Загрузка...
Категории:

Загрузка...

Самарский государственный университет

Загрузка...
Поиск по сайту:


страница2/26
Дата12.03.2012
Размер3.74 Mb.
ТипДокументы
ГЛАВА I. РАННЯЯ ИСТОРИЯ ЛЮБЕКА § 1. Происхождение города. Органы управления. Церковь св. Марии
Подобный материал:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
^

ГЛАВА I. РАННЯЯ ИСТОРИЯ ЛЮБЕКА

§ 1. Происхождение города. Органы управления. Церковь св. Марии


С XII по XV вв. Любек после Кельна был крупнейшим городом Северной Германии (15-25 тыс. жителей). Его исключительное положение создавалось прежде всего выгодным расположением в центре между рейнскими и прусскими городами, прямыми связями между Северным и Балтийским морями через датские проливы (Зунд), а также дорогой через перешеек, соединявшей Любек с Гамбургом. Эта дорога через перешеек привела к преобладанию Любека: товары с Балтики в Северное море обязательно проходили через него. К тому же город обладал стапельным (складочным) правом, по которому купцов, проезжавших через него или его окрестности, принуждали в течение определенного срока складировать и выставлять в нем свои товары, а также правом взимать рыночные сборы с этих продаваемых товаров. Еще одним преимуществом обладал Любек: близостью к люнебургским соляным копям (Люнебург располагался южнее Любека за Эльбой). Соль люнебургских солеварен обеспечивала весь Бассейн Балтийского моря, торговля которой практически монопольно была сосредоточена в руках любекских купцов1.

Очень важным обстоятельством, способствующим быстрому росту Любека как торгового города, было расположение на реке Траве, впадающей в Балтийское море. Трава – жизненная артерия города-порта, свободная дорога к Балтийскому морю. С раннего времени город приложил много сил для неограниченного распоряжения ее течением и особенно местом впадения (Mündungsgebiet), ведь Любек располагался в 15 км выше места впадения Травы в море. Сбор пошлины в Травемюнде мешал его торговле. Не было средства, на которое не пошел бы Любек, чтобы установить собственность на Травемюнде. Долгое время Травемюнде оставался в руках Голштинии. Даже императорские привилегии 1188 и 1226 гг. не давали Любеку право на него. Только в результате длиннейшей борьбы с голштинскими графами Любек получил к 1329 г. права на Травемюнде1. Любекский совет в силу жизненной необходимости уделял большое внимание правам города (Hoheitanspruch) на водоемы. К ним кроме Травы и Травемюнде относились любекская бухта, озеро Ратцебург, река Вакениц, имеющая большую ценность для мельниц; река Штекниц, впадающая в Траву. Она имела особое значение. Для транспортировки люнебургской соли нужно было создать единый водный путь на Любек. Для этого нужно было преодолеть каналом водные рубежи между Эльбой и Травой. На Севере этим рубежом и была река Штекниц. В 1397 г. был построен канал Эльба-Траве2.

Любек имеет долгую и интересную историю. Он возник около разрушенного в 1137 г. рюгенским князем Рачей славянского Любека в Вагрии – южная часть Голштинии, область примыкавшая к Траве, названная по имени славянского вендского племени. Первоначально он принадлежал графу Адольфу Шауэнбургскому, сын которого избрал место для основания города. В 1143 г. Адольф II фон Шауенбург «увидев… удобное место и превосходную гавань, … начал строить здесь город и назвал его Любек.»3 Это место – островоподобное пространство, образованное течениями рек Травы и Вакениц с остатками обнесенной валом крепости вендского князя Круто. Современные исследователи ранней истории Любека Р. Хаммель4 и Г. Феринг5 на основании новых археологических данных описали предысторию, структуру поселения и развитие Любека на ранних этапах его существования.

Любек – город новый, пердшествовавшие ему поселения известны археологически. Это, с одной стороны, лежащее в 6 км вниз по течению реки славянское предпоселение (Lübice – Alt Lübeck) с топографически функциональнымтрехчастным делением (резиденция князя, Burgwall; Suburbium с ремесленным поселением; гавань с поселением купцов). Это, по определению Г. Феринга, сравнительно раннегородское поселение в позднеславянское время. С другой стороны к предпосылкам немецкого Любека следует отнести поселение на городском холме на столетие старше славянского поселения, с торговыми путями и гаванью.

