Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Реализация экономической стратегии развития северного кавказа в период второго кавказского наместничества (1844-1882 гг.)

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница1/3
Дата11.03.2012
Размер0.77 Mb.
ТипАвтореферат
Содержание
I. общая характеристика работы
Объектом исследования
Предмет исследования
Хронологические границы работы
Географические рамки
Степень изученности проблемы.
Целью исследования
Теоретико-методологические основы и методы исследования.
Источниковая база исследования.
Научная новизна работы
Положения, выносимые на защиту
Практическая значимость исследования
Апробация материалов и выводов исследования.
Структура работы
Ii. основное содержание работы
В первом параграфе «Предыстория и необходимость повторного учреждения наместничества на Кавказе»
Второй параграф «Осуществление кавказскими наместниками имперской политики на Северном Кавказе»
Вторая глава «Развитие промышленного потенциала Северного Кавказа с середины 40-х до начала 80-х гг. XIX века» состоит из трех п
Второй параграф «Пореформенное развитие промышленности в крае»
Третий параграф «Развитие коммуникаций на Северном Кавказе»
...
Полное содержание
Подобный материал:
  1   2   3


На правах рукописи


Гранкин Юрий Юрьевич


РЕАЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В ПЕРИОД ВТОРОГО КАВКАЗСКОГО НАМЕСТНИЧЕСТВА (1844-1882 ГГ.)


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Пятигорск – 2011

Работа выполнена на кафедре государства и права России и зарубежных стран ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».


Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

Казначеев Андрей Викторович


Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,

профессор

Дегоев Владимир Владимирович


доктор исторических наук,

профессор

Османов Али Ибрагимович


доктор исторических наук,

профессор

Трут Владимир Петрович





Ведущая организация: Российский государственный
гуманитарный университет



Защита состоится 23 марта 2012 года в 10-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.194.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) наук при Пятигорском государственном гуманитарно-технологическом университете по адресу: 357500, Ставропольский край, г. Пятигорск, пр. 40 лет Октября, 56.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ПГГТУ по адресу: 357500, Ставропольский край, г. Пятигорск, пр. 40 лет Октября, 56.


Автореферат разослан 23 февраля 2012 года.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Г.Н. Рыкун


^ I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. В наше время, когда активно осуществляется перестройка всех сторон общественной жизни в Российской Федерации, возрастает роль историко-политических и историко-экономических исследований, призванных не только по-новому оценить весь прошлый опыт, но и предложить рекомендации по его эффективному использованию в нынешних условиях. Незнание особенностей Северо-Кавказского региона, неучет прошлого опыта администрирования приводит к ошибочным решениям в современной политике, административной практике и экономическом планировании на Северном Кавказе. Представляется, что между событиями сегодняшних дней и ситуацией, имевшей место на Кавказе в течение последних двух столетий, можно найти немало наглядных параллелей. Естественно, что ставить знак равенства между ними нельзя, но некие общие тенденции развития ситуации все же прослеживаются. А потому опыт российских администраторов XIX столетия может быть востребован и современными политическими лидерами. В этой связи изучение опыта реализации экономической стратегии наместничеством и деятельность наместников кавказских приобретают особую актуальность.

Под экономической стратегией понимают набор правил для принятия решений, которыми властные органы руководствуются в своей деятельности путем формирования долгосрочных целей и поиска ресурсов для их достижений. С этой точки зрения понятие стратегический употребляется в значении важнейший, определяющий. В силу чего стратегические решения обозначают те решения, которые имеют кардинальное значение и ведут к долговременным последствиям. Это также означает, что реализация стратегических решений меняет ситуацию, и возврат ее к предыдущему состоянию делается невозможным. Само решение экономической стратегии происходит в рамках оперативного управления ресурсами, т.е. в виде последовательных действий, расположенных во времени и пространстве и связанных с единством замысла и результатов.

Столкнувшись с конфликтным потенциалом Северного Кавказа, российская государственность на очередном витке своего развития вновь вынуждена прибегать к поиску оптимальной модели управления и развития региона. Нынешнее острое проявление нестабильности в крае в значительной мере обусловлены экономическими проблемами и управленческими просчетами. Северный Кавказ нуждается в грамотном администрировании, способном оказать регулятивное воздействие на экономические, социальные, политические и духовные процессы в регионе с целью восстановления поступательного развития, приносящего позитивный результат.

