов XX в., представляющих либеральное и либерально-реформистское направления.

Предмет исследования – логика формирования и эволюции либеральных и либерально-реформистских концепций государственного регулирования экономики (1930-е – конец 1990-х гг.).

^ Методология исследования. В соответствии с поставленной целью и задачей исследования в диссертации используются историко-логический и функционально-позитивистский методы анализа, что означает: а) разработка проблемы роли и места государства в экономическом развитии анализируется в исторически последовательной и логически предопределённой эволюции концепций (в рамках заданных подходов); б) теоретическое обоснование каждой концепции функционально увязано с социально-экономическим и политическим контекстом конкретного исторического периода.

^ Научная новизна диссертационного исследования.

В диссертации даны анализ и обобщение теоретических подходов к трактовке роли и места государства в социально-экономическом развитии (в рамках либеральных и либерально-реформистских концепций). В результате проведенного исследования получены выводы, характеризующиеся научной новизной.


1. Раскрыта логика формирования и эволюции концептуальных подходов к роли государства с учетом специфики конкретных периодов исторического развития в 1930–1990 гг.

2. Обоснован вывод о том, что развитие теоретической мысли по вопросу роли и места государства в социально-экономическом развитии не носило линейно-монотипического характера, но, напротив, обнаруживало четкую тенденцию к развитию концептуального полиформизма подходов, что вызвано усложнением экономических и социальных отношений.

3. Установлено, что современная парадигма макроэкономического регулирования, опирающаяся на фундаментальные принципы неоклассической теории общего равновесия, обнаруживает тенденцию к интеграции с «новым» кейнсианством и институциональными концепциями. При разработке современной макроэкономической теории все большее значение приобретают проблемы развития институциональной инфраструктуры, направленной на смягчение действия фактора неопределенности и улучшение координации деятельности экономических субъектов (совершенствование правовых норм макроуровня, создание системы аудита, институтов объективизации информации и т.д.).

^ Теоретическая и практическая значимость. Результаты исследования и научные выводы, сформулированные в диссертации, могут быть использованы при подготовке учебных пособий по курсу государственного регулирования экономики.

Структура диссертации

Введение

^ ГЛАВА I. КЕЙНСИАНСКАЯ ТЕОРИЯ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ЭВОЛЮЦИИ

1.1. «Общая теория» Дж. М. Кейнса. Основные теоретические принципы

1.2. «Ортодоксальное» кейнсианство («кейнсианский мейнстрим»)

1.3. Неокейнсианские теории цикла и экономического роста

1.4. Посткейнсианская парадигма в макроэкономике

ГЛАВА II. ВОЗРОЖДЕНИЕ НЕОКЛАССИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ В ТРАКТОВКЕ РОЛИ И МЕСТА ГОСУДАРСТВА В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ В ПЕРИОД «НЕОКОНСЕРВАТИВНОГО СДВИГА» КОНЦА 1970-1980 ГГ.

2.1. Переход от управления спросом к стимулированию предложения. Теория «экономики предложения»

2.2.  Монетарная модель формирования национального дохода и цикла

2.3.  Переход к неолиберальной модели «социальной рыночной экономики»

^ ГЛАВА III. ОБОСНОВАНИЕ НАПРАВЛЕНИЙ И ГРАНИЦ ЭФФЕКТИВНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В ЭКОНОМИКУ С ПОЗИЦИИ «ПРОВАЛОВ РЫНКА» И «ПРОВАЛОВ ГОСУДАРСТВА»

3.1. Методологические предпосылки и общая характеристика концепции «провалов рынка»

3.2. Концепция «провалов государства»: теоретические основы

^ ГЛАВА IV. УСИЛЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ АСПЕКТОВ В ТРАКТОВКЕ РОЛИ ГОСУДАРСТВА В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ В ПОСЛЕДНИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

ХХ в.

4.1. Концепция «управляемого развития» в «традиционном» институционализме

4.2. Проблемы формирования координационной составляющей инфраструктуры в новых институциональных теориях

Заключение и выводы

Библиография


^ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

1. Первая последовательная разработка идеи государственного макроэкономического регулирования в контексте антикризисной политики принадлежит английскому экономисту Джону Мейнарду Кейнсу (1883-1946). Подытожив исторический опыт взаимодействия государства и рынка, а также конкретные уроки Великой депрессии 1929-1933 гг., с учётом реформ «Нового курса» Ф.Рузвельта, Кейнс создал макроэкономическую теорию, которая в течение трёх послевоенных десятилетий сохранялась как ведущее направление в западной экономической мысли. Основы концепции изложены в главной работе Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег», опубликованной в 1936 г.