Г. Феринг не с пердставлением А. фон Брандта о Любека как о планомерно основанном «Prototyp’е современного западноевропейского города». Он считает, что развитие Любека происходило постепенно, последовательно, (Stufenweise), и это не был единичный акт основания. Г. Феринг выделяет четыре ступени при основании города. Перенос торговых функций и названия места со старого Любека на городской холм представляло собой первое основание Любека в 1143 г. Второе основание Любека 1158 г. (когда сеньером города стал герцог Генрих Лев Саксонский) делало Любек городом в правовом смысле. Третья ступень 1181 г. (сеньором Любека стал император Фридрих Барбаросса) дала расширение и внутреннюю автономию, а четвертая 1226 (получение Любеком статуса вольного имперского города при Фридрихе II).

Результатом этого ступенеобразного развития стал новый новый и folgenschwerer (череватый последствиями) тип поселения возле гавани.

Старый Любек (Alt Lübeck) ко времени основания нового города был разрушен и завоевание Вагрии немецкими поселенцами стало предпосылкой основания города Адольфом II т.к. прежнее поселение было недостаточно для растущего притока поселенцев. В новом поселении, в отличие от старого Любека, определяющим был один этнос – немецкий.

Поселенческая деятельность в Любеке началась, как считает Р.Хаммель с планомерно заложенных домов или усадебных комплексов на устроенных мостовых. Поселенцы Любека имели в качестве образца фландрские, вестфальские, саксонские города. В Любеке в ранний период были большие размеры владений (до 8 000 м2, при «нормальных» размерах в 1500-2000 м2), но даже в конце XIII в. они превратились в результате дробления путем продажи или передачи ленов в мелкодробную структуру поселения. Спрос на средние и малые по размерам земельные владения в городе увеличивался с ростом средних и мелких состояний, т.е. с ростом средних слоев, главным образом ремесленных. Это объясняется тем, что владение землей и дыло особенно важно для обеспечения кредитов (тем же ремесленникам). Без кредитов в то бедное наличными средствами время был бы невозможен экономический подъем, который характерен для Любека в 1150-1300 гг.

В Любеке с конца XIII в. ремесленники и торговцы селились по профессиональному признаку, вблизи друг друга, и это вело к образованию в городе отдельных районов, где доминировала та или иная профессиональная группа. Любек за полтора столетия к концу XIII в. достиг сових наибольших размеров 135 га и сохранялся в таком виде вплоть до конца XIX в., плотность населения в XIV в. от 111 до 150 жителей на га, а в XV в. – 178 чел. на 1 га.

Создание Адольфа II Шауэнбургского имело выгодное торговое положение. Любек вступил в связь с близлежащими Ратцебургом, Люнебургом, Гамбургом, важнейшей торговой дорогой стало течение Травы. В 1158 г. сеньором города стал крупнейший немецкий феодал, известный завоеватель земель заэльбских славян, герцог Генрих Лев Саксонский, который в 1164 г. дал Любеку права города. С его тименем связано получение Любеком первого городского права.

По мнению сегодняшних исследователей, Генрих Лев в 1159 устно и, очевидно, в 1163 г. письменно (в теперь утерянной грамоте) гарантировал следующие права бюргерам Любека: установление границ городской области Любека, освобождение от пошлин и право заниматься дальней торговлей, постановления о выморочном имуществе в случаях смерти, некоторое регулирование судопроизводства, свобода размена денег, использование леса в окресностях города, свобода после года и дня пребывания в городе для до сих пор несвободных новых бюргеров1. Эта привилегия Генриха Льва нашла свое отражение в последующих грамотах, дарованных Любеку императорами.

Генрих Лев способствовал и образованию епископата в Любеке: в 1163 г. он перенес сюда местопребывание епископа Ольденбургского. Епископство старше Любека на 200 лет, возникло в 948 или 952 г. Его основание связано с именем императора Оттона Великого и его церковной политикой. Император основал епископство в 8 милях от нынешнего города Ольденбурга и присоединил к нему так много земель, что позже на этих землях возникли еще и другие епископства – Ратцебургское, Мекленбургское, Шверинское.