Современные исследователи отмечают, что важное место «занимают региональные программы социально-экономического развития, которые разрабатываются экономическими и другими органами исполнительной власти субъектов при поддержке… федеральных министерств, утверждаются на заседаниях законодательных органов субъектов».1 А для координации усилий региональных субъектов, как нельзя, кстати, пришлась практика учреждения Северо-Кавказского федерального округа. Подобная деятельность фактически является воспроизведением практики наместничества, существовавшего в XIX столетии, но уже на качественно новом уровне. Таким образом, сама жизнь подтверждает необходимость создания особой модели управления Северным Кавказом, дающей возможность разработать и реализовать стратегию экономического развития в регионе, направленную на достижение здесь стабильности и решения накопившихся социально-политических проблем.

^ Объектом исследования является политика российских властей на Северном Кавказе, направленная на стабилизацию и развитие ситуации в регионе с целью создания условий по его органичной адаптации к общегосударственной системе.

^ Предмет исследования определяется процессом реализации экономической стратегии российских властей как одним из основных способов органичной интеграции Северного Кавказа в общеимперское пространство. В качестве проводника данной стратегии, призванного учитывать региональную специфику и особенности политико-экономической ситуации, выступает кавказское наместничество, создающее своей деятельностью предпосылки и условия, определяемые выбранным курсом.

^ Хронологические границы работы обусловлены временем существования второго Кавказского наместничества как особого института по управлению проблемным регионом. Повторное введение наместничества в Кавказском крае в 1844 г. должно было обеспечить эффективный выход из структурного кризиса, возникшего в результате адаптации народов региона к специфике Российской державы. Отказ от практики наместничества в начале 1882 г. свидетельствовал, что цель, поставленная ранее правительством, на данный момент была решена и необходимость в особом статусе региона потеряла свою актуальность.

^ Географические рамки исследования определены территориями, находящимися под управлением российских наместников, но, учитывая особенность ситуации на Северном Кавказе, правомерно выделить последний для отдельного изучения.

^ Степень изученности проблемы. Историографический обзор построен по принципу группирования работ вокруг крупных аспектов проблемы исследования, с соблюдением хронологии внутри выделенных групп, и носит проблемно-хронологический характер.

Различные аспекты избранной нами темы освещались как дореволюционными, так и современными (включая постсоветский период) авторами.

Без выяснения политико-административных проблем, связанных с обустройством Северного Кавказа, невозможно дать объективную оценку экономической стратегии наместничества в регионе. В этой связи важно опираться на работы, посвященные данной стороне вопроса, а потому целесообразно сгруппировать их в первый раздел историографического обзора.

Личность наместника во многом определяла тот курс, которого придерживалась российская администрация в крае. В этой связи вызывают интерес работы, в которых дается оценка деятельности того или иного наместника, учитывается субъективный фактор, влиявший на ситуацию.2

Развитию системы административного устройства региона в отечественной науке уделялось и уделяется пристальное внимание.3 Это позволяет выяснить специфику края, объясняет, почему здесь потребовалось вводить отличные от других территорий империи формы управления. Представляется, что в настоящее время введен в научный оборот основной корпус источников по данной проблеме. Это, впрочем, не означает, что обозначенное направление себя исчерпало. Труды исследователей отличаются в трактовке тех или иных решений российского правительства, а значит ставить точку в дискуссии пока рано.

Военно-политическая ситуация на Северном Кавказе оказывала серьезное влияние на экономическую жизнь в регионе. Поэтому анализ тех или иных хозяйственных усилий наместничества нельзя понять без учета этого фактора. До революции данное направление в кавказоведении было доминирующим. Исследования отличались фактографической насыщенностью и добротностью, но имели не столько аналитический, сколько описательный характер.4 В советское время интерес к этой стороне прошлого Кавказа несколько угас, но в постсоветское время вновь возродился. Работы последнего времени отличаются вдумчивым, оригинальным подходом в трактовке происходивших событий, дают панорамное видение проблемы.5

Во второй раздел следует объединить работы, касающиеся проблемы промышленного и сельскохозяйственного развития региона в рассматриваемый период, а также затрагивающие проблему развития торговли и деятельности банков и кредитных учреждений на Северном Кавказе. Эта сторона жизни народов Северного Кавказа уже не раз становилась объектом пристального внимания со стороны ученых, и к настоящему времени уже накоплен солидный историографический пласт, касающийся разных аспектов данной проблемы.