Кейнс исходил из неправомерности статуса универсальности «закона Сэя», утверждая, что в условиях товарообмена по схеме «товар – деньги – товар» в соответствии с установленной им склонностью к ликвидности эффект полного замещения невозможен. И так как нарушение рыночного равновесия проявляется на стадии реализации, Кейнс приходит к выводу, что решение проблем рыночного неравновесия следует искать не в области предложения ресурсов, но с позиции спроса. Полагая далее, что принципы экономического благополучия отдельной фирмы не тождественны условиям успешного функционирования экономики в целом, Кейнс перенес область исследования с микроэкономического уровня в макроэкономическую плоскость агрегированных величин, поставив в центр своего анализа занятость и национальный доход. Таким образом, Кейнс вернулся к макроэкономическому анализу, от которого, по существу, отказались все послерикардовские школы.

Своеобразным теоретическим контрапунктом «Общей теории…» Кейнса является концепция эффективного спроса, представляющего то значение совокупного спроса, которое оказывается наиболее действенным (эффективным) в плане достижения равновесия трёх главных рынков: товаров, труда и капитала. Анализ закономерностей формирования эффективного спроса и потоков, его образующих, составляет суть теории Кейнса.

Совокупный спрос складывается из расходов на потребление и инвестиционного спроса. Динамика потребительского спроса, согласно Кейнсу, находится в устойчивой функциональной зависимости от прироста национального дохода и характеризуется выраженной тенденцией к снижению относительной доли потребления в приросте дохода при увеличении доли сбережений. Эту закономерность Кейнс назвал основным психологическим законом общества.

Инвестиционный спрос, по Кейнсу, формируется во взаимодействии двух факторов: предельной эффективности капитала (отношение ожидаемого дохода от нового капитального имущества к текущей цене его производства) и нормы процента. Чем больше разрыв между нормой процента и предельной эффективностью капитала, тем активнее идёт процесс инвестирования, и наоборот, жесткость процентной ставки будет тормозить склонность к инвестированию. Следует обратить внимание, что предельная эффективность капитала определяется Кейнсом исходя из оценки ожидаемых в будущем доходов от имеющихся капитальных активов, а не от текущих прибылей, что ставит её в крайнюю зависимость от изменений в ожиданиях, связанных с оценкой перспектив развития рынка, и обусловливает тем самым подверженность резким колебаниям. В длительной перспективе, – утверждал Кейнс, – предельная эффективность капитала обнаруживает тенденцию к снижению.

Процент, в толковании Кейнса, предстаёт как чисто денежный феномен, отражающий игру спроса и предложения на денежном рынке. В отличие от неоклассиков, понимавших норму процента как «цену сбережения», у Кейнса норма процента – своеобразная плата за расставание с ликвидностью, уравновешивающая «естественное желание» индивидуума удерживать часть своего богатства в форме денежной наличности с находящимся в обращении количеством денег. Функциональную зависимость процента и количества денег в обращении Кейнс установил на основании введённой им аналитической категории «предпочтение (или склонность) ликвидности», показывающей, какую часть своих материально-финансовых ресурсов индивидуум предпочитает сохранить в денежной наличности. Связав предпочтением ликвидности (L) потенциальные значения двух переменных – нормы процента (r) и количества денег в обращении (M) – Кейнс получил формулу M = L(r), в соответствии с которой, утверждал он, количество денег вступает в схему экономического процесса. Именно на этой теоретической посылке выстроена денежно-кредитная концепция Кейнса.

Принципиально важную роль в аналитической модели Кейнса играет концепция мультипликатора. Используя идею Р.Ф. Кана, Кейнс доказал, что вложение инвестиций в любую отрасль экономической деятельности в процессе расходования на потребляемую и сберегаемую части порождает вторичный, затем третичный и всё более удалённые волны роста национального дохода и занятости в экономике в целом. Эффект и продолжительность множительного процесса зависят от величины мультипликатора, который находится в прямой пропорциональной зависимости от предельной склонности к потреблению и обратно пропорционален склонности к сбережению.

Позднее кейнсианская теория дополнила принцип мультипликатора идеей акселератора, заимствованной у французского экономиста А.Афтальона. В отличие от эффекта мультипликатора, принцип акселератора характеризует обратную связь между приростом национального дохода, вызванным приростом первоначальных инвестиций, и новым приростом инвестиций, т. е. показывает кратное соотношение между приростом капитала (или чистыми инвестициями) и приростом национального дохода.

Таким образом, теоретический анализ Кейнса представляет собой ряд функционально взаимосвязанных позиций, логическая последовательность которых подводит к обоснованию идеи о необходимости активной политики государственного регулирования, направленной на достижение эффективного спроса в его главной, по мнению Кейнса, составляющей - инвестициях. Допуская возможность воздействия на потребительский спрос, Кейнс, однако, полагал, что эта мера целесообразна лишь в том случае, когда достигнута стадия инвестиционного насыщения.