Последним Ольденбургским епископом был Гарольд, каноник в Брауншвейге и капеллан герцога Генриха Льва. По версии Якоба фон Мелле, главного пастора в церкви св. Марии в Любеке и любекского историка в конце XVII и начала XVIII вв., епископ Гарольд, когда увидел, что число жителей в Ольденбурге сокращается, а во вновь основанном Любеке ежедневно увеличивается, то он обратился к Генриху Льву с просьбой перенести его резиденцию в Любек. Генрих Лев сам указал ему место для церкви и учредил 12 пребенд для членов капитула (Tumherren) и 13 – для пасторов (Propst)2. Гарольд стал в 1163 г. первым любекским епископом.

Генрих Лев Саксонский (1142-1195) – крупнейший феодал Германии, соединявший в своих руках Саксонию и Баварию. Он был кузеном императора Фридриха I Барбароссы (1152-1190) и связан с ним вассальным договором 1154 г., по которому Фридрих I признавал за ним право не только на обладание Саксонией и Баварией, но и право бесконтрольного распоряжения заэльбскими территориями в Мекленбурге и Померании. В 1175 г. Фридрих I в борьбе с ламбардскими городами обратился за помощью к Генриху Льву. Однако Генрих Лев потребовал за свою помощь (как вассал) передачу ему саксонского Гослара с серебряными рудниками. Фридрих I изгнал Генриха Льва, который провел годы изгнания в Англии у своего тестя Генриха II Плантагенета.

После падения Генриха Льва город как вакантный лен перешел к главе империи. В 1181 г. сеньором Любека стал император Фридрих Барбаросса, пожаловавший городу 19 сентября 1188 г. грамоту, основу которой составила привилегия Генриха Льва, как уже указывалось, не сохранившаяся, но дошедшая до нас именно в документе 1188 г. Фридрих I подтвердил прежние привилегии его права. Грамота содержала следующие наиболее важные пункты: торговую и пошлинную привилегию; привилегию Любекского права, а также порядок формирования городского совета; постановление о разделе штрафов при нарушениях со стороны пекарей, мясников, трактирщиков, а именно между бюргерством и судьей в отношении 2:1; защита мира при отчуждении недвижимости; регулирование безнаследного (выморочного) имущества; привилегия размена денег и обмена чужеземной валюты, а главное – право беспошлинной торговли: «Русские, готы, норманы и прочие восточные народы пусть являются в неоднократно названный город и свободно уходят из него без пошлины и торговых поборов»1. Это право способствовало привлечению иностранных купцов в Любек и утверждение его как торгового центра Северной Германии и Европы2. Следующая страница истории Любека связана с Данией.

С самого начала Любека оказался включенным в экономическую и политическую систему Северной Европы. В этом регионе к XII в. завершилось становление феодальных отношений и формирование государств (Дании, Швеции, Норвегии), лидирующее положение среди которых заняла Дания. Будучи ядром империи Кнута Великого, после ее распада, Дания сумела сохранить за собой обширные территории: южные области Скандинавского полуострова и герцогство Шлезвиг. Особенное преимущество Дании давало владение системой проливов, соединяющих Атлантику, Северное и Балтийское моря, которые получили и в источниках и в исторической литературе название Зунд.

Для политического развития Дании XI-XIII вв. характерны междоусобицы, которые давали основание вмешательства соседних германских правителей. Особенный интерес к датским делам проявляли герцог Генрих Саксонский и император Фридрих Барбаросса. В 11 54 г. страна оказалась разделенной на три части, но Вольдемару I Великому (1157-1182) удалось объединить королевство1. Но особенно усилилась Дания при Вольдемаре II Победителе (1202-1241), который в результате активной политики захватов в Прибалтике и Северной Германии овладел побережьем Балтийского моря между Эльбой и Эльдой.