К числу исследований, в которых была осуществлена попытка комплексного подхода в изучении политики России на Северном Кавказе, проанализированы социально-экономическое развитие как отдельных групп колонистов, так и региона в целом, следует отнести труды А.В. Фадеева, А.П. Гриценко, С.А Чекменева.6 Исследования насыщены значительным фактическим материалом и дают ценные обобщения, важные для понимания сути происходивших на Северном Кавказе экономических процессов.

Хозяйственные аспекты поднимаются в большинстве работ, посвященных прошлому северокавказского казачества. Дореволюционные авторы, опираясь на солидную документальную основу, создавали обобщающие труды о прошлом казаков и в той или иной мере говорили об экономической составляющей их жизни.7

В советской и современной российской историографии эта проблема по-прежнему актуальна и, как правило, увязывается с социальными вопросами.8

Совместная историко-этнографическая работа Т.А. Невской и С.А. Чекменева дает представление о жизни и быте ставропольского крестьянства, которое являлось одним из основных проводников экономической стратегии наместничества на Северном Кавказе.9 Исследование опирается на солидную источниковую базу, в том числе на материалы из архивов Закавказья, в настоящий момент малодоступные российским исследователям.

Экономическое развитие районов Терека рассматривается в одном из разделов работы З.Х. Ибрагимовой.10 Автор рисует панорамную картину происходящих здесь во второй половине XIX в. процессов и, как представляется, верно подмечает положительные тенденции в жизни народов края, связанные с включением их во всероссийский рынок. Вместе с тем, исследователь явно предвзято относится к политике российской администрации, что зачастую противоречит приводимым ею же в своей работе доводам.

В работе А.П. Горбунова и Е.В. Дмитриева на примере Ставрополья рассматриваются процессы развития сельскохозяйственного производства во второй половине XIX в.11 Исследователи показывают тенденции, определявшие развитие экономических и социальных процессов в губернии, затрагивают и роль института наместничества в этом вопросе.

Заслуживают внимания исследования, в которых отдельно рассматривается то или иное направление хозяйственной деятельности. Как правило, это дает углубленное понимание сути проблемы и в совокупности с аналогичными разработками позволяет воссоздать целостную картину экономического развития.12

Проблема развития винодельческих отраслей на Тереке поднималась исследователями еще до революции.13 Правда, такие труды имели скорее описательный характер и не претендовали на глубокий анализ проблемы. В настоящее время данный вопрос вновь поднимается учеными. Так, в работах А.С. Шабалиной, Н.Н. Гаруновой дается оценка развитию виноградарства и виноделия в Кизляре. Авторы показывают, как эта сфера деятельности стала основой хозяйственного производства для местных жителей.14 Рассматриваются шаги властей, способствующие активизации винокуренной промышленности, ограничивающие и пресекающие торговлю фальсифицированными винами и т.п. При этом не замалчиваются допущенные просчеты и ошибки администрации в данном вопросе. Из данных работ можно получить вполне объективное представление о кавказском виноделии на Северо-Восточном Кавказе в период существования наместничества.

Особенностям земледелия в станицах Восточного Предкавказья посвящена работа О.Б. Емельянова.15 На основании статистических данных автор приходит к мнению, что земледелие в первой половине XIX в. стало основным хозяйственным занятием казаков. Вызывает интерес тот факт, что правительство, декларируя заинтересованность в хозяйственном самообеспечении казаков, оказалось не в состоянии создать для них соответствующие условия. Вплоть до завершения боевых действий на казачество смотрели как на военную силу, а его привлечение к экономическому освоению региона считалось второстепенной задачей.

Третья группа работ дает представление о развитии курортов региона. Будучи своеобразной «визитной карточкой», эти места являлись экспериментальной площадкой, на которой опробовались те или иные шаги по экономическим инновациям наместничества. Знакомство многих россиян с Кавказом происходило именно здесь, а потому не удивительно, что обстоятельства жизни на курортах (в том числе с точки зрения успехов и неудач экономической стратегии правительства) начали описываться уже современниками исследуемых событий.16 В дальнейшем интерес к ним только усиливался, что само по себе является примечательным фактом в кавказоведении.17

Колонизационно-переселенческая политика властей была неразрывно связана с экономическими проблемами края. Тесно переплетаясь с военно-стратегическими задачами, вместе с тем она имела и сугубо экономический расчет, значение которого только возрастало по мере умиротворения региона. Работы, касающиеся данной темы, составляют четвертый раздел исследований.