Кейнс предусматривал два возможных варианта стимулирования инвестиционного спроса: посредством бюджетно-финансовой политики и денежно-кредитных инструментов. Однако в условиях кризиса и глубокой экономической депрессии денежно-кредитное регулирование оказалось малоэффективным инструментом: инвестиции в этой ситуации слабо реагировали на понижение нормы процента. Учитывая роль трёх фундаментальных психологических факторов, а именно склонности к потреблению, склонности к ликвидности, оценки предельной эффективности капитала, вносящих весомый элемент неопределённости в поведение базовых переменных разработанной им функционально-аналитической модели, Кейнс приходит к выводу, что воссоздать уверенный психологический климат, необходимый для успешной реализации инвестиционной политики, только денежно-кредитными инструментами регулирования невозможно. По этим причинам Кейнс сконцентрировал все внимание на бюджетной политике как основном инструменте регулирования. Суть бюджетной политики - организация инвестиций, прежде всего, за счет увеличения расходов самого государства. При этом для Кейнса не имело принципиального значения, куда будут направлены государственные инвестиции. Важен был сам факт, что через эффект мультипликатора они приведут к расширению занятости и увеличению национального дохода.

Усиление государственного вмешательства в экономику Кейнс не связывал с прямым расширением государственной собственности и радикальным изменением существующей экономической системы. «Я не вижу оснований полагать, – писал он, – что существующая система плохо использует те факторы производства, которые она вообще использует. Конечно, случаются просчеты в предвидении, но их не избежать и при централизованном принятии решений»1.

2. Недоработанность некоторых положений в теории Кейнса, сложности в ее изложении открывали возможности для широкого толкования его идей, что способствовало возникновению в дальнейшем разных версий кейнсианства, различавшихся в концептуальных приоритетах и программных установках.

Мейнстримом в кейнсианстве считается так называемая «ортодоксальная» (или «хрестоматийная») версия теории Кейнса, связанная с именами Дж.Хикса, Э.Хансена и П.Самуэльсона. На том основании, что Кейнс и сам сомневался в результативности воздействия денежно-кредитных инструментов на процесс инвестирования, «кейнсианские ортодоксы» сознательно фактически исключили из своего анализа денежный фактор, сочтя его несущественным, и всё внимание сосредоточили на «реальном» участке – взаимодействии инвестиций и национального дохода. Так возникла чисто фискальная версия кейнсианства. Главным инструментом экономического регулирования был признан государственный бюджет. Предполагалось, что увеличение или сокращение прямых государственных расходов (как оказалось – их устойчивый рост) и соответствующие изменения в налоговом обложении, в зависимости от фазы цикла, должны обеспечить условия динамического равновесия спроса и предложения на длительную перспективу. Увеличение государственного долга вследствие несбалансированности бюджета рассматривалось как необходимый структурный элемент устойчивого экономического роста. Последователи Кейнса, отстаивавшие идею финансирования возрастающих государственных расходов за счет увеличения бюджетного дефицита, исходили из того, что полная занятость, достигаемая ценой выплачиваемых процентов по займам и другим долговым обязательствам, обходится обществу дешевле, чем экономическая и социальная цена безработицы.

3. Дальнейшее развитие «ортодоксального» кейнсианства осуществлялось в направлении «неоклассического синтеза», пытавшегося имплантировать в макроэкономическую теорию Кейнса микроэкономические категории неоклассического анализа и соединить идеи фискализма с кредитно-денежными методами регулирования. Так возникла компромиссная модель, ставшая теоретическим обоснованием тех форм макроэкономического регулирования, которые наиболее отвечали экономическим реалиям 1950-1960-х гг. Это преимущественное использование бюджетно-финансовых методов стимулирования совокупного спроса в условиях спада и кредитно-денежных рестрикций в условиях подъёма и инфляции.

4. Попытки нивелировать выраженную в теории Кейнса асимметрию в направлении антикризисной политики и адаптировать её для условий растущей экономики привели к созданию неокейнсианской теории экономический динамики, включающей теорию циклов и теорию экономического роста.

Цикл в неокейнсианстве рассматривается не как патология развития, но как состояние, органически присущее развивающейся экономике. И поскольку в условиях рыночной экономики – утверждают неокейнсианцы – отсутствует механизм автоматического преодоления цикличности, необходима активная государственная политика антициклического регулирования. Однако неокейнсианская теория цикла не смогла создать теоретического фундамента для обоснования эффективной антициклической политики. Выстроенная на теоретических постулатах кейнсианской ортодоксии, она воспроизводила все научные просчёты последней, оставив за рамками своего анализа те зависимости, которые складывались при участии денежных факторов

Неокейнсианская теория экономического роста, основанная на модели Харрода-Домара, при всей теоретической важности вывода о необходимости поддержания устойчивого темпа ежегодного прироста национального дохода в рамках государственной политики стабилизации не смогла сформулировать эмпирически значимые рекомендации. Неокейнсианские модели роста слишком упрощённо представляли внутренние техноэкономические зависимости, чтобы иметь практическое значение. Они базировались на единственном факторе роста – инвестициях, тогда как все последующие исследования в области экономического роста, развивались на основе многофакторных моделей – воспроизводственных функций.