Император Фридрих II, нуждаясь в помощи в борьбе против своего соперника Оттона IV, обратился к Дании и в виде возмещения за помощь бросил на произвол судьбы заэльбские территории, в силу чего в 1214 г. Вольдемар II был признан господином Любека. И хотя датский король утвердил в полном объеме права города, и город не мог жаловаться на свое положение, но чужеземное господство стояло на пути его политического и торгового развития. Поэтому, когда Вольдемар II лишился могущественного положения, город изгнал датский гарнизон из своей крепости в 1225 г., а в 1227 г. произошло решающее сражение при Борнхёведе, закончившееся поражением датчан2.

Наиболее важный шаг в оформлении правового статуса Любека в Германской империи был сделан в начале XIII в. при Фридрихе II. После изгнания датчан любекский совет весной 1226 г. послал посольство в Италию ко двору императора Фридриха II. Любекская делегация состояла из двух бюргеров Вильгельма и Иогана фон Бременов и члена соборного капитула Иогана и должна была выразить желание города впредь подчиняться непосредственно самому императору, а не через соседних графов и феодалов. Они привезли с собой грамоту Фридриха Барбароссы 1188 г. (Правда, исследование Германа Блоха показало: то, что представили любекцы, было отнюдь не собственно грамотой Фридриха Барбароссы, а документом, составленном в 1225 г. членом соборного капитула Любека Марольдом, который только расширил текст грамоты 1188 г.)1.

Грамота 1188 г. имела особое значение для любекской делегации 1226 г. Политической целью совета Любека было подтверждение Фридрихом II привилегий, дарованных его дедом любекским бюргерам. Цель была достигнута. Фридрих II дал любекцам в июне 1226 г. знаменитую «Reichsfreiheitprivileg», давшую городу статус вольного имперского города2. Вот основное содержание грамоты 1226 г.: Фридрих II, римский император, и король Иерусалима и Сицилии, дарует Любеку статус свободного города, непосредственно принадлежавшего империи. Император освобождает бюргеров от пошлины в Ольдесло; дает городу монетное право за 60 марок в год; обеспечивает безопасность купцов на воде и на суше; освобождает любекцев, едущих в Англию, от налога; дарит любекцам остров Привал; разрешает строительство укреплений на 2 мили вдоль Травы от истоков до впадения (но в то же время из числа соседей Любека ставится ректор в Травемюнде); запрещает, чтобы в Саксонии от любекцев требовали пошлину; чтобы каждый бюргер Любека, бедный он или богатый, занимался торговлей в Гамбурге, Ратцебурге, Виттенберге, Шверине; чтобы каждому иностранцу свободный проезд в Любек был обеспечен, чтобы любекцам повсюду в империи и в любое время при кораблекрушении было возращено их тело и имущество (Hab und Gut); дарует любекцам кусок земли у Травемюнде для основания гавани; подтверждает все права, которые дал любекцам император Барбаросса1.

За императором остались некоторые регалии – пошлинная, мельничная, судебная. Но за 750 марок они были выкуплены и перешли совету Любека, эти платежи императору шли вплоть до 1805 г.2 Грамота 1226 г. определила государственно-правовое положение Любека на 700 лет вплоть до ХХ века. И еще: из привилегий, полученных от Генриха Льва, Фридриха I, Фридриха II сложилось любекское городское право, получившее широкое распространение в городах Северной Германии.

Обстоятельства возникновения Любека определили особенности его социального и политического развития. Прежде всего надо подчеркнуть, что Любек возник в колонизированной области восточнее Эльбы. Урбанизация в этом регионе отличалась большим своеобразием. Она проходила в процессе немецкой колонизации, главным образом на протяжении XII-XIII вв. На это обратил внимание еще Ф. Рериг3. Это обстоятельство во многом определило ту внутреннюю целостность городской истории, которая так характерна для Любека. Город как колонизационный центр не знал сеньориальной власти как таковой и поэтому мог развиваться без борьбы с чужим влиянием и препятствиями, чего не знали епископские города старонемецкой области. Любек, если можно так выразиться, был наиболее «бюргерским» городом Северо-Восточной Германии: он не возникал из деревни, не существовал ни при каком сеньоре. XII век (время основания Любека) – период уже достаточной самостоятельности немецкого бюргерства. «Действительный источник силы, из которого в 1158 г. вырос Любек, была твердая воля бюргерства Северо-Западной Германии»4. Основателями города стали купцы, в основном – выходцы из Вестфалии и Нижней Саксонии.