Непосредственным освещением казачьей колонизации Предкавказья и Черноморского побережья Кавказа занимались такие историки и краеведы второй половины ХIХ – начала XX в., как Верещагин А.В., Дукмасов И., Краевский М.А., Васюков С.И. и др.18 В их работах приведены материалы о хозяйственном быте и социальной жизни черноморского и линейного казачества, дана относительно объективная характеристика экономического состояния региона. Однако в большинстве названных работ отсутствует анализ политических причин колонизации Предкавказья и не раскрывается в достаточной степени роль казачества в освоении края.

В целом исследователи дооктябрьского периода довольно полно проанализировали сам процесс заселения и экономического освоения региона, вместе с тем в их работах отсутствовал комплексный подход к изучению данной проблемы.

Советская и современная российская историография по этой проблеме представлена большим количеством работ, в которых исследуются колонизационные процессы.19 Авторы освещают процесс заселения земель и хозяйственную деятельность различных категорий российских новоселов. Исследования насыщены значительным фактическим материалом, дают характеристику различным этапам колонизации. Достижения на этом направлении исследований очевидны, здесь созданы солидные фундаментальные заделы, на которые не может не опираться каждый последующий исследователь. Вместе с тем, остаются некоторые аспекты, требующие своей проработки в контексте понимания колонизации Предкавказья как экономической стратегии России.

В контексте проблем колонизации следует выделить работы, освещающие процесс переселения горского населения.20 Получив возможность перебраться на равнину, автохтоны стали активно включаться в хозяйственные процессы, инициированные российским правительством. Это благотворно сказывалось не только на их уровне жизни, но и на стабилизации военно-политической обстановки.

Значительное количество исследований трудно соотнести с каким-то одним направлением. Они носят обобщающий характер и затрагивают целый комплекс проблем. Такие обзорные труды целесообразно выделить в отдельную, пятую, группу.

Особо следует выделить работы, носящие обобщающий характер. Целостная картина экономической жизни Предкавказья была представлена в середине XIX в., когда в 1851 г. вышло «Военно-статистическое обозрение Ставропольской губернии».21 Данную работу подготовил на основе личных наблюдений капитан Генерального штаба Забудский.

В советское время к их числу, безусловно, следует отнести фундаментальное обобщающее исследование «История народов Северного Кавказа (конец XVIII – 1917 г.)».22 Лишь в последнее время стали появляться работы, претендующие на аналогичный проблемный охват.23

Комплексный подход характерен и для трудов об истории отдельных частей Северо-Кавказского региона. В их подготовке и издании принимали участие коллективы авторов, объединяющие специалистов по самым разным отраслям кавказоведческой науки, что позволило создавать энциклопедические по своей сути наработки.24

Естественно, что, как любая классификация, предложенное деление работ носит условный характер. В ряде случаев то или иное исследование используется при рассмотрении самых разных вопросов поднятой темы. Автор не ставил перед собой задачу показать и охарактеризовать все исследования в той или иной мере, связанные с характеристикой экономической ситуации в регионе. Вместе с тем предпринятый обзор позволят прийти к выводу, что к числу малоизученных проблем кавказоведения относится рассмотрение реализации стратегии экономического развития Северного Кавказа в 40-е – нач. 80-х гг. XIX в. и участие в данном процессе института наместничества.

^ Целью исследования является анализ экономической стратегии развития Северного Кавказа, разрабатываемой и реализуемой в рамках института наместничества как одного из основополагающих принципов по умиротворению региона.

В соответствии с целью определены следующие задачи исследования:

- выяснить предысторию и необходимость повторного учреждения института наместничества в Кавказском крае;

- проанализировать специфику условий, в которых протекала деятельность наместничества;

- показать динамику развития промышленного потенциала Северного Кавказа в период существования наместничества;

- выявить роль кавказской администрации в становлении и расширении системы коммуникаций в целях обеспечения эффективной реализации экономической стратегии;

- показать влияние политики наместничества на развитие аграрного сектора, являвшегося фундаментальной основой в хозяйственной структуре региона;

- выяснить роль кавказской администрации в развитии торговли и банковского кредита в структуре реализуемой экономической стратегии на Северном Кавказе;

- получить представление о деятельности наместничества в модернизации северокавказских курортов в рамках реализации экономических проектов правительства по развитию края;

- дать оценку колонизационным усилиям правительства как важной составляющей экономической стратегии России на Кавказе.