5. Успехи послевоенного экономического роста в западных странах и США убедительно свидетельствовали в пользу кейнсианской модели макроэкономического регулирования. Однако кейнсианские методы, сформировавшиеся в экстремальной ситуации 1930-х годов, были слишком специфичны, чтобы сохранять эффективность в качественно новых условиях конца 1960-70-х годов. Стимулирование спроса при терпимом отношении кейнсианства к «ползучей инфляции» дало резко возросший инфляционный эффект, перекрывший позитивный результат от мер, направленных на расширение производства и занятости. В экономике ряда стран сложилась беспрецедентная ситуация, когда устойчивый рост инфляции сопровождался массовой безработицей и структурными диспропорциями. Однако кейнсианские меры макроэкономического регулирования, направленные на создание условий реализации, были непригодны для решения задач структурного характера в реальной сфере и для борьбы с инфляцией.

В связи с очевидной неадекватностью ортодоксальной кейнсианской модели социально-экономическому контексту 1960-70 гг. активизировались попытки по созданию новой парадигмы, которая позволила бы интегрировать кейнсианство в более гибкую теоретическую схему на основе нового прочтения теории Кейса, а также переосмысления основополагающих категорий неоклассической политэкономии.

Теоретическое направление, получившее название посткейнсианство, сформировалось в рамках инициатив, исходивших от американских «новых» кейнсианцев (А.Эйхнер, Я.Крегель, П.Дэвидсон, С.Вайнтрауб, Х.Мински и др.), английских экономистов неокембриджской группы, представлявших т.н. «левое кейнсианство» (Дж. Робинсон, Н.Калдор, П.Сраффа, Л.Пазинетти), а также других близких либеральному реформизму течений экономической мысли.

По традиции посткейнсианство делится на «американскую» и «европейскую» школы. «Американская школа» исходит из идей, лежащих в основании монетарной теории Дж. М. Кейнса, «европейская» сложилась под влиянием теоретических выводов М. Калецкого, установившего взаимосвязь между экономическим ростом и пропорциями национального дохода.

В центре внимания американских посткейнсианцев – фактор неопределенности и денежный феномен. Теоретические усилия «европейской» группы в большей мере сосредоточены на изучении закономерностей функционирования реальной экономики. Центральное место в их исследованиях занимает разработка адекватной концепции распределения, отсутствующей в «Общей теории...» Кейнса.

Макроэкономическая концепция, которая формулируется в рамках посткейнсианства 1960-70 гг. содержит разные программные установки, отражающие изначальный эклектизм «посткейнсианского синтеза». Это, прежде всего, контроль над инфляцией, успехи которого посткейнсианцы связывают не с традиционными мерами бюджетной и кредитно-денежной политики, но, прежде всего, с проведением «политики доходов», основанной на достижении консенсуса между правительством, предпринимателями и профсоюзами о соответствии темпов увеличения доходов установленным ориентирам в росте производительности труда.

Второе приоритетное направление – разработка долгосрочной макроэкономической стратегии, если не на базе индикативного планирования, то на основе различных форм индустриальной политики.

В целом предлагаемая программа, хотя и основана на дальнейшем развитии кейнсианской идеи управления совокупным спросом, выходит за ее пределы к предлагает более активное воздействие государства на объем, структуру и темпы национального дохода.

6. В связи с кризисом кейнсианства как официальной доктрины активизировались традиционные оппоненты либерального реформизма – неоклассические теории. В конце 1970-х гг. в рамках процесса, получившего название «неоклассического возрождения», сформировалось мощное неоконсервативное движение, резко изменившие экономическую стратегию западных стран. Практическое воплощение неоконсервативных идей началось с приходом к власти Рейгана в США («рейганомика») и М.Тэтчер («тэтчеризм») в Великобритании.

В соответствии с либеральным принципом максимального ограничения прямого государственного вмешательства в экономику неоконсерваторы выступили с программой денационализации государственной собственности, дерегулирования экономики с упором на рыночные рычаги регулирования и децентрализации власти. Идеология «большого правительства» сменилась политикой «малого бюджета», концепция дефицитного финансирования – доктриной «здоровых финансов», основанной на принципе сбалансированного бюджета. Кейнсианской концепции стабилизации экономики, как правило, пренебрегавшей опасностями инфляции, неоконсерваторы противопоставили политику экономического роста без инфляции. Именно на этой конъюнктурной волне развился монетаризм.

Экономическая стратегия неоконсерваторов опиралась на сформировавшуюся в 1960-е годы теорию «экономики предложения». В основе этой теории постулат, согласно которому экономический рост определяется достаточностью предложенных сбережений и накоплений. Таким образом, приоритеты экономической политики переносились с факторов, формирующих спрос, на факторы, определяющие предложение ресурсов, т.е. в микроэкономическую сферу деятельности. В центре внимания – субъективные мотивы и стимулы, определяющие поведение «homo oeconomicus», его предпочтения, соотнесенные в плоскости микроэкономических показателей.