Среди имен основателей города – Аттендорны, Бохольты, Гусфельды, Варендорпы, Бремены, Бардевики и др. С деятельностью этих фамилий связано планомерное градообразование на Востоке. Эти имена историки находят и в Грейфсвальде, Ростоке, Висмаре, Висби, Риге, Ревеле, Дорпате. Любек стал центром колонизационного движения за Эльбой. Купечество Любека устремилось к дальнейшему экономическому завоеванию Балтики. Закрепившись на западных берегах Балтики, оно стремилось обойти торговое посредничество Готланда и датчан и вступить в прямые торговые связи с рксскими и прибалтами, поставить под свой контроль восточноприбалтийские рынки и монополизировать балтийскую торговлю1.

Именно это и привело города Северной Германии, и прежде всего Любек, к активному участию в крестоносном движении в Прибалтику. Уже в 1147 г. при покорении славян Прибалтики крестоносцам оказали помошь саксонские города и Любек. А в начале 80-х гг. XII в. первыми проникли в устье Западной Двины (которая станет исходным пунктомкрестоносного завоевания Ливонии) именно любекские и бременские купцы, установившие регулярные торговые контакты с местными ливами2.

Не случайно архиепископ Рижский Иоганн I Линеен (1274 – 1285) в одной из своих грамот писал, что Ливония и Пруссия «обращены к католической вере, после Бога, главным образом с помошью купцов»3.

Заэльбские города, возникшие на территории Мекленбургского, Померанского и других княжеств в результате коммунального движения XIII в., получили право городского устройства по любекскому образцу и стали управляться по любекскому праву4. И вообще господствующим городским правом в Прибалтике в XIII – XIV вв. стало право Любека.

Начало формирования органов управления Любека и принципов их функционирования было положено грамотой Генриха Льва1, которую иногда называют «конституцией». Самым, пожалуй, принципиальным положением, определившим на века внутреннюю жизнь города, было ограничение социальной базы совета купечеством. Мог быть избран в совет тот, кто «свое содержание не получал бы через занятие ремеслом»2. Эта норма соблюдалась в Любеке всегда и стала причиной многих внутригородских конфликтов XIV-XV вв. И даже, когда в период Реформации произошло выступление бюргерства против совета, в котором активное участие принимали ремесленники, они все равно н были допущены в новый совет.

Порядок выборов в совет, состав совета определял так называемый Ratswaalordnung Генриха Льва, по которому в совет мог быть избран тот, кто родился в законном браке и от свободной матери, бюргер с добрым именем, который происходил не из духовенства и не из минестериалов. Он должен быть домовладельцем в городе и не заниматься ремеслом.

Отец и сын и два брата одновременно не могли быть в совете. Члены совета избирались пожизненно, однако после двухлетней деятельности они имели год отдыха. Так что только две трети общего состава образовывали так называемый «заседающий совет». Во главе совета стояли два бургомистра. После двух лет службы они покидали совет.

Дальнейшее развитие совет получил в XII в., о чем свидетельствует кодекс любекского права, составленный в 1294 г. каноником Альбрехтом фон Бардевиком для служебного пользования3. Этот документ дает нам сведения о выделении должностей в совете: два бургомистра, два казначея (Kämmerer), один канцлер, два ратмана, которые контролировали торговлю вином (Weinherren), два фогта или городских судьи, два маркмайстера или судьи для городского рынка, два члена совета, контролирующие ремесленников (Weddenherren), два ратмана, которые осуществляли надзор над вооружением (Schiebwaffen).

В 1300 г. устройство совета было несколько изменено: должность бургомистров стала пожизненной и их число увеличилось до четырех. И с тех пор в своих основных чертах любекский совет просуществовал вплоть до 1851 г.1

Число членов совета не было установлено. В XIII в. оно колебалось между 19 и 27. В 1301 г. «заседающий» совет насчитывал 32 члена, в 1318 – 30 членов. В середине XIV в. в «чумные годы» было 17-19 ратманов. В 1416 г. после бюргерского восстания, совет стал состоять из 26 членов2. И это число сохранилось до 30-х гг. XVI в., до реформации в Любеке.