^ Теоретико-методологические основы и методы исследования. Историческая направленность работы предопределяет использование общеисторических принципов и методов.

В качестве общей методологической основы исследования автор опирался на диалектический метод, конкретно-исторический и системный подходы, кроме того, активно использовались такие методы, как восхождение от абстрактного к конкретному, сочетание исторического и логического анализа, анализ и синтез, абстрагирование, сравнительно-сопоставительный метод.

Для получения эмпирических результатов были применены такие исследовательские методы, как анализ статистических данных, табличный метод, методы сравнений и обобщений.

В концептуальном плане при оценке сущностных вопросов, связанных с определением уровня развития общественных, экономических отношений, наиболее существенных черт исторической эпохи в целом и взаимодействующих между собой государств и народов, мы опирались как на формационный, так и на цивилизационный подходы, поскольку, по нашему мнению, они не отрицают друг друга, а взаимодополняют, и потому их необходимо сочетать при проведении исследования.

При определении специально-исторических (процессно-хронологических, фактологических, оценочных конкретно-исторических и др.) и национально-этнических (этнографических) моментов автор основывался на фундаментальных исторических трудах обобщающего характера, а также на специальных исследованиях по северокавказской проблематике.

При рассмотрении моментов, носящих специально-экономический характер (уровень развитости отношений обмена, экономическая организация общества, отрасли и способы хозяйственной деятельности и т.д.), автор основывался на наиболее общепринятых подходах. Что касается торговых отношений, отношений обмена, то они рассматриваются как выражение уровня и характера развитости отношений производства, поскольку являются обменом результатами производственной деятельности.

Очерченный круг методологии и подходов дает возможность с достаточной полнотой осуществить исследование темы.

^ Источниковая база исследования.

Костяк источниковой базы исследования образовали документальные материалы из фондов центральных и региональных архивов, отличающиеся особой ценностью.

В Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) находятся материалы, характеризующие процесс заселения и освоения Предкавказья. В нем содержатся материалы, позволяющие охарактеризовать специфику ситуации в регионе, где наместникам приходилось осуществлять свою экономическую политику. В ряде документов содержится информация об особенностях управления краем, занятиях местных жителей. В ходе работы были использованы фонды: 1 – Канцелярия военного министерства; 38 - Главное управление Генерального штаба; 330 – Главное управление казачьих войск; 400 – Главный штаб Военного министерства; 788 – Канцелярия командующего войсками правого крыла Кавказской линии по гражданскому управлению; 846 - Военно-ученый архив Главного управления Генерального штаба; 1058 – Кавказское линейное казачье войско; 13454 – Штаб войск Кавказской линии и в Черномории расположенный.

Ценные сведения были почерпнуты в делах, хранящихся в Российском государственном историческом архиве (РГИА). Здесь сосредоточена информация, относящаяся к вопросам колонизации региона, развития здесь различных отраслей хозяйства. Особенно следует подчеркнуть важность материалов, затрагивающих проблему строительства коммуникаций в крае. Обнаружены и введены в научный оборот документы, свидетельствующие о становлении банковского дела на Северном Кавказе. В разной степени были задействованы такие фонды, как 91 – Вольное экономическое общество; 219 – Департамент железных дорог; 268 – Департамент железнодорожных дел; 396 – Департамент государственных земельных имуществ; 560 – Общая канцелярия министра финансов; 587 – Государственный банк; 866 – Лорис-Меликов Михаил Тариелович; 1149 – Департамент законов; 1181 – Главный комитет об устройстве сельского состояния; 1214 – Особая комиссия для изыскания способов к сокращению государственных расходов; 1223 – Особое совещание о расходах на судостроение; 1263 – Комитет министров; 1268 – Кавказский комитет; 1272 – Комитет железных дорог; 1276 – Совет министров; 1286 – Департамент полиции исполнительной; 1291 – Земский отдел; 1407 – Благотворительное общество чинов судебного ведомства.