Борьба с безработицей была исключена из приоритетных задач экономической политики. Кейнсианской политике «полной занятости» была противопоставлена концепция естественной нормы безработицы. В контексте «экономики предложения» рост государственных расходов оказывался несовместимым с идеей стимулирования роста сбережений и накоплений, а потому неоконсерваторы выступили с требованием сократить сферу государственных финансов и, прежде всего, за счет её главного звена – государственного бюджета. Общий рестриктивный подход корректировался структурной политикой, предполагающей повышение удельного веса затрат на развитие НИОКР, науки и образования, что вписывалось в традиционный для неоклассиков курс на преимущественное использование интенсивных факторов развития.

Однако отказ от кейнсианских форм и методов экономического регулирования под лозунгом «меньше государства, больше рынка» не вел к свертыванию государственного регулирования, а означал определение новых границ между государством и частным сектором, перенос акцента с количественного на качественный аспект проблемы, в плоскость эффективности. И в этом неоконсервативная концепция отличалась от консерватизма классического образца.

7. Углубление инфляционных процессов, поставивших под угрозу формирование накоплений, беспрецедентный рост бюджетного дефицита и государственного долга как следствие кейнсианского фискализма вызвали повышенный интерес к роли денежного фактора в экономическом развитии. Фокус государственной экономической политики был перенесён с управления финансовыми потоками, формирующими совокупный спрос, на регулирование объема денежного предложения с помощью денежно-кредитного инструментария.

Приоритетная роль денежного фактора в экономическом развитии получила теоретическое обоснование в монетарной модели формирования национального дохода и цикла, основанной на эмпирических исследованиях и теоретических обобщениях экономистов Чикагской школы во главе с М.Фридмэном. Модель исходит из решающей и причинной роли денежного фактора в движении макроэкономических показателей. Экономическое неравновесие, в основных формах его проявления – кризисах и инфляции – рассматривается как результат временного несоответствия денежного спроса и денежного предложения. В отличие от Кейнса, у которого функция денежного спроса зависит от колебаний склонности к ликвидности и носит неустойчивый характер, у монетаристов функция спроса на деньги стабильна и определяется устойчивым стремлением индивидуумов к достижению определенного уровня богатства. Предложение же денег, испытывающее влияние конъюнктурных факторов, в том числе политики центрального банка, является величиной неустойчивой. Отсюда базисный вывод монетаристов: для устойчивого экономического роста необходимо устойчивое увеличение денежной массы в обращении вне зависимости от конъюнктурных условий и фазы цикла. Политика регулирования должна переориентироваться с недостижимого кейнсианского принципа «точной настройки», вызывающего резкие колебания денежной массы в обращении, на более реалистичный принцип – «устойчивое правило» («денежное правило Фридмэна») ежегодного увеличения денежной массы в обращении в зависимости от прогнозируемых темпов роста ВНП и максимального уровня допущенной инфляции.

Качественно новый этап в развитии монетаристской теории связан с разработкой так называемой сент-луисской модели, в соответствии с рекомендациями которой главным и единственным направлением денежно-кредитной политики было признано денежное таргетирование, а операционным инструментом – денежные агрегаты.

К началу 1980-х гг. в связи с финансовыми инновациями и дерегулированием рынка, что серьёзно затруднило предсказуемость скорости денежного обращения и снизило эффективность денежного таргетирования, большинство стран были вынуждены отказаться от использования практики целевых ориентиров прироста денежной массы. Денежное таргетирование стало вытесняться режимом инфляционного таргетирования, место целевого ориентира вновь заняла процентная ставка.

По существу монетаризм вернулся на исходные позиции 1960-х гг., и новая монетаристская парадигма оказалась не более чем «умеренно успешным экспериментом».

8. В конце 1970-х гг. кризис «государства благосостояния» ускорил переход западных стран к неолиберальной модели «социальной рыночной экономики», представляющей собой специфическую версию «свободной рыночной экономики» в сочетании с активным государственным интервенционизмом в форме точечной экономической политики. Деятельность государства сфокусирована на политико-правовых аспектах обустройства экономического пространства, определении и закреплении чётких правовых рамок, гарантирующих свободу действий хозяйствующих субъектов в рамках установленных «правил игры». Определение же задач и направлений экономического развития оставлено в плоскости рыночных решений. Модель характеризуется масштабной социальной составляющей, включающей меры по обеспечению занятости, преодолению региональных различий в уровне доходов, созданию надёжных трудовых и социальных гарантий и др.

В основе теории социальной рыночной экономики – традиции мышления в категориях «порядка» («Ordung»), заложенные в 1930-е гг. представителями неолиберальных школ Германии и, прежде всего, Фрайбургской школы, её создателями В.Ойкеном и А.Бёмом.