С самого раннего времени тщательно записывались имена ратманов в Любеке, при выборах членов совета велись специальные листы – Ratswahlisten. Еще в XIII в. городскими писарями был составлен список умерших ратманов, который позднее был продолжен членами совета до 1566 г. С 1416 г. появились Ratswahlisten с годом и днем выборов в совет и именами избранных. С 1418 г. начал вести эти списки ратманов городской секретарь Пауль Олденброх3.

Кроме ратманов в совете были и синдики, которые рассматривались как поверенные, уполномоченные, управляющие делами (старонем. Sachwalter). 1296 г. – самый ранний случай, когда ратман Хинрик Руфус был обозначен как syndicos seu procurator Любека в споре с епископом Бурхардом фон Геркеном4. Другой случай – Вильгельм Бардевик, сын бургомистра Иоганна Бардевика, в 1310 и 1316 гг. был уполномочен любекским советом как его syndicos, procurators при римской курии, опять же по поводу спора с епископом Бурхардом5.

В противоположность городским секретарям синдики имели и голос в совете, но не принимали участия в выборах в совет и в заседаниях совета. Rangordnung ставил их в совете непосредственно за бургомистрами и перед остальными членами совета1.

Совет в Любеке был владельцем всех высших полномочий, обладал политическим господством в городе и функции его можно свести к трем направлениям: управление городом, законодательная деятельность и вынесение судебных приговоров. Управление городом осуществлялось через ведомства, образованные внутри совета и названные выше. Каждое ведомство состояло из двух персон. Старейшим и важнейшим было финансовое ведомство – Kämmerei, в котором концентрировался городской бюджет. Очень важным было специальное ведомство, образованное для рассмотрения дел ремесленников – Wette. Все вопросы, связанные с образованием цехов, выборами цеховых старшин, приемом новых членов решались при участии ратманов из этого ведомства. Другие ведомства должны были следить за ведением городского хозяйства, развитием торговли и т.д.

Важной функцией совета было следить за военной службой, которая была одной из важнейших бюргерских обязанностей, учитывая активную внешнюю политику Любека. Члены совета Любека выступали как руководители флота и военачальники во время военной кампании.

Существовала также ночная служба, регулярность которой требовала безопасность города. По требованию совета ремесленные цехи были обязаны в любое время выставлять определенное число вооруженных людей: маленькие цехи обычно двух, большие – 6-8 человек2.

Законодательная деятельность совета касалась прежде всего области налогообложения, важнейшей и самой болезненной для жизни города. Существовали прямые и косвенные налоги. Каждый бюргер платил ежегодно определенную подать со своего имущества – шосс (Schoss). Долгое время для платежа шосса принималось во внимание только недвижимое имущество: земля, дома, ренты, корабли. Кто таким имуществом не владел, освобождался от прямого налога. Позже стали требовать шосс и от ремесленников и купцов, не имеющих недвижимости. Наряду с шоссом платили также Vorschos, который был меньше прямого налога. Под косвенным налогом выступает Zoll.

Законодательная деятельность совета проявлялась и в регламентации рыночной торговли города. Рынок был местом, на котором удовлетворялись все жизненные потребности города. Цены на нем определялись советом. Например, Brodtaxe 1255 г.1

Законодательной областью совета был так называемый Luxusordnung. Совет определял, как много персон к крещению и бракосочетанию приглашать; какое платье носить, украшение и т.д.

Обнародование закона совершалось в Любеке четыре раза в год на престольный праздник Св. Петра, Св. Якоба, Св. Мартина и Св. Томаса. Бюргерство собиралось на рынке, совет вступал на галерею ратуши и бургомистр объявлял закон. Такое опубликование называлось Bürgersprache или bursprake, в 1297 г. оно упоминается как постоянное.

Совету Любека принадлежал и высший судебный суверенитет. Совет имел право на решения как высшая судебная инстанция. Об этом очень красноречиво свидетельствует такой исторический источник как «Ratsurteile» - «Решения любекского совета», изданные В. Эбелем в середине 1950-х гг.2 По сути дела, это любекские судебные протоколы, содержание которых определяется компетенцией городского совета как высшей судебной инстанции. С давних пор в круг дел. рассматриваемых городским советом, входили вопросы передачи права собственности на недвижимость, наследование, завещания, опекунства, взаимоотношения соседей, сдачи в наем, задолженность, споры между цехами, дела купеческих компаний и т.д.