Из числа региональных архивов следует выделить Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Содержащаяся в нем информация отличается разнообразием и позволяет получить представление о различных сторонах воплощения замыслов экономической стратегии наместничества на практике. Соответственно, здесь обнаружены данные о развитии промыслов, сельскохозяйственных занятиях населения, свидетельства об успехах и неудачах колонизационного освоения Северо-Западного Кавказа, торговле с горскими народами и т.п. Данные об этом были взяты из фондов: 249 – Канцелярия наказного атамана Кубанского казачьего войска; 252 - Войсковое правление Кубанского казачьего войска; 261 - Канцелярия начальника Черноморской кордонной линии; 318 – 1-е и 2-е казачьи отделения кубанского казачьего войска; 353 – Полковое правление бригад Кубанского казачьего войска. Полковое правление 1-й бригады; 411 – 1-й Кавказский конный полк Кубанского казачьего войска; 449 - Кубанское областное правление Военного министерства; 454 - Канцелярия начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска; 460 – Кубанский областной статистический комитет; 670 - Коллекция документов по истории Кубанского казачьего войска; 709 – Тенгинский меновой двор главного попечителя кавказских меновых сношений с горцами; 774 - Канцелярия помощника начальника Кубанской области по управлению горцами.

Богатейший материал содержится в Государственном архиве Ставропольского края (ГАСК). Здесь мы получаем данные по схожей с ГАКК проблематике. Кроме того, в архиве содержится информация о развитии курортов Пятигорья, которые являлись своеобразной «витриной» экономических успехов наместничества в регионе. Все эти сведения были обнаружены в фондах: 20 – Главный попечитель кавказских меновых сношений с горцами; 68 – Ставропольское губернское правление; 70 – Канцелярия управляющего гражданской частью в Ставропольской губернии; 79 - Общее управление Кавказской области; 101 - Канцелярия Ставропольского губернатора; 107 – Ставропольское отделение государственного банка; 146 – Управление земледелия и государственных имуществ Ставропольской губернии; 249 - Управление главного пристава кочующих народов Ставропольской губернии; 459 – Ставропольская казенная палата; 1016 – Управление Кавказских Минеральных Вод.

Данные о политике российских властей по отношению к горцам Северного Кавказа, особенности жизни и быта терского казачества, вопросы, связанные с земельной собственностью и т.п., мы находим в архивных делах Центрального государственного архива Кабардино-Балкарской республики (ЦГА КБР), фонды: 1 – Управление кабардинской линии; 2 – Управление Кабардинского округа; 16 – Управление центра Кавказской линии, и Центральном государственном архиве республики Северная Осетия-Алания (ЦГА РСО-А), фонды: 2 - Управление наказного атамана Кавказского линейного казачьего войска; 11 – Терское областное правление; 12 – Канцелярия начальника терской области; 13 - Войсковое правление Терского казачьего войска; 290 – Управление начальника Владикавказского военного округа. Данная информация позволяет получить панорамное представление о происходивших в регионе экономических процессах, и роли в них института наместничества.

В ходе исследования были использованы и уже опубликованные документальные свидетельства. Многие из них были структурированы в сборники, среди которых, безусловно, выделяются «Акты, собранные Кавказской археографической комиссией». Содержащиеся в них сведения дают представление о различных сторонах российской политики на Северном Кавказе. В ходе работы было использовано большинство томов данного 12-ти томного собрания.25

Не менее значимыми источниками выступают законоположения высшей государственной власти, сосредоточенные в Полном собрании законов Российской империи.26

Специфическим источником являются отчеты и рапорты Кавказских наместников, Начальников областей и Наказных атаманов императору.27 Здесь содержится официальное видение происходивших в регионе процессов и представляются результаты деятельности кавказской администрации.

В исследовании значительное место уделяется материалам, опубликованным в региональных периодических изданиях.28

Существенные свидетельства социально-экономического, демографического характера содержат сериальные издания и статистические сборники исследуемого периода.29

В советское время продолжились публикации сводов документов, касающихся разных сторон северокавказской жизни.30 Как правило, они были призваны решить определенную идеологическую задачу, подвергнуть критике действия царской администрации в крае. Вместе с тем, именно усилиями советской исторической школы социально-экономическая проблематика приобрела первостепенное значение.

Материалы, позволяющие дать оценку развитию северокавказских курортов, содержатся в сборниках документов, посвященных прошлому городов Кавказских Минеральных Вод.31 Здесь имеются сведения о развитии инфраструктуры курортов, специфике организации отдыха и лечения первых курсовых, роли наместников в данном вопросе и т.п.

Различные стороны государственной политики на примере отдельного региона Северного Кавказа содержат разноплановый материал, в том числе по интересующей нас проблематике.32

Особое значение приобретают свидетельства очевидцев происходивших событий.33 Многие из них были непосредственными участниками акций российской администрации по осуществлению на Кавказе выработанного экономического курса, а потому их мнение важно для осознания сути данного явления.