Суть теории «ордо» – концепция экономического (хозяйственного) порядка, понимаемого как совокупность формальных и неформальных общественных институтов, представляющих собой заданные параметры, в которых «равно свободные индивидуумы» осуществляют выбор альтернативных возможностей и принимают скоординированные решения. Экономический порядок существует в органическом единстве и взаимодействии образующих его частных порядков: конкурентного, социального, правового, порядка собственности и др. Социальный порядок рассматривается в контексте формирования общего экономического порядка как долгосрочный политический гарант его жизнеспособности и стабильности. Эффективная экономическая политика, согласно ордолиберальной теории, должна быть направлена на создание и поддержание институциональной среды, наиболее адекватной функционированию рыночного механизма, но не на регулирование рыночных процессов.

Современная версия социальной рыночной экономики значительно расходится с первоначальной концепцией, возникшей в условиях послевоенной Германии. Тем не менее, их объединяет прагматическая направленность на создание целостной экономической системы, внутреннее равновесие которой достигается сбалансированным взаимодействием образующих ее порядков.

9. В конце 1980-х гг. на базе неоклассической теории экономики благосостояния сформировалось научное направление – теория экономики государства (public economics) – обосновавшее возникновение экономических функций государства с позиции так называемых провалов рынка (markets failures) или тех случаев, когда рынок вопреки классической «теореме невидимой руки» оказывается не в состоянии справиться с задачами обеспечения максимального общественного благосостояния и требует вмешательства государства.

В основе концепции «провалов рынка» – первая фундаментальная теорема «экономики благосостояния», по существу совпадающая с концепцией «оптимума Парето», и логически связанная с ним концепция «потребительского излишка»2 А. Маршалла. Предполагается, что в условиях Парето-оптимального рыночного равновесия и максимизации потребительского излишка достигается оптимальный уровень общественного благосостояния.

Исходя из указанных методологических предпосылок теория «экономики государства» определяет два основных направления государственного вмешательства в механизм рынка:

  1. проведение стабилизационной политики в случаях нарушения рыночного равновесия в соответствии с логикой кейнсианских методов стимулирования совокупного спроса;

  2. корректировка «провалов рынка» в области аллокации ресурсов:

  • проведение антимонопольной политики в условиях формирующейся монополии;

  • регулирование экстерналий, т.е. побочных внешних эффектов производственной либо других видов деятельности, не получивших стоимостную оценку на рынке.

При наличии экстерналий аллокация ресурсов не может быть эффективной, поскольку социально-эффективный уровень производства (с учётом социальных издержек от внешнего эффекта) будет расходиться с реальным рыночным уровнем, отражающим лишь предельные частные издержки производителя. Государство не может устранить экстерналии, но оно может уменьшить (либо увеличить в случае положительных экстерналий) их социальный эффект, используя соответствующие меры реагирования. В определенных случаях эффективные права собственности позволяют заинтересованным сторонам без вмешательства государства урегулировать возникшую внерыночную взаимозависимость, т.е. интернализовать внешний эффект, превратив его из внешнего фактора во внутренний.

  • ^ Производство общественных благ (public goods). Рынок здесь полностью свидетельствует о своей несостоятельности. Ни один индивидуум не согласится добровольно платить частному поставщику, если отказ от оплаты не помешает ему пользоваться данным благом. Лишь государство, располагающее правом взимать персонифицированную плату в виде налога, оказывается в состоянии выполнять функции поставщика общественных благ.

Чисто общественное благо – редкое явление (национальная оборона). Чаще всего речь идёт о категории так называемых смешанных общественных благ, исключение (ограничение) из пользования которыми возможно, но нежелательно, либо неэффективно. Теоретически рынок подобных благ может быть конкурентным, но более эффективной оказывается инфраструктура такого рынка, финансируемая через систему бюджета.

  • Особую проблему представляют провалы страховых рынков и рынков капитала. Речь идет о случаях, связанных с повышенным риском, которые не могут быть обеспечены через частные механизмы и требуют вмешательства государства. Вопрос об эффективном взаимодействии частного сектора и государства на рынках повышенного риска остается чрезвычайно актуальным.

  • Убедительным доводом для участия государства в экономике является и то, что некоторые проекты требуют мобилизации таких ресурсов и знаний, которые может обеспечить только государство.

Таким образом, каждый раз, когда рынок свидетельствует о своей несостоятельности, возникает повод для формирования экономических функций государства.

10. Любые попытки обоснования государственного вмешательства в экономику основывались на презумпции государственного альтруизма. Как правило, игнорировался тот очевидный факт, что государственное руководство и политические деятели, формирующие экономическую политику, могут иметь собственные цели, не всегда совпадающие с общественными интересами. Впервые проблема адекватности политического механизма формирования государственных решений задачам эффективного общественного выбора была поставлена в 1960-е годы в рамках научного направления, лидером которого по праву признана теория общественного выбора во главе с Дж. Бьюкененом и Г. Толлаком.