Материальным выражением высокого положения совета в Любеке была ратуша и особенно церковь Св. Марии – Мариенкирхе, которая с конца XIII в. была не только религиозным, но и коммунально-политическим центром городской жизни. Оба эти здания располагались в центре города на рыночной площади.

Церковь Св. Марии – символ автономного бюргерства, бюргерского совета, самоуправляющегося свободного бюргерства в имперском вольном городе. Св. Мария была не «собором» в церковно-правовом смысле слова, не епископской церковью и не церковью капитула, но бюргерской приходской церковью (Pfarrkirche), не только для крупных купеческих родов, живущих в округе церкви – возле рынка и на улицах, ведущих к Траве; она была местом собрания всей общины и особенно совета.

Основание готического здания Св. Марии последовало спустя несколько месяцев после смерти Фридриха II, даровавшего городу имперскую свободу, в 1251 г.1 Совет в борьбе с капитулом получил право патроната над церковью, а церковь – формально-правовой статус церкви совета (Ratskirche). Еженедельно, трижды, в дни заседания совета (среда, пятница, вечер воскресенья) созывал колокол Св. Марии заседание совета. За полчаса оба ведущих бургомистра появлялись перед скамьями в церкви, чтобы получить письменные просьбы и дать неформальную аудиенцию. Каждый бюргер мог здесь подойти к ним. Только после собрания в церкви мог совет опять по звуку колокола приступить к заседанию в ратуше2. Собрание на церковных скамейках было «конституционно» решающим для совета, имело реальное правовое значение. Когда в 1408 г. произошло восстание бюргерства в Любеке и был выбран «новый совет»3, то он получил свое правовое качество после того, как сначала был назначен на скамьях совета Св. Марии, а потом в ратуше. А когда в 1416 г. выступление бюргерства было подавленно и вернулся старый совет, то праздничный акт состоялся в Мариенкирхе. Не случайно мариенкирхе называют еще «церковью советников». Десяти метров оказалось достаточно, чтобы разъяснить, кому принадлежит власть в средневековом Любеке. Любекские ратманы сознательно возвели церковь именно настолько выше по сравнению с кафедральным собором епископа1.

В церкви любекского совета находилась так называемая Tresekammer, упоминаемая в 1298 г. как Schatzkammer, в которой хранились важнейшие документы города. Там находилась знаменитая грамота 1226 г. (Reichsfreiheitbrief) Фридриха II и другие имперские документы, ганзейские и торговые привилегии, договоры с Новгородом, Лондоном, Брюгге, Италией, Константинополем и др. Толстые стены защищали от огня и разбойников. В Tresekammer принимали и иностранных послов. А когда 30 июня 1530 г., в период Реформации, совет после длительных переговоров с бюргерством согласился с запрещением католического богослужения в церкви, то решено было богатые церковные сосуды принести в Trese. Собрано было 96 центнеров позолоченного серебра2.

Но любекская церковь св. Марии интересна еще и с архитектурной точки зрения. Именно при строительстве Мариенкирхе зародилось своеобразное северо-немецкое направление готики – кирпичная готика, быстро распространившаяся не только по соседним ганзейским городам (Росток, Штральзунд, Висмар, Бад-доберан), но и в обширном ареале всего Балтийского побережья.

Основной причиной возведения на Севере Германии сооружений из кирпича было отсутствие природного камня и каменоломен. Здесь применяли обоженный красный кирпич. В те времена его получали из суглинков и глины, смешиваемых обычно с некоторыми присадками, обжигая затем состав в формах1.