Среди недавно увидевших свет сборников документов особо следует выделить «Кавказ и Российская империя: проекты, идеи, иллюзии и реальность. Начало XIX – начало ХХ вв.».34 Данный сборник объединил значительное количество официальных и неофициальных документов, которые раскрывают особенности поисков наиболее эффективного и взаимоприемлемого пути вхождения Северного Кавказа в общее пространство Российской империи.

Совокупность использованных источников позволила раскрыть исследуемую проблему и осуществить решение задач, поставленных в работе.

^ Научная новизна работы определяется тем, что в ней впервые комплексно исследуются различные аспекты реализации экономической стратегии российского государства на Северном Кавказе в середине 40 – начале 80-х гг. XIX в. Было выявлено, что в ходе реализации экономической стратегии роль наместничества подвергалась трансформации. В дореформенный период она отличалась активным, оперативным вмешательством наместников в повседневную экономическую жизнь региона в целом и отдельных населявших его социальных групп в частности, с целью создания экономического базиса для дальнейшего их развития. Активная деятельность наместников проистекала на фоне непрекращающегося вооруженного противоборства, а потому требовала патронажа в основополагающих сферах.

В пореформенный период, когда военно-политические задачи перестали быть актуальными и сама обстановка способствовала выдвижению на первый план экономических приоритетов, а также в связи с развитием капитализма в Российской империи, роль наместничества меняется и необходимость непосредственного оперативного вмешательства в хозяйственную жизнь отходит на второй план, уступая роль регулятора и стимулятора хозяйственной деятельности рыночным механизмам. В данный период роль наместничества преобразуется из активатора и мотиватора экономической деятельности в посредника и гаранта соблюдения установленных имперским законодательством правил.

Акцентируется внимание на аспектах экономического развития региона в контексте сформулированных правительством целей и задач. В исследовании учитывается ментальность, уровень развития населения региона, которые определяли специфику протекающих в крае процессов. Автор приходит к выводу, что широкие полномочия в руках наместников в рассматриваемый период были оправданны. Используя предоставленную им автономию, наместники могли оперативно влиять на ситуацию и обеспечили краю условия для динамичного развития. Изменившаяся к началу 80-х гг. XIX в. ситуация позволила отказаться от предоставления особых полномочий наместничеству, характерному для окраинных регионов России. Северный Кавказ прочно вошел в состав империи и больше не нуждался в чрезвычайных формах управления.

В ходе анализа фактического материала установлено, что даже в условиях вооруженного противостояния на Северном Кавказе власти находили возможность определять и поддерживать наиболее перспективные направления в развитии промышленного и сельскохозяйственного потенциала региона, что обеспечило его быстрое развитие в пореформенный период.

Таким образом, научная новизна видится автору в самой постановке проблемы, т.к. работа является первым исследованием, выделяющим роль наместников и института наместничества в реализации экономической стратегии российских властей, направленной на мирное разрешение северокавказского кризиса.

^ Положения, выносимые на защиту:

1. Северный Кавказ в рассматриваемый период являлся регионом, требующим особых управленческих подходов. Невозможность эффективного и своевременного принятия решений, связанная с отдаленностью Кавказского края от центральных органов власти и динамично меняющейся обстановкой в регионе, вынуждала создавать здесь особую форму управления в виде наместничества.

2. Политика наместничества, направленная на поощрение развития сельского хозяйства и промышленности, в разные периоды предполагала как непосредственное руководство этими сферами хозяйственной деятельности в дореформенный период, так и косвенное участие в патронаже экономической деятельности в пореформенное время. Наместники добивались создания благоприятных условий для продуктивного развития этих отраслей экономики.

3. В результате поиска оптимальной модели взаимоотношений государства (в лице наместничества) и частной инициативы удалось выработать достаточно сбалансированную модель сотрудничества, обеспечивающую общегосударственные и частные интересы.

4. В дореформенный период (в годы т.н. Кавказской войны), когда экономическое руководство регионом приходилось осуществлять через призму военно-политических приоритетов, наместничество должно было выступать в качестве активизирующего субъекта экономической деятельности в крае.

5. Столкнувшись с консерватизмом, характерным для традиционных обществ, и стремясь преодолеть его в целях привлечения автохтонного населения в модернизационный проект преобразования Кавказского края, российская администрация вынуждена была инициировать примеры новых видов хозяйствования, привлекательных для горцев.