Последовательно используя принципы неоклассического анализа, теория общественного выбора поставила в центр своего исследования политический процесс как субститут рыночного выявления индивидуальных предпочтений и их согласования. Формирование государственных финансов, определение объёма государственного бюджета и его структуры в теории общественного выбора рассматриваются в рамках рыночных отношений, направленных на достижение взаимных преимуществ участников при соблюдении «правил игры» в виде конституционных ограничений.

Борьба конкурирующих интересов за место в иерархии принятия решений, обеспечивая доступ к распределению ресурсов, согласно теории общественного выбора, создаёт некое политическое рыночное пространство, где одна сторона, формирующая предложение общественной политики, представлена политическим руководством, другая – выражающая спрос – электоратом. Участвующие стороны обладают специфическими правами собственности: избиратели – голосами, политики – предвыборными программами. Все участники политического рынка действуют в соответствии с принципами рационального поведения homo oeconomicus исходя из базовых предпочтений и стремления к равновесию издержек и выгод, связанных с принятием решения. Исходя из логики максимизации функции полезности, нет априорных оснований полагать, – утверждает теория общественного выбора, – что «рацио» мышления политиков будет способствовать эффективному распределению общественных ресурсов, а обоснование принятых решений не окажется популистской риторикой, на деле отстаивающей интересы политического руководства, групп «особого интереса» и бюрократии.

Демократические институты, в рамках которых осуществляется политический процесс, содержат, по меньшей мере, четыре главных источника неэффективности («провалов») государства:

  • несовершенство институтов законодательной власти, действующих в режимах прямой и представительной демократии;

  • бюрократия, злоупотребляющая стратегическими позициями в процессе принятия и исполнения решений;

  • развитие рентоориентированного поведения участников политического процесса, обусловленного борьбой за получение особых (монопольных) привилегий от государства;

  • разрастание трансфертных программ как следствие завышенных социальных обязательств демократических правительств перед обществом.

Демократия может порождать неэффективные властные структуры и тем самым способствовать воспроизведению условий и стимулов для нерационального использования общественных ресурсов. Поэтому в любом демократическом государстве существует необходимость производных способов контроля, характеризующих гражданское общество: конституция, независимый суд, свободная пресса.

11. В конце 1970-х – начале 1980-х гг. в условиях кризиса либерального реформизма в его центристском варианте, эрозии основ неоклассической модели общего равновесия резко возрос интерес к институциональному направлению в экономической науке и социальной философии как одному из главных альтернативных подходов, способных претендовать на обновление теории и практики государственного регулирования.

Современная институциональная теория сохраняет дуализм «традиционного» институционализма и новых институциональных концепций. «Традиционный» американский институционализм сформировался в 1930-х гг. в тесном взаимодействии с политикой «Нового курса» президента Ф.Рузвельта, в специфических условиях американского общества, где сложилась широкая демократическая коалиция с опорой на сплочённый фронт реформистски ориентированных сил. В данном политическом контексте анализ уроков экономического кризиса и поиски выхода из взрывоопасной социальной ситуации, создавшейся в годы Великой депрессии, неизбежно приняли либерально-реформистские контуры, в которых обосновывалась ключевая идея институциональных реформ, создающих возможность установления «социального контроля» над крупным бизнесом и укрепления социальной инфраструктуры.

Развитие институциональной теории послевоенного периода характеризовалось преобладанием индустриалистско-технократического мировоззрения, что выражалось в попытках теоретической реабилитации крупного бизнеса, идеализации роли науки и техники в социально-экономическом развитии, а также идее неизбежного перехода реальной экономической власти к профессионалам-менеджерам. Наиболее развёрнуто индустриалистские идеи представлены в работах ведущих представителей данного направления институционализма К.Эйреса и Дж.К.Гэлбрейта, в частности, в его концепциях «техноструктуры» и «зрелой корпорации».

По существу, индустриалистское направление представляло собой одну из версий теории «третьего пути», утверждающую, что при соответствующей государственной политике все социальные конфликты могут быть «институционализированы», то есть может быть создан адекватный механизм их выявления и разрешения. В качестве основного носителя рациональности и движущей силы экономического прогресса в данной концепции выступает крупная корпорация, функционирующая на основе императивов индустриализма.

Традиционный институционализм как прагматически ориентированная теория внёс вклад в обоснование следующих направлений государственного экономического регулирования: а) формирование и поддержание конкурентной среды (антимонопольная политика, программы поддержки мелкого и среднего бизнеса и др.); б) структурная политика, направленная на поддержание необходимого равновесия между частной и общественной сферами экономики («поддержание социального баланса» в терминологии Гэлбрейта); в) обоснование косвенных методов регулирования с помощью политики доходов, а в тех случаях, где складываются монопольные условия – путём прямого административного вмешательства. В рамках традиционной институциональной теории разработаны концепции индустриальной политики, индикативного планирования, экономического программирования.

Новые линии институционального анализа развиваются в рамках двух магистральных направлений – неоинституциональная экономика и новая институциональная экономика. Обособленное место занимает сформировавшаяся в середине 1980-х гг. французская экономическая теория соглашений (Л.Тевено, О.Фавро, А.Орман, Р.Буайе). В центре её – нормы как основополагающие ориентиры трансакций.

В отличие от традиционного институционализма, который, исходя из методологии холизма, обращал преимущественное внимание на действия коллективов, в центре неоинституционального анализа – независимый индивид, мотивация его поведения в процессе принятия решений, условия и предпосылки, обеспечивающие согласованность взаимодействий экономических агентов. На передний план выступает координационная составляющая общественной инфраструктуры, способствующая уменьшению неопределённости в действиях экономических агентов и экономии на издержках заключения трансакций. Этот ракурс исследований находится в центре внимания одной из ключевых концепций неоинституциональной экономики – теории трансакционных издержек Р.Коуза.

Либеральная природа современного институционализма не вызывает сомнений. Однако, отстаивая принципы индивидуальной свободы и неприкосновенности частной собственности, институционализм, тем не менее, опирается на государство, достаточно сильное, чтобы с помощью жёстких правовых рамок обеспечивать надёжность и стабильность функционирования системы в целом.

Таким образом, институциональный подход к проблеме государственного регулирования экономики выходит за рамки узко рыночного видения, ограниченного устранением и корректировкой рыночных неравновесий, и исходит из поиска адекватных институциональных форм, открывающих путь к созданию экономически эффективного, развивающегося на основе внутренних стимулов общества.

12. Преждевременно делать вывод о том, как изменятся функции государства в условиях дальнейшего углубления процессов глобализации, насколько правомерна простановка вопроса о полной или частичной девальвации национального государства, якобы утрачивающего реальную власть влиять на развитие экономических процессов. Действительно, формирование глобализованных систем ведёт к определённому сужению суверенности национального государства, поскольку появляется необходимость в согласовании и унификации политики разных стран, но реализация мер на национальном уровне по-прежнему остаётся прерогативой национального государства. Глобализация порождает свои «провалы», устранить которые без помощи национального государства не представляется возможным. Речь идёт об усилении контроля за деятельностью финансовых институтов, налоговом регулировании в целях предупреждения утечки налоговых поступлений от ТНК, поддержании стабильности на финансовых рынках и др. приоритетных задачах экономической политики национального государства.

Растущая либерализация экономических режимов, необходимость выравнивания экономических дисбалансов сокращали возможности использования кейнсианской модели, опиравшейся на бюджетный механизм регулирования. Однако кейнсианская традиция сохраняется. Если в странах с развитой рыночной экономикой применение кейнсианских методов ограничено, то в странах с формирующейся рыночной экономикой кейнсианская модель, в различных её современных модификациях, не утратила актуальности.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

^ А) Статьи в рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Модель «социальная рыночная экономика»: вопросы теории и методологии. // Вестник Российской академии естественных наук, т.7, 2007, № 2 – 0,5 п.л.

  2. Экономический подход к анализу политического механизма принятия общественных решений. // Экономические науки, июнь 2007 – 0,5 п.л.

Б) Публикации в других научных изданиях

  1. К вопросу согласования экономической свободы и принципов управления экономикой. /Политико-экономические факторы развития России. Т. 2. – М., 2007 – 0,8 п.л.

  2. Типология зарубежных смешанных обществ. / Смешанное общество: российский вариант. – М.: Наука, 1999, в соавт. – 0,2 п.л. (лично).

  3. Механизмы становления смешанного общества за рубежом. – М.: Институт экономики РАН, 1997 – 0,8 п.л.

  4. Латинский вариант западноевропейской модели развития: Италия и Франция. /О методологических подходах к сравнительному анализу моделей смешанной экономики. – М.: Институт экономики РАН, 1995 – 1,2 п.л.

1 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. – С. 454.

2 Под потребительским излишком понимается разность в денежном выражении между предельной суммой, которую потребители готовы заплатить за N-количество товаров, и той суммой, которую они платят в действительности в режиме ценообразования на основе предельных издержек. Теория «экономики благосостояния» с помощью графического анализа дополнила идею потребительского излишка понятием «производительного излишка», равного разности между вырученной в действительности суммой от продажи N-количества товаров и той суммой, за которую производитель был бы согласен уступить данную продукцию по ценам, равным предельным издержкам. В сумме потребительский и производительного излишки составляют социальный излишек, характеризующий потенциально возможный уровень общественного благосостояния.


Скачать, 99.61kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru
Разработка сайта — Веб студия Адаманов