Кирпич накладывает ограничения на архитектуру сооружения. Камень стимулирует гибкие и органичные решения, кирпич более единообразен и механичен. Грандиозные масштабные замыслы великих готических соборов невоспроизводимы в кирпичной технике2. Но зодчие Северной Германии и в более узких границах сумели достичь больших успехов. Они больше внимания уделяли не столько сложным каркасным построениям, сколько выразительности плоскости и богатым декоративным возможностям кирпичной техники (способы кладки, цвет, фактура). Все это в большей степени характерно для церкви в Любеке. Мариенкирхе была уже третьей постройкой на этом месте. За деревянным строением времен основания города последовала скромная базилика в романском стиле. Когда она пострадала во время сильного пожара, было принято решение о строительстве большого трехнефного собора в готическом стиле с галереей, венцом капелл и двумя башнями на западной стороне. Для постройки потребовалось четыре миллиона кирпичей3.

Любекская Мариенкирхе, третья по величине церковь Германии, удачно сочетает техническую новизну с масштабным мышлением высокой готики. Об этом говорили ее размеры. Трехнефная базилика с общей длиной корпуса с хором 102 м, с центральным нефом высотой 40 м, самым высоким в мире кирпичным сводом и обеими башнями высотой 125 м.4

Технические ограничения кирпичной готики предопределили ее декоративные особенности: стены должны были иметь большие сплошные поверхности, быть менее члененными, поэтому их приходилось оживлять другими способами. В любекской церкви фасад отличался скромностью и структурируется лишь высокими готическими окнами. Арки не имеют каких-либо украшений. И только цветовой контраст между красными стенами и бирюзово-зеленой крышей привносит во внешний вид церкви декоративный элемент. Во внутреннюю отделку церкви большой вклад внесли известные любекские художники. Бернт Нотке (1435/40-1509) был наиболее значительным художником и резчиком по дереву не только в Любеке. но и Северной Европе. В Мариенкирхе была его колоссальная фреска «Танец мертвых» и «Грегорианская месса». В XVI в. большой любекский художник и скульптор Бенедикт Дрейер (1480-1555) поместил в мариенкирхе две скульптуры из глины – Архангел Михаил и Святой Антоний1.

Мариенкирхе в Любеке стала эталоном «кирпичной готики» всего балтийского побережья и оказала большое влияние на церковное строительство в Северной Европе (например, церковь Св. Николая в Штральзунде и кафедральный собор в Уппсале – Швеция)2. Она стала образцом для 70 церквей.

Во время второй мировой войны 29 марта 1942 г. Мариенкирхе сильно пострадала от авиационного налета английских военно-воздушных сил, разрушившего пятую часть Любека. Все жители города помогали восстанавливать церковь Св. Марии, в том числе и крупнейший писатель Германии ХХ века Томас Манн, родившийся в Любеке. Здесь прошли детство, отрочество и ранняя юность писателя. Любек и его Мариенкирхе (дом бабушки и дедушки Т. Манна стоял рядом с ней), связаны со всем творчеством Манна и точно в его романе «Бурденброки». На страницах романа постоянно присутствует знаменитая церковь. То звонят колокола Мариенкирхе, то на рождество в доме Бурденброков поют мальчики-певчие из Мариенкирхе и т.д.3

Так возник один из наиболее крупных городов средневековой Германии – Любек. Особенности формирования города определили дальнейшую его судьбу и историческую значимость.

Он представляет собой образец классического развития немецкого города, основанного в колонизованной области восточнее Эльбы. «Любек – первое большое творение в колониальной Германии»1, – сказал Ф. Рериг – крупнейший исследователь истории города. То, что с самого своего возникновения Любек стал складываться как колонизационный центр, центр транзитной торговли, как купеческая колония под покровительством князя, почти не знавшая сеньориальной власти, определило своеобразие социального развития города: раннее формирование мощного патрициата и напряженную внутреннюю жизнь города в XIV-XV вв., отмеченную самыми крупными для городов Северной Германии выступлениями ремесленников и непатрициального купечества в 1380-1384 гг. и 1408-1416 гг.

А в эпоху Реформации Любек возглавил широкую волну городских выступлений в Северной Германии, осуществив евангелическую реформацию и социальный переворот, известный под названием «движение Булленвевера».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Скачать, 2348.55kb.
Поиск по сайту:

Загрузка...


База данных защищена авторским правом ©ДуГендокс 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
наши контакты
DoGendocs.ru
Рейтинг@Mail.ru