6. Результатом развития торгово-экономических связей горских народов с экономикой российского государства стал окончательный хозяйственный отрыв Северного Кавказа от иностранного влияния и включение территории региона в состав единой экономической системы России в качестве ее неотъемлемой части.

7. Торговля являлась наиболее гибкой и динамично развивающейся отраслью местной кавказской экономики. Администрация кавказского наместника поощряла всякую предпринимательскую, в том числе торговую, деятельность местных горских народов, поскольку власти преследовали в этом деле не только экономические цели, но придавали им разновидность политико-культурной адаптации автохтонного населения к общероссийскому образу жизни. В дальнейшем капиталистическому развитию экономики Северного Кавказа способствовала складывавшаяся в крае в пореформенные годы кредитно-банковская система.

8. В годы существования наместничества северокавказские курорты претерпели серьезную трансформацию. Сложившаяся ситуация на Северном Кавказе в дореформенный период препятствовала их развитию в качестве гражданских курортов, поскольку они были прежде всего госпитальной базой для воинства Кавказской армии. Стремясь исправить ситуацию, кавказские наместники, неоднократно приезжая сюда как в инспекционных целях, так и для отдыха, старались обеспечивать финансирование полезных начинаний в деле обустройства курортных мест.

9. С окончанием активной фазы военного противостояния на Кавказе, сложились предпосылки к переориентации кавказских курортов в общедоступные гражданские объекты. В поисках оптимальной модели функционирования курортов по инициативе администрации наместничества апробировались различные способы управления ими. В итоге пришло осознание управленческой целесообразности в сочетании государственного надзора и частной инициативы.

10. Переселенческая политика в дореформенный период имела преимущественно военно-политическое значение, что объяснялось необходимостью борьбы с «немирными» горцами. Это не означало отсутствия экономических задач, стоявших перед военно-казачьей и крестьянской колонизацией, которая была в то время единственно возможной формой освоения края при минимальных издержках.

11. Завершение активной фазы вооруженного противостояния на Кавказе открывало перспективы для его мирного освоения. В этой связи российская администрация сосредоточивает свои усилия по заселению Северного Кавказа земледельцами и ремесленниками. Необходимость привлечения на Кавказ новых жителей была вызвана, среди прочего, переселением части горского населения в Османскую империю. Благодаря колонизации и увеличивающемуся естественному приросту населения, были созданы условия для бурного экономического развития региона.

^ Практическая значимость исследования определяется тем, что его материалы и выводы могут быть использованы:

  • исследователями в дальнейшей научной разработке проблемы;

  • при создании обобщающих работ по истории России периода XVIII-
    XIX вв. и по истории Северного Кавказа;

  • в преподавании дисциплин, входящих в государственные образовательные стандарты по подготовке специалистов регионоведения;

  • при подготовке учебных пособий, спецкурсов в вузах Юга России,
    раскрывающих содержание национально-регионального компонента высшего профессионального образования;

  • в лекционной работе среди населения, студенчества и учащихся, в
    подготовке научно-популярных изданий.

Результаты исследования могут быть использованы органами власти и управления в качестве исторического опыта, который может быть полезным в их практической деятельности.

^ Апробация материалов и выводов исследования. Результаты научного исследования изложены автором в публикациях и выступлениях на международных и региональных конференциях: V Международный конгресс по программе «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру»; региональная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы социально-экономического и духовного развития РФ на современном этапе»; региональная научно-практическая конференция «Российская государственность в судьбах народов Северного Кавказа».

Основные выводы и положения диссертации изложены в 37-ми публикациях, в их числе 8 публикаций в изданиях, включённых в список Высшей аттестационной комиссии.

Материалы исследования используются в преподавании учебного курса «История народов Северного Кавказа» на факультетах ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».

Предлагаемая работа не претендует на охват всего комплекса про­блем, связанных с изучением реализации экономической стратегии наместничества на Северном Кавказе, на категорическую однозначность выводов. Автор сосредоточил внимание на тех аспектах, которые представлялись ему наиболее значимы­ми, и надеется, что тема станет предметом дальнейшей разработки и обсуждения.

^ Структура работы определяется поставленной целью и сформулированными задачами. Она состоит из введения, шести глав, содержащих тринадцать параграфов, заключения, примечаний, списка источников и литературы. Это позволило оптимально представить исследуемую тему и логично структурировать анализируемый материал.

  1   2   3

Скачать, 740.67kb.
Поиск по сайту:

Добавить текст на свой сайт
Